Ковадонга

Это произошло в 20… году, я тогда перешел на 5 курс одного из престижных Питерских ВУЗов, факультет дизайна, ну и по совместительству пятый год был капитаном нашей университетской сборной команды по футболу, которая блистала своими успехами далеко за пределами области. Ну, это я все рассказываю к тому, что парень я видный, начитанный, интересный и с огромными задатками лидера.

Так вот, на пятом курсе, в разгар бабьего лета или золотой осени я и увидел ее! Сначала увидел раз, на другой день снова, и так каждый день, в течение недели, пока не задумал познакомиться с ней поближе. А происходило это так: я каждое утро совершал пробежку по еще просыпающемуся, переливающемуся в первых лучах зари Питеру, недалеко от моего универа, а она, в этот ранний час уже располагалась на полянке с мольбертом и что то вдохновлено рисовала, не замечая ничего и никого вокруг (и даже меня, хотя редкие прохожие оставляли мою пробегающую мимо фигуру без внимания!).

У нее были каштановые волосы чуть ниже плеч, (цветом мне они, почему то напоминали шоколад из детства), футболка и кофточка мило обтягивали не очень большую, но стройную грудь, а тесные потертые джинсы — стройные ножки и ягодицы. Рост и комплекция у нее были средние, да и вообще, на первый взгляд это была обычная симпатичная девчонка, которых в Питере десятки тысяч, но вот именно в ней, что то меня заинтересовало. Каждый раз, когда я пробегал мимо нее, лучи солнца, пробивающиеся сквозь ветви деревьев, словно озаряли ее, отражались блеском в ее волосах, и все это олицетворяло какую-то таинственность, загадочность. Была в ней некая мистическая тайна, которую мне остро необходимо было разгадать. Вот так я и задумал познакомиться с ней, тем более, в тот период я в очередной раз был в свободном плавании (да это и немудрено для парня вроде меня), подружки у меня больше чем на 2 месяца (это рекорд!!!) не задерживались, но в принципе это всех устраивало… когда тебе 22, кажется что впереди вся жизнь и так много всего нужно попробовать, всего познать!!!

Это случилось в пятницу. Вообще я парень без комплексов, поэтому просто на обратном пути пробежки, я немного изменил свой маршрут, подбежал к ней и плюхнулся подле, тяжело дыша, прямо на траву (которая в это время года в Питере еще не увяла). Я лег на спину, подложив руки под голову (отличный прием продемонстрировать рельефные бицепсы) и прищурив от солнышка глаза, стал просто молча наблюдать за ней. А она глянула на меня лишь на миг, мило улыбнулась, обнажив ряд ровненьких беленьких зубок и показав умопомрачительные ямочки на щечках. С этого момента я понял, что в очередной раз влюбился! (швартуемся, капитан, свободное плавание подходит к концу!)

— Привет, я Дэн! — вспомнил я о правилах приличия.

— Привет, а я Пола! ­­ — у нее был приятный певучий низкий голос, который шел откуда то из глубины. (кажется капитан Влюбленность пропустил свой уже второй гол!)

— Пола? — изумился а?

— Полина — улыбнулась она — но друзья обычно зовут меня Пола!

— По-ла — словно смакуя на вкус я произнес это необычное и незнакомое слово, — Я тоже хочу быть твоим другом!

— Уже!

— То есть как, вот так сразу? — изумился я!

— А почему нет, мы знакомы уже неделю, просто вот разговариваем впервые, — снова мимолетно, но чертовски мило улыбнулась она! А мне жутко польстило, что она таки обратила на меня внимание.

— А ты не лежи на траве, земля уже холодная, можешь простудиться, особенно после пробежки, хочешь, можешь сесть на мою куртку — спросила она, указывая на свернутую оранжево-зеленую ветровку.

— А ты что, с медфака? — уточнил я улыбаясь во все 32 и послушно поднимаясь с травы.

— Нет, я с художественного.

— Вот черт — хлопнул я себя по лбу — точно, ведь ты часто рисуешь здесь, думаю медики слишком скучны для этого!

