Пациенточка

Было начало июля. Наконец-то прогремели выпускные. Я подала документы в вузы, все что теперь оставалось-это просто ждать.

Я всегда была довольно самодостаточной особой, мои взгляды на вещи никогда не подвергались критике, родители не мучили нравоучениями такого типа как — «надо так!», за свои поступки я привыкла отвечать сама. Поэтому, как вы понимаете, повзрослела я достаточно рано. Сопутствующим фактом еще являлось то, что недавно мне исполнилось восемнадцать и я наконец-то начала жить одна. Родители переехали в новоиспеченный частный дом в близлежащее Подмосковье, а наша квартира плавно перешла в мое единоличное пользование. Ну хотя как единоличное… вечеринки были, конечно, с размахом, как я и люблю. Душевные песни под гитару в 3 часа ночи, от полуживого исполнителя-в полне себе обычное явление. Никогда не забуду, как мой друг пометил цветник соседа снизу, так сказать вполне ожидаемое последствие триумфа-бутылка виски в одного. .оrg Но несмотря на все подобные инциденты, отношения со всеми у меня были вполне приятные. И как они это терпели?

На лестничной площадке у нас находилось по 2 квартиры, моим соседом был мужчина «в полном рассвете сил», но «силы» его были направленны в основном на работу-ни жены, ни детей у него не было. Во всяком случае, я их никогда не заставала, зато я видела молоденьких девушек, стабильно приходящих 2—3 раза в неделю.

«Вот это ляли» — думала я. «Чем же он их привлек?». Хотя, я догадывалась чем. Роман Павлович-высокий мужчина, средней комплекции, с густыми каштановыми волосами и карими глазами. По натуре он холерик, любит острить, всегда имеет в запасе хороший коньяк, его напористый взгляд меня постоянно смущал, а от его навязчивых и неоднозначных предложений зайти к нему в гости я всегда отшучивалась.

Дело в том, что Роман Павлович был врачем, а если с уточнением, то занимался он исключительно женским здоровьем. Так же преподавал в вузе, вот и разгадка к причине такого интереса среди молоденьких студенток. Все хотели сдать экзамены хорошо, чтобы не расстраивать родителей. Такие мысли всегда вызывали у меня смех.

Я стояла на балконе общей лестничной площадки и удовлетворяла потребность в очередной дозе никотина. Курить я начала не так давно, просто захотелось курить-нет другого объяснения. На часах было 7 часов вечера, пятница. Насладившись садившимся солнцем, спрятавшимся за очередным жилым комплексом, я докурила и затушила бычок.

«Надо что-то думать, куда-то деваться, город стал большим адским котлом. +29, все перспективы превратиться в плавленый сырок» — подумала я.

Неожиданно я почувствовала на себе чей-то взгляд. Я обернулась. Ну кто же это еще мог быть. Мой сосед, вернувшийся с работы смотрел на меня счастливыми глазами. Он широко улыбался и было видно, что его распирает от всевозможных вариантов «ироничного упрека» за мое курение.

Но я лишила его этой возможности. С абсолютно спокойным и невозмутимым видом, я предложила покурить и ему.

Такого поворота он явно не ожидал, но оставшись довольным от моей сообразительности, снова разулыбался.

— От хорошего врача не должно пахнуть табаком, — заверил он меня, акцентируясь на своей профессии. Он провел по мне своим взглядом, как он это умеет, конечно же, не без ухмылки.

— Если только спиртом, — на этой фразе я чуть не подавилась собственной слюной от смеха.

— А ты мне нравишься, — вдруг его лисий прищур пропал и на меня смотрели большие счастливые глаза, складывалось ощущение, что в моей иронии он нашел частичку себя.

— Пойдем ко мне, у меня есть для тебя кое-что.

Ну, конечно, знаю я эти «кое-что», слышимость в доме отличная. Но черт знает, почему в этот раз меня ничего не смутило.

Квартира была большой и светлой, впрочем, планировка у нас была одинаковая, только лишь в зеркальном варианте.

— Проходи на кухню, — я пока переоденусь.

Я села за барную стойку и начала катать мандарин.

— Чай, кофе или может быть чего-то покрепче? — Роман появился в длинном шелковом халате.

— Или что-нибудь и этот мандарин.

Он рассмеялся и потрепал меня по волосам. Затем удалился и вернулся с уже откупоренной бутылкой портвейна.

— А родители разреша… — хотел было снова схохмить мой знакомый, но я прикончила эту попытку своим взглядом.

— Я вот о чем хотел с тобой поговорить. Где я работаю ты знаешь, — он посмотрел на меня, получил подтверждающий кивок и продолжил, — летом нас направляют в санатории, куда приезжают люди отдохнуть и поправить свое здоровье. На каждого из нас дается одна бесплатная путевка. Я помню, что у тебя были проблемы со спиной, — он заглянул мне в глаза.

Он был прав, пару лет назад, на одной из тренировок по мотокроссу я нехило повредила спину.

— Отдельный номер, питание по принципу «аll inclusivе», фитнесс, бассейн, лес, река… в общем, все что нужно для счастья, — он закрыл глаза и улыбнулся.

— 14 дней отдыха, да еще и специалист проверит твою спинку!

Предложение действительно было заманчивым. Честно сказать, я была немного тронута проявленной заботой. Особых планов у меня не было, все поездки заграницу приходились на август. Мы выпили по бокалу, обсудили детали. Я согласилась.

За выходные мы подготовили все необходимые документы, я прикупила себе вещей.

Отправились мы в понедельник на машине доктора.

— Я сочиняю роман, Рома-Рома-Роман-мужчина всей моей жизни! — я начала подпевать радио.

Роман улыбался. Ехали мы около 3 часов, мило болтая о всякой всячине.

Территория санатория оказалась по истине внушительных размеров. Все было огорождено красивым кованным забором, везде росли цветы, газоны были ухожены.

В комнате, где мне предстояло жить последующие 30 дней было очень хорошо. Я аж обомлела. Стены были выкрашены в нежно-голубой цвет, мебель была белой, повсюду находились украшения интерьера. В центре комнаты стояла огромная круглая кровать, стена напротив была зеркальной… Отдельная гардеробная и личная ванная комната.

На следующие утро у меня на столе лежал конверт, где была моя карта и несколько направлений.

Я завершила все через час, отдала карту медсестре.

— Подожди, вот еще, — она протянула мне листок, — зайди к Роману Павловичу.

Мое сердце упало. Только не это. Уж это никак не влияет на проблемы с позвоночником! Он издевается!

Я шла по коридору, мои ноги немели. Затаив дыхание, я постучала.

— Это ты! — он улыбнулся. — Я как раз тебя жду, — он снял очки и отстранился от бумаг.

Я стояла у самой двери, было заметно, что я никуда идти не собираюсь. Но мне пришлось. Я аккуратно присела на самый дальний стул.

— Э-нет, так дело не пойдет! — он указал мне на стул, стоявший у его стола. — Садись!

С ужасом понимая, что все страшное еще впереди, я пересела.

— Ничего не бойся, — он взял меня за руку.

— Я буду задавать тебе вопросы, а ты будешь отвечать мне, но только честно! — он улыбнулся мне. В его глазах я увидела что-то такое, что меня капельку успокоило.

— Со скольких лет у тебя начались месячные?

— С 13, — я насупилась.

— Хорошо. Как они проходят? Регулярно-не регулярно? Сколько в среднем дней?

— Нормально у меня с этим все. 5 дней… обычно.

— Жалоб нет? — он усмехнулся, заметив, что я совсем покраснела и не смотрю в его сторону.

— Нет, — тихо выдавила я.

Я уверена, что он должен был задать куда больше вопросов, но поняв, что сейчас от меня мало что узнаешь, решил, что расспрашивать будет в самом процессе.

— Ладно, вставай. Подойди ко мне.

Я шла очень медленно.

— Так. Распахни халатик!

Мои глаза сделались настолько большими, что я не могу привести сравнение.

— Да, да, придется тебя немного потискать! Ты хочешь, чтобы я это сделал сам?

Я стояла. Просто стояла открыв от волнения рот.

Одно движение и мой белый шелковый халатик лежал на стуле. Он оценивающе посмотрел на меня. Было видно, что он

не разочаровался.

Врач развернулся и усадил меня на кушетку. Затем надел перчатки.

— Лифчик растегиваем. Сама? Надо же! Ну умничка!

Я тяжело дышала, грудь вздымалась при каждом вдохе.

Одной рукой он взялся за грудь.

— Неплохая двоечка! Я бы сказал, уверенно подбирается к тройке!

Он внимательно осмотрел сначала правую грудь, затем левую, провел необходимые пульсации. Для меня-он просто меня лапал.

— Такие крепкие соски… давно таких не видел.

«Надо же и соски ему не соски!» — подумала я.

Роман Павлович пододвинул свое кресло поближе, начал внимательно на меня смотреть.

— Что ты чувствуешь? — своими опытными руками он начал массировать и теребить мои соски.

Я была в ярости.

«Что же он хочет услышать! Хочет что бы я это произнесла?!»

Внизу живота заныло, соски стали совсем твердыми.

— Я вижу, что все в порядке, — он прекратил и провел по груди рукой.

Что с ним происходило я не знаю, покраснев, я завесила лицо волосами и отвернулась.

— Ты очень милая, правда, — вдруг неожиданно услышала я. — Таких сейчас мало… Такая скромница оказалась! Не бойся меня и не стесняйся. Ничего плохого и лишнего я себе не позволю, обещаю.

Он протянул мне руку.

— Снимай трусики и залезай на кресло.

Он подал мне халат.

— Вот, накинь, а то я смотрю тебе совсем плохо, — он помог мне одеться и усадил на кресло.

— Ножки ставим сюда… так, хорошо.

Роман вклюсил лампу и отрегулировал кресло, затем поднял халатик вверх.

Я закрыла лицо руками.

— Как мне тебя осматривать? — он начал поглаживать мое бедро.

— Я открыла один глаз и вопросительно посмотрела на врача.

— Дело в том, что если ты еще у меня девочка, то это один осмотр, а если нет, то совершенно другой!

В голове промелькнула мысль, что можно соврать, но похоже он перехватил ее и добавил, — но я в любом случае сам все проверю, — и снова улыбнулся.

Я просто снова закрыла лицо руками, демонстративно показывая, что разговаривать не собираюсь, да и что тут скажешь.

Доктор положил свою большую теплую ладонь на мою промежность и начал медленно ее массировать.

— Для того чтобы ты расслабилась, больно зажатая, — пояснил врач.

«Хорошо хоть не спрашивает об ощущениях. « — усмехнулась я над самой собой.

Конечно, мне было приятно, но я сдерживала себя и не проронила ни звука.

— Барабанная дробь…

Он начал аккуратно вводить указательный палец в мое влагалище, продолжая массировать клитор левой рукой.

— В прочем, я не удивлен. Ты слишком красивая, — он начал сильнее массировать клитор.

Я издала протяжный стон.

— Во сколько лет лишилась девственности? — голос показался мне слишком серьезным.

Я молчала.

— Быстро, — тут я совсем испугалась.

— Хватит!

Роман смотрел на меня не сводя глаз.

— В 18 лет, Роман Павлович, — на моих глазах появились слезы.

Будучи не глупым человеком, он понял, что больше я не выдержу. Он велел мне встать и присесть на стул.

— Это всего-лишь плановый осмотр. Не нужно так переживать. Давай так, сейчас ты успокоишься и пойдешь отдыхать, а завтра мы спокойно продолжим. Договорились?

Я кивнула и быстро оправив халат выбежала из кабинета.

На часах уже было за полночь. Я сидела на широком подоконнике в коридоре и курила. Вот Лира, а вот Орел, Большая, Малая Медведица. В наушниках играла любимая мелодия. Я снова была собой. Спокойной, как слон.

— Почему не спишь? — ко мне кто-то подошел.

Передо мной стоял парень, на вид ему было около 25, на нем был белый халат.

«Какой симпатичный» — подумала я.

Он и правда был очень хорош собой. На руке извивался огнедышаший дракон.

«Хорошая работа» — промелькнуло в голове.

— Не привыкла ложиться так рано, — ответила я.

— Тоже сова? Что ж, придется свыкнуться. Сладких снов! — мой новый знакомый исчез в конце коридора.

В тот день я спала очень крепко.

На завтрак предлагался огромный выбор всевозможных блюд. После трапезы я пошла прогуляться по территории. На площадке играли в волейбол. Я познакомилась с ребятами и мы сыграли пару партий. Вечером мы договорились посидеть на веренде.

Я пришла к себе, приняла душ и переоделась. Только сейчас я заметила на своем журнальном столике букет.

«Вот это поворот.»

Я развернула записку.

«Аромат роз помогает быстро уснуть.»

Внизу была нарисована маленькая спящая сова.

Бутоны были большими и крепкими. Розы явно были очень свежими.

«Зачем так много? Да и от кого? Не может быть…»

Вариантов было не много.

«Надо будет обязательно поблагодарить его… Я даже не знаю кто он и как его зовут.»

После обеда меня ждало продолжение моей вчерашней незаконченной экзекуции.

— Как дела? — Роман сидел в за столом закинув ногу на ногу.

Я продемонстрировала большой палец правой руки.

— Я рад, — и снова пошлая улыбочка. — Проходи сюда.

Роман протянул мне анкету.

— Я подумал так будет лучше. Ответишь на все нужные мне вопросы здесь.

— Я облегченно вздохнула.

«Как часто… сколько партнеров… анал?!… мда.»

Несмотря на всю кавержность вопросов я ответила довольно-таки честно. Немножко приуменьшила второй пункт… а так, все нормально.

Я отдала бланк, врач велел мне снять шорты и подойти к кушетке. Тем временем, он бегло просмотрел мои ответы, конечно же, сопровождая все действо неизменной улыбкой.

Я вздохнула. Мне надоело себя накручивать и я просто смирилась.

— Ложимся на кушетку, опираемся на коленочки.

Дело было к вечеру, делать было нечего. Я приняла позицию.

Рукой он опустил мои плечи, тем самым больше прогнув мою спину.

— Можно ножки немного пошире? — он приобнял меня за внутреннюю часть бедра. — Прекрасно!

— Сейчас я возьму некоторые анализы.

Неприятно конечно, но терпимо. Горжусь собой.

— Пошли на кресло! — Роман Павлович начал напевать мелодию из Звездных Войн.

Я поперхнулась от смеха.

Он помог мне сесть.

— Только, пожалуйста, расслабься, я не хочу делать тебе больно.

Он надел чистые перчатки, устроился на стуле.

— Сейчас аккуратненько введу пальчики, — он утешал меня как мог.

Врач ввел мне во влагалище два пальца и начал ощупывать живот.

— Хорошо… так… да… отлично!

Он аккуратно убрал руку.

— Так, пока, то что я увидел, меня радует-все в порядке. Но завтра мы еще лучше сделаем узи. Я буду на месте с 8, приходи к этому времени, только не кушай ничего, хорошо?

Я кивнула и пошла одеваться. Я чувствовала его довольный взгляд смотрящий чуть ниже моей спины.

— Да, кстати. Ты уже познакомилась с Костей? Константин Александрович наш травмотолог. Он хотел взглянуть на тебя.

После обеда я отправилась на 3 этаж, отыскала нужный кабинет. Дверь была заперта и мне пришлось немного подождать.

— Приветик, — передо мной появился мой вчерашний новый знакомый, я обомлела. — Давно ждешь? — он достал ключи от кабинета.

«Какой приятный голос. «От неожиданности я растерялась.

— Прошу.

Мы вошли в кабинет.

— Спасибо за цветы, — я глядела прямо в глаза. В большие зеленые глаза.

— Пустяки, — он улыбнулся. — Что ж, рассказывай, что с тобой случилось.

Мы вместе сели за стол.

Я поделилась с ним своей душещипательной историей своего падения на трассе. Конечно же, в описаниях своих мучений я не скупилась. В конце рассказа у него должно было сложиться впечатление, что я могла бы стать звездой любого боевика, не меньше.

— Сейчас не занимаешься?

— Мотокросс пришлось забросить. Теперь только комфортные городские заезды.

— Хорошо. Давай я взгляну на тебя.

Он пересел на кресло. Я стянула топ.

— Только вот верх нужно будет совсем снять.

Он встал и расстегнул бюстгалтер. От такой оперативности я немного опешила, но возражать не стала.

Он посмотрел меня, я выполнила некоторые упражнения, все это было мне хорошо знакомо.

«Руки сильные и нежные…»

Я таяла от его прикосновений.

— Знаешь, у тебя все отлично! Тебя ведь ничего не беспокоит? — он развернул меня.

— Нет, все хорошо.

— Я и не сомневаюсь. Видел какая у тебя мощная верхняя подача, — Господи, я совсем забыла, что стою голая и поторопилась прикрыться руками.

Костя улыбнулся и отвернулся к столу, дабы не смущать меня и дать мне спокойно одеться.

— Я запишу тебя ко мне на массаж. Профилактика никогда не будет лишней.

Чуть позже мы спустились перекусить. Мы разговаривали обо всем на свете. Как же мы похожи! Я испытовала абсолютное доверие к этому человеку. До комнаты мы долетели на небольшой каталке. Костя разгонял ее и мы дурачились, как дети.

На прощание он провел рукой по моей спине, — Не болей!

Он исчез так же быстро, как и в прошлый раз.

Весь вечер мы провели с ребятами на веранде, как и договаривались. Но я ушла достаточно рано, в комнате меня ждали подаренные цветы…

ждете ли вы продолжения?

Дата публикации 26.06.2024
Просмотров 2474
Скачать

Комментарии

0