Капсула

То летнее субботнее утро началось совсем как обычно. По выходным Настя позволяла себе поспать подольше, часов до девяти утра. Но не более — она была из тех людей, которым жаль растрачивать драгоценные часы выходного дня, просто валяясь в постели до полудня, так как считала, что им можно найти гораздо более интересное применение.

В свои неполные 23 года она успела закончить филологический факультет института иностранных языков и несколько месяцев назад устроилась на работу в представительство одной крупной иностранной фирмы переводчиком. Работой она была вполне довольна, жизнью своей в целом тоже. Жила она в съёмной однокомнатной квартире, подальше от родителей. Не то, чтобы отношения не складывались, просто так решила, и родители спорить не стали. Подруг было мало, виделись они редко — сказывалась постоянная занятость то на учебе, то на работе.

Настенька была очень симпатичной девушкой. Именно такой, которые притягивают взгляды большинства мужчин. Она была светловолосой шатенкой (но не блондинкой, ей очень не нравилось, когда ее к ним причисляли!) с выразительными голубыми глазками, гладкими щечками и ангельским ротиком с чувственными, но не слишком пухлыми губками. Роста она было не высокого — около 160см. Объем бедер, талии и груди она никогда не измеряла, так как считала это глупейшим занятием. Она не была ни худышкой, ни пышечкой, а просто ладненькой девушкой. Она нравилась большинству мужчин, её окружавшим, и знала об этом, но пользоваться этим считала неуместным. Стеснялась?… Пожалуй, да, но ведь известная доля застенчивости всегда украшала девушку!

Возможно, поэтому личная жизнь Насти протекала вовсе не так бурно и активно, как могла бы. За всё время у нее было всего два парня. Один — сразу после шкoлы — Андрей, они познакомились на дискотеке и несколько месяцев встречались, но потом интересы их разошлись; другой — Виталий — они вместе учились и на третьем курсе института решили обратить друг на друга внимание, но через год он перевелся в другой ВУЗ, и отношения их сами собой прервались. Девственность она потеряла с Андреем, когда ей было 18. Вспоминать об этом она не любила. Вообще, вся её сексуальная жизнь на данном этапе сводилась в основном к эротическим фантазиям во время мастурбаций, которым она уделяла время регулярно. Знакомиться с парнями в постели было отнюдь не в ее правилах!

Настя взглянула на часы — было уже несколько минут десятого. Она сладко потянулась, нежась последние секунды в своей девичьей постельке и улыбаясь солнечным лучам, которые игриво заглядывали к ней в спальню через окно. Надев тапочки на босые ножки, заспанная, но полная сил и намерений провести этот свой законный выходной с толком, она пришла на кухню. Привычным движением включила два прибора, без которых не мыслила ни одного утра — телевизор и электрическую кофеварку, и пошла умываться. Вернувшись через несколько минут, машинально сварганила себе чашечку кофе и выпила ее в несколько глотков, пяля глаза в телевизор.

А планы на эту субботу у нее были поистине грандиозные! Во-первых, предстоял шопинг, который не оставляет равнодушной, пожалуй, ни одну представительницу прекрасного пола. Во-вторых, ближе к вечеру за ней должны были заехать друзья: институтская подруга Ирка со своим парнем и его братом (у которого была машина), чтобы поехать вместе на дачу с ночевкой.

Все эти перспективы крайне радовали и воодушевляли Настену, поэтому она, стараясь не терять понапрасну ни минуты, привела свои перышки в порядок и уже в 10 утра выскочила из дому, чтобы воплотить в жизнь первый пункт своего глобального плана.

Полдня она провела в огромном торговом центре, порхая от магазина к магазину, то выбирая себе новую сумочку, то присматривая к ней туфельки, то примеряя очередной купальник или коротенькую юбочку…

Время летело незаметно. Было уже половина четвертого, привычное время обеда давно прошло и есть хотелось неимоверно! Усталая, но довольная, она наскоро перекусила кусочком пиццы в ресторанном дворике этого же торгового центра, чтобы не терять на это времени дома. Еще бы, ведь в семь должна заехать Ирка с ребятами!..

Дорога домой заняла минут двадцать быстрым шагом. Можно было сесть на трамвай и доехать за пять минут, но ей очень не хотелось провести эти пусть даже пять минут в весьма тесном окружении липких от пота тел соотечественников. Она шла пешком, чеканя шаги по горячему асфальту. Блузка и джинсы, неоднократно снимаемые и вновь одеваемые во время бесчисленных примерок, плотно прилипли к Настиному телу. Первое, о чём она сейчас мечтала, был прохладный душ. Или нет, лучше горячая ванна! Да, ванна, наполненная до краёв, и обязательно с душистой пенкой!..

Сказано — сделано! Придя домой, Настя побросала покупки и включила горячую воду. Пока ванна наполнялась, она сбегала в комнату и сняла там одежду. Почти всю — осталась в одних трусиках. Фигурка у Настены было что надо! Пара небольших, но очень красивых грудок синхронно колыхалась в такт ее движениям, посматривая по сторонам аккуратненькими глазками-сосочками. Плоский нежный животик изящными линиями, огибающими аккуратный пупочек, уходил прямо в девичьи трусики. В маленькую трепетную, вспотевшую от быстрой ходьбы, попку забилась полоска стрингов… Настя поправила ее привычным движением пальцем так, что резинка шлепнула ее по ягодицам, и направилась прямиком к вожделенной ароматной ванне.

Надо отметить, что принятие ванны для нее было не просто каждодневным действом, а чем-то вроде ритуала, или как минимум — моциона. Даже живя в квартире абсолютно одна, она всегда зачем-то запирала дверь ванны на защелку, уединяясь в ней. Ничего не поделаешь — привычка. Не был исключением и этот раз. Войдя в ванну, она машинально заперла за собой дверь и придвинула поближе флакончики с гелем для душа, шампунем, мылом для интимной гигиены, и бог знает, с чем там еще… Огляделась, еще раз бросила взгляд на запертую защелку… кажется, можно приступать — интимная атмосфера уединения создана!

Сняв трусики — последнее, что оставалось на ней из одежды, она голенькая присела на унитаз (санузел в таких квартирах совмещенный), развела колени и пустила из свой гладко выбритой очаровательной писи тоненькую журчащую стройку. Через несколько секунд встала, и, не вытирая щелки, сделала несколько шагов и медленно, с нескрываемым удовольствием, погрузила свое девичье тельце в воду. Настя даже зажмурилась, так ей было сейчас хорошо! Горячая вода обволакивала ее всю, совершенно бесцеремонно соприкасалась с каждой клеточкой девичьего естества, и дарила блаженство. Она лежала на спине, положив голову на резиновую подушку на присосках, которая крепилась к краю ванны. Из воды торчали только ее голова и плечи. Такое пассивное блаженство продолжалось несколько минут, которые пролетели под бульканье воды из крана у Насти в ногах.

Потом она как будто опомнилась, встала, взяла любимую мягкую мочалку, гель для душа и тщательно намылила себя всю от подбородка до пяточек. Надо сказать, что вид стоящей по колено в воде и при этом густо намыленной молодой красотки был достоин кисти хорошего художника!..

Закончив манипуляции с мочалкой, Настя бросила ее в воду и затем выдавила на палец немного мыла для интимной гигиены. Продолжая стоять в ванне, чуть разведя ноги и немного присев, она тщательно намылила свою киску и попку. Она не стала окатывать себя из душа, а просто снова села в воду, вновь откинулась на подушку и решила немного так вот полежать и расслабиться… Некоторое время она медленно шевелила руками, погрузив их в воду, создавая тем самым волну, чтобы та не спеша смывала мыльную пену со всего тела. Было очень хорошо, тепло и приятно.