— А вот это ты напрасно так думаешь! Вот мoя мaмa, например и врач и отличный художник, участвует в различных художественных выставках, в перерывах, когда не вправляет кости и вывихи слишком заносчивым футболистам, — при этом она лукаво глянула в мою сторону и вновь улыбнулась, а солнце наконец позволило хорошенько рассмотреть цвет ее глаз — очень необычный, оттенка коньяка или чая, ну или если по правильному, наверное светло-карий, хотя именно ее глаза сравнивать со всеми другими светло карими — пустое дело, ибо у нее они были особенными, и цвет их был особенным и очень подходил ее волосам и смуглой коже. (а в наших воротах очередной гол! Капитан Влюбленность сегодня явно не в форме!)

—… футболистам? Ты это в мои ворота пенальти отправила? — шутнул я?

— Ну скорее в твой огород камень. Думаешь сложно тебя узнать, все девчонки на курсе про тебя судачат!

— Постой, так мы что, на одном курсе с тобой? Почему же я раньше тебя не замечал?

— А я приехала только в конце лета, перевелась с юга. Хочешь немного кофе? — она закончила рисовать, протирала и складывала кисти в специальную сумку.

— Ты хочешь меня угостить?

— Просто у меня собой термос, а пить одной скучно, да и неприлично, не предложить другу чашечку, — с этими словами она протянула мне небольшую чашечку-крышку от термоса, запах исходил ароматный, по-осеннему особенный и романтичный.

Так вот и произошло мое знакомство с Полой. С этого дня мы много времени проводили вместе, наши отношения активно развивались, переходя из дружеских, к более романтическим, но Пола оказалась тот еще орешек, не раскусываемый для меня!

С другой стороны мне было с ней не так, как с другими. Там (с другими) все происходило по обычной схеме, пару свиданий, секс, страсть, любовь, потом остывание и… (капитан, держим курс в свободное плаванье, впереди еще очень много неизведанных гаваней!). А вот с ней, все было совсем не так, и не потому что спустя два месяца наших отношений у нас так и не случился секс, она все больше затягивала меня в омут своей таинственности. Она была очень открытой, мы могли говорить обо всем на свете, затрагивать любые темы, но в то же время я чувствовал, что есть в ней что-то, о чем я еще не знаю, но самое главное, я уверен, что она рассказала бы мне обо всем, просто я сам не знал, ЧТО мне нужно у нее спросить, как сформулировать в словах ту мистическую тягу, ту космическую черную дыру в ее душе, которая тянет меня с каждым днем все сильнее, как неизведанные земли, но и все сильнее страшит, как сокрытая за семью печатями фатальная тайна.

Так пролетел выпускной курс, мы очень интересно проводили время, любили посещать выставки, театры, музеи, любили и пошалить, к примеру в музее отколоться от общей группы, спрятаться где-нибудь за колонной или в узеньком служебном коридорчике и миловаться страстными жаркими поцелуями, а потом аккуратненько вернуться в свою группу с пылающими щеками и горящими глазами.

Все было здорово, все как у людей, праздники, выходные, тусовки дискотеки. После нового года она переехала на мою съемную квартиру и мы стали жить вместе, вот только спали порознь.

Ну а с интимом у нас обстояло так: я позволял ей делать с собой все что ей хотелось, но она установила мне один запрет, ниже ее пупочка и выше коленок — мне ни ни! Даже в трусики нельзя было залезть! Пара попыток ни к чему хорошему не привели, она просто прекращала игру и уходила в другую комнату, и я решил тогда набраться терпения. Я пытался выяснить, почему она установила мне такой запрет, а она просто сказала, что очень целомудренная девушка и до свадьбы будет хранить свою девственность. Я пытался переубедить ее, ну или объяснить, что можно и будучи девственницей, получать неимоверное удовольствие лаская язычком или пальчиками клитор, но она словно не слышала меня! Я даже как то заикнулся, что анальный секс тоже доставляет удовольствие, но в то же время сохраняет девственную плеву целой и невредимой. Но она это восприняла по своему и стала уделять особое внимание моей попе. В итоге мне пришлось сдаться под ее напором и позволить ее пальчику проникнуть меня… ну и скажу я вам понравилось это мне! Так умело она что-то там проделывала, что мой оргазм усилился минимум на 20 пунктов! Она очень умело управлялась с моим членом (что как-то ставило под сомнение ее невинность и девственность), а как она делала мне минет по утрам, словами это сложно объяснить!

