Как то так 3

Однажды я заступил в наряд по кухне. Всё было как обычно: развод, сон перед нарядом. И вот я в столовой мою посуду. Ко мне подошёл старший сержант и сказал:

— Пойдёшь со мной — наберём картошки в подвале.

Я пошёл с ним, спустились в подвал.

— Там, за поворотом, каптёрка, спросишь у сержанта, где набрать картошку. Как наберёшь, поднимешь её к ваннам, где чистят, и со всеми будешь чистить. А как закончится, в подвал и сюда. Понял меня, боец? — сказал старший сержант и ушёл.

Я прошёл по коридору, повернул, открыл дверь в каптёрку, вошёл. Странно, но там никого не было.

— Здесь кто-нибудь есть? — спросил я и прошёл в глубь помещения, где стоял стол, а за столом был стул.

Тут за моей спиной открылась дверь. Я обернулся и обомлел: передо мной стоял сержант (да-да, тот самый!).

— Ух ты! — сказал он и повернулся, закрыл дверь на щеколду. — Переучёт, никого нет дома, — сказал он и повернулся ко мне.

И тут он начал говорить мне, пока я не пришёл в себя:

— Ну что, Дашка, шлюха моя, попалась?! Тебе как, пизды дать, или сама знаешь, что делать? Ну? — и как крикнет: — Дашка, блядь! Давай проси меня в рот тебя трахнуть. Ну, не слышу, проси, блядь!

Я тихо, почти шёпотом сказал:

— Трахни меня в рот.

Ему это не понравилось, и он сказал следующее:

— Что ты там блеешь? Не слышу, блядь. Давай громко, становись на колени и ко мне ползи, шлюха ёбаная. Ещё целку из себя строит, пизда драная, — подошёл ко мне, вмазал пощёчину и плюнул в лицо, отошёл и стал ждать.

Я, получив пощёчину и плевок в лицо, как подкошенный, упал на колени и пополз к нему. Я не хотел получить пиздянок — он был сильней меня. Да и отпиздил бы он меня без свидетелей по полной программе.

— Вот так, молодец. Не слышу, ты что-то хочешь? — всё издевался он надо мной.

Я подполз к его ногам и громко сказал:

— Трахни меня в рот!

— Я не слышу, что ты, моя шлюха, подстилка ёбаная, хочешь мне отсосать. Скажи, что ты потом и жопу подставишь под мой сладкий хуй, так как у тебя пизда в жопе, и что ты, моя шалава, всегда готова хуй мне сосать, только чтобы я тебя ебал. Ну, я слушаю… — и плюнул мне в лицо.

И я начал говорить:

— Я, твоя шлюха, подстилка ёбаная, хочу тебе отсосать, и чтобы ты меня в жопу выебал, потому что у меня вместо жопы пизда. Я, твоя шалава, готова тебе хуй сосать, только чтобы ты меня всегда ебал!

Представляете, какое это унижение — стоять на коленях с заплёванным лицом и говорить про себя, какая я блядь!

Ещё раз плюнув мне в лицо, сержант сказал:

— И хули ты сидишь без дела? Давай работай, блядь, или ты без пиздюлей, как без пряников? — и дал мне подзатыльник. — Давай! Быстрей отсосёшь, быстрей свободна будешь, прошмандовка. Или ты хочешь, чтобы все увидели, как ты сосёшь шлюха?

Я отрицательно покачал головой.

— Вот и давай доставай мой хуй и соси его, блядь тупая, а то ещё по ебалу получишь, — и замахнулся.

Я быстро всё понял и расстегнул его ширинку, спустил штаны с трусами до колен.

Перед моим лицом покачивался полустоячий хуй сержанта. Я, как последняя блядь, взял его в рот. А сержант подался вперёд, положил руки мне на затылок и начал грубо, до гланд ебать меня в рот. У меня потекли слёзы. Я задыхался, давился его хуем, слюни текли на гимнастёрку, но его это не беспокоило, он только грубее и сильнее старался воткнуть свой хуй мне в горло.

— Шлюха, давай, давай, блядь, работай, сука, хороший блядский ротик, соси, соси, прошмандовка моя… Ааа, сука… — говорил он, трахая мой рот.

У меня во рту всё хлюпало, а его это только заводило.

И вот он прижал мою голову к своему паху и с криками стал кончать.

— На, сука, глотай, сука, блядь ёбаная, глотай, сука, ух, шалава! — кричал он, а я, прижатый к паху, глотал всё, ведь сержант кончал мне практически в пищевод.

У меня наворачивались слёзы на глаза, мне было трудно дышать, но я глотал; слюни текли изо рта, растягивались и падали на колени моих штанов.

