Судьба красавицы

Сразу хочу сказать, что это мой первый рассказ и за сим я не претендую на гениальность, но буду очень рад любым конструктивным критикам, советам и поправлениям.

P. S. Название не обременено смыслом, хоть и обладает осмысленностью

Вика шла по шоссе и плакала, растирая слезы и тушь. На улице было довольно прохладно, но горечь притупляла чувства и заставляла идти вперед. Впрочем, ситуация не была бы столь ужасной, если бы она не находилась в пятнадцати километрах от городу. Оказалась она там довольно прозаично: села в машину к «веселым, приятным ребятам» и прокатилась с ними «на шашлыки». Не то чтобы дома не хватало еды, но о таких мелочах уже никто не спрашивал. Её выволокли из машины где-то в лесу и предложили два варианта развития событий: либо она не сопротивляется и наслаждается, либо и дальше портит всем настроение своими завываниями, а они портят настроение ей и здесь сработала её логика. Стоит заметить, что Вику можно назвать дурой, но не идиоткой, так что выбран был первый вариант. Ей дали 15 минут на приготовления, а сами пошли налаживать место для костра. Вика дрожащими руками, быстро стянула с себя одежду и пошла к костру, где её начали довольно жестко трахать, не то что бы слишком, но достаточно, что бы прочувствовать собственное положение. К счастью, члены у парней оказались небольшими, так надо отметить, что у Вики к её 19 годам удивительно маленькая дырочка, потому с большим размером были бы проблемы.

Когда все пятеро уже выдохлись, в буквальном смысле заполнив её всю, они решили отыметь её палкой, она начала кричать, за что получила затрещину, но дальше компания решила не продолжать и даже дали воды, что бы подмыться. Потом все пошли к шашлыкам, а она тихо рыдала в машине, пытаясь найти противозачаточные. Главная проблема была в том, что эти сволочи вывезли её к трассе и там бросили, а теперь ей предстояло добираться до метро самой. На самом деле Вика девушка довольно раскованная, хоть и консервативная. Благодаря внешности она стала весьма популярна среди парней своего круга. По настоящему красивое, ухоженное личико, которое отлично подчеркивается умелым макияжем, отличная спортивная фигура, за которой она всегда следит и великолепная, «стоячая» грудь 3-го размера. Впрочем, как уже говорилось — она девушка крайне консервативная и секс у нее хоть и бывал, но крайне редко, только когда её очередной парень уговаривал на это. Не то что бы ей не нравилось, но так она легко повышала собственную ценность среди парней и это ей очень нравилось. Миньеты, секс в попу и подобные вещи она считала унижением и принципиально не соглашалась. На том описание Вики можно прекратить, тем более что она как раз подошла к огороженному зданию у трассы. Так как машину словить не удавалось, а водитель единственной остановившейся машины только спросил сколько за час и узнав, что она не проститутка тут же уехал, она изначально искала подобное здание: кафешку или чей-то дом, хозяин которого сможет ей помочь добраться до города. Из-за ограды были слышны собачьи тявканье и лай.

Дверь открыла крепкого телосложения девушка и быстро, практически по-солдатски расспросила. Её быстро согласились пустить в дом и, уже отпаивая чаем у камина, расспросили о приключениях. Конечно Вика все немного приукрасила, теперь её зверски изнасиловали и избили пять наглых мажоров, но ведь она была не так и далека от истины, не так ли? Её долго утешали и разрешили остаться на ночь — отец той девушки, Оксаны, согласился отвезти её в город утром, когда поедет на работу. Как оказалось, они всей семьей держали собачник и продавали щенков собственного разведения. Об этом ей рассказала Ксюша, они довольно быстро подружились и проболтали до поздней ночи, пока их не отправили спать под предлогом того, что им обеим нужно завтра рано вставать. Спала она в небольшой комнатке, в пристройке для гостей. Ей, как пострадавшей, выделили самую мягкую перину, на которой Ксюша спала в детстве, дали таблетку успокоительного и уложили спать. Проснувшись утром, Вика умылась, быстро позавтракала и пошла в душ. Вчера помыться неудалось и Вика решила наверстать.

