Знакомство под столом

С тридцатилетней красавицей Иолантой Моисеевной Лисянской я познакомился случайно на дне рождения у ее лучшей подруги Нины Ивановны. С Иолантой (а между своими «Илой») ранее черноволосой, но недавно удачно перекрашенной в светло рыжий цвет, как ни странно, я познакомился под столом. Так получилось, что нам выпало сидеть рядом на диване, и я чувствовал тепло ее тела, а также прикосновения ее бедра, когда соседка протягивала руку, стараясь достать что-нибудь вкусненькое на столе. Она вдруг уронила вилку и я, как галантный кавалер, нырнув под стол, увидел ее оголенные ноги почти до пупка, и тут же узрел, что на соседке нет трусиков, что сразу привело меня в крайнее возбуждение.

Тут же мелькнула мысль: «Ила неспроста пренебрегла трусиками, и на сей раз ее кульбит с вилкой, похоже, был заранее задуман, чтобы подцепить мужичка на сексуальный крючок». Я ранее не знал ее, но когда Нина Ивановна, приглашая меня с моей молодой женой блондинкой, как бы невзначай прошептала мне в ухо: «Будет Ила. Недавно прикатила из Израиля. Тебе будет интересно поболтать с ней.» Я раньше не был знаком с мадам Лисянской, но был наслышан о ее подвигах на любовном фронте. Поэтому сразу понял, что трусики и вилка служили для меня определенной приманкой, так как ее подруга, возможно, наговорила ей кучу небылиц о моих подвигах на этом поприще. Нина Ивановна молчаливо одобряла такую тактику по отношению к знакомым ей мужчинам, однако сама не решалась установить более близкие отношения со мной.

В те далекие времена, когда еще был жив ее муж, Нина, очевидно, тоже рассчитывала как-нибудь мимоходом переспать со мной. Но на ее пути постоянно маячил ее любовник, который спал с ней, но практически, ранее уже исчерпал весь свой мужской потенциал, так что на всю оставшуюся жизнь его уже явно не хватало. Это не устраивало и злило Нину. Имея определенный опыт в любовных похождениях, находясь под столом, я тут же решил воспользоваться этой возможностью и мигом щелкнул фотокамерой мобильника, запечатлев на память открытую картинку под юбкой соседки. Затем я вылез и положил перед ней с таким трудом найденную под столом вилку. Лисянская загадочно улыбнулась и лукаво тихо спросила:

— Что-то вы ее так долго искали?

— Улетела далеко под диван. Еле достал…

— А еще ничего там не нашли? — в ее глазах, казалось, бегали чертики.

— Как же, Нашел…

— И что же? — Ила положила ладошку под столом на мое правое колено.

— Да так. Ничего особенного, если не считать очень симпатичную дамскую ножку…

— Эд. Вы говорите загадками…

— Ила. Эти фокусы с ножками для меня давно не секрет…

— Если не считать того, что находится между ними… Не так ли?

— О-о-о! То, что между ними, уже давно для всех не секрет…

— И все же. Вам не хотелось бы познать этот «не секрет» более глубоко?

— Разве, что под этим столом?

— Ну. Что вы, Эдуард. Под столами я познавала любовь еще будучи студенткой одного из Питерских университетов. Тогда отдельный кабинет был крайним дефицитом…

— А сейчас? — напирал я, крайне желая узнать ее квартирные возможности.

— Сейчас совсем другое дело. У меня отличная трехкомнатная квартира, доставшаяся мне после развода с пятым мужем.

— А дети?

— К сожалению, до сих пор так и не успела обзавестись ими. Мне скоро тридцать один стукнет, ну, вы понимаете меня?

— Конечно, Ила. Без детей жизнь кажется тусклой и нудной… — согласно кивнул я.

— А у вас есть дети?

— Двое от первого брака: сын и дочь. У них тоже есть дети…

— О! Вы еще такой молодой и уже дед? — засмеялась она и ущипнула меня под столом за коленку.

Она откинулась на спинку дивана и, убедившись, что на нас никто не обращает внимания, вытащила из сумочки визитную карточку и вручила мне, прошептав: «Только для вас».

В этот момент подошла запыхавшаяся моя половина, которая танцевала с одним из гостей, и тихо спросила:

— А вы почему не танцуете? Скучновато здесь, не так ли?

