Незаконченный рассказ

Данный рассказ я писал около полугода назад, но так и нес мог найти достойное окончание. Вот нашел его и выкладываю. Если кто желает его продолжить — пожалуйста, не жалко. Приятного чтения.

Превращение: от Соски до Бляди.

В 2006 году я поступила, в самый лучший институт города «К». Конечно в этом была моя личная заслуга — я была очень внимательной, хорошо училась и имела огромную мечту. А хотела я быть актрисой. Мечта достойная подростка. Папа был резко против, но мама его убедила, что это мой выбор. Проблем в первый год обучения, по сути, не было. У меня появился бойфренд, я училась на четверки, в большинстве. А так же мои родители договорились с комендантом общежития и мне выделили личную комнату. Моя комната была прикреплена в комнате с еще тремя девочками, с ними я делили маленькую кухоньку и туалет. Денег мне присылали достаточно, чтобы хорошо кушать и раз в неделю ходить в кафе или клуб. Все было нормально. Девственности, кстати, я лишилась в этой же комнате, после чего мне стало намного веселее, я узнала много нового о своем теле и о козлиной сути мужиков. В середине второго курса, я рассталась со своим первым мужчиной и стала немного свободнее и жизнерадостнее. И чего я в нем нашла вообще? Едва он добрался до меня, как ему стало все без разницы — только секс, разговоры о сексе и «покажи свою дырочку, чего тебе это стоит». Бред короче. Я не переживала из-за расставания — я девочка видная, мне уже исполнилось восемнадцать, заканчиваю второй курс, и все у меня хорошо.

Наверно стоит немного себя описать. У меня очень красивые каштановые вьющиеся волосы до середины спины. Карие глаза, но не черные, а светло коричневые. Еще у меня аппетитная круглая попка с широким тазом, из-за чего при походке, я очень сексуально виляю своей пятой точкой. Грудь у меня пухленькая, тройка, слегка провисает, подчеркивая свою натуральность. Венчают мои груди мягко-розовые соски. И лицо у меня милое, без пухлых щек и губ, носик слегка вздернут. При всей этой красоте, я еще и умная, скромная, может немного наивная. Еще думаю, что я не стерва. Но все это лирика. А вот первый секс и пара месяцев с мои парнем открыли мне глаза на многое, для начала выяснилось, что я очень страстная в постели. Нет, я не бросаюсь на мужиков и не самая активная в мире, но мне очень понравился секс, а с учетом, что стонать мне нравиться, я заводила своего партнера быстро. Плюс вагинальный оргазм оказался у меня сильным, мне в день удавалось его получать по два или три раза. И это просто прекрасно. Но все упиралось в моего парня, сначала он что-то старался, был крайне активным, а потом началось… Сначала он просил возбуждать его, словно меня голой ему мало — говорить ему всякие мерзости, делать минет, нравилось ему трахать меня между сисек и кончать на лицо, потом очень хотел взять мою попку, но это все перебор. Я стала отказывать ему, раз ему я не нравлюсь, то пусть дрочит в своей комнате. На этом фоне был скандал, он обозвал меня тупой пиздой, и я послала его. По началу, кстати, мне было даже спокойнее — нет назойливых запросов, нет надоедливого козла рядом. Однако спустя пару месяцев я стала замечать свою неудовлетворенность. Тело хотело секса, а случайные связи это не для меня. Да еще и родители затянули мой пояс. Отец сказал, что отправляет мне слишком много денег — коли я актриса, так и ищи себе работу. Мой бюджет был срезан вдвое, и стало даже страшно. На еду мне хватит, но как же купить понравившуюся сумочку или туфельки? Как быть с походами в кафе, что так мне нравились? Да и как мне искать работу на третьем курсе? Мама за меня не вступилась, видимо, отец уже прогнул ее мнение, что мне пора с небес на землю. Она только дала мне перед уездом немного дополнительной налички и отпустила в суровую жизнь.