Ну а я довольствовался ласками ее миленьких грудок, шейки и коленочек! Порой она любила слегка доминировать надо мной, и мне (будучи с другими людьми бесспорным лидером) с ней это безумно нравилось! Но в целом, у нас складывались очень романтические отношения и со временем я понял, что моя влюбленность перерастает в любовь.

Как то теплым майским деньком, во время пробежки я принял для себя твердое решение, я решил сделать Поле предложение, жениться на ней, просто я уже не представлял своей жизни без нее, и мне казалось, что она тоже испытывает ко мне подобные чувства.

После успешной сдачи диплома, накануне выпуска из универа я сделал Поле предложение, подарил красивое кольцо, но только не с бриллиантом а с изумрудом, цвет которого очень ей шел. Ну а она, как девушка целомудренная, конечно не согласилась сразу же, но пообещала подумать над моим предложением! Но я даже и думать не смел, что ее ответ будет каким-то другим, кроме «да!». Я уже начал планировать наше ближайшее будущее: хотел чтобы после выпуска мы на несколько лет остались в Питере, (наклевывалась хорошая работенка), в самый разгар лета я хотел съездить с ней куда-нибудь за границу, а в августе сыграть свадьбу.

Но впереди у нашей команды были две важные игры, которые я никак не мог пропустить, поэтому мне нужно было уехать из города на пять дней. Вот эти пять дней я и дал Поле на размышления о моем предложении, когда мы танцевали с ней медленный танец на выпускном вечере. А на другой день мы с командой уехали на соревнования.

По возвращении я не сразу понял пустоты моей квартиры, но еще не увидев пустых шкафов, еще будучи в прихожей я понял что она ушла!

На столе была коротенькая записка.

Дорогой Дэн!

Любимый Дениска!

Возможно, я делаю сейчас самый страшный, самый подлый поступок в своей жизни, я точно знаю, что никогда не прощу себе этого, но еще, я точно знаю, что я, что твой брак со мной не сделает тебя счастливым, я уверена в этом на все 100! И даже дело не в том, что у меня никогда не может быть детей (это лишь малая из моих тайн). Помнишь, ты как то сказал, что чувствуешь, словно я хранительница какой-то страшной тайны, и я ответила, что так и есть. Прости, но я не могу открыть тебе эту тайну, хотя уверена, что ты поймешь меня и примешь такой, какая я есть. Я не боюсь того, что ты, возможно, отвергнешь меня, но я боюсь, что ты останешься, но при этом пойдешь вопреки своим желаниям, потому что любишь меня, я не хочу, чтобы ты мучился потом всю жизнь, со мной, такой! Прости меня, Милый мой, Мой Ненаглядный, ты даже не представляешь, как я люблю тебя, но ведь это я во всем виновата, это я довела наши отношения до этой черты, хотя заведомо знала, что вместе нам никогда не быть. Прости, что предала тогда, когда не прекратила, все в самом начале, прости что предаю сейчас, позорно убегая от тебя, словно дезертир, но по другому я не могу, не получается у меня!. Я молю прощения, но не смею надеяться, что простишь, прошу лишь об одном, не разыскивай меня, просто постарайся забыть! Я уеду очень далеко, и никогда, обещаю и клянусь, не попадусь больше на твоём пути!

Прости и прощай!

Пола

Я сидел на полу и обескураженно держал в дрожащих пальцах помятый листок этого письма, в голове роились тучи мыслей, а я, не смотря ни на что, смотрел на этот листок белой бумаги и умилялся аккуратным ровным буковкам ее почерка (вспомнились ее ровные белые зубки, когда она улыбнулась самый первый раз), я держал бумажку и чувствовал, что она еще держит в себе какую-то часть Полы, ее тепло, мокрые пятнышки от слезинок, еле заметный запах парфюма.

А потом я понял, что все это ерунда! Я понял, что люблю ее больше жизни и что обязан вернуть ее, нет, не разыскать, для того чтобы поговорить, повыяснять отношения, утешить разгоревшееся любопытство, а именно ВЕРНУТЬ!!!

