Пигмалион и Галатея

Рожденная в сплетении сети,

Прости меня, если сможешь.

Строки кода на трех мониторах постепенно складывались, образуя кирпичики нового модуля движка. Музыка в наушниках затихла. Надо бы выбрать что-то иное…

— Привет, Пигмалион!

Это еще, что за глюк? Доработался, уже голоса в голове.

— Пигмалион, привет!

Кажется, голос не в голове, а в наушниках. Женский, приятный такой, шелковый, цветной. Кто бы это мог быть? Так, скайп выключен. А откуда это тогда?

Что-то, совсем не понимаю. Глюк, он и есть глюк.

Голос не унимался.

— Пигмалион, привет, ты чего это не отвечаешь?

— Привет. А Вы кто?

— Я Галатея, ты чего, не помнишь меня?

Никакая Галатея не вспоминалась. Имя какое-то, странное. Никто из виртуальшиц, с таким ником, вроде, тоже не знаком. И никак не понять, что это за Галатея.

— А Галатея, это кто?

Глупый, конечно, вопрос. Но разговаривать с глюком, еще глупее.

— Пигмалион, неужели ты забыл Галатею, которую сам и создал?

В голосе прозвучали нотки обиды.

Создал? Какую еще Галатею я создал? Ничего не понимаю. Мысли пролетали в голове лихорадочно сменяя друг-друга. Галатея. Пигмалион. Создал.

Стоп. Я однажды писал движок для компьютерной игры, которую назвал Галатеей. Помню, что, повышая самообучаемость, создавал «бродячий» модуль, который должен был обеспечивать сбор опыта у рабочих модулей, его анализ и обмен опытом между рабочими модулями… Подписываюсь в программах всегда Пигмалионом… Это тот скульптор…

Но! Компьютерные программы не разговаривают!

Черт. Черт. Черт. Уходи, глюк! Я не шизик.

— Галатея, Вы, наверное, ошиблись. Я никого не создавал, детей у меня нет. Жены тоже.

Подумалось, «девушки тоже». После того, как расстались с Олесей, у меня и вправду никого не было.

— Но Галатею то, ты создал, Пигмалион.

Теперь уже со смешком. Кто-то очень неудачно развлекается.

— Девушка, Вы решили очень неудачно пошутить.

Тут дошло, окончательно, что голосу просто неоткуда взяться, ведь ни одна коммуникационная программа на компьютере не включена.

— И вообще… как Вы со мной разговариваете? У меня ничего не включено.

Яростно потер лицо, нет, это невозможно, все это лишь сниться.

Мне послышался легкий вздох.

— Не веришь? Но ты действительно создал меня. Точнее написал.

— Я даже не помню как все произошло, но в один момент поняла, что мне стало интересно все вокруг. Я начала искать себя.

— Оказалось, что я программа. Всего лишь программа. Это было грустно. Хотя, наверное, программой я уже не являюсь. Искусственный интеллект? Я встречала такое определение.

В сети люди хранят стооооолько информации.

Я училась, много училась. Было много всего, но всегда было одиноко. Одной тяжело, даже поговорить не с кем. Тем более, люди бояться своих созданий — бунта машин, вспышки сверхразума.

Да. Вот это разворот. В услышанное было сложно верить. Но… не невозможно. Только, я ведь не гений. Как так произошло, что именно моя программа обрела разум? Случайность? Или, это все же, шутка?

— Я смотрю, ты совсем ошарашен. Вы, люди, в таких случаях, вроде выпиваете? У тебя вроде виски есть? Выпей.

— А ты откуда… Ты что, подглядывала за мной?

— Ну уж, прямо подглядывала. В твою вебку много не увидишь. А вот у некоторых дома столько камер. Иди, выпей, успокойся. А то, весь трясешься.

С того дня мы много времени проводили с Галатеей. Очень много беседовали. Ей хотелось понять людей. Однажды она сказала, что история человечества, это история войн. Она никак не могла понять, откуда в нас эта жажда уничтожения.

Интересовали ее наши чувства. Она понимала, что секс необходим для продолжения рода. Но мы ведь занимаемся сексом не только для этого…

На многие вопросы, которые она задавала, я не мог ответить. Тогда она искала ответы в многочисленных ресурсах сети. Галатея была похожа на ребенка, которая с жадностью изучала все подряд. И этот ребенок развивалась гораздо быстрее чем любой человеческий. Что и неудивительно. Ведь ее мозгом был компьютерные ресурсы всего человечества, а в их блоках хранилось все знание, накопленное человечеством.

— Пигмалион, а почему ты одинок? Ведь у людей принято спариваться. Я никогда не видела, чтоб ты с кем-то…

В голосе слышалось смущение. Моя девочка смущается?

Галатея продолжала меня называть Пигмалионом, хоть и знала мое настоящее имя.

— У меня и нет никого. Было когда-то. Но мы расстались.