С сентября по декабрь, я пыталась работать в круглосуточном кафе в качестве продавца, ибо другой работы мне не светило — нет образования или опыта, а тут все просто. Но чем ближе к сессии я приближалась, тем яснее становился факт, что ее я не сдам. Либо учеба, либо работа. Поэтому я села на сухари и грызла науку.

Все эти переживания и несправедливость я рассказывала своим друзьям, и они мне сочувствовали. Предлагали делать платные работы по учебе, но кто бы мне их делал? Так прошел жестокий месяц, и случилось невероятное. Ко мне в гости зашел Шурик, мой друг с общаги, у него был уже четвертый курс, и я часто обращалась к нему за советом. Он принес бутылочку мартини, знает гад, что я люблю его. Дальше начались непринужденные разговоры и по ходу моего опьянения, разговор скатывался к несправедливости, а потом и к сексу. Он сказал, что у него так давно никого не было — яйца гудят. Еще добавил, что заплатил бы за услуги по помощи, но брать проститутку это ужасно. Я поддержала его мнение на счет проституток, но меня зацепила мысль о деньгах. Я постаралась аккуратно выяснить, что за услуги ему подойдут… Ну это я думала, что «аккуратно» — пьяная же, получилось наверно ужасно. Он принял мою игру и как-то аккуратно стал просить помочь ему, только минет и «пятисотка» у меня уже сейчас. Ну не судите строго — я же была под мартини, да и мысль о легких деньгах меня очень привлекла, я как раз хотела кеды купить новые, и пятьсот рублей это большая часть их цены. В общем, он меня уговорил, я расстегнула его штаны и, сказав, чтобы он ко мне не прикасался — я же только одну услугу делая, и то, как для друга и ничего личного. В общем, его красавец уже вовсю торчал и жаждал моего внимания, мне помниться даже жалко его было, как же долго он терпел. Открыла свой рот и схватила бархатистую головку своего товарища по общаге, наклонившись, пропихнула ее поглубже в рот, прокатила головку по своему языку — ничего сложного, главное зубами не цеплять. Когда головка уперлась в мое горло, стала вытягивать его обратно, слегка вытягивая воздух изо рта, и все заново. Пару раз я вытаскивала член и, постучав им по губам, целовала головку. Во время всего действа, я не отпускалакрепкого створа своей рукой и надрачивала его. В третий раз такого поцелуя, он кончил — бурно как ураган, и если бы сперма не полетела мне прямо в лицо, все было бы прекрасно, но он меня уделал по самые уши. Я не стал ругаться — всякое бывает. Вытерлась влажными салфетками и села около него. Он меня благодарил как человек, которому я спасла жизнь. Отдал мне деньги и спросил разрешение зайти еще. Я не отказала. Мне что трудно?

Утром я сильно жалела о содеянном. Как надо было напиться… Что я вообще думала? Что обо мне подумают? Как быть с Шуриком? Но днем я встретила его, и все мои переживания отошли на задний план. Он был жизнерадостным, веселым и не подал ни единого признака беспокойства. Более того после моего присоединения к группе, он общался как обычно. Он ничего никому не рассказал, что было самым главным. День я провела как обычно, потратила «заработанные» на желанные кеды и была вполне довольна. Правда мастурбировала я остервенело, мне казалось, что я такая развратница, такая шлюха… Оргазмы стали яркими и даже приносили с собой удовлетворение. Так прошла наверно полная неделя, а потом он снова пришел ко мне в гости. Я хотела поговорить с ним по поводу моего проступка, но он меня опередил, сказал, что поступил жестоко, что не имел права так делать. И я как дура стала его оправдывать и говорить, что ничего страшного в этом не было, мы же друзья, и мне не сложно. Короче я так и не поняла, как я сама стала готова это повторить. Он же не стал кочевряжиться и сказал, что будет безмерно счастлив, если я буду ему помогать, пока у него не появиться постоянной девушки. Тупость какая, но я снова встала на колени и, выпустив член друга Шурика, стала ему отсасывать. Снова он кончил на мое лицо и просто стал со мной общаться, словно ничего не произошло. Когда он ушел, я увидела фиолетовую купюру на своем столе.

