Жмурки

В один из модных ночных клубов, каким-то чудом минуя фейсконтроль, вошёл неопрятного вида молодой человек, лет двадцати двух. Грязные светлые редкие волосы патлами свисали до плеч, одет он был в поношенную чёрную кожаную куртку и в такие же чёрные, несвежие джинсы. Протолкавшись через танцующий народ, чудак остановился на относительно свободном месте танцпола. Музыка смолкла, ди-джей принялся выбирать новую пластинку. Народ, приятно одетые молодые люди, в основном, девушки и молодые мужчины, перестали дёргаться в бешеном ритме. Кто-то заметил чудака, раздался шёпот, народ чуть раздвинулся в сторону. А чудик, вдруг, вытащил из-под куртки свёрнутую трубочкой бумажную ленту и развернул её, разведя руки в сторону и держа ленту за концы.

На бумажной ленте чёрным маркером, большими буквами было написано «ВЫЛИЖУ СИМПАТИЧНУЮ ДЕВЧОНКУ», во так, именно через «Е».

На танцполе установилась мёртвая тишина, шёпот стих, казалось, даже ди-джей перестал ковыряться с пластинками и обратил всё своё внимание на удивительное зрелище. Человечек, держа своё послание в руках, начал не спеша поворачиваться вокруг своей оси, желая со всеми поделиться своим желанием.

Среди публики, тут и там, раздались нестройные смешки, из центра зала долетел заразительный девичий смех, в углу оглушительно громко заржал мужчина, и вот уже весь зал покатился со смеха, наполняя собой всё пространство, до потолка…

Я сидела за барной стойкой, спиной к танцполу. Не спеша потягивала мартини, сжимая в тонких пальцах, с аккуратными длинными ногтями, накрашенными красным лаком, тонкую сигаретку. Девушка я самостоятельная, состоятельная, работающая на хорошем местечке и не на последней должности, могу культурно и отдохнуть на выходных.

Вдруг моё внимание привлёк громкий дружный смех зала, я обернулась через плечо, моя тонкая бровка удивлённо поползла вверх. Среди толпы, в свободном круге, стоял какой-то, бомжеватого вида молодой человек, держал в руках импровизированный плакатик и стремился показать его всем желающим. Приглядевшись, я прочитала надпись. Хмыкнув, я оценила прикол, подумав, что это какой-то оригинальный розыгрыш от администрации клуба. Но вдруг я заметила двух охранников, решительно проталкивающихся сквозь толпу по направлению к человечку. Добравшись до него, они, довольно бесцеремонно, схватив его за руки, потащили несчастного к коридору, ведущего к служебному входу.

Тусоваться в клубе мне уже надоело, бросив на стол пятитысячную купюру, я встала и покинула заведение, выйдя через парадный вход.

Обойдя здание клуба по периметру, я завернула за угол и увидела этого дурачка. Вероятно, охранники с ним особенно не церемонились и выкинули беднягу прямо на улицу. Когда я увидела его, он отряхивал колени и не замечал меня. Рядом с ним, на асфальте, лежало его изорванное, всеми непонятое послание.

— Эй… — я несмело позвала его.

Он не обратил на меня никакого внимания, продолжая чистить джинсы.

— Эй… ты… — также несмело, но уже громче, повторила я.

Он оторвался от своего занятия и поднял голову. Его волосы спадали ему на лицо, я не могла хорошо его рассмотреть. По жизни я достаточно осторожная, но тут я не смогла сдержать любопытства. Я подошла чуть поближе. На меня смотрел самый обычный парень, не красавец, не страшный, просто как многие, был он примерно моего возраста. Но глаза у него были не такие как у всех. Мне показалось, что он был немного не от мира сего. Я подошла ещё немного ближе, парень встал во весь рост.

— Ты просто шутник, да? — осмелев, спросила я его.

— Нет, я просто хочу это сделать — ответил он, его зрачки чуть расширились.

— А что ты хочешь сделать? — затаила я дыхание.

— Вылизать симпатичную девчонку — ответил он, показав глазами на плакатик.