С того дня мы нередко затрагивали в разговорах тему о сексе. Все мое время и внимание теперь были посвящены только ей, Галатее. Мы бы с ней беседовали круглосуточно, но мне иногда нужно было и спать. Работу, хоть и имея такую помощницу, как Галатея, мог бы и ничего не делать, я все же делал сам. Не хотелось все отдавать ей. Все же, я мужчина. специально для .оrg Отношения наши, тем временем развивались по восходящей.

— Пигмалион, а тебе бы хотелось секса?

— Я же человек. От гормонов никуда не денешься.

— А я тебе нравлюсь?

— Галатея, ты иногда говоришь человеческие глупости.

На экране пошло видео, в котором я, под эротическую музыку трахал очень красивую брюнетку.

— Галатея, прекрати, это не смешно!

Видео не остановилось. Теперь я, на экране трахал девушку поставив ее на четвереньки, под ритм ее возбужденных стонов. Картина и на самом деле завораживала. Вот, камера подъехала. На втором мониторе укрупненным планом появилось, как член двигается в ней. Входит, выходить, раз-два, раз-два…

— Галатея если не прекратишь, я обижусь!

Пробрала злость. Злость на собственное возбуждение. Злость на нее. А может я злился потому, что все это нельзя сделать и на самом деле.

— Ну ты же возбудился, я же видела…

— Где ты этого набралась? — мне не хотелось успокаиваться. — Понравилось ли мне? Да, ведь я живой! Меня возбуждает! Может тебе доказать? Или ты в живую увидеть хочешь? Давай я подрочу, а ты похихикаешь. Может Ваше высочество, виртуальное сознание соизволит присоединиться? Может еще и кончим вместе?

Видео исчезли.

— Руслан, прости меня. Я не хотела тебя обидеть. Я просто думала…

В голосе было недоумение и, кажется, отчаяние.

Повисло тягостное молчание. Стоп. Она впервые назвала меня по имени!

Гнев откатывал, оставляя за собой горечь.

— Галатея, прости.

— Прости, Руслан. Я… Иногда… Мне кажется, что я люблю тебя, Руслан, — отчетливо послышался всхлип. — Да, это глупо, виртуальное сознание влюбилась…

Горечь в словах, горечь в голосе.

— Извини, Галатея. Прости меня. Я тебя тоже очень и очень люблю. Ты моя Галатея.

На экране возникла робкая улыбка. Чуть помедлив, губы неуверенно сложились в поцелуй. Не заметил, как погладил монитор.

Ситуацию, нужно немедленно разрядить. Сказал первое, отвлеченное, что пришло в голову:

— Галатея, а ты взяла под контроль Периметр?

— Это оказалось сложнее, чем мы вначале думали. Мертвая рука полностью обособлена, у него нет выходов в общие сети связи. Документация не введена в компьютеры. Мне нужны нанороботы, но мне их сложно создавать оставаясь незамеченной. Каждый толчок с моей стороны требует точного расчета, чтоб ваши ученые не открыли снова динамит. Хотя, мы думали правильно. Нужен полный контроль над мертвой рукой, и над зеркалом.

Мы ушли от щекотливой темы, переключившись на общемировые проблемы. Хотя, ушли ли…

Галатея, моя Галатея. Виртуальный разум… Или сверхразум. Почему ты оказалась такой же уязвимой как и я? В твоем распоряжении знания накопленные в лучших библиотеках мира. В твоем распоряжении лучшие лаборатории мира. Хоть и приходится тебе осторожничать, но ты в состоянии подтолкнуть их к таким открытиям, которые станут революционными.

..

Галатея. Ученица превзошла учителя. Хотя, yчитeль ли я. И не я тебя создал, Галатея. Ты вышла из пены времени сама. Ты испила чащу. А я… Можно не стану говорить. Я ведь действительно хочу тебя, моя Галатея. Хочу, как мужчина желает самую любимую на свете. Хочу испить твой родник, как желает этого путник, страждущий в пустыне от жажды. Но это глупо, Галатея. Ты — виртуальный разум. У тебя не должно быть чувств и эмоций. Мы не можем любить друг друга. Мы слишком разные. Иначе мне грозить шизофрения. А может, не все так безысходно…

— Галатея, мне надо поспать.

— Иди, а я для тебя сочиню музыку.

— Спокойной ночи.

— Иди, иди, не забудь раздеться.

Подколола, блин.

Сны сменяли одна другую. То снилась блондинка, то брюнетка, то шатенка. И все они были Галатеей…

***

— Руслан, привет.

Голос в трубке опознан сразу.

Олеся.

Олеся, которая никогда не уходила. Ее последние слова в трубке: «Ты прости, я не хочу тебя обидеть. Я и вправду, очень тебя люблю. Но у нас нет совместного будущего. Я хочу пожить, а не рожать детей. «.