Сладкая истома овладела девушкой. Она приоткрыла глаза и взглянула на часы в ванной — было около пяти, а значит, можно было смело понежиться в ванночке еще минут 30—40! Ее руки неспешно прошлись по животу и невольно скользнули между ног, коснулившись кончиками пальцев киски. От этого по всему тельцу пробежала мелкая приятная дрожь. Девчонка уже предвкушала радость от игры со своей нежной щелочкой. «В самом деле, а почему бы не сделать это прямо сейчас?» — подумала она.

Настя развела ножки и улеглась поудобнее, чтобы предаться беспредельно бесстыжему озорству своих проворных пальчиков у себя в писюльке. Она закрыла глаза и слегка приоткрыла свой маленький ротик, из которого время от времени исходили глубокие выдохи, сопровождающиеся тихими тоненькими стонами. Интимность обстановки запертого помещения ванной комнаты внушала чувство защищенности, что еще больше усиливало возбуждение и стимулировало похоть. Настена дрочила писю почти каждый день и толк в этом знала. Пальчики ее то умело орудовали вокруг клитора, то ныряли поглубже в мокренькую норку, то без тени стыда уделяли внимание другим дырочкам: в попке и еще одной — той самой, из которой девочки писают. Именно с этой маленькой дырочкой у Насти и были почему-то связаны самые яркие образы ее сексуальных фантазий. Другой рукой в это время она ласкала свои изящные грудки, сосочки на которых тоже налились невинной похотью и были очень чувствительны. Всё это делала она, не торопясь, наслаждаясь каждой секундой приятного занятия.

Так продолжалось еще несколько минут. Девушка была распалена, щелка ее пылала от страсти и наслаждения, но кончать пока не собиралась, хотя по всему телу от позвоночника, через попку и низ живота, до самого кончика клитора все чаще набегали волны похотливого упоения, заставлявшие красавицу вздрагивать и немного выгибаться дугой.

Вдруг как будто сквозь сон, Настя услышала странный шум, а точнее, звук. Он был негромким и был похож на звук работающей у кого-то по соседству электродрели. Малышке совсем не хотелось прерывать ласки своей письки. Ей и глаза-то открывать не хотелось. Она решила продолжать, не обращая внимания на этот раздражитель. Она так увлеклась, что погрузилась почти в забытье. Писюля трепетала и пульсировала, куда-то в попку и в низ живота накатывали и накатывали сладостные волны. Маленький клиторок набух и пылал от девичьей похоти. Настюшкина щелочка неистово текла… Она стонала и извивалась, лежа в ванной, то погружалась в воду, то подмахивала попкой, норовя вынырнуть из воды подобно русалке. Все её естество уже трепетало и предвкушало долгожданный бурный оргазм…

Но в какой-то момент тот самый назойливый звук, к которому она уже успела привыкнуть, внезапно исчез. Так внезапно, что его исчезновение озаботило еще больше, чем его появление. От неожиданности Настя открыла глаза… и… ничего не могла понять. Голова сильно кружилась, вероятно, от этого она не могла осознать, где верх, а где низ. Звука булькающей воды тоже не было слышно. Было абсолютно тихо. Собственно, крана, из которого лилась вода, тоже не было. И вообще это была не Настина ванна! Это была вообще не ванна, а что-то другое… Недоумение сменилось испугом, который заставил ее буквально подскочить на месте.

Чтобы понять, где она, как и когда сумела попасть сюда, и что происходит вообще, девушка, постаралась взять себя в руки. Посидев так с полминуты, нарочно разок кашлянула. Услышав собственный голос, она немного успокоилась. Хотя звучал ее голос несколько необычно, как-то глухо. Было такое впечатление, что стены, пол и потолок обиты чем-то невероятно мягким и толстым и способны поглотить все звуки, доносящиеся изнутри. Настя стала с любопытством осматриваться и вспомнила, что перенеслась она сюда все в той же позе, которую приняла, начав с собой забавляться, но находится она уже не в ванне — теплой воды вокруг нет, а где-то, или в чем-то, где и пол, и потолок, и стены абсолютно однородны и плавно перетекают друг в друга, образуя внутри некий объем, по форме напоминающий кокон. Изнутри кокон имел прямоугольную форму со значительно сглаженными гранями и углами и напоминал, скорее, внутреннее пространство гигантского яйца. Размер этого… помещения или кокона был таким, что в длину он был немного меньше Настиного роста (ноги она вытянуть не могла), а в высоту и ширину примерно одинаков и равнялся половине длины (максимум, что можно было себе позволить — это сесть или встать на четвереньки).

Бедняжка сидела, облокотившись на одну из торцевых стен и вытянув немного раздвинутые ножки перед собой. Она по-прежнему была совершенно голенькой. Низ живота ныл, писька горела огнем от незаконченного дрочения. Девичьи попа и спинка ощущали под собой мягко-упругую, какую-то приятно-теплую материю. То, из чего были сделаны стены, пол и потолок было чем-то знакомым, но она никак не могла взять в толк, чем именно.

Пытаясь ни то проснуться от странного сна, ни то действительно привлечь к себе внимание или позвать на помощь, она встала на колени, пригнув голову, и стала ощупывать внутреннюю поверхность пространства, которое она подсознательно окрестила для себя КАПСУЛОЙ.

Капсула казалась абсолютно герметичной — в ней не было ни дверей, ни окон, ни даже люков. Вообще никаких даже намёков на отверстия, через которые можно было бы выбраться наружу. Тщетно ее глаза пытались найти даже источник света. Его просто не было, хотя сам свет был. Тускло-оранжевый, но всё же был. Он не исходил ни откуда, он просто присутствовал, как нечто само собой разумеющееся. Несмотря на замкнутость и ограниченность пространства, душно в нем не было. Было не холодно и не жарко, а просто комфортно. Во всяком случае, так казалось. Не выходила из головы лишь мысль о гнетущей нереальности всего происходящего и об отсутствии идей о том, как отсюда выбираться.

От бессилия и отчаяния Настя громко закричала и плюхнулась лицом на пол, задрав кверху свою тепленькую чистенькую попочку, так как вытянуться, чтобы упасть навзничь просто было невозможно. Ей хотелось плакать, она ничего не понимала, но уныние и пессимизм — вовсе не Настин удел! Она перевернулась и согнув ножки в коленках перед собой, и обхватив их руками. Она решила, что просто надо снова попытаться взять себя в руки и вспомнить или понять, что произошло, или происходит…

Так она сидела еще какое-то время, стараясь осмыслить происходящее и найти какой-то выход. Она то всхлипывала, то вздыхала… Наконец, собралась с силами, набрала полную грудь воздуха и закричала что было сил своим звонким как колокольчик голоском: «Ааааааааа!!! … « Никакой реакции со стороны Капсулы не последовало. После такого выкрика она затихла и просто сидела, ритмично раскачиваясь взад-вперед, вцепившись руками в собственные нагие коленки.

Но тут стало происходить нечто странное, пол под ее голой попкой стал шевелиться! Сначала она решила, что ей показалось, она прекратила раскачиваться и прислушалась. Звуков не было слышно никаких, зато Настин маленький задик уже отчетливо почувствовал под собой какие-то шевеления. От испуга малышка не смела опустить взгляд и рассмотреть, что это там. Она решила пощупать рукой — точно, пол шевелится, ее попка не врет! Еще через мгновение она поняла, что шевелится не только пол, но и все стены, и потолок! Эти шевеления были похожи на какие-то перебирания и перекатывания чего-то упругого внутри стен, в толщи той мягко-упругой материи, из которой они состояли. Интенсивность этих колебаний росла с каждой минутой, и они уже были различимы не только на ощупь, но и визуально.