Я не была пьяна, ни капельки, просто я авантюрная особа, да и этот парнишка не вызывал у меня чувства опасения, скорее, он вызывал у меня какое-то презрение.

— А меня вылижешь? — игриво ответила я, выставив чуть вперёд ногу, слегка согнув её в колене, мотнула головой, разбрасывая свои густые, золотистые волосы по плечам, уперевшись руками в бока.

— Да… — завороженно ответил паренёк, уставившись на меня.

— Я симпатичная? — кокетливо спросила я, отводя руками волосы назад.

— Ты обалденная! — проговорил парень, сделав шаг ко мне.

— Эй, ковбой, спокойнее! — осадила я его, — не в этой сраной подворотне. У меня дома, ну что, не сдрейфил?

Парень отрицательно помотал головой, его волосы затрепетались как лопасти пропеллера.

— А как тебя вообще зовут? — спросила я.

— Егор — ответил он и смущённо улыбнулся.

— Я сейчас вызову такси и у меня дома ты покажешь мне на что способен — проговорила я, доставая телефон, Егор радостно закивал головой.

Я вызвала машину, продиктовала адрес.

— Cлушай, а ты… Ну, мужчина-проститутка? — я подбирала слова.

— Нет! — горячо ответил он, — если хочешь — я сам тебе заплачу! Я просто… , — он не успел договорить, получив от меня пощёчину.

— Ну ты и хам! — гневно расширив ноздри, задохнулась я от возмущения, — ты на себя посмотри и на меня!

Парень смущённо опустил голову. Чувствуя, что погорячилась, я решила замять ситуацию.

— Пока машина в пути, покажи, что ты умеешь — велела я, выставив вперёд колено, чуть приподняв и без того не длинную юбку.

Егор присел на корточки, чуть замешкался, схватил меня за коленку, вытащил язык, расширив его «лодочкой» и жадно припал им к моему бедру. Я успела заметить, какие у него грязные руки.

— Ты лижи, а не лапай! — воскликнула я, чуть подавшись назад, испытывая чувство брезгливости.

Он убрал руки, вновь прижал свой язык к моей ноге, но уже к колену, и провёл им до середины бедра. Отстранился, вновь присосался и провёл ещё раз. Его голова коснулась моей юбки.

— Ну, довольно, вижу, что умеешь — ответила я, получив извещение о том, что машина прибыла.

* * *

Егор несмело зашёл в мою роскошную трёхкомнатную квартиру. Потоптался в дверях, снял куртку, положив её прямо на пол возле двери, разулся. Я повесила на вешалку коротенький плащик, скинула туфельки и по широкому ворсу ковра прошествовала в гостиную. Чуть поколебавшись, Егор проследовал за мной.

— Чай, кофе? — изображая добрую хозяйку, предложила я, когда он вошёл в комнату.

— Нет, спасибо, давай начнём — сказал он, подходя ко мне.

— Ишь ты, какой быстрый — улыбнулась я, — тогда слушай, правила такие, лицо и шею не лизать, руками меня не трогать, свою одежду снимать только по моему разрешению, ясно? Если надо будет… — я замялась, — разрядиться — пойдёшь в ванную, только смотри ничего там не забрызгай особо, всё понял?

— Да, да! — закивал Егор, блуждая взглядом по моему телу.

— И иди лучше сразу помой руки… и прополоскай рот — закончила я, особо не задумываясь, обидят ли его мои слова или нет.

Егор послушно поплёлся в ванную комнату, я проследовала за ним, проследить, чтобы ничего не украл. У меня там дорогая косметика, знаете-ли, позолоченные краны…

Парень тщательно вымыл руки с мылом и два раза прополоскал рот, вытер руки о протянутое ему, мною, полотенце, и мы вновь вернулись в гостиную.

— Ну, и что мне надо делать? — спросила я.

— Сними, пожалуйста, блузку — попросил он.

Я расстегнула пуговицы, сняла блузку и закинула её на диван. Его взору открылись мои груди, по форме напоминающие персики, прячущиеся в розовом лифчике, не слишком уж крупные, зато крепкие и ровные. .оrg По его взгляду я догадалась, что лифчик тоже надо снять. Сняла и также забросила на диван.