С того момента Шурик начал заходить ко мне примерно каждые пять-шесть дней. Я уже привыкла к его приходам и стала рассчитывать на его деньги — привязав их к своему бюджету. Уже были моменты, когда он просто заходил, пока я корплю над учебником и просто доставал свой член, я дочитывала абзац и, повернувшись на стуле, вцеплялась в его орган любви. Затем наступила сессия, которую я с трудом, но закрыла на троечку и остальные четверки. Наступили каникулы, я решила не ездить к родителям, а отдохнуть здесь, развлечься да погулять на вечеринках. Да и обида на отца у меня не прошла. Проблема пришла, откуда не ждали — Шурик уехал из «К». И мне стало реально не хватать приработка. Помучавшись дней, пять, я решила позвонить ему и спросить когда он вернется, но что он, посмеявшись, сказал, что не думал, что я так буду скучать по нему так сильно. Я признала, что мне заработок стал нравиться. Шурик подумал и сказал, что у него есть двое друзей, которые смогут сохранить тайну и будут приходить, как и он. Но проблема в том, что он не может передать тайну только одному, они оба его друзья и это будет не честно. Я сказала, что подумаю. И думала наверно часа два. Решив, что удвоение приработка это благо, а тайну хранят друзья моего друга — все нормально. Я позвонила Шурику и дала свое согласие.

Ребята — Вова и Роман пришли вместе. Я сначала опешила, что так не готова, но они похоже пришли просто знакомиться. Опять на столе мартини, легкие закуски и шоколад. Мы весело общались, смеялись, вспоминали прикольные моменты учебы. Все шло спокойно и гладко, пока Роман не захотел получить «помощь». Я сказала, что не могу так сразу и двоим, на что Вова сказал, что потерпит до завтра, если я не готова. Мартини и жажда денег взяли верх над осторожностью и воспитанием. Вова не стал уходить, а я встав на колени перед Ромой стянула его штаны и трусы, облизала его твердый член и стала отсасывать по полной программе. В ходе этой так сказать работы, я не на шутку возбудилась. Одна только мысль о том, что на мое грехопадение смотрит другой — заставляла мою щелочку сочиться соками. Рома кончил быстро, но в отличие от Шурика — прямо в рот. Я была не новичок и спокойно стерпела наполнение моего рта спермой. Когда мокрый член был, вынут из моего блядского рта, я повернулась и увидела как на нас дрочит Вова. Сейчас строить из себя недотрогу смысла не было, так что я приоткрыла рот, демонстрируя чужую сперму. Вова не выдержал такого напора разврата и, встав, подошел ко мне. Я вновь приоткрыла рот, пытаясь сохранить остатки работы внутри, и получила второй член за последние десять минут. Вова держался меньше, хотя член у него был немного крупнее. Сперма внутри мешала, поэтому я проглотила ее и продолжила работать языком и руками. Второй поток семени меня уже никак не напрягал. Вова слил все, что была накоплено в его яйцах и, вынув член, наклонился и чмокнул меня в лоб. Далее они положили тысячу на стол, и подождали, пока я приведу себя в порядок. Вечер заканчивался, как и начинался: в разговорах, смехе и воспоминаниях. Мне было комфортно в их компании. Хотя они и придумали мне шутливое имя — Соска. Мне пьяной и возбужденной — очень понравилось.