Настя испугалась не на шутку, так как подумала, что Капсула хочет ее раздавить внутри себя, но внутренний объем ее не изменялся, просто все, буквально все вокруг пульсировало и клокотало. Все более заметные бугорки размером с девичий кулак то выпирали, то вновь опадали из всей внутренней поверхности Капсулы. Некоторые из них были уже настолько сильны, что даже раскачивали безучастно теперь уже сидящую девушку, толкая ее то в спину, то в пятки, то в попку, словом везде, где Капсула соприкасалась с ней.

Беззащитное дитя, все еще ничего не понимая, продолжало сидеть и пытаться игнорировать то, что происходит вокруг. А что еще оставалось? Бежать некуда, кричать тоже бесполезно… Она чувствовала себя совсем маленькой беззащитной девочкой, попавшей в неведомую страну, где каждый волен сотворить с ней все, что заблагорассудится, тем более, что она была абсолютно голой.

Очень скоро игнорировать активность Капсулы уже не получалось, тычки со всех сторон становились все более напористыми и упругими. А один из бугорков, которые становились все более высокими и остроконечными, стал недвусмысленно интересоваться девичьей попкой, пытаясь как бы приподнять девочку, а может приникнуть к ней в задик?! Настя инстинктивно отпрянула и, глянув на нахальное возвышение, которое толкало ее снизу, ахнула! «Что за?!. « — вырвалось из маленького ротика. Это была не возвышенность! И не бугорок! Это был мужской член! Он произрастал прямо из пола Капсулы! Это был самый настоящий член, с набухшей багровой головкой и жилистым стволом, и он был теперь полностью эрегирован. Это он хотел Настенкину попочку. Впрочем, вылези он, отступив сантиметров пять вперед, наверняка успел бы скользнуть и воткнуться во все еще истекающую смазкой голую письку испуганной девчонки!

Настя оторопело осматривала все вкруг. Клокотание и пульсации прекратились, зато из пола, стен и потолка торчали, раскачиваясь и даже как будто извиваясь десятки… нет, наверное, сотни мужских членов! Пенисы были разные: толстые и тонкие, длинные и короткие… Объединяло их одно — они все стояли колом и явно хотели полакомиться девичьей плотью.

Понимая, что ее теперь ждет, что не уберечь ей в таком малом пространстве от этих желающих напялить ее на себя «зверей» ни своей писи, ни, видимо, попочки тоже, от нахлынувшего на нее странного чувства, смешанного с испугом и волнением, у нее сбилось дыхание, заколотилось сердце, и она даже едва не описалась! Ей пришлось из всех сил сжать внутреннюю мускулатуру, чтобы не опозориться. Стесняться, конечно, было не кого — ведь это были не мужчины, а только члены. Но кто знает, как бы они отреагировали на вид сидящей на корточках совершенно голой сыкушки, которая, раздвинув ножки и разводя пальчиками нежную безволосую девичью щелку, пускает из своей маленькой похотливой розовой дырочки тоненькую горячую струйку?..

Но члены, как ни странно, не торопили события и не вели себя агрессивно. Они просто раскачивались, подрагивали иногда и ждали. Ждали, когда же девочкой овладеет окончательно похоть, и она решится выбрать кого-то из них сама. От этого Настя и впрямь немного успокоилась. Она даже почувствовала быстро нарастающую пульсирующую тяжесть внизу живота, на клиторе и где-то глубоко в попке. Так бывало всегда, когда она готовилась к смачной дрочке в ванной, как сегодня, или на кровати, перед телевизором, за просмотром «интересного кино».

«Будь, что будет!» — решила она! И верно, это ведь такая возможность натрахаться до полусмерти, и при этом можно кричать, кончать, орать благим матом, сосать хоть все члены сразу, глотать их сперму, и даже писаться! И никаких тебе моралей, барьеров, обязательств и ограничений! Разве можно тут было теряться? Надо действовать!!! Ей вдруг нестерпимо захотелось попробовать непременно все члены, и не раз! Чтобы они отодрали ее как маленькую похотливую сучку, глубоко, сильно, во все дырочки, по полной программе, буквально до уссачки!… Чтобы трахали долго, неистово, не давая опомниться, чтобы сил не осталось даже на крики!

Решив так, девушка сначала не без опаски, а затем со все нарастающим интересом принялась трогать члены рукой. Один за одним она ощупывала их, то сдавливая, то просто касаясь. Потом она выбрала член среднего размера, торчавший из пола Капсулы, который показался ей наиболее симпатичным. Настя подползла к нему, занесла немного вверх попочку, направила себе его прямо в розовую, во всю текущую письку, и медленно опустилась на него. Сладкая нега растеклась по всему Настиному тельцу. По спине пробежали мурашки. Щелка быстро и властно заполнялась твердым упругим горячим стволом. Изголодавшаяся по настоящему сексу пися Насти, наверное, не верила своему счастью! Ее не имели уже почти полгода! Да и было-то это как-то наспех, еще и с презервативом, оргазм был так себе… А тут, сейчас… Ее голенькую мягонькую безволосую писечку пялит настоящий горячий и по-настоящему твердый мужской жилистый поршень! «Ааа… аа… аааах!… « — вырывалось из уст девушки, по мере того, как член проникал в нее все глубже. Точнее она сама себя на него насаживала!

Посидев так несколько секунд, Настя стала медленно двигать попкой сначала просто вверх-вниз, а потом понемногу добавляя вращательных движений. Каждый раз приседая на выбранный ей член, она чувствовала, как другие члены касаются ее, шлепают по попе, тычутся в нее.

Войдя в экстаз, девчушка стонала и вздрагивала, когда в очередной раз насаживая свою шелочку на мужской горячий кол, чувствовала, как он упирается в шейку матки. Она даже не помнила, в какой именно момент схватилась руками за два других члена, торчавших из стен слева и справа. Она дрочила их и прыгала на третьем, то вгоняя его себе в пипиську до самого основания, то почти взлетая над ним так, что набухшая головка снова и снова терлась о похотливый клиторок и каждый раз заново раздвигала алую плоть голенькой писечки. У нее не было возможности даже стонать! Дыхание сбивалось, подчиняясь бешеному ритму прыжков на распаленном члене. Настя закусила губу и закатила глаза…

Вскоре член, имевший Настину щелку, вдруг напрягся, став на мгновенье еще тверже и толще, и изверг как вулкан жгучую лаву спермы прямо в надетое на него влагалище. Тут бы разочароваться, но нет! Вокруг ведь еще сотни таких же молодцов, которым не терпится впиться в розовую похотливую плоть Настюшки-мокрощелки!

Не долго думая, чувствуя себя настоящей нимфой, разгоряченная сексом, она слезла с опадающего ствола. Решив сменить позицию, она встала на четвереньки и решила предложить себя одному их членов, торчащих из стены горизонтально. Она подумала так: пусть воткнётся тот, кто окажется на подходящей для этого высоте! Стоя раком, Настя поднесла свой задик, а вместе с ним и свою раздроченную щелку к торцевой стене. Один из членов тут же сориентировался и ворвался в мокрую и скользкую девичью пизду.