— Ты права, моя радость. Иоланта Моисеевна, разрешите пригласить вас на танец? — взял я за руку соседку и повел в соседнюю комнату. Прижав ее к телу так, что явно прощупывался лифчик на ее груди, где размеренно дышали холмы видимо пятого размера, я прилип губами к ее белоснежной шее, оставляя на ней след от поцелуя.

— Это слишком смело с вашей стороны. Скандала супруги не боитесь? — лукаво погрозила мне пальчиком партнерша, прижимаясь ко мне нижней частью тела и беря в клещи мою коленку. Этот прием я знал из своей далекой курсантской жизни, который мы называли «Я уже тебя хочу». Я шепнул об этом в ухо дамы, она опять лукаво поглядела на меня и сказала:

— А я захотела тебя еще в тот момент, когда ты снимал на мобильник мое тело под столом.

— Да? Ты усекла этот процесс? А я думал…

— О твоих устремлениях я сразу догадалась, когда ты нырнул под стол, — усмехнулась она. Мне теперь показалось, что мы давнишние друзья, так незаметно перешедшие на ты. В этом заключалась необыкновенная способность Иоланты близко располагать к себе людей, ну а потом весьма полезно использовать их в своих интересах.

— Ила. Ты любишь секс? — пошел я в открытую атаку, понимая, что в случае ее согласия я буду ей этим уже обязан.

— Ты чудак, Эд. Покажи мне человека, который бы его не любил.

— Это не ответ. Разговор идет лично о тебе.

— Люблю, конечно, если он красивый…

— А что ты тут имеешь ввиду?

— Извини, это не просто объяснить. Лучше показать при случае.

— А я могу надеяться стать твоим любимым учеником?

— А какой величины твой «мальчик»? — в ее глазах чертики веселились во — всю.

— А это важно для тебя?

— Это важно для любой женщины, желающей быть избранной по этой части партнершей мужчины.

— Мне, к сожалению, хвастать особо нечем. Так сантиметров девятнадцать натягиваю.

— О-О-О! это совсем недурственно? Сам мерил или помогал кто?

— Две мои жены эти вопросы мне не задавали, видимо этот вопрос они не считали для себя главным в браке, а вот третья, которая сейчас трется телом о твоего кавалера, который привел тебя сюда, сразу бросилась измерять его, как только почувствовала, что я согласен на брак с ней. Ведь она первой предложила себя в качестве кандидатки в жены. Редкий случай в нашей современной действительности. Не так ли?

— Не скажи! Сейчас немало тех, кто мечтает оторвать себе зажиточного мужичка. На возраст почти не смотрят, были бы деньги… — улыбнулась Ила и запустила руку под стол, нащупывая ширинку у моих брюк

— Хочешь измерить моего «мальчика»? — усмехнулся я, расстегивая замок на ширинке.

— Хочу более подробно изучить обстановку, — усмехнулась моя собеседница, показав ряд белых ровных зубов.

Дождавшись, когда в нашем зале никого не осталось, так как все пустились танцевать, Ила подмигнув мне, нырнула под стол и прильнула губами к моему, стоящему уже по стойке «смирно» бойцу. Я вспомнил про ее красивые белые зубки и слегка вздрогнул, когда один из них слегка куснул моего малыша в девятнадцать сантиметров. Ее пухлые губы были до того нежны, что просто не верилось, что ими так умело можно было работать по моему члену.

— Ила! Ты настоящий мастер минета, — сдавленным голосом прошептал я.

— Я была отличной ученицей у своей мамы, — тихо ответила она из-под стола.

— Когда устанешь, скажи…

— Это будет не скоро…

— И что это будет?

— Взаимный оргазм. Или ты против?

— Не. Но нас могут застукать…

— Нет. Нинон предупредила всех, чтобы полчаса никто сюда не входил…

— И мою тоже?

— Конечно. Та фыркнула, мотнула своими жалкими кудряшками и укрылась с Федором в ванной…

— И что там?

— Разве не понятно? Отрываются по полной…

— Вот народ! Так и норовит использовать любое мгновение только для себя!

— возмутился я.

— Мы всех разожгли. Если хочешь, пошли ко мне.

— А моя?

— Федор увезет ее на свою дачу. Уж там-то он оттрахает ее по самому высокому разряду. Уверена, что она будет настолько удовлетворена, что твоя измена покажется ей детской шалостью.