До приезда Шурика, ребята приходили ко мне еще дважды, и оба раза вдвоем. Девчонки из соседней комнаты стали замечать новое внимание ко мне, но так как я не орала в оргазмах как при моем первом парне, пришить мне распутство — нереально. Тем и жила. Шурик вернулся, и мои заработки выросли на нереальные для меня деньги. Я знала, что эта тройка не из бедных, но то, как они легко спускали по две тысячи в месяц на меня — меня лично устраивало. Со временем я стала зависеть не только от денег, но и от их приятных слов, на которые они не скупились и всегда говорили что я волшебница и спасительница. Ребята уже не стремались приходить и втроем. Так и сидели на кровати пока я всех по очереди не обслуживала. Это стало моей маленькой нормой. Эти события стали неотъемлемой частью меня. Привыкла и смерилась.

Один раз ребята встретили меня, когда я шла из душа, попросились ко мне, я позволила. Но вот внутри я зависла от простой мысли — они не видели меня голой, а на мне кроме трусов и полотенца — ничего нет. Но глядя на их беззаботные и веселые лица, я плюнула на все и стала отрабатывать в полотенце. Вова сказал, что мне неудобно так маяться с полотенцем, а если я его сниму, он накинет мне еще двести рублей. Остальные поддержали и под ободряющие и далее восхищенные взгляды — я сняла полотенце с груди. Первичный стыд сменился диким возбуждением — я ведь стала еще развратнее. А ребята меня расхваливали и говорили, как я прекрасна и как талантлива. Короче успокоили меня, а я повелась. Потом они никогда не настаивали на моем оголении, но доплачивали только при показе груди, так что я сама стала раздеваться по пояс, когда они приходили. Мастурбировать мне стало уже скучно — оргазмы хоть и были бурными, но постоянная течь моей писи заставила меня купить себефаллоимитатор. С размерами я не скупилась и взяла такого же красавца, как у Вовы. Теперь кончать мне было на порядок интереснее, особенно в темноте, где я сначала отсасывала этот резиновый член, стоя на коленях, а потом с нетерпением садилась на него.

Посидев одним вечером, я сводила свою бухгалтерию, подсчитывая свои расходы и доходы. Попробовала проанализировать варианты и пришла к выводу, что если еще и снять трусы, хотя бы по сотке — это уже прибыль в тысячу и немного больше возможностей. И ведь только подумать — я сама пришла к этому выводу. Но в очередной приход ребят, а их было только двое — Роман был занят, но обещал прийти позже. Я спросила, на что могу рассчитывать в полном неглиже. Я думала, что они сразу накинут мне немного денег и все окей, но Вова сказал, что будет лучше, если я буду, например, в туфлях на шпильках, чулках и еще какой разврат на теле. Шурик поддержал это решение, и они решили, что мой наряд будет, стоит сразу по две сотки с носа, а если еще и гладить меня можно будет, то сразу по триста. Итого по тысячи с носа, просто за контакт и белье. Я согласилась, но сегодня все прошло как раньше. Затем уже у меня стали закрадываться мысли — не перегибаю ли я планку? Но мои друзья не давили, не напоминали и тем более не требовали, так что я созрела сама. Накопила денег и прошлась по магазинам.

В очередной день я позвонила всем ребятам и пригласила на вечер ко мне — все обещали прийти. Я же судорожно пыталась понравиться моим спонсорам. Сначала костюм из секс-шопа — костюм-сеточка с дырками на сисках и в промежности. Сверху я одела небольшой декоративный корсет, что стоил мне очень дорого. Потом не дорогие, но очень блядские туфельки с платформой и шпилькой. Письку свою я побрила начисто, все должно быть идеально. Для полноты картины я еще накрасилась и вытащила свой фаллоимитатор и поставила его на полку, чтобы всем было видно.

Ребята пришли в указанное время и принесли покушать и выпить мой любимый мартини. Я тряслась как осиновый лист, когда они зашли и увидел меня сидящей на кровати в своем самом откровенном наряде. Но они повели себя, так как мне хотелось — они восхищались мной и расхваливали мой вкус и тело. Я таяла под их взглядами и пошлыми шуточками. Мы сели за стол и спустя час я уже забыла, что нахожусь в таком виде, словно я в домашней одежде, а не изображаю последнюю шлюху.