Нет, не в пизду, — в пиздочку! Уж очень она у нее сейчас красива: влажный от смазки и вытекающей спермы абсолютно лысенький лобочек, мокрые и блестящие по той же причине внешние губки, которые и образуют девичью щелочку, совсем маленькие ярко розовые внутренние губки сходятся вверху и увенчиваются бутончиком чувственного клитора, чуть ниже, над входом в норку-пещерку, еще одна еле-заметная дырочка — писюлечка — из которой она не раз в детстве пускала золотистую теплую струйку, сидя на корточках в кустиках в парке, пока мaльчики не видели. И ни единого волосика! За этим она следила очень строго. Пися должна быть голой, и точка! Всегда голенькой, чистенькой, сладенькой и вкусненькой! Так уж ей самой хотелось, чтобы писечка ее выглядела как целочка у прилежной пятиклассницы, хотя бы внешне! И, надо сказать, ей это неплохо удавалось!

Второй член оказался немного толще предыдущего. Да и темперамент у него был другой. Он, не торопясь, со знанием дела пялил нашу красотку в ее мокрую, по-детски красивую письку, из которой текло так, что ножки у Насти были мокрыми до самых колен! Она отлично чувствовала, что он распирает ее внутри буквально всю. Писюлечка у Насти хлюпала и чавкала, когда упругий толстый поршень заполнял норку и норовил едва ли не разорвать ее, в такт настойчивым движениям самой Насти, которая, не помня себя, то просто насаживала свою пиздо-щелочку на торчащий из стены Капсулы поршень, то трясла и вертела задиком, как бы дразня член. Но член был настроен серьёзно. Похоже, он решил не сдаваться первым и, во что бы то ни стало, выебать малышку конкретно, чтобы она кончила первой, и только потом закачать девочке вовнутрь свою струю спермы.

Но где там… Хотя Настя и была девочкой весьма строгой морали (так уж ее воспитали), но в плане секса порой была ненасытна! Еще бы, ведь она лет с одиннадцати учила свою писечку испытывать оргазм! Нет, она не просто терла свою письку в кроватке перед сном, орудуя пальчиками под ночной рубашкой. Для нее это был настоящий праздник, таинство! Разумеется, об этом никто не знал, и она тоже никому не говорила. А выглядело это примерно так. В тот год, когда она начала этим заниматься, она училась в первую смену. Придя домой после уроков, Настя до вечера была предоставлена сама себе в пустой квартире. Она закрывала входную дверь на ключ, бросала портфель и шла в ванную комнату. Там она тщательно мыла руки, снимала трусики и обязательно писала. Это было обязательным условием — писать нужно было голенькой, то есть сняв трусики совсем, а не просто приспустив их на колени. Кстати, эта привычка сохранилась у нее и по сей день — писать голой перед сексом или сеансом онанизма. Больше всего Насте в детстве нравилось писать в ванну, потому что там можно присесть на корточки и смотреть на свою голенькую безволосую писю-щелочку, из которой сочится струйка, более того, это все великолепие можно было потрогать пальчиками прямо во время столь интимного процесса. Итак, писала она всегда, оголив попку, присев на корточки в ванной, и внимательно наблюдая за тем, как это происходит. То ли от того стыда, который она испытывала при этом, то ли от прохлады, которая холодила в это время ее маленькую внезапно лишенную трусиков попочку, у нее почти всегда в конце струйки из письки вытягивалась длинная, тягучая, прозрачная как слеза, очень теплая и скользкая на ощупь капелька смазки. Потом она мыла свою маленькую целочку теплой водой, вытирала зачем-то полотенцем досуха, и, оставаясь в шкoльном платьице, шла к себе в комнату. Там задирала подол до самых сисечек, садилась в позе лотоса на неубранную с утра кровать, приставив к стене подушку, и выставляла напоказ куклам и плюшевым мишкам, стоявшим на полке напротив, свою прелесть, свое девичье сокровище — голенькую безволосую писечку. Убедившись, что все «зрители» на месте, она принималась за дело. Настя запускала свои детские пальчики меж распахнутых при сидении в позе лотоса губок и, медленно, исследуя себя, перебирала розовые лепесточки, дразнила клитор и тыкала пальчиком как могла в дырочку. Она периодически мочила пальчик соком своей писюльки. Делала она это, закрыв глаза и запрокинув голову назад. Так могло продолжаться полчаса, а то и час, прежде чем Настина целочка, изливаясь соками на простынку, заставляла свою хозяйку выгибаться дугой, почти что вставая на мостик и выпячивая свою оргазмирующую писю всё выше и выше, «на всеобщее обозрение».

Сейчас же уже взрослая Настя стояла раком и отчаянно двигала задом, насаживая еще и еще раз свою бритую разгоряченную киску на почти каменный ствол. Она вспоминала свои детские «забавы с голой писей» после шкoлы и представляла те ощущения, накладываемые на то, что творил растолстевший как кабан и твердый как сталь член в ее трепетной вагине в эти самые мгновения… У нее такое уже бывало во время мастурбаций, но тут все было в десятки раз сильнее!… Волна томных судорог пробежала по всему ее голому телу, по спинке, по животику, и нырнула куда-то как будто бы прямо в попочку. От этого девушка громко застонала, а вернее взвыла, колени затряслись, ноги подкосились, а пися резко сжалась изнутри и обхватила таранящий ее член. Горячий поршень тоже не выдержал такого натиска и, вонзившись в последний раз в розовую мокренькую плоть до упора, стрельнул семенем в самую вглубь сладкой пизденки. Струя спермы была такой мощной, что похотливая девчонка почувствовала ее обжигающие хлесткие удары внутри себя: «раз… два… три… « и брызги снаружи — они оросили и стену, и белые булочки ее нежной и блестящей от пота попы. После этого Настя рухнула на бок без сил, а член безучастно повис, оставаясь частью Капсулы.

Настенька часто дышала, приходя в себя от такого сумасшедшего оргазма. Ее животик поднимался вверх, а потом судорожно опускался, несколько раз подрагивая при каждом выдохе. Не было ни сил, ни желания шевелиться. Носиком и губами Настя почувствовала какие-то мягкие прикосновения, это был один из членов, торчавших из пола. Его запах неожиданно сильно подействовал и возбудил еще не отдышавшуюся девушку. Она тот час приоткрыла ротик и заглотила его. Снова закрыв глаза, малышка решила просто с наслаждением, не спеша пососать член. Он был таким мягким и скользким, что она с невероятным упоением обрабатывала его своим проворным язычком.

