Хозяйка Грома

Нет повести печальнее на свете,

Чем об украденном байкерском жилете…

1.

На дворе май месяц, официально открыт мотосезон — сердце байкера поет, очнувшись после зимней спячки, душа взывает завести мотор и мчаться по трассе навстречу горизонту в компании безбашенных друзей.

В этот раз слет организовали на территории большого благоустроенного кемпинга: тут нашлось место для всего — и для палаток, и для разномастных «железных коней», и для сцены, где горластый ведущий вовсю подзуживал участников очередного конкурса из серии «экипируй байкера». На всю округу гремел плейлист, рекой лилось пиво. Сегодня суббота, а значит, ближе к вечеру, будет стриптиз и выступление приглашенного хедлайнера.

Кстати о стриптизе… Приглашенные стрип-леди сейчас расположились в зоне VIP — крытом павильоне с баром и бильярдными столами — их разместили за офицерским столом под «крылышком» президента. Собственно, такие предосторожности можно понять: девиц выписали из крутого клуба и они, по прибытии, под эскортом проспектов, продефилировали через собрание братии в таких откровенных тряпках, что мужики едва слюной не захлебнулись: кожаные «ковбойские» штаны с открытой задницей, микроскопические стринги с клепками, лифы из ремней с открытой грудью, соски прикрыты кружочками красной лакированной кожи с «хромированными» кисточками. Стервы оказались прожженными, на свист и предложения прокатить до лесополосы самодовольно отвечали воздушными поцелуями в сочетании с неприличным жестом. Одна выделялась особенно: волоокая, с гривой смоляных кудрей, крепко стоящим пятым размером бюста и «бразильской» задницей. Такой бы отжигать на карнавале самбу…

О том, чтобы в открытую подкатить к этим кралям и речи быть не могло: отряженные сержантом на сопровождение гостей проспекты злобными доберманами ревностно зыркали по сторонам, пресекая малейшие поползновения со стороны желающей познакомиться поближе братии.

Сейчас он напоминал себе кота, который исподволь искал подступы к лакомой хозяйской канарейке. На данный момент Ярый вообще не входил в официальную структуру клуба. Подсев на байк в двадцать восемь лет и, приняв решение в этом году присоединиться к клубу, он довольствовался званием «саппорта». Был бы у него поручитель, или если бы удалось себя положительно зарекомендовать, можно было бы получить нижний рокер «хэнграунда» уже в этом сезоне. Он наблюдал снаружи за тем как верхушка в павильоне, судя по серьезным рожам, определенно решает организационные вопросы мероприятия. Девицы явно скучали. Сердце Ярого радостно ёкнуло, когда он заметил, как его «бразильская бестия», с тоской скользит взглядом по бильярдному столу… Это шанс! Он совсем не плох в «американке», вдобавок его внешность, как правило, располагает девушек к общению — высок, подкачан, в меру брутален и на фэйс достаточно пригож. Если бы удалось соблазнить ее на партию…

Щуплый паренек из обслуживающего персонала кемпинга как раз тащил коробку с пивом, явно намереваясь пополнить запасы бара. Невзирая на слабые протесты, Ярый разгрузил официантика, и, эффектно взгромоздив драгоценную ношу на плечо, направился в павильон. Трезер при виде Ярого недоуменно выгнул бровь.

— Да тяжко ведь задохлику, — широко осклабился Ярый, — дай, думаю, пособлю малость.

— Это третья, — констатировал трезер, делая какие-то пометки в чек-листе. Рядом нервничал шеф-повар, параллельно сверяя поступающий товар по накладным. — Еще пять таких же, и потом полтора десятка темного.

Назвался груздем, не говори, что не дюж. Пришлось Ярому перетаскать все, что требовалось. Зато потом он смог спокойно прижухнуть в павильоне за барной стойкой, перевести дух.

К шеф-повару и трезеру подключился вайс и уже втроем они продолжили сводить дебет с кредитом в рамках согласованного бюджета мероприятия. Сержанта отвлекли, он выскочил наружу кого-то облаивать, через пару минут выяснилось, что прибыли представители дружественного клуба и вся толпа из павильона хлынула наружу встречать гостей.

Ярый, как бы скучая, переместился к одному из столов, выставил шары, взялся за кий. Вроде ненароком перехватил ее взгляд… «Хочешь, я знаю. Хочешь, но молчишь… « Девиц оставили без присмотра, чем он и не преминул воспользоваться, бросив пробный шар:

— Леди, а Вы случайно в «американку» не играете? Одному скучно шары гонять, я бы с удовольствием Вам партию составил? — Ярый широко улыбался, изо всех сил стараясь смотреть ей исключительно в глаза… Если удастся подбить ее сделать ставку, то до ее буферов он обязательно доберется, и так, что офицеры не подкопаются — сама согласилась, сама проиграла, никто тебе не виноват. А пока наживка не проглочена, он с надеждой по-кошачьи заглядывал в глаза «дивы», приглашая «просто поиграть» с ним. Взяв второй кий, с улыбкой протянул девице: — Ну же, я по глазам вижу, что Вы не новичок, — подлизался Ярый.

Она смешливо фыркнула, переглянулась с подружками. Потом встала и грациозной походкой от бедра подошла к столу, приняв из его рук кий.