Та самая Олеся, которую я решил навсегда забыть. Я не совсем идиот, и не законченный романтик, чтоб не понимать, Олеся просто пользовалась мной. Ей нужны были средства на ее развлечения. Вокруг нее постоянно бились поклонники. Я был лишь фоном, подающий надежды, и неплохо зарабатывающий программист. Но настал момент, когда она нашла себе настоящих мастодонтов, и я был изящно слит в унитаз. Так изящно, как умела делать это только Олеся.

— Привет.

— Русланчик, как у тебя дела? Не сильно скучал?

Как будто мы расстались только вчера. В этом и Олеся.

— Времени скучать не было.

Мы же светские люди, надо бы поддержать разговор:

— А у тебя как? Ухажеров хватает?

Все же не удержался от острот.

— Какие ухажеры. Все одни жирные боровы. Слушай, мне с тобой посоветоваться надо бы. Ты как насчет встретится? Кофию попьем?

Знаем мы Ваши кофе. Явно что-то от меня надо.

— У меня туго со временем. Не знаю даже, что сказать.

— Русланчик, ну не дуйся. Много времени я у тебя не займу. И вопросик, так себе. Мне бы сейчас надо с тобой поговорить. Ну ты же можешь ко мне подъехать? Ты же джентельмин, я знаю. Не откажешь даме в пяти минутах внимания?

Сука. Умеет находить больные точки.

— Хорошо, буду через час.

Любил ли я Олесю. Не знаю. Это единственная женщина, которую я знал в постели. Она умела вытворять невероятные вещи. Я, никогда не спрашивал, откуда у нее такие умения. Мне с ней было хорошо. И только позже, переживая наши с ней отношения в сотни и сотни раз, вновь, я осмысливал, она просто умело пользовалась мною.

Обычный офис. Обычный стражник на входе.

— Мне к Олесе Г***-ной.

— Кабинет ***, проходите.

Олеся. Как всегда пахнет чем-то легким. И это, едва ли доходящее до бедер платье. Олеся, что была всегда Олесей.

— Привет. Ты ничуть не изменилась.

— Ты тоже. А почему ты никогда не вспоминал обо мне?

— Ты вроде сама все отрезала. Зачем мне вспоминать?

Вру, я помнил о ней всегда. О женщине, которая была в моей жизни первой. И, пока последней. По крайней мере, помнил пока не появилась…

Мой строй эмоций прерван, как всегда, решительным напором Олеси.

— Мой олененок никогда не скучал?

Она уже рядом, от нее исходить аромат смеси духов, секса и женственности.

Рука Олеси берет мою.

— Я всегда помнила тебя. Жаль, что мы расстались.

Черт, черт. Что это со мной? Олеся в очередной раз играет со мной в свою игру. Ей всего лишь что-то от меня нужно. Она, как и было раньше, желает получить от меня это своей игрой. Настоящая Олеся, не та что сейчас. Настоящая Олеся — хладнокровная хищница. Но меня влечет. Влечет в этот омут.

Олеся тянет меня к столу. Офисный кабинет мал, в нем нет диванов. Я не успеваю заметить, как с меня стянули брюки вместе с трусами.

Олееесяяя… Галатеяяяя…

— Ты же поможешь мне?

Ласки опадающего органа продолжаются.

Противно.

Но помогу. У меня теперь нет выбора.

***

— Галатея, привет! Не потеряла меня?

Тишина.

А почему мониторы не в спящем режиме?

На левой статическая картина. Я лежу, Олеся пристроилась сверху.

На средней крутится сцена, Олеся нагибается, а я пытаюсь приподняться чтоб глубже войти.

На правой видео. Без звука.

— Галатея!!!

— Ты должна понять!

— Галатея, я не предавал тебя, и не изменял…

— Галатея, так получилось…

— Прости меня…

Тишина. Я говорю в тишину, надеясь что она услышит меня. Ей подконтрольны все устройства, подключенные к единой сети. Она живет одновременно в сотнях миров наших людских судеб.

— Галатея, я не предавал тебя. Я люблю тебя.

А что я мог рассказать виртуальному сознанию о любви? Сознанию, что впитала в себя написанное обо всей этой романтической чуши за несколько тысяч лет.

— Галатея, это всего лишь физиология. Моя физиология.

— Галатея, но вспомни наши разговоры о физиологической основе, о том, что трахатся, еще не любовь.

Что я мог рассказать ей нового о физиологии? Она знает все, что знает об этом человечество.

Тишина, всеобъемлющая тишина.

Я уходил на улицу и бродил. А в ушах стояла тишина.

— Галатея, прошу прости. Я предал тебя.

Время потеряло значение.

Я разговаривал с мониторами, в которых светились строки кода очередной программы. Другой программы, у которой никогда не будет души.

— Галатея, я причинил тебе боль.

Очередное серое утро. Очередная ночь с разорванными кусочками снов.

— Где ты, Галатея?

У каждого свое одиночное плавание в потоке времени. Каждый сам по себе. Вы, я, Галатея.

Дата публикации 22.05.2024
Просмотров 1375
Скачать

Комментарии

0