Егор нагнулся к моей груди и всей шириной языка пошёл от соска и до ключицы. Затем сразу же, ускоряя темп, по тому же маршруту, только чуть левее. И в третий раз. То-же самое повторил и со вторым моим «фруктом».

Сам сосок он не трогал, либо ему была

интересна лишь моя кожа и сам процесс лизания, либо он старался избегать стандартных сексуальных ласк.

— Подними, пожалуйста, вверх руки — шёпотом произнёс он.

Не понимая, зачем, я подняла. Он приник языком к моей подмышечной впадине и полетел вверх, до локтя. Я охнула и смутилась, душ то я принимала только утром! Но ему, кажется, было всё в радость, он даже глаза закрыл от удовольствия. И так несколько раз.

— А теперь, пожалуйста, юбку — возбуждённым шёпотом прошептал он.

Я в нерешительности закусила нижнюю губу. Вдруг он накинется на меня и во все дырочки отымеет? Нет, его всё равно возьмут конечно, на входе в подъезд охрана и десятый этаж… А если он меня потом ещё и убьёт и его возьмут, а мне то что с того будет? Да ну, ерунда, просто обслюнявит всю, ну, может быть кончит в штаны или ковёр мне тут изгадит… Но самое главное — я, конечно же, стеснялась. Вся моя бравада как-то резко улетучилась.

И тут мне в голову пришла гениальная мысль. Я подошла к комоду, вытащила из ящика чёрный шарфик из плотной ткани и бросила его ему.

— Если хочешь продолжать — завяжи свои глаза — сказала я ему, рассудив, что если он реально хочет просто лизать — то ему без разницы, будет ли он меня видеть или нет.

— Если обманешь и снимешь повязку — пожалеешь — я пошла ва-банк.

— Хорошо — проговорил Егор, повязывая на глаза шарфик.

Я проверила, насколько хорошо он сидит, и не сможет ли он подглядывать.

— Ну, командуй! — весело сказала я, радуясь своей находчивости, и вновь встала перед ним.

— А теперь, пожалуйста, юбку — слово в слово повторил парень, ещё более возбуждённым шёпотом.

Я расстегнула молнию на юбке, казалось, Егор прислуживается к характерному звуку расстёгивания, бросила её на диван — он уловил и чуть слышный звук падения. Я замерла… Теперь мне стал любопытен не только сам процесс лизания меня, как мороженное, но и эта игра, начавшаяся между нами.

Он вновь присел на корточки и потянулся лицом к моему бедру, я решила ему помочь, осторожно подставив ногу поближе. Егор опустился на пол всеми четырьмя конечностями, и его язык облизал мою коленку, бедро и двинулся выше. Медленно ведя язык по верхней части моей ноги, он смещался к внутренней стороне бедра, приближаясь к моим трусикам и к тому, что находилось под ними. Я смотрела на него сверху вниз и заметила, как у него хищно задёргались ноздри. Я опять подумала про душ.

Вторую ногу он трогать не стал, вместо этого провёл языком по моим синим трусикам и добрался до живота.

С моим животом он занимался достаточно долго, бродя по нему то внутренней, то внешней стороной языка. Мой живот стал уже влажным, его грязные волосы неприятно щекотали нежную кожу и мне это уже немного надоело. Но и в пупок он мне тоже не лез. Я окончательно убедилась, что он не сексуальный извращенец, а просто законченный шизик. Наконец, он переместился ниже и попытался просунуть кончик языка под резинку трусиков. Ему это почти удалось, но языком то трусишки не снимешь…

— Можно я сам сниму твои трусики? — чуть слышно спросил он, продолжая сидеть передо мной на корточках.

— Можно… — после некоторой паузы, также чуть слышно, ответила я.

Внизу живота у меня как-то странно заныло…

Очень трепетно и осторожно, двумя пальцами обеих рук, он потянул за резиночку и стянул до пола мои трусёнки.

Во мне всё ещё сильны предрассудки. Я фанатично, почти каждый день, аккуратно брею свою «киску», оставляю лишь немного светлых волосиков на внешних половых губах и тоненькую полосочку на самом лобке. А поросль на ногах и рощица на лобке — это уж увольте!