Я еще раз вдумчиво перечитал письмо.

«и даже дело не в том, что у меня никогда не может быть детей.»

«я не могу открыть тебе эту тайну, хотя уверена, что ты поймешь меня и примешь такой, какая я есть»

«я не хочу чтобы ты мучился потом всю жизнь, со мной, такой»

«ты даже не представляешь, как я люблю тебя»

Пусть у нее страшная болезнь, онкология, пусть СПИД, пусть ей жить осталось считанные месяцы, пусть будет ЧТО УГОДНО, но я ВЕРНУ ее, во что бы то ни стало!!!

Мы будем счастливы, какая бы она не была, какую бы страшную тайну она не носила, ведь как ни крути, а уже многие месяцы я и сам являюсь частью этой (просто пока еще не открытой мне) тайны!

Ну а потом я начал действовать. Скажу сразу, что это не далось мне легко, но к счастью были связи, знакомства, где то помогла моя харизма, где то характер, напористость и привычка добиваться своего. Кое-кого пришлось мило попросить, кому то заплатить, кое кого прессануть, но в результате я разузнал все, что мне было необходимо, ее тайна была раскрыта!

У нее не так много было близких друзей, но был у них на курсе один чудик, с которым она очень близко общалась (я бы назвал его мaльчик-подружка), и если она что то и могла доверить, то только ему. Я знал это, чувствовал, хотя сама она об этом мне никогда не говорила. И я не хотел его бить, я вообще не конфликтный парень, но когда дело доходить до того, чтобы вернуть свою любовь, тут уж я иду на любые меры!

Вобщем сам он никакой, тюфяк-тюфяком, ее земляк, вроде как даже с детства знакомы, она его отшила еще лет в 14, и с тех пор он просто безмолвно следовал за ней, особых неудобств не доставлял, просто был, как я уже выразился мaльчиком-подружкой. А когда она переехала в Питер, притащился за ней. Ну сначала он начал юлить и отнекиваться, но я сразу почуял что он знает правду, я не буду вдаваться в подробности, но в итоге он все мне рассказал… конечно после этого хотелось прибить его за то, что ОН ОБ ЭТОМ ЗНАЕТ, но мне было не до него.

Голова раскалывалась от полученной информации. С одной стороны я пытался переварить услышанное, как-то осмыслить, понять для себя как люди живут с этим, привыкнуть и настроить себя на это. С другой стороны мне стало известно возможное местонахождение Полы (ну с точностью до 50 км), поэтому круг поиска значительно сузился, правда искать ее следовало в другой стране, в чем я впрочем и не сомневался, и я лихорадочно обдумывал план ее поиска.

Услышанное о ее особенности никоим образом не повлияло на мое отношение к Поле, никоим образом не оттолкнуло от нее (я готов был быть с ней, будь она хоть дьявол во плоти, хоть маньяк убийца, хоть носитель смертельного вируса — она была ЛЮБОВЬ всей моей жизни и этим все сказано). Оказалось, к счастью, все не так страшно, но в то же время, услышанное было полной неожиданностью для меня, обескуражило меня, потому что я почти ничего не знал об этом, но это было лишь делом времени. Всю информацию я почерпнул из Интернета и спустя бессонную ночь, уже более менее представлял себе с чем мы имеем дело. И вот когда все прояснилось, когда оказались расставленными все точки над»i «, я почувствовал такое облегчение, я понял что опасность миновала, что ей и ее здоровью ничего не грозит, и в моей душе окрепла и без того неслабая уверенность, что очень скоро мы будем вместе — НАВСЕГДА!

Через три дня, жарким солнечным утром, я уже пробирался по извилистым тропинкам в окрестностях крохотного городка Ковадонга, затерянного среди испанских гор. Никто не указывал мне путь, я следовал зову сердца, просто знал куда идти и шагал уверенными шагами. За спиной висел туристический рюкзак с необходимыми вещами, на мне светлые шорты и желтая майка, солнечные очки, летняя шляпа и легкие сандалии на ногах. Сердце вырывалось из груди, предвкушая встречу и я был уверен, что иду именно той тропой!