Сладостные ощущения опять стали уносить девочку в страну собственных, только ей одной ведомых фантазий и воспоминаний. Ей почему-то вспомнилось, как однажды, когда ей было n, она зашла в аптеку и, страшно краснея и смущаясь, купила там себе небольшую клизму. Нет, доктор не прописал ей клизмы, и никто не просил ее о такой покупке. Тем не менее, она купила ее именно для себя, вернее для своей юной попки. Дело в том, что, устраивая почти ежедневно для кукол в своей комнате «концерты», главным номером которых было соло маленькими пальчиками на голенькой, но уже поросшей нежным пушком писечке девочки-подростка, сидящей в позе лотоса, при поднятом до подмышек подоле платья, она стала понимать, что та дырочка, что пониже — ее попка — тоже хочет чего-то, но никак не могла понять, чего. На обычные ласки, от которых ее же писька просто сходила с ума, попа почти не отвечала. Требовались исследования. Для этого и нужна была клизма. Прежде всего, она помогала легко решить вопрос гигиены перед такими исследованиями. Ну и помимо этого гладкий и длинный, сужающийся к концу и более толстый у основания, наконечник клизмы тоже наводил на размышления. В тот день она просто решила, что писю сегодня трогать не будет, а исследует свою попку. Купив клизму, Настя как обычно пришла домой и заперла дверь. Вымыла в ванной руки и саму клизму с мылом. Потом пописала, задрав подол, и присев на корточки как она это любила. В этот раз она решила платье все же снять, чтобы не намочить. Промыть попу при помощи нового устройства оказалось делом не столь уж простым, но всё же выполнимым. Совершенно голая и абсолютно чистая, она вышла из ванной и пошла к себе. Сегодня она решила не садиться на кровать, а лечь и согнуть в коленях ноги, потому что так удобнее, да и куклы смогут лучше видеть все происходящее с ее маленькой попочкой. Наконечник, снятый с клизмы, никак не хотел входить в сухое и тугое розовое отверстие. Было больно, но ничего не выходило. Точнее наоборот не входило в девичью попку. Но интерес от этого только нарастал! И тут Настю осенило! Она голышом сбегала на кухню и принесла оттуда на кончике мизинца немного сливочного масла. Усевшись теперь опять в свою излюбленную позу лотоса, Настя поднесла маслице к своей попке и постаралась расслабить ее как могла. К ее удивлению, в этот раз девичье очко распахнулось перед ее тоненьким пальчиком и она втолкнула туда обильно намасленный мизинец, стараясь продвинуть кусок тающей от внутреннего тепла попы дополнительной смазки. Во второй раз мизинец нырнул в попу уже весь, потом она вогнала туда поочередно другие два пальца, которые были заметно толще. Попу распирало изнутри, и было ужасно стыдно, никаких острых ощущений не наступало, но от стыда и предвкушения какого-то разврата, писечка у Насти обильно текла и трепетала, клитор набух и пульсировал. Тогда она решилась вставить в промасленную попочку лежавший рядом наконечник от клизмы на всю длину и оттрахать пальчиками свою уже изнывающую пизденку. Оргазм поимел в этот день девочку в обе дырочки. Она кончила, едва начала ласкать свою нежную промокшую писюльку. Она была сейчас горячей и скользкой как никогда. При этом те сладостные волны, которые накатывали ей в попку со стороны спины перед оргазмом, были усилены в десятки раз вставленным в нее твердым предметом. Настенька, когда стала кончать, сильно кричала и даже упустила несколько капелек мочи из своей целочки прямо на кровать…

Из мира воспоминаний девушку вернуло ощущение того, что кто-то положил ей руку на бедро, а потом ласково погладил большой сильной и теплой ладонью по голой попе, скользнув пальцами по анусу. От неожиданности она открыла глаза, резко повернула голову и выпустила изо рта член, который давно уже извергся ей в горло тягучей спермой и сейчас просто нежился у нее в ротике в приятном обществе ее мягкого язычка.

То, что Настя увидела, ошеломило ее! Прямо на ее голой попе лежала действительно мужская рука, которая также как и члены происходила прямо из стены Капсулы. Рука была массивной, тяжелой и жилистой. Ком подкатил к горлу. Она постаралась инстинктивно отстраниться, но тут же почувствовала, что за плечи ее тоже держит такая же сильная рука. Только сейчас она поняла, что рука была не одна. Из каждой стены, из пола и потолка Капсулы высунулись по две сильных мужских руки, которые без труда могли дотянуться до Насти, где бы она от них ни пряталась. «Зачем руки?… « — вертелось у нее почему-то в голове.

Ответ на этот вопрос нашелся сам собой и не заставил себя ждать… Усталое после бурного секса и испепеляющего оргазма тело Настеньки не слушалось ее, ноги дрожали и подкашивались даже когда она попыталась встать на четвереньки. Сильные руки подхватили голую девушку в тот самый момент, когда она собиралась рухнуть на пол без сил. Две руки — те, что сверху — обняли ее за живот, руки спереди подхватили под груди… Собственно, этого было более чем достаточно, чтобы не дать ей упасть. Но Капсула этим не ограничилась. Руки сзади прильнули к девичьей попе, вцепились в нее пальцами, раздвинули булочки и стали теребить около дырочки. Одна из нижних рук легла на лобок так, что два пальца нырнули в мокрое от смазки и спермы влагалище.

Вдруг, как по команде, все эти руки начали «рукоблудствовать» — мять, лапать и дрочить Настю везде. Вырваться из подобных объятий было абсолютно не реально! Похотливая девушка стала терять сознание от вновь нахлынувшего возбуждения. Сквозь пелену, затянувшую ее сознания, она даже удивилась сама себе: откуда силы на похоть после такого двойного траха всего несколько минут назад?

Все руки действовали слаженно и согласованно. Они вертели и переворачивали истекающую соками Настю как хотели. То клали ее на спину и, широко раздвинув ноги, совали по несколько пальцев сразу в молоденькую письку, то, смочив их там, пихали пальцы Насте прямо в расслабленную попочку, широко раздвинув ее мягкие булочки. Другие руки при этом мяли ее животик и грудки. То опять переворачивали лицом вниз и почти к самому потолку задирали ее загнутую раком попу, чтобы играючи вставлять в окончательно размякшую от смазки писю один торчащий сверху член за другим, как бы заставляя ее коллекционировать ощущения от пеннисов разного калибра. Тонкие и длинные члены молниеносно проскакивали в щелку, не вызывая поначалу никаких ощущений и лишь когда упирались в глубь девичьего лона, заставляли девушку невольно громко охать. Более толстые стволы входили в киску более туго, с некоторым естественным сопротивлением, делали они это медленно, смакуя каждый миллиметр продвижения внутрь девичьей щелки и заставляя ее хозяйку судорожно трепетать и в голос завывать от новой волны наслаждения.

Руки бережно, но крепко держали Настю, бесцеремонно заставляя ее принимать самые невероятные и бесстыдные позы, о которых, наверное, и в самой Камасутре ничего не написано! Но ей это безумно нравилось. Особенно будоражила ее сексуальность хватка тех двух огромных мужских рук, что держали ее за самый низ обнаженной талии, положив большие пальцы на верхнюю часть ягодицы. Именно эти руки и насаживали Настину писю на колом торчащие из стен и потолка мужские органы.

Члены сменяли и сменяли друг друга, жадно лакомились девичьей плотью. Некоторым из них хватало даже тех двух-трех погружений в тело девушки, которые им предоставлялись, чтобы бурно излиться горячей струей прямо ей внутрь. Именно по этой причине по Настиным ногам стекали обильные густые потоки спермы, смешанной с соками ее щелки.

И вот, в очередной раз перевернув ее и уложив на пол лицом вверх, Капсула распластала девушку, высоко подняв раздвинутые ножки и затем плотно прижала их ей у животику. В этот момент она почувствовала, что сейчас с ней произойдет что-то новое. Множество рук ласково, но сильно держали ее со всех сторон, не давая шевельнуться, а одна из них необычно глубоко и нежно ввела в писю сразу три сложенных вместе пальца подушечками вверх. Пальцы немного пошевелились внутри, как будто нащупывали что-то… Потом начали делать с Настиной писечкой такое, от чего она сразу начала в голос стонать, кричать, извиваться и сотрясаться. Нет, не от боли, а от ощущения перманентного оргазма.