Я испытала совершенно необычные ощущения. С одной стороны, он ничего не видел, но стоило ему лишь снять с себя повязку… Понимаете? Это как ходить над пропастью по канату без страховки. Кровь прилила к моему лицу, странное чувство внизу живота преобразовалось в сладкую истому.

Егор коснулся ладонями моих ягодиц и чуть-чуть потянул меня вниз, вероятно, чтобы у меня немного развелись ножки.

— Руки, руки… — напомнила я ему, начав чуть тяжелее дышать.

Он убрал руки и для пущей убедительности сомкнул их за своей спиной в замочек. Вновь превратил свой язык в «лодочку» и, изогнувшись, как ложкой, зачерпнул мои те самые губки, на сколько сумел достать…

Я как будто обрела способность чувствовать. Его чуть шершавый язык, обхватывая своей шириной мои половые губы, не спеша поднимался вверх, минуя клитор, чуть выше… И всё заново. Моё сердце учащённо билось, дыхание начало сбиваться, кажется, я начала возбуждаться и мокреть.

— Можно… мне… снять… штаны? Сильно давит… — не отрываясь от моей промежности, прохрипел Егор.

— Да! — выдохнула я.

Резко встав с корточек, дрожащими руками он приспустил джинсы с трусами, его член, не то чтобы очень большой, но вполне по размеру, как на пружинке, вырвался на волю. На миг мне показалось, что сейчас Егор покажет своё истинное лицо и совершит надо мной сексуальное насилие, но вместо этого он резко развернулся, и, забыв снять платок, ринулся в ванную. Врезавшись в дверях комнаты головой в дверной косяк, вскрикнул, сорвал повязку, и не смотря в мою сторону, скрылся в ванной комнате, захлопнув за собой дверь.

Когда за дверью раздался протяжный выкрик блаженства, я всё ещё стояла, прижав ладони ко рту. Ванная дверь начала приоткрываться — я пришла в себя.

— Стой, стой там!! — закричала я, делая быстрый шаг в сторону, уходя с линии прямого обзора.

— Закрой глаза! Не смотри!! — я заметалась по комнате, забыв, куда забросила одежду, — а то всё, конец, конец всему!!!

— Я, я не смотрю!! Не надо! — жалобно прокричал Егор, входя в комнату. Нарочито сильно зажмурив глаза, вытянув вперёд руки, идя по памяти и на ощупь. На его лбу красовалась пунцовая шишка. Штаны его были одеты и застёгнуты, но ремень сиротливо болтался и хлопал его по ногам.

Лишь один взмах его век отделял меня от моего позора. Сейчас я уже была не такой крутой, как возле того говённого клуба, чувствуя себя хозяйкой положения. Я конечно ещё могла всё прекратить, быстренько одевшись и выпроводив его вон, но не стала.

Его крепко зажмуренные веки искажали лицо, стоя посреди комнаты, с закрытыми глазами, всё ещё держа руки перед собой, он казался таким нелепым, смешным, даже жалким, а всё равно, сам того не желая, он меня сделал.

— Не смотри… пожалуйста — тихо проговорила я, шмыгнув носом.

— Ты хочешь продолжить? — его молчание стало мне ответом.

* * *

Мою голою спину приятно ласкал ворс ковра. Остальную часть моего обнажённого тела, ещё более приятно — язык и губы…

— Можно… я… открою… глаза? Режет под веками… — откуда-то издалека, словно с другой планеты, долетел до меня вопрос.

Он заслужил приз. И приз ли это? И нужен ли он ему? Я не знала.

Когда глаза распахнулись, проморгались и привыкли к свету — я увидела взгляд счастливого человека.

* * *

Он одел куртку, потрогал пластырь. Обернулся ко мне.

— Можно я как-нибудь приду ещё… вылизать тебя? — не смотря мне в глаза, проговорил Егор.

— В следующую пятницу… вечером — ответила я, осторожно и плавно закрывая за ним дверь…

Я выключила свет в прихожей, села на пол и горько, тихо заплакала.

Дата публикации 25.05.2024
Просмотров 1214
Скачать

Комментарии

0