Спустя четверть часа, когда солнце еще не начало сильно палить, из-за поворота открылся завораживающий пейзаж (я знал что эта ВСТРЕЧА должна произойти именно так, волшебно!).

У подножия величественной горы небольшая полянка, усыпанная цветами, пестреющими разными красками, а в центре этой полянки возвышается огромный каштан, в тени которого стоит мольберт и склонившийся над ним, до боли знакомый силуэт. С каждым шагом она все ближе, я вижу, как весело перебирает легкий ветерок копну каштановых волос, как руки уверенными мазками наносят на холст краску, как волнится от того же ветерка подол ее легкого платья (а ведь я впервые вижу ее настолько женственной), вижу как прищуривается она от солнышка, пробивающегося сквозь густые ветви и как лучи этого солнца озаряют ее, словно в тот самый день, когда я увидел ее впервые.

Я не заметил, как остановился, словно вкопанный в десятке шагов от нее и не мог отвести взгляда, словно время замерло, позволив мне до бесконечности наслаждаться столь первозданной красотой природы и любимого мной человека!

Она заметила меня, но какое то время невозмутимо продолжала рисовать картину, а я впитывал каждое ее движение и просто не мог пошевелиться. Стоял как завороженный.

— Ну здравствуй! — словно откуда то издалека донесся до меня ее голос, — раз уж ты разыскал меня здесь, значит знаешь все обо мне, и тем не менее, ты здесь! Почему? Зачем?

И тут оцепенение прошло, я понял (вспомнил) ЗАЧЕМ я здесь! Я скинул рюкзак и ринулся к ней (словно пуля, пущенная курком, словно гончая, получившая команду настигать добычу) я буквально упал ей в ноги, сдирая свои колени в кровь о твердую каменистую почву. Я обнял ее за ноги, крепко прижавшись щекой к ее коленям.

«я нашел, я нашел тебя, теперь все будет хорошо, теперь мы обязательно будем вместе!» — шептал голос в моей голове.

Я склонился и стал целовать пальчики ее ног, торчащие сквозь открытые сандалии и покрытые дорожной пылью, я покрывал поцелуями ее ноги, миллиметр за миллиметром, а сам в душе благодарил Бога, судьбу, за то, что снова свели нас, благодарил Полу, за то что она есть в моей жизни, и благодарил свою жизнь, за то что я такой Счастливчик, благодарил Удачу, благодарил Любовь.

Я целовал ее лодыжки и стройные икры, округлые смуглые колени, с бархатистой нежной кожей, я осмелился нарушить запрет, мои пальцы заскользили ВЫШЕ ЕЕ КОЛЕН, приподнимая подол ее ситцевого платьица и открывая дорогу для все новых, неиссякаемых поцелуев.

Я был на неизведанных территориях, я нарушал запреты, я ломал возведенные препятствия, ничто не могло удержаться от моих горячих страстных поцелуев, казалось сама Стихия-Любовь вселилась в мое тело и орудует моими устами, осыпая нежное любимое тело поцелуями страсти. И вот, появилась конечная точка моего путешествия, тот самый рубеж, преодолев который, МЫ разрушим ту самую тайну, которая пыталась помешать нам быть вместе до конца.

Пола стояла, плотно сжав ноги, являя моему взору лишь три линии, образующие линией бедер и низа живота букву «Y».

И тогда я поднял на нее глаза, она смотрела на меня сверху вниз, ее глаза были широко раскрыты от ужаса, волнения, стыда и страсти, цвет ее глаз менялся от темно-орехового до бледно-желтого, леденцового. Наши взгляды встретились, вошли в контакт, словно ключ с замком или поезд с рельсами и в тот миг что то произошло (наверное так в сказке выскакивает из сердца оттаявший кусочек льда, или пробуждается спящая красавица)… и она доверилась мне, я еле заметно кивнул ей, ее пухлые губки приоткрылись от жаркого дыхания, а затем я почувствовал как расслабились мышцы на ее ногах, она немного расставила их в стороны и между ног у нее появился небольшой член и яички (да! вот она, эта странная страшная ее тайна, ее особенность, у моей девушки, вместо женских органов был мужской половой член).