Весь вечер мы просто общались, ребята периодически гладили меня, и когда я вконец поплыла, меня просто посадили на корточки и подставили сразу три члена к лицу. Сидеть со сведенными ногами мне было не очень удобно, поэтому я их развела. Картина была наверно ужасно возбуждающая. Девушка пытается отсосать три члена сразу, при этом между ее разведенными ногами блестит соками ее пизда. Я отсасывала со знанием дела, не первую сотню раз, я делаю минет своим спонсорам-друзьям. Они наклонялись, мяли мои груди и, не останавливаясь, нахваливали меня. Потом Шурик отошел в сторону и мне стало полегче — два члена это не три. А потом я почувствовала, что прямо подмоей писей появился твердый предмет. Я глянула вниз и увидела свой фаллоимитатор и успокоилась. Мне этого, честно говоря — хотелось. Наслаждаясь своими действиями и ласковыми словами, я стала опускать свою попку на торчащий

фаллос. Но оседлать я его не могла, он был ниже моих туфлей и возможностей моих ног. Я слегка расставила ноги, и мне удалось присесть на твердую головку, но не дальше. Меня это так жутко завело и одновременно расстроило, что я начала постанывать и пытаться присесть сильнее. Тут как раз начал кончать Рома и капли его спермы полетели на моей лицо. Я сразу переключилась на член Вовы. Открыть глаза я уже не могла, Рома, зараза, накончал на мои веки и сейчас глаза были заляпаны по самые брови. Но, как и было ясно — мне было плевать. Член, на котором я сидела, пришел в движение и начал проникать в меня, я стала стонать. Такая нега и разврат, моя пизденка горела и зудела, требуя как можно больше движений. Я вынула член и надрачивая его попросила ускорить движения фаллоса. Член стал дергаться резче, а я схватив член с новыми силами начала выдаивать Вову. Он налил мне полный рот и вынул член. Голос Шурика около уха стал для меня слаще всех ранних слов. Он сказал, чтобы я встала на кровать, и он отдерет меня этим членом по самые яйца. Я уже тряслась от возбуждения и ноги начали неслабо болеть, поэтому я при помощи парней встала на кровать, выставив свою попку им на обозрение. Они сначала гладили мои ягодицы, потом стали их целовать. Под действием всех этих ласк и выпитого, я буквально выла от желания. Поэтому немного оторвалась от реальности и попросила Шурика, наконец, выебать меня!!! Я хорошо запомнила, как теплый фаллос раздвинул мою горячую дырку и начал делать резкие движения. Только когда я почувствовала удары тела о свою попку, мне стало понятно, что происходит. Но возбуждение уже накрыло меня, и я махнула на это рукой. Пусть трахает, я слишком долго этого желала. Член покинул меня после бурного оргазма, но не успела я отдаться неге удовольствия, как мой партнер сменился и снова член самца натягивает меня по самые яйца. Я летала от удовольствия, стонала в подушку и выпячивала попку для более глубокого входа. Хотя их члены и били мою несчастную матку до боли — в целом это было прекрасно. Я наслаждалась этим вниманием и удовольствием. Мне было очень хорошо, два оргазма и еще один член изливается на мою попу и спину. Третий член — все заново. Я уже плохо соображала, когда после третьего члена в меня вновь проник гость, я стала переживать, что мы тут не одни, но потом поняла, что это Шурик пользуется моментом и расслабилась.

Я очнулась спустя минут тридцать, вся липкая и голая. Я лежала на кровати лицом в подушку. Кое-как я разлепила глаза и осмотрела комнату. На столе были следы нашего веселья, на полу фаллоимитатор. Присев я увидела деньги на столе — шесть тысяч. Почувствовав некую неловкость, я взяла и пересчитала деньги, а потом у меня была истерика, едва я поняла, что меня просто выебали за две тысячи с носа.