Пальцы нащупали и вот теперь умело дрочили Насте точку G. Она находится не глубоко — как раз удобно достать мужским пальцем! Под лобком, в щелке у любой красотки есть такая точка или зона. Настя слышала об этом ещё в студенчестве и даже читала что-то, но никогда не могла сама себе ее нащупать, сколько ни экспериментировала. А вот сейчас она лежала на спине, вспотевшая, обильно выебенная горячими членами и залапанная восемью парами мужских рук, и одна из них искусно охаживала ее нежную девичью пиздочку, прямо в точке G. Притом делала это столь умело, что ей хотелось, чтобы ощущение от этих ласк длилось вечно, и чтобы те три умелых пальца никогда не покидали ее похотливой писюлечки, а мяли и дрочили бы ее щелочку всегда. Тем временем, одна из рук стала в такт движениям пальцев внутри щелки слегка надавливать Насте на животик внизу, как бы накатывая дополнительную волну сверху вниз, прямо к писе. Ощущения от этого возросли многократно и выносить этого девчонка уже не могла — она затряслась вся крупной дрожью, застонала еще громче, а точнее взвыла, и кончила, выпустив из голой широко раздвинутой щелочки несколько мощных струек, оросивших потолок и стены Капсулы.

Этот факт весьма озадачил ее. По ощущениям было похоже, что она только что описалась, но произошло это как-то странно. С одной стороны, когда она даже после очень долгого терпения добегала до туалета, никогда не испытывала оргазма, тем более такого, как только что испытала. С другой стороны, в последнее время с ней ни разу не случалось описаться ни во время секса, ни при мастурбации. Смутное недоумение сменили догадки. В свое время, интересуясь подробностями относительно пресловутой точки G, Настя много читала об этом разных научных (и не очень) статей. В некоторых статьях упоминалось описание того, что с ней только что произошло, это был так называемый сквирт — серия энергичных выбросов струй жидкости из уретры женщины при бурном оргазме. Там также говорилось, что происходить это может у некоторых женщин особенно при умелом дрочении той самой точки G.

Думая обо всем этом сквозь пелену забытья, Настя, тяжело и глубоко дыша, лежала на полу на спине, в позе звезды, бессильно распластав свои конечности. Руки же самой Капсулы продолжали гладить и трогать ее, но уже не так активно, давая девушке отдохнуть. Все ее тело то и дело вздрагивало от судорог, пиздочка пульсировала, истекая соками из обеих дырочек. В ушах шумело… Но было хорошо… Мысли путались, но самой ужасной ей в этот момент казалась та мысль, что если она сейчас откроет глаза, то не увидит ни членов, ни рук, ни Капсулы. Почему? Да просто ей хотелось еще!!! С этим она и провалилась ненадолго в состояние, похожее на сон…

Очнулась она от того, что ее стали поднимать вверх сильные, но нежные руки. Ее приподняли, перевернули лицом к полу и согнули, почти придвинув лицо к ногам, согнутым в коленях. Она сразу догадалась, что теперь пришел черед быть оттраханной ее нежной попочке! Нельзя сказать, что от этой перспективы она была в восторге. Дело в том, что опыт анального секса у нее в жизни был всего один раз, да и то не удачный. Однажды Виталий (ее бывший парень в студенчестве), когда они остались одни, видимо, насмотревшись порнухи, предложил ей попробовать в попку. Настя наотрез отказалась, сказала что это грязно, глупо и противоестественно! Но он был очень хитер и настойчив и все-таки уговорил ее попробовать, предварительно заставив выпить пару бокалов вина. Он тоже был в этом деле не искушен, поэтому когда стал вставлять член Насте в зад, ей стало больно, она сжала попку, член тут же выскочил, а презерватив порвался. Они оба рассмеялись и не стали больше пробовать.

Сейчас у Насти положение было совсем другим. Во-первых, разрешения на то, чтобы взять ее в попу, Капсуле, похоже, не требовалось. Во-вторых, сексуального опыта, да и сил у Капсулы было гораздо больше, чем у ее тогдашнего партнера, так что вопли бедной девушки и сжатая попка ничего бы не изменили. В-третьих, презервативом пользоваться никто вообще не собирался! До сих пор ее пялили голые члены! Вот и теперь собирались выебать абсолютно голым горячим мужским органом в совершенно беззащитную, трепетную, мягкую, теплую мокрую девичью попочку! Самым удивительным для нее самой в этот момент было то, что ни о каком сопротивлении она и не помышляла! Настя мысленно была даже благодарна Капсуле за то, что она до сих пор с ней вытворяла, и поэтому девушка была готова с радостью проститься сейчас и со своей анальной девственностью, доверив этот деликатный момент умелым рукам и знающим свое дело членам.

Вся эта тирада мыслей пронеслась в голове у Насти, когда она уже почти парила в воздухе. Точнее, ее держали несколько пар рук: две за печи, прижимая голову к коленям, две за бедра, две за талию, удерживая девушку вертикально, задирая попу раком почти к самому потолку. Руки, расположенные на потолке Капсулы имели возможность бесстыдного доступа к обеим самым интимным частям девичьего тела — пизде и попе.

Как и раньше, Капсула не торопила события, давая возможность Насте привыкнуть к ее новому положению. А Настя и не думала сопротивляться, она смиренно подчинилась власти мужских рук, держащих ее в такой необычной позе. Несмотря на ее необычность, скоро Настя почувствовала, что от осознания того, что ее попка и пися сейчас ей не принадлежат, а отданы на откуп кому-то, кто непременно пожелает ими полакомиться, во всем теле опять нарастает сильное возбуждение.

Тем временем те две руки, что были на потолке, стали гладить и трогать Настину попку, расположенную прямо перед ними. Они то гладили ее ягодицы, то раздвигали их, массируя анус, то звонко шлепали по мягким голым булочкам. От шлепков попка тряслась как желе, и на ней оставались едва различимые следы от мужских пальцев. Шлепки вновь сменялись поглаживаниями и щекотанием нежных булочек и дырочки.

Настя приготовилась уже было к проникновению в попку, и даже расслабила как могла анальное отверстие, чтобы легче впустить туда член или пальцы, сосредоточившись на ощущениях там внутри. А тут вдруг на тебе… шлепки по заднице как нашкодившей девчонке. Ее никогда раньше не пороли, поэтому она представления не имела, как надо на это реагировать. Когда она попыталась что-то сказать, рука, принадлежащая полу Капсулы, прикоснулась пальцами к ее губам, давая знать, что возмущаться не надо, а затем настойчиво вставила ей в рот один из множества членов, торчавших тут же прямо из пола. Идея сосать член в то время, как по попе получаешь ощутимые шлепки, показалась ей сначала возмутительной, потом необычной, а через минуту невероятно возбуждающей.

Настя с упоением сосала член, проглатывая его соки и зажмурившись, а руки сверху в это время умело обрабатывали ее попу. Периодически сменяя шлепки на поглаживания, они все настойчивее интересовались дырочкой, проникали в нее каждый раз на миллиметр-другой дальше, смачивая пальцы соками, обильно текущими из находящейся в непосредственной близости ее растопыренной розовой пиздочки.

Очень скоро настойчивость рук была вознаграждена — Настина попочка уже легко впускала в себя даже не один, а сразу два мужских пальца на всю длину. Ощущения Насти от пальцев в попе были сначала неприятными, но постепенно она стала привыкать к ним и ужа ждала их снова и снова.