После пробной партии, Ярый предложил сделать символическую, «безобидную» детскую ставку — сыграть «на желание». Страсти вокруг стола мгновенно накалились до предела, подтянулись зрители… Ярый бил практически без промахов, но и стриптизерша оказалась не лыком шита, спуска не давала. Кружа вокруг стола, эта хищница метко наносила удар за ударом, грациозно прогибаясь в спине и периодически щекоча зеленое сукно своими «хромированными» кисточками. Шли ноздря в ноздрю. В какой-то момент у Ярого появился долгожданный шанс закончить партию и призвать к расплате сисястую «канарейку»… И ему, и ей остался лишь черный… Вслух обозначив лузу, он прицелился и отвел кий… Ну!… Удар!..

— ЯРЫЙ!!! — рука дернулась, кий, сорвавшись, едва не продрал сукно, белый шар, метнувшись по столу, скакнул и вылетел за борт.

— Э, бля… убить меня решил, — хохотнул стоявший рядом мембер, ловко поймав беглеца на лету.

Ярый резко обернулся. За спиной колыхался уже хорошо поддатый приятель и, широко лыбясь щербатым ртом радостно оповестил на весь павильон:

— Там твой Стид какие-то девки седлают!… Ваще обнаглели, ни рожи, ни сисек, а жопы садят!..

— Стоять! — тотчас осадила Ярого стрип-дива, заметив, что он вот-вот сорвется на защиту мото. — Позволь уж даме кончить, — ухмыльнулась она, — пять секунд, я быстренько… — Присутствующие ее поддержали. Выставив биток на сукно, она красиво нанесла решающий удар и поражение оппоненту. — Вот и всё, — мурлыкнула девица, откладывая кий, — с тебя желание…

— Я щас, — выдохнул Ярый, бросаясь вон из павильона.

2.

Кто?! Кто посмел?! Кто украл его победу?!! Благодаря кому столь вожделенная «добыча» не только упорхнула из-под носа, но вдобавок больно клюнула по его самолюбию. Ярый намеревался не только поймать преступниц с поличным, но и всерьез взять за задницу, призвав к ответу по всей строгости байк-шариата.

Вот они, попались, курвы!..

Две девицы устроили банальную фотосессию, облюбовав его Хонду Стид. Пока одна, усевшись на мото, принимала соблазнительные позы, вторая щелкала подружку на «мыльницу». Потом «моделька» решила изобразить подобие скоростной езды — выпрямила руль и пригнулась к баку. Оно бы и ничего, если бы не маленький уклон… Передняя вилка сыграла вниз, байк покатился, подножка сложилась; Ярый кинулся к мотоциклу, но предотвратить падение не успел. Стид качнулся и тяжело завалился на левый бок, едва не придавив девчонке ногу — хвала кофрам!

— Ноги бы тебе повыдергивал! — взревел Ярый, хватая девку за локоть и отдергивая подальше от упавшего мотоцикла.

— И… извините! — пискнула преступница, перепугано тараща квадратные глаза на лежащий Стид. — Мы ж ничего… только сфоткаться хотели! — оправдывалась барышня, но Ярый ее уже не слышал. Внутри все кипело. Был бы это мужик, набил бы морду и отвел душеньку, так нет ведь, перед ним девка и весьма субтильная, таких соплей перешибешь.

— Сто двадцать кусков! — рыкнул Ярый. — Уронила — покупай!

— Что?!! — ее глаза мгновенно округлились, как у кошки, даже пушок на тонких руках вздыбился. — Совсем сбрендил?! Да тут ущерба на три тысячи — ну, на пять максимум!..

При падении пострадало левое зеркало, скорее всего будут царапины на переднем крыле.

— Я сказал — «сто двадцать»! — ощерился Ярый.

— Да ты за кого меня принимаешь?! — вспыхнула барышня, явно не собираясь покупаться на дешевый развод.

— За безмозглую растыку с дыркой для минета вместо головы! — окончательно сорвался Ярый. Откуда ей знать, каково это — собрать себе байк по сердцу; сколько это отнимает времени, сил и нервов. А чего ему стоило достать эти гребаные тюненые заркала — это ей не ноги раз раздвинуть! Досада захлестнула разум, его понесло: — Щас я, бля, осколки соберу и тебе, такой умной, затолкаю куда поглубже!

— У меня столько по-любому нет! — взвилась девица, попытавшись вывернуться из его захвата. Черта-с два он ее выпустит! Дернув на себя, Ярый сцапал жертву поперек. — Пусти! — взвизгнула девчонка. — Я экспертизу требую!

— Щас! Щас сравним отпечаток с жопой! — загремел байкер. — Денег нет, отдашь натурой!

— Чтоооо?!! — взвыла жертва.

— То! — рявкнул Ярый. — Села-дала! Согласно шариата!

— Ах, по шариату!… — зашипела она. Щеки горят, в колком прищуре глаз блестят злые слезы.

— Может, мы можем как-то сгладить моральный ущерб, — попыталась дипломатично вклиниться подружка, но ее попытку тотчас срезали.

— Нечего тут сглаживать, — процедила девица, закусывая удила, и, кивая на Стид, бросила Ярому: — Давай, поднимай своего красавца, и погнали. — Судя по лицу, она вознамерилась ему не просто дать, а еще догнать и добавить…

— Зачем? — пожал плечами Ярый, поднимая мотоцикл. — У меня вон — палатка стоит…

— Че уж тогда сразу не на сцену вылезти? — съязвила барышня. — Я не такая! Давай, где народа нет. Или передумал уже?

— Хрен с тобой, — выдохнул Ярый, чувствуя, что уже проорался и начинает остывать. Не день — одно расстройство, и девица эта — геморрой на голову. Сел на байк, завел, кивнул за спину: — Садись, покатаемся.

Она что-то шепнула подружке и заняла пассажирское сиденье, положив руки ему на плечи. Стид с рокотом медленно покатился по грунту к выезду