Теплая вода приятно согрела, она смыла с себя вчерашнюю грязь и остатки засохшей спермы. Было неприятно вспоминать вчерашнее, но она решила, что ничего особенно ужасного не произошло, а вспомнив накачанного красавчика-брюнета, который был с ней не так уж и груб, и вовсе простила компанию, успешно забыв, что идея с палкой принадлежала именно ему. Воспоминания о бугристых мышцах и властных карих глазах неожиданно навеяли грязные мысли и рука сама поползла вниз. Рука мягко начала ходить туда-сюда, легко лаская вагину. Понемногу Вика распалилась и откровенно начала трахать себя ручкой лежавшей там щетки. Она сосредоточилась на ручке, ощущая каждый её изгиб, и сама не заметила, как дверца душа за спиной открылась впуская внутрь голого отца семейства, Петра Александровича. Грубая рука легла на её плечо, заставив вздрогнуть.

— Вижу, ты уже разогрелась. — кривая ухмылка ясно намекала на дальнейшие события — Умница, а теперь наклонись-ка. Я тебе помогу.

— Что вы себе позволяете?! — Вика попыталась дать ему пощечину, впрочем безрезультатно — Я буду кричать!

— Девочка, успокойся, в доме никого нет. Ты же не думала, что бесплатный сыр валяется у дороги…

— Едва ли этот сыр стоит так дорого, — попыталась она взять инициативу в свои руки — вам что, жены не хватает?

Его член уперся мне в живот, он оказался неожиданно большим. Сантиметров 20 в длину и довольно толстый с виду.

— Всем нам нужны острые ощущения. Не ломайся, будет приятно. — Его руки начали мягко поглаживать её плечи, понемногу переходя на грудь.

Она, конечно, видела взгляды, которые он бросал на её приоткрывавшуюся в халате грудь, но не думала, что дело дойдет до такого! Сейчас Вике стоило подумать, с одной стороны она конечно может начать биться в истерике и пытаться вырваться, но с другой… Что этот даст? Перед ней стоял здоровый и сильный мужик и при большом желании (а как она заметила — желание у него большое!) сможет взять все сам. Пауза начала затягиваться, неожиданно Вика вспомнила, Петр Александрович когда-то воевал в Афганистане и, кажется даже был контужен, а теперь каждый месяц отмечается у психиатра из-за его агрессивного поведения. Как отмечалось, Вика — девушка достаточно логичная, а в данной ситуации ей меньше всего хотелось успокаивать буйного здорового мужика, да и что-то ей подсказывало, что её дырочка в таком случае будет работать много больше. Время утекало, руки Петра Александровича уже откровенно шарились по её груди и попе, издеваясь над её сосками и практически не оставляя выбора. Нужно было определяться: вести себя как блядь, или как самоубийца и Вика решила не вести себя, как дура, ведь реакцию здорового психа, отвергнутого девушкой, которой он уже дрочит двумя пальцами, предугадать легко.

— Только нежно… Пожалуйста! — Добавив побольше жалосности в голос, тихо сказала Вика.

«Вдруг поможет. Говорят, психи добреют, если с ними быть вежливее… «.

— Не волнуйся, тебе понравится.

«Не помогло» — подумала Вика, когда её резко развернули и прижав грудью к холодной стене, засадили, как ей показалось до упора. Все же её парни были с ней подчеркнуто нежны, а случай с теми уродами был для неё уникальным, не смотря на её спокойную реакцию. Отец семейства тем временем продолжал трахать её. Его член долбил её с такой скоростью, что мысли в голове никак не хотели собираться в кучу, но это оказались лишь цветочки. Когда он начал продвигать свой член к её матке, и скоро начал долбится в неё, она пожалела, что согласилась. Грудь терлась о холодный кафель, а руки царапали его и даже не смотря на возбужденное состояние, ей было больно. Но всего через пару минут отставной военный внезапно задрожал, его член затвердел и кончил ей прямо в матку. Вика, сразу после того, как её отпустили, упала на кафель, поджимая ватные ноги. В голове билась мысль

о том, что её использовали как презерватив по её же воле, быстро выебав и бросив, а в низу живота чувствовалась ноющая боль.