Вдруг руки, занимавшиеся Настиной попой, нашли себе новое занятие. Одна из них продолжала разрабатывать Настин задик то одним пальцем, то сразу двумя. Другая рука сменила положение и оказалась прямо у входа в писю. Настя тотчас узнала знакомую форму трех пальцев, вставленных неглубоко в щелочку подушками вверх. Ей опять решили подрочить точку G, но на этот раз совместить это с ласками внутри попки. От этого она еще глубже засадила себе в горло член, который сосала. Член тут же напрягся, запульсировал и выстрелил ей в рот обильным горячим густым фонтаном спермы, которую девушка сразу с жадностью проглотила. После этого выпустила обмякающий член и стала искать другой. Руки, которые были снизу, охотно помогли ей в этом, даже услужливо перехватив ее плечи по-другому, чтобы ей было удобнее сосать и получать удовольствие от того, что сейчас будет происходить с ее пизденкой и попочкой.

Три пальца во влагалище уже знали свое дело, они сразу нащупали Настину точечку и умело обрабатывали ее так, что девочка потеряла дар речи. При каждом ритмичном надавливании на точку G, Настю передергивало с каждым разом все сильнее и сильнее, она мычала и всхлипывала, отчаянно засасывая член, который был у нее во рту. И вот опять — рука на животе гонит волны к лобку, к щелочке, в такт надавливаниям пальцами изнутри. Ощущения еще усиливаются… Настя даже не замечает, что у нее в попке уже не два, а все четыре пальца, вставленных почти до самого основания. Еще волна по животику к лобку, еще надавливание… волна, надавливание… «Мммффф… ааааааа! А! а!… Ой! мaмoчки! Как сильно… ааа!!» — кричала Настена, кончая и выпрыскивая из писи горячие и длинные струи своих соков в разные стороны.

В ушах шумело, попу распирало от вставленных в нее пальцев. Их толщина была заметно больше толщины среднего мужского члена, а это означало, попка ее готова к ебле. Рука, которая только что занималась ее щелкой, оставила ее в покое и вернулась к попе. В паре с другой рукой они перехватили выпяченный девичий задик поудобнее и попятили его на первое свидание с членом.

Член был выбран не самый тонкий, но и не огромный — Капсула пожалела малышку. Настя немного напряглась и замерла в ожидании начала нового для нее действия. И вот, наконец, первый нежный тычок в попкину дырочку мягкой но упругой плоти мужской головки… Второй, чуть более настойчивый… Третий… Четвертый, и вновь член галантно отступает, придавая тем самым еще больше значимости моменту. От возбуждения и предвкушения чего-то нового и неотвратимого, мышцы внизу живота у Насти сократились, чем вызвали излияние обильного потока спермы из киски.

Похоже, это было именно то, что было сейчас нужно Настиной попке и ее первому сексуальному гостю. Мужской орган моментально изогнулся к низу и подхватил горячий густой поток, вытекающий из девичьей писечки. Обильно смочив головку, член одним движением ловко перенес практически все содержимое этого потока к попке и в этот раз чуть сильнее обычного надавил на дырочку и напрягся.

Настя даже вскрикнуть не успела, как пухлая головка проникла внутрь и полностью скрылась за колечком ануса. Поторчав в попке у девушки некоторое время неподвижно, член, вращаясь и извиваясь продолжил движение внутрь все глубже по тесному коридору Настиной попки. Руки стали помогать ему в этом, напяливая попочку на член. Девушка чувствовала, как колбаса члена проникает все дальше меж её мягких тёпленьких булочек. Ощущение было крайне необычное, попу распирало и натягивало, но не рвало — свое дело сделала смазка естественного происхождения, которую обильно впихнули ей туда непосредственно головкой пялящего ее сейчас члена. «Только не сжимать… не сжимать!… а то будет больно» — думала она про себя, закрыв глаза. А ствол тем временем вползал и вползал в Настину нежную попку, казалось, этому медленному движению вглубь не будет конца…

Вот, все же, Настины булочки ощутили на себе прикосновение чего-то большого и мягкого — стены Капсулы. Это означало, что весь член, на всю его длину, уже был введен ей попку! Вновь наступила многозначительная

пауза — член и попа знакомились друг с другом, ведь это было их первым настоящим свиданием!

Насте ужасно вдруг захотелось увидеть это зрелище — как выглядит член, до основания воткнутый в ее маленький голенькийзадик. Увидеть она этого не могла, так как висела в воздухе чуть ли не вниз головой, тогда она решила хотя бы пощупать. Настя попробовала достать до своей попы рукой, занеся ее сзади, но не дотянулась, тогда она просунула руку себе между ног, благо они у нее сейчас были достаточно широко раздвинуты, и дотронулась кончиком пальца до краешка растянутого колечка ануса. О боже, как широко он был растянут, и как напряжен! Она сделала несколько ласкающее-дрочащих движений пальцами по своей попке, заодно ощупав и основание члена, торчащего из нее. Напряжение стало понемногу спадать. Настя продолжала «разглядывать», а точнее щупать свою попу пальцами и постепенно опять вошла во вкус, вероятно от того, что внутренняя часть ее ладони все это время елозила по розовым губкам щелочки и клитору.

Тут член начал совершать небольшие пульсирующие движения в Настиной попке. Интенсивность и частота их постепенно возрастали и стали смешиваться с движениями взад и вперед. Руки также начали постепенно раскачивать девичью попку в такт пульсациям члена. Движения члена внутри попки стали более заметными, Настя не могла всего видеть, но пальцами чувствовала, что член ходит туда-сюда, высовываясь из отверстия ее попы уже на 2—3 сантиметра. Выходит, чтобы потом снова вернуться и скользнуть в мокрую норку её жопки. Руки властно удерживали девушку и задавали ритм ее первому акту анального секса. Настя убрала руку, чтобы не мешать Капсуле ебать ее в попку, ей очень не хотелось чему-то помешать, она была готова на что угодно, лишь бы все прошло гладко, она боялась разочароваться в новом для нее виде секса, так как интуитивно чувствовала в нем какую-то свежую интригу. Она бессильно обмякла в крепких объятиях рук Капсулы и решила просто отдаться в попу, прислушиваясь к своим новым ощущениям.

Тесная попочка усердно ласкала вздыбленный член, с каждой секундой приближая его к неминуемой разрядке. Ритмичные движения рук, раскачивающих девичье тело, снова и снова насаживая ее на мокрый блестящий от влаги ствол, скоро вынудили его сдаться. Член, в очередной раз, скользнув в попу, напрягся сильнее обычного и через мгновение закачал в Настенку смачную порцию горячей спермы, которая ох как нужна была ей в качестве смазки для продолжения начатой игры.

Сама же Настя никакого оргазма пока так и не испытала, да и понятно — ощущения были необычными, даже немного болезненными. Однако к этому моменту боль почти полностью ушла и сменилась чем-то другим, новым и неизвестным.

Кончивший член моментально обмяк и выскользнул из попки. Руки Капсулы тут же засуетились, стали переворачивать ее, возвращая более естественное для человека положение — когда голова находится выше всего остального. Руки ее подхватили теперь так, как иногда мамаши держат младенцев где-нибудь в парке, давая им справить нужду. Именно такую странную ассоциацию вызвала у Насти ее новая поза. «Ничего — зато не вниз головой, уже лучше!» — усмехнулась она, и тут же поняла, что будет с ней дальше.

Для того чтобы удерживать девушку в таком положении требовалось всего две пары рук: одна держала ее подмышками, а другая — под согнутые в коленях ноги, широко при этом их разведя. Только что впервые оттраханная попа ее висела прямо ад полом и была обречена принять в себя нового гостя. Она была почти полностью расслаблена, и из нее обильно вытекала сперма.