Утром моя истерика прошла сама собой. Я чувствовала себя удовлетворенной и спокойной. Головная боль с похмелья уступила таблеткам от головы. Пока было рано, и вся общага дрыхла, я сбегала в душ и отмыла следы порока с волос. Потом прибралась в комнате и продолжила свою обыденную жизнь. Только в уме у меня был отсчет — четыре дня, шесть часов, тридцать восемь минут.

На неделе я не раз пересекалась с ребятами, но они вели себя очень пристойно, хотя и более деликатно — руки подавали, двери открывали, говорили, что я их лучшая «подруженция». Все это мне льстило, но я думала, как мне быть в грядущую пятницу, когда ребята захотят зайти. Быть ли их подстилкой для траха или нет? С одной стороны я бы не отказалась потрахаться, но вот так — за деньги и по их воле… Вопросы, вопросы и вопросы. Учеба здорово помогала мне отвлекаться, но так или иначе я вспоминала свой разврат. К пятнице я была склонна принять их, но как-нибудь более аккуратно, а лучше по отдельности, желательно по дням. Ребята не оплошали, словно почувствовали меня. Рома сослался на занятость, Вова сказал, что зайдет завтра с утра. Один только Шурик позвал меня погулять. Мои опасения немного угасли, я начала думать, что не являюсь игрушкой в руках трех мужиков. Шурик прогулялся со мной в кафе, потом сводил в кино. Когда мы возвращались, он был мил и даже ласков. А по приходу мы отдались самозабвенной любви. Трахались как кролики, наверно около часа. Под конец я была довольной и удовлетворенной. Шурик молча положил две тысячи на стол и, поцеловав меня, вышел из моей комнаты. Совесть меня по поводу денег мучала до самого сна, а потом я задремала и забыла о такой мелочи как деньги.

В субботу история повторилась с Вовой — он меня прогулял, а потом мы отлично потрахались. Вечером зашел Рома и уже без особых прелюдий нагнул меня уставшую над столом и просто взял как сучку. Я была не против, усталость не позволила бы мне скакать на нем, а желание угодить другу было выше.

Наверно так и начались мои самые активные заработки. Ребята вкладывали в меня деньги, я активно их отрабатывала. Постепенно я начала возбуждаться очень часто и много, я не знала, что ребята каждый свой приход подливали мне какую-то дрянь, что действует не очень хорошо для целомудрия. После очередного месяца, ребята сказали, что будут приходить реже, так как денег стало меньше, я тогда сказала, что для них мне ничего не жалко и сократила стоимость своего тела до одной тысячи, я же не могла ждать по две недели. О чем я только думала? И чем я тогда думала?

Ближе к лету и сессии ребята могли заходить ко мне и брать практически без спроса, просто клали, как им хотелось, и делали что хотели. Я за все это время привыкла к таким заходам и активно раздвигала ноги для очередного любовника. Что я всегда замечала, так это их способ меня потрахивать — они никогда не пользовались презервативами, они кончали на меня или в рот, но они использовали какую-то смазку, от которой мне всегда было горячо и приятно, но из-за нее у меня стала растягиваться вагина. Уже не было той остроты ощущений от их твердых стволов, да и пизденка моя уже не выглядела щелочкой — губки отвисли от регулярных растягиваний, дырочка перестала плотно закрываться, чуть ноги всторону и вот уже воздух внутри гуляет. Все это меня беспокоило только когда я по пару дней не получала удовольствия от моих друзей, они конечно приходили чаще, но все как то вяло.