Я осторожно взял его в руки, оттянул кожицу и затем погрузил себе в рот, чувствуя его вкус и то, как он, от прикосновения моего языка, пульсирующими движениями стал набухать от притока в него крови, от возбуждения. Она облокотилась о мольберт, теперь уже она сама придерживала подол платья, а я старался изо всех сил обласкать ее член, я облизывал и посасывал его, перебирал в руке яички и даже поглаживал влажным пальчиком дырочку на попке. Она тяжело дышала и постанывала, одной рукой держа платье, другой то придерживала мою голову, то сжимала и ласкала свои груди, с явно проступающими сквозь ткань платья набухшими сосками.

Я чувствовал, что она близка к оргазму, и понял, что цель моя уже близко, она попыталась было оттолкнуть мою голову, но ненастойчиво, скорее, чтобы дать мне знак, предупредить, а потом она растворилась в тумане оргазма и я почувствовал, как с каждым толчком ее пульсирующего члена мой рот наполняет густое семя, просачиваясь сквозь зубы и оставаясь на губах. Как только член перестал пульсировать, она тут же присела передо мной на корточки и впилась в мои губы специально для .оrg жадным поцелуем. От неожиданности я растерялся, а она воспользовавшись этим, высосала из меня почти все свое семя. А потом мы повалились тут же на траву и дальнейшее я помню смутно, была жаркая страсть, горячие поцелуи, прикосновения наших обнаженных тел в тени могучего каштана, стоны страсти. Казалось, мы пытались восполнить весь тот период, в течении которого не давали волю обоюдной страсти.

Мы доводили друг друга до оргазма, руками, губами, языками, ласкали и целовали самые потаенные участки наших тел.

Спустя время, в какой то момент я пробудился от легкой дремы (мы лежали на каком то покрывале, откуда оно появилось, я не помню). Время близилось к вечеру, жара спадала. Пола мирно дремала рядом, положив голову мне на грудь, и рассыпав по ней свои каштановые волосы. Я залюбовался точеными линиями ее фигуры, округлой грудью, стройными бедрами, плоским животом, и тем, что было внизу живота. Волосиков там у нее совсем не было, а небольшой член никоим образом не портил ее красоты, и никоим разом не лишал ее женственности. Я легонько высвободился из-под ее головы и встал, хотелось есть и пить, саднили содранные коленки, и болел член, на который обрушился неимоверный поток ласк человека, который до безумия любит тебя. Проходя к своему рюкзаку, я мимолетом глянул на картину, которую рисовала Пола. Там была изображена та самая тропа по которой я пришел к ней, поляны цветов, небо неимоверной синевы, величественные горы, но мое внимание привлекла другая деталь картины, по той тропе шел усталый путник, и присмотревшись я понял, что это я, сходство было n0-процентным! Так значит, она ждала меня, она хотела, чтоб я пришел, она думала обо мне! Это придало мне дополнительных сил и веры в то, что я все сделал правильно, что не отказался от своей любви, не испугался трудностей, разыскал ее и ВЕРНУЛ!

Уже в сумерках мы возвратились в деревню, где остановилась Пола и поменяв ее одноместный номер на двухместный, разместились там. Уставшие и голодные мы сначала пошли вместе в душ, мы намыливали друг друга и смывали с наших тел грязь и пыль, а когда стояли лицом друг к другу, наши члены приятно соприкасались и одновременно начали восставать (и откуда в них оставались еще силы). Когда мы достаточно возбудились, то сначала поочередно облизывали друг другу головки а потом стали тереться этими головками друг о друга, чувство было невообразимое. А потом я взял оба члена в одну руку и начал двигать рукой вверх вниз и через какое-то время наши члены излились в единовременном оргазме, перепачкав спермой наши руки, члены и животы. Я с любовь и нежностью облизал руки Полы, ее живот, поместил ее член в рот, и высосал из него все, что в нем осталось до капельки, а потом она все то же проделала со мной.