Девушка тяжело дышала. Она была вся распалена! Ее волосы были взъерошены и падали на лицо. Насте удалось кое-как собрать их и вернуть в обычное положение. Все это заняло несколько мгновений, в течение которых с членами на полу Капсулы начали происходить метаморфозы: почти все они как-то сникли, уменьшились, практически слились с полом; все, кроме одного. Тот единственный член, который остался, находился непосредственно под Настей. Когда она опустила глаза и взглянула на него, она раскрыла от изумления рот и непроизвольно издала протяжный гортанный стон… Выглядело все так, как будто он вобрал в себя всю силу, мощь, похоть и главное — размер тех членов, которые совсем недавно были рядом с ним! В толщину он был с Настино запястье, а в длину — почти с ее руку. При этом он был невероятно твердым, жилистым и красивым! Еще некоторое время Настя смотрела, как этот монстр продолжал расти, пока не уткнулся в нежную девичью плоть снизу.

Как только это произошло, две руки пола Капсулы аккуратно, но властно, по-хозяйски впились в девчачьи булочки, и широко раздвинули их, вставив оба мизинца в уже немного разработанное отверстие. Затем они приподняли ее попку и занесли над залупой огромного члена. Все, что оставалось им теперь — просто отпустить Настину попочку, позволив ей под весом всего тела насадиться на этот поршень.

Все произошло теперь гораздо быстрее, чем в первый раз. Хуй проник в попку быстро и гораздо глубже, чем раньше. Разрывающая боль пронзила девчушку, но поделать она уже ничего не могла. Позволив члену ворваться во влажную попку обессилевшей девочки, руки Капсулы начали теперь медленно приподнимать её, понемногу снимая с поршня. Она чувствовала, как двигается внутри нее этот гигант, она ощущала каждый выступ, каждую жилку и вздутую вену на этом члене.

Почти полностью сняв попку с члена, руки снова позволили ей опуститься на него. Так продолжалось какое-то время, пока Настя не почувствовала, что боль опять понемногу уходит и уступает место приторному ощущению стыда и похоти. Темп движений попочки на члене возрастал, но и их размах тоже не уменьшался. Огромный, горячий, почти железный член порол Настину задницу почти насквозь. Иногда ей самой казалось, что он вот-вот проткнет ее, но ничего такого не происходило. Он просто лакомился девочкой — он смачно, со знанием дела ебал ее в попочку.

Настя сама не помнила, в какой момент она начала стонать, а потом кричать, отдаваясь полностью ритму пялящего ее невероятных размеров члена. А член и не думал сдаваться! Из него обильно выделялась смазка, которую он закачивал в попу подобно настоящему поршню. Ствол его блестел, высовываясь не надолго из попы. Капсула была наполнена девичьими криками и стонами. В те же мгновения, когда они смолкали, отчетливо слышались довольно громкие свистяще-чавкающие звуки, характерные для ебли в попку. Услышав их, девушка невольно заинтересовалась, а как это должно выглядеть?..

Она наклонила голову вперед и на этот раз смогла рассмотреть, как при очередном взлете, из попки выскакивает бордовая залупа, размером почти с Настин кулак! Она была горячей, упругой, но в то же время очень мягкой. Через мгновение она снова ныряла в наседающую на нее попу, вытесняя из нее воздух и струйки смазки и заставляя ее хлюпать и посвистывать.

Чуть выше всего это располагалась голенькая безволосая пизденка Насти. Она была полураскрыта и обильно увлажнена. Клитор тоже набух и был похож на крупную виноградинку. Девушке непременно захотелось уделить сейчас и ей хоть немного внимания. Тогда она поднесла свою руку и начала трогать свою истекающую щелку. В тот же миг нижняя рука Капсулы отстранила Настину руку и заняла ее место. Но и тут девушку ждал сюрприз — рука не стала просто дрочить ей клитор, она вытянула вперед все пальцы и со стремительностью ракеты устремилась в мокрое скользкое влагалище.

С неожиданной легкостью вся кисть мужской руки оказалась у Насти в пизде. После этого началось невообразимое: кисть расправила пальцы внутри и стала гладить, щупать, ласкать и дрочить все, что было у девушки в писечке. При этом эта рука стала помогать остальным поддерживать ритм траха в попу, поднимая и опуская девичий задик на члене, не переставая перебирать пальцами внутри письки.

В тот момент Настя поняла, что все предыдущие оргазмы, что она испытывала за свою жизнь, включая даже те, что испытала, находясь в Капсуле, были ерундой! Сейчас ее просто перло и растопыривало: выворачивающий наизнанку оргазм охватил все ее молоденькое тельце, пронизывал животик, крутился как торнадо в попочке, извергался вулканом в пиздочке, жалил в сосочки нежных сисек. И длилось это гораздо дольше, чем обычно, ей казалось, что целую вечность. От этого процесса у девушки почти остановилось дыхание — ей просто было некогда дышать — она кончала, кончала и кончала, постоянно крича и разбрызгивая капельки и струйки своих соков из попки и писи. А в попу все ебали и ебали, а писю, дроча, почти вывернули наружу, конечно же, не забывая и про точку G и многие другие тайные девичьи прелести… Настя закрыла глаза.

Через какое-то время она перестала слышать и свои крики, и чавкающие звуки, исходившие из пизденки и попки. Им на смену пришел совсем другой, монотонный гудящий звук, который то появлялся, то исчезал. Настя невольно прислушалась и поняла, что это вовсе не тот звук, похожий на звук дрели, после появления которого она очутилась в Капсуле, но в то же время, звук был очень знакомым. Он то пропадал, то вновь возникал, каждый раз приобретая новую тональность. Он то гудел, то жужжал, то почти звинел…

Желая понять, что это такое, девушка приоткрыла один глаз, затем второй. Яркий свет ослепил ее. Немного поморгав, она привыкла к свету и увидела свою родную ванну, полную воды, расслышала звук булькающей у нее в ногах струи из крана, и разглядела, наконец, свой мобильник, вот уже минуту трезвонящий в режиме виброзвонка на самом краю тумбочки, куда она сама его и положила сразу после того, как начала набирать воду.

Еще секунду-другую помедлив, Настя немного приподнялась и мокрыми руками схватила трубку. Это была Ирка, она сказала, что они уже готовы ехать на дачу и заедут за ней через полчаса. Бедной Насте пришлось напрячься, чтобы вспомнить о планах на остаток уикенда, о том, что с ней происходило сегодня, вчера, о том, кто она вообще такая…

«Приснится же такое! Должно быть, это после обеда в фаст-фуде! Надо завязывать!» — пронеслось у нее в голове! Она встрепенулась, еще раз осмотрелась — все было вполне реальным и привычным, да и голос подружки, с которой она говорила только что, был весомым аргументом в пользу того, что реальность вернулась. Вот только уверенности в том, что все, что было до этого, было сном, почему-то не было.

Настя решила немедленно вылезать из ванны и начинать собираться — опаздывать она жутко не любила. Как только она сделала движение, недоумение вернулось к ней с новой силой: разработанную попку сильно саднило, а из щелки, да и из попы тоже обильно вытекала самая настоящая мужская сперма, причем в невероятных количествах, так как будто ее только что поимел целый полк! Она осмотрела свое тело и нашла кое-где небольшие синяки от мужских пальцев…

«Нет, точно не приснилось! Ну не сошла же я с ума, в самом деле! Кому расскажешь — не поверят ведь ни за что! О! Надо будет Ирке сегодня вечером рассказать!… Интересно, что она думает об этом всем… Хотя… Нет! НЕТ!!! Ни фига-а-а!… Хрен тебе, Ирка!!! Это только мое! Не стану я об этом никому рассказывать!»

А Вы бы рассказали?..

Дата публикации 29.06.2024
Просмотров 2215
Скачать

Комментарии

0