— Ты так убедительно говоришь, что можно подумать, будто знаешь ее с детства.

— Мы вместе работали в жеке и делили одного парня пополам. Она очень помогла мне в становлении в должности инженера и в образе настоящей женщины.

— Интересно. Как бабы делят одного мужика? — не удержался я.

— Очень просто. Лежат втроем в кровати. Сначала он целуется с одной, а другая ему делает минет, потом он ей делает куни, а сам тут же трахает ее подругу.

— Сложновато…

— Не спорю. Зато так сексуально…

Я почувствовал. Что начинаю сливать, а моя напарница это узрела раньше и со смаком отсосала всю мою жидкость, так доверчиво брызнувшую в ее милый ротик.

Закончив наше знакомство под столом, мы ушли к ней домой. Ее квартира была храмом любви. Везде висели красочные картины голых баб и мужиков, а в спальне висели фотографии поз раздетой хозяйки дома в обнимку с голыми мужиками. Кое — где были сцены обоюдного секса.

— Кто же автор этой красоты? — спросил я.

— Мой пятый муж. Это было его хобби.

— Слушай! А он у тебя был мужичком с хорошим сексуальным вкусом, Какие фото! Хоть сейчас выставляй на выставку «домашнее фото».

— Не спорю. Но у него был не только хороший вкус к секс-фото, но и реально к любому красивому женскому телу. Одна из его протеже на конкурсе красоты «мисс года» не заняла призового места и так была расстроена этим, что публично прямо на сцене разделась до гола и потребовала перемерить размеры отдельных частей тела, которые по ее мнению членами конкурсной комиссии были недостаточно высоко оценены. После повторных измерений, частично подтвердивших правоту претендентки, назрел скандал, что придало еще большую решимость разъяренной женщине, которая требовала теперь, чтобы члены комиссии самим отведали на практике отдельные части ее прекрасного тела. Нашлись и такие, которые инкогнито совершили этот обряд, расписав эти прелести перед конкурсной комиссией. Короче, скандал удалось унять, выплатив нахалке значительную сумму за моральный ущерб

— И как только она сообразила все это? — удивленно спросил я.

— Это не она сообразила, а я. Нам очень хотелось кутнуть в дорогом ресторане, а денег не было. Мы, в то время, оказались на мели, а кутнуть все же так хотелось.

— Слушай, а сколько было любовников на твоем тернистом жизненном пути?

— Эх! Милый! Ты задал очень трудный вопрос. Раньше, лет с восемнадцати я считала их, а потом сбилась со счета и пустила дело на самотек. Да и кому нужна эта арифметика. У нас эти показатели в жизни женщины никто не учитывает, Но самые яркие фигуры я помню.

— К примеру…

— Был у меня мaльчик в десятом классе. Симпатичный, но такой стеснительный. Девочек боялся. Даже танцевать отказывался. И решили девочки нашего класса проверить, что у него в штанах. Поговаривали, что он имеет и женский орган. Все так были заинтересованы узнать правду и решили на одной из вечеринок посмотреть на Это. Короче, напоили его марочным вином с подсыпкой снотворного. На Мишаня тут же и скопытился. Уснул прямо на тахте в комнате, где мы танцевали. Тогда бабы и мальчишки сняли с него трусы. И о чудо! Он спал, а член у него стоял. И знаешь какой он был?

— Какой?

— Целых двадцать пять сантиметров.

— Так вот почему он всех чурался скромник хренов! — воскликнула староста нашего класса Люська Ордынцева, — такое сокровище от нас укрывал, никому не давал насладиться этим. А ну-ка, девчонки, снимайте с него штаны и кладите на пол на ковер, я буду держать этот великолепный Х… , а вы по очереди осторожно насаживайтесь на него. Не больше десяти качков и следующая…

Сказано, сделано. Дошла очередь до меня. Едва я уселась на нем и начала осторожно делать качки, как он открыл глаза и говорит:

— Так это ты, Ила? Ты мне всегда нравилась…

Я испугалась, хотела соскочить, но не тут — то было. Он понял, что тут весь класс, схватил меня за ягодицы и стал так шуровать, что я тут же отключилась в глубоком оргазме. Поднялся шум. Девчонки бросились приводить меня в чувство, грозя ему изнасилованием. Пришлось мaльчику унять пыл, он стал извиняться и просить у меня прощение. Короче, он стал первым моим мужем… Но через год после окончания шкoлы мы с ним развелись. Он стал трахать девчонок и крутых женщин за деньги. Мы с ним не знали им счета. Все купили: квартиру, машину, дачу… Потом он уехал в Израиль, где открыл салон для женщин, в котором удовлетворяли все их сексуальные потребности. Я была у него дамой сердца, он таскал меня на всякие приемы и рауты, где мне приходилось укладываться в постель с дипломатами, что очень помогало кое-кому в правительстве решать отдельные дипломатические задачи. Но потом мне это все надоело, и я решила привести нашу жизнь в нормальное русло. Но он уже так втянулся в этот бизнес, что никак уже не мог оторваться.

— Так вот почему ты сбежала из Израиля? — съехидничал я.

— Это была одна из причин. Мы давно с ним разошлись, но в друзьях остались, и если он тут появится, возьмет меня под руку и скажет: «Ну, мы пошли!» Не останавливай нас. Мы пошли на очередную «охоту».

— Интересная история. Даже не мог себе вообразить такое, — отплевывался я.

— Ты зря возмущаешься. Главное в этом деле — привычка. Трудно сделать первый шаг, а потом все идет, как по маслу…

— Ила. Так он, если появится, то может выгнать меня из собственной постели?

— Ну, что ты?! Он очень культурный и толерантный человек. Мне иногда жаль, что мы расстались.

И мне вскоре пришлось убедиться в этом. Миша объявился в нашем городе внезапно. Моя жена отдыхала в санатории в Ялте, и Ила сама моталась по магазинам и рынкам, готовясь встретить дорогого гостя. Ужин у нас был отменный, и когда наши гости разошлись и мы с Илой ушли спать, а гостю постелили постель в кабинете ее бывшего мужа, то Миша недолго находился там и вскоре его долговязая фигура замаячила у нашей постели.

— Ребята. Мне там так одиноко и скучно. Ну, ты, домашний сердцеед. Перелезь к стене… Ила оказалась между нами.

— Давай кинем на морского, кто будет первый, — предложил Миша.

— Эх, вы, мужчины! Как вы будете делить красивую женщину, которая вас обоих хочет. Так. Эд. Ты будешь внизу, я на тебе сверху, а Миша поработает сзади.

— Я всегда восхищался твоими организаторскими способностями, Илочка! И почему мы расстались?! И что ты нашла в этом мужлане, — он хлопнул ладонь по илочкиной ягодице и стал равномерно ее накачивать. Я чувствовал, как его длинный член входит в то же место, где и мой, и также аккуратно выходит. Илка балдела от этого двойного секса, целовала меня неистово, заботясь также и о Мишином члене, придерживая, чтобы тот не выскочил. Процесс шел к завершению первой фазы. Мы стали звереть, сначала казалось, что явно не хватает еще бабы, но наша партнерша так умело руководила нами, что все шло очень плавно и замечательно. Чудо свершилось через час, когда все разом стали сливать. Илка билась в постели, требуя еще, а мы в ответ окропляли ее тело жидкостью, бьющую из наших брандспойтов.

Затем мы начали дурачится:

— Хочешь попробовать моего? — вдруг предложил Миша, хлопнув меня по ягодице.

— Соглашайся. Тебе понравится, — прошептала мне на ухо любимая.

— Давай! — согласился я и повернулся к нему задом.

Но чуда, которого я ждал, не произошло. Он просто драл меня в задницу в обычном режиме. Потом он попросил меня сделать ему тоже. Я выполнил его просьбу. Под утро мы драли Илку по очереди, меняли позы, заставляли ее делать нам минеты, а она требовала и «Куни».

— Будет вам и белка, будет и свисток, — острил Миша, но просьбы женщины тут же исполнял.

— А не находите вы, мужчины, что мы бы могли неплохо жить втроем? — спросила вдруг Ила, морщась от заглядывающего в окошко солнца.

— Отличная мысль! Напиши об этом статейку, а я шлепну ее в своем журнале. Ведь это что-то новое, не так ли, Эд?

— Угу! — ответил я, вынимая член из анала женщины. Он был на удивление чистым.

И это действительно было новым, так как сексом втроем я до сих пор не занимался…

Дата публикации 09.07.2024
Просмотров 2712
Скачать

Комментарии

0