Кончив и погоняв хуй у меня ещё во рту, сержант достал его размазал остатки спермы мне по лицу, потыкал хуем в глаза, постучал им мне по лбу, потом сказал:

— Ах ты, блядь грязная, а ну-ка вымой мой хуй своим блядским языком, чтобы тот чистый был. Давай, шлюха! — и я стал вылизывать его хуй. — И яйца подмой, шалава! — добавил он.

Я облизал хуй, яйца, вычистил ему всю промежность. Он посмотрел, увидел, что всё чисто, и оттолкнул меня ногой.

— Всё, хватит, шлюха, что ты дальше должна делать, знаешь. Приступай, грязная сука.

Я, сидя на полу, замешкался, и он увидел мой удивлённый взгляд, пнул меня по ляжке и говорит:

— Ты что, забыла? А в жопу просить тебя выебать я, что ли, буду? Раздевайся, мажь жопу и проси, чтобы тебя трахнули, сука ёбаная… Я долго буду ждать, или тебе пизды для скорости дать? Давай, пизда, шевели булками!

Я вскочил с пола и начал с себя всё снимать, а он стал подгонять меня пинками по жопе.

— Не ссы, шлюха, дверь закрыта, только я тебя ебать буду. Быстро поебёмся, и беги на кухню работать, сука, шалава, грязная шлюха.

Я был уже голый и замялся, не зная, чем мазать жопу.

— Что, шлюха, встала? Ползи сюда, в рот бери, жопу слюнями мажь и проси, чтобы тебя трахнули. Ну, не слышу?!

Я подполз к нему на четвереньках и проговорил:

— Трахни меня в жопу.

Сержант стал глумиться:

— Кто ты, как тебя зовут, отвечай, блядь!

И я начал говорить то, что он хотел услышать:

— Я твоя шлюха, меня зовут Даша — шлюха ваша.

А он:

— Даш, а Даш, а ты мне в жопу дашь? — и смеётся.

— Дам. Трахни меня в жопу, я твоя шлюха, еби меня во все щели, я твоя подстилка, я блядь твоя, еби меня! — говорил я и лизал и сосал его залупу, брал в рот до гланд, давился, но сосал, потом сплёвывал в руку слюни и размазывал их по жопе, готовил свою дырку к проёбу.

— Давай, давай, готовь свою пизду — я люблю, когда она хлюпает. Ты промыла свою пизду? Если нет, то накормлю тебя твоим же говном, — будет тебе уроком, чтобы пизда чистая была.

Я сосал и молчал, так как не промывал свою жопу перед нарядом. Я же не знал, что нарвусь на него в наряде! Сосал и смачивал свою жопу.

Член у сержанта опять возбудился и стоял теперь, как кол. И тут сержант резко поднял меня за ухо, оттащил к столу, упёр меня в него, нагнул, как секретаршу в порнофильмах, и приступил к ебле.

— Не слышу, где ты просишь тебя трахнуть? — крикнул он и дёрнул меня за ухо.

— Ааа! — вырвалось у меня от боли. — Трахни меня, грязную шлюху, трахни меня в жопу; я блядь твоя, еби меня; еби меня в жопу, трахай, трахай, я твоя сука, ааа! — прокричал я от боли, страха и от возбуждения.

Он приставил свой хуй к моей дырке, надавил, надавил ещё — чуть посильней. Я почувствовал боль, сжал зубы, заскулил. А он, не жалея меня, ещё надавил и ворвался в меня. Боль, искры из глаз — всё-таки резко вошёл. А он начал драть меня, как шлюху, на столе, причём очень жёстко. Слезть с хуя я не мог, сержант ещё и за ухо держал меня, и это тоже было больно. Боль и унижение — вот что испытывал я под ним.

Сначала медленно, а потом всё уверенней и резче он стал трахать меня в очко.

— Да, да, шлюха, на, получи, шалава, блядь, ебать тебя и ебать… Ну-ка, на колени, мразь! В рот из жопы принимай, блядь конченая!

Он вынул член, поставил меня на колени, дал пощёчину и вогнал свой хуй мне в рот. Всё произошло так стремительно, что я даже не понял, было говно на члене или не было, но привкус какой-то был. Так же резко он вновь поставил меня на ноги, повернул лицом к столу, нагнул и резко, без церемоний, опять вогнал член в очко. Снова боль и унижение… А он трахал меня со всего размаху, вынимая хуй и вновь всовывая его в жопу по самые яйца. Трахал так, что яйца бились о мою жопу. Он рычал, как зверь.

— А, шлюха, нравится, как я тебя трахаю? Вижу, что нравится. Теперь всегда будешь просить меня трахнуть тебя, шалава.

И вот он опять поставил меня на колени.