— Вставай шлюшка! — Его голос стал намного жестче — Если проторчим здесь еще немного, то я опоздаю на работу.

Он вышел из душа, надел свой халат и направился в сторону своей спальни. Вика с трудом подмылась и слегка враскорячку вышла из душа. Она одела миниюбку и блузочку, в которых была вчера, попрощалась с Ксюшей и её мамой, Еленой Викторовной. Было неприятно смотреть ей в глаза, но прощания не затянулись и через 20 минут Вика уже ехала в машине. К этому моменту шок после событий в душе спал и она задумалась о последних двух днях. Обычно домашняя девочка, она подверглась двум изнасилованиям за два дня. Конечно, ситуацию удалось сгладить, но как ни крути — это были изнасилования. Хотя с первым она уже вроде бы все решила, а вот со вторым…

— Не боитесь, что я подам на вас в полицию?

— Нет. — Лаконично ответил он — Ты все равно ничего не докажешь, а даже если и сможешь — у меня если несколько хороших знакомых в прокуратуре, а будешь выпендриваться — выброшу здесь же.

«Вот и со вторым все решилось… Наплакаться я успела еще в душе, про таблетки не забыла, ну а с полицией вариант отпадает. Да и сама я виновата, устроила бы истерику, может он и не полез бы. «, и решив смириться с данными приключениями, Вика затихла.

На этом их диалог завершился и дальше они некоторое время ехали молча, пока её водитель не нарушил молчание.

— Что-то мне не хватило, не хочешь повторить? — И снова эта злая ухмылка. — В этот раз я постараюсь аккуратнее.

— Если вы снова хотите ко мне поприставать, то лучше высадите прямо здесь, мне хватило!

«Не хватало еще трахаться с кем попало, я же не шлюха. А заставить эта сволочь меня не сможет. Не на оживленной трассе!»

Он решил по-видимому иначе, так как тут же остановил машину и удивительно резво, для его телосложения запрыгнул на неё.

— Ты никуда не пойдешь без моего разрешения, шлюха! — Все возражения и вопли умерли у неё на языке, когда она увидела его глаза. Сразу стало ясно, почему Ксюша называла его ебанутым. — Лежи и не рыпайся!

Вика даже порадовалась, что была в миниюбке — будь она в джинсах, то стали бы такими же тряпками, что и разорванные трусики. В этот раз он был намного жестче, её руки мгновенно оказались в стальном захвате, а сама она была резко насажена на огромный член. Тепер он уже не жалел её и трахал буквально, как животное. Вика пыталась извиваться и даже вопила, что засудит его, но сделать уже ничего не могла — её невольный любовник явно плевал на всё и всех. Он резко вытащил член и кончил ей на живот, приподняв блузку, после чего немного вздрочнул, чтобы в члене не застаивалась сперма и вытер свой хуй о миниюбку. Он слез с неё и минут пять они просто молча сидели.

— Слушай, извини. Я не знаю, что на меня нашло, извини. — Голос стал извиняющимся.

Вика просто сидела и тихо всхлипывала, а душа как будто умирала — в груди было пусто. Блузка облепила её, мокрую от пота, и теперь на ней было отчетливо видно большое пятно спермы. Отец семейства пытался извиниться, даже полез вытирать её влажными салфетками, но Вика отбивалась столь яростно, что Петр Александрович сравнивая её обороноспособность с одной из тяжелейших высоток в Афгане, склонялся явно не в их пользу, а Вика решила, что скорее умрет, чем даст этому человеку прикоснуться к не еще раз.

— Извини… Клянусь, такого никогда больше не будет. — Говоря, опытный военный видел, как вздрагивала эта девочка после каждого его слова.

Петр Александрович остановился недалеко от её дома и занес её в квартиру. Живет она одна, квартиру купили на 18-летие, так что проблем не возникло. Он занес её в душ и аккуратно помыл прохладной водой, даже не пытаясь раздеть. На этом моменте Вика упала в обморок, а очнулась уже в мягкой постели собственного дома. На тумбочке лежала записка с глубокими извинениями, а в микроволновке стояла пицца для разогрева.

Дата публикации 27.05.2024
Просмотров 2054
Скачать

Комментарии

0