На одном таком секс-заходе, когда я сидела на члене Вовы спиной к нему, он спросил, не желаю ли я распечатать попку? Добавив, что он эгоист и другим не скажет, а за нее будет платить косарь сверху. Как уже понятно, уважения к своему телу у меня не было. Я ему не рассказала, что уже пару недель, когда гуляю с Ромой, таким же эгоистом, почти каждый раз останавливаюсь в парке и писаю у него на глазах — он говорит, что это сильно возбуждает — а мне не трудно. Ну, посмотрит он, как я изливаю свою струю под ноги, ну и чего тут такого? И вот теперь попа. В принципе, ребята ни разу не сделали мне больно, и всегда были ласковыми. Поэтому покочевряжившись для вида, сказала что дам, но не сегодня. Эти слова его просто перевозбудили и он брал меня трижды, говоря, какая я горячая и хорошая. Опьянела я от таких ласк и слов. Во время секса он постоянно совал в мою попку пальцы и смазывал ее изнутри, я не спорила — больно он мне не делал, а кончала я очень хорошо.

Только с попкой у него не получилось и на следующей неделе, все же его размеры были крупноваты, поэтому он купил мне пробку для попки. Для регулярной носки и дал мази для смазки. Сложностей нет — засунула с утра и вынула перед туалетом — подмылась и снова все смазала и заткнула. Просто и главное я делала это, словно должна была. Да и ребята периодически просили, чтобы я отсосала им уже бесплатно — мол, чего тебе стоит. А мне стоит — я завожусь и хочу секса. Но все мирское. Летом я поехала к родителям и не пробыла там и месяца — летела назад, к своим любимым друзьям. Без секса я чувствовала себя подавленной и нервной одновременно.

Едва я вошла в общагу, сразу позвонила Шурику, он сказал, что Рома тоже у родаков, а Вова и он уже скучают по своей шлюшке. Меня это порадовало, да и за все это время моя попа уже плохо работала без пробки. Такая вот зависимость. Вова едва услышал такие вести — примчался ко мне и сразу начал зацеловывать меня и тискать попу и грудь. Я бы и сама схватилась бы зубами за его член, но раз так… Короче в пять минут он уложил меня на кровать и аккуратно вынул пробку из попы — дырочка едва прикрылась и осталась сверкать темным провалом. Как бы я его удержала? Все смазал и сходу вогнал в меня свой ствол. Вообще не больно. Да и из приятного — разве что эмоции, но вот он все сглаживал. Трахал и хвалил свою шлюшку, рассказывал, как он любит моё дупло и сделает все, чтобы оно было еще больше и краше. Я все это стерпела и даже улыбалась, но вот когда он кончил мне в задницу, обделив тем самым мою любимую дырку, я на него не на шутку обиделась. Вова понял, что я не в духе и сказал что исправиться.

Дальше он исправлялся, он гладил мою лысую писю и губам и руками и мои фаллоимитатором, короче сделал все для моего оргазма. Когда я кончила, он протер меня в промежности и стал разглядывать. Он предложил украсить свою прелесть чем-нибудь ярким или блестящим. Я посмеялась и отказала — и так красивая. Но зерна сомнений все же упали в почву неуверенности. После Вовчика ко мне зашел Шурик, там все было на высоте, кроме того что он пару раз пожаловался, что у меня пизда как тазик — раздолбанная. Эти слова меня обижали и возбуждали одновременно, я то кончила, а вот он сильно тянул. А затем и вовсе слез с меня и сел рядом. Такого позора я еще никогда не испытывала — не смогла удовлетворить мужика… Я то наивная думала, что все идет по чистой случайности — и пизда и эта тройка и попа с золотым дождиком. Но была то я — игрушкой, а они умели играть. Короче он сказал не расстраиваться, дело не во мне и все такое. Поговорил и пошел к себе. А я практически закрылась в себе. Как же так? Я же старалась…

Дальше будни без ребят и тоска по былым временам, когда мы все трахались в свое удовольствие. Сейчас я чувствовала себя чужой в этой жизни, и думала, что не нужна ребятам. В общем, остаток месяца был для меня очень тяжелым, как морально, так и физически.

Дата публикации 05.06.2024
Просмотров 1508
Скачать

Комментарии

0