— Бери в рот, сука, и чтоб ни капли мимо, потаскуха. Давай работай ртом, шлюха, я сейчас кончу. Глотай, мразь. Ааа… — и стал кончать, а я всё глотал и глотал, потом сосал и вылизывал его хуй.

— Всё, блядь, свободна, утрись, и пошли покажу, где картошку набирать.

Я стал одеваться, вытер губы, лицо, как мог.

— И запомни: ты моя шлюха, что хочу с тобой, то и делаю. Поняла, блядь? — сказал он мне, когда я оделся и привёл более-менее себя в порядок.

Хотя следы слюней на гимнастёрке и на штанах были видны, да и на лице всё было размазано, но всё уже подсыхало.

— Да, я всё поняла. Я твоя шлюха, и ты со мной можешь делать всё, что захочешь; я твоя блядь! — ответил я.

— Вот и молодец! А то, что штаны и гимнастёрка грязные, так чего не бывает в наряде?! Скажешь, что облился. Короче, сама выкрутишься, сука, если не хочешь, чтобы тебя все трахали! — сказал он.

Тут в дверь постучали, так как дёрнули её, а она закрыта. Сержант открыл дверь. На пороге стоял старший сержант.

— Здорово, — поздоровался мой сержант со старшим сержантом.

— Здорово, — ответил старший сержант. — Ну, ты говорил, что у тебя классная шлюха есть. У меня есть деньги, — сказал старший сержант и показал купюры.

— Ну, это только за минет, но сосёт она классно. Можешь ебать до гланд и особо не церемониться, она всё стерпит, а нет — пизды получит… Ну что, готов получить удовольствие? — сказал мой сержант, и деньги отправились к нему в карман.

— Ещё как хочу! Где эта шмара, дай на неё поглядеть, — сказал он.

— Только один уговор: ты никому про неё, могила, понял? — сказал мой сержант.

В это время старший сержант зашёл в каптёрку, и дверь за ним закрылась на засов сержантом.

— Ну, где она, где ты её прячешь, в картошке, что ли? — завёлся старший.

Я стоял возле стола и охуевал от происходящего. Дверь закрылась, бежать некуда, а меня продали, как шлюху дешёвую. Да ещё кому! Старшему сержанту! Хоть тот и обещал никому не говорить про меня. Правда, он, я так понял, ещё не знал о том, что именно я буду его шлюхой, за которую он заплатил.

Ко мне подошёл мой сержант, взял меня за ухо и, опуская на колени, сказал:

— Не рыпайся, шлюха, за тебя заплатили. Отработаешь — отпущу, — и я опустился на колени. — А вот и шалава наша. Подходи, не стесняйся, она у меня ручная, — добавил мой сержант, обращаясь к старшему по званию.

— Э, ты что, мы так не договаривались. Где баба?

— Так вот она, самая настоящая шлюха: сосёт, в жопу даёт. Да успокойся ты, попробуй сначала, потом ещё бегать за ней будешь… Как тебя зовут, кто ты для меня? Отвечай, шалава! — и он дёрнул меня за ухо.

Я, стоя на коленях, стал отвечать на этот вопрос при постороннем, при старшем сержанте.

— Меня зовут Дашка-шлюшка ваша, я шалава и блядь ёбаная, даю в жопу, беру в рот.

— Вот молодец… Ну что, попробуешь? — спросил он у сослуживца.

— А давай, где сейчас бабу найдёшь?!

— Ты погрубей с ней, она любит, когда её чмырят и обзывают, — и пнул меня в сторону старшего сержанта, крикнув мне: — Ползи к нему, сука, и проси тебя в рот выебать!

Я пополз на четвереньках, говоря при этом:

— Выеби меня, грязную шлюху, в рот, я люблю сосать хуй. Трахни меня в рот.

Я подполз к старшему сержанту и, как заправская шлюха, расстегнул его ширинку, пуговицу и спустил его штаны до колен.

— Охуеть! Давай, блядь, бери в рот! — сказал тот, и я взял его член в рот, начал сосать его и причмокивать.

Старший сержант тем временем стал грубо ебать меня в рот. Я недолго стоял на коленях, так как он быстро кончил, и я всё проглотил. После этого он одел штаны и пулей выскочил из каптёрки.

Я поднялся, вытерся и получил пинок под жопу и толчок в спину от моего сержанта, отчего оказался в коридоре. Дверь за мной закрылась, и через неё я услышал:

— Захочу трахнуть — найду тебя, блядина! — и тишина.

Я, как проститутка, которую поимели и пенделями выгнали, побрёл наверх из подвала.

Прислано: titikakax

Дата публикации 19.10.2021
Просмотров 1580
Скачать

Комментарии

0