После душа, мы заказали

в номер ужин и вино, и только сейчас по-настоящему расслабились. Мы болтали и не могли наговориться, хмель быстро ударил в голову, Пола рассказывала мне о своем детстве, своей жизни, о том, как нелегко ей было жить вот с такой вот странностью, ее слезы капали мне на плечо и на грудь, а я слушал, рассеянно гладил ее волосы, а сердце сжималось от боли, и хотелось прижать, обогреть и защитить ото всех бед и обид эту маленькую беззащитную девочку…

Утром, когда я проснулся, Полы уже не было в кровати. Я нашел ее на крохотном балконе, сидящую в плетеном кресле, и потягивающую кофе. На ней был коротенький халатик, волосы были растрепаны после сна.

— Привет, — улыбнулся я и присев подле нее на пол, поцеловал лодыжку, чуть повыше круглой косточки, где у нее была вытатуирована небольшая ящерка.

— Привет, Милый!, — она притянула мою голову и взъерошила короткие волосы.

Я посмотрел на нее, и увидел в ее глазах грусть.

— Что-то случилось?

— Да нет. Когда ты едешь обратно в Питер?

— Я?!, — я удивленно посмотрел на нее.

Она промолчала.

Я сел около нее на колени (на миг поморщившись от ссадин), взял ее руки в свои, поцеловал их и потом глядя в глаза, произнес:

— Помнишь, когда я уезжал на соревнования, дал тебе время подумать, я так и не услышал твой ответ.

— О чем ты?, — спросила она с удивлением.

— Я сделал тебе предложение. Ты обещала подумать. Ты подумала?

— Ты что серьезно? После всего, что узнал обо мне?

— Да, я серьезно, я жду твой ответ, и никакой ответ, кроме как «да» я не принимаю, или…

— Или, что?

— Прыгну с этого балкона!

— Глупышка, ведь тут высоко, — она улыбнулась, протянула мои руки к своим губам и поцеловала.

— Все в твоей власти, в твоем решении. Пола, ты выйдешь за меня замуж?

Какое то время мы просто смотрели друг другу в глаза, в ее голове принималось решение, очень важное. Возможно Самое Важное в ее Жизни.

— Выйдешь?

— да!, — прошептала она.

— Да?, уточнил я немного повысив тембр.

— Да!, — более уверенно сказала она.

— Да?, — спросил я еще громче.

— Я ВЫЙДУ-У-У!, — прокричала она своим звонким певучим голосом, и ветер разнес эхом этот самый важный в моей жизни ответ над крохотным городком Ковадонга, затерянным в самом сердце испанских гор.

ЭПИЛОГ

Три года спустя.

В лучах закатного солнца, на бесконечной полоске испанского пляжа, далеко вперед уходили четыре неровных дорожки следов на песке.

Две дорожки, что в центре были более ровными и следы на них были большие, оставленные мужчиной спортивного телосложения и женщиной с каштановыми волосами, чуть ниже плеч, цветом напоминающие шоколад, как в детстве.

А две дорожки, что по краям были кривые, зигзагообразные, оставленные резвящимися, бегающими по пляжу детишками лет пяти.

Мальчиком и девочкой.

С красивыми именами Александр и Мария.

И у детей этих были самые счастливые родители!

А у этих родителей были самые счастливые дети!

ПОСЛЕСЛОВИЕ ОТ АВТОРОВ:

Уважаемые читатели!

Возможно, реакция кого-то после прочтения этого рассказа будет неоднозначной, а кто-то и вовсе не дочитает до конца!

Во-первых хочется сказать, что этот рассказ лишь авторский вымысел!

Ну а во-вторых категория ТРАНС, к которой можно было бы отнести сей рассказ, не совсем подходящая. Само слово Транс (или Транссексуал) в данном случае какое то слишком вульгарное, ибо транссексуал (ну или девушка с членом) — это как правило плод хирургической операции. Наша же героиня Пола, является таковой от рождения, эдакая ошибка природы, ведь бывают в жизни и такие случаи. Но если так происходит, разве ТАКИЕ люди не имеют право на обычное человечество счастье? Вот об этом, собственно, и рассказ!

/Руслан&аmp; Людмила Адамовы/

(автор рисунка Jеrеmy Lipking)

Дата публикации 24.06.2024
Просмотров 2416
Скачать

Комментарии

1
  • Аноним

    Красиво и классно написано!

    06/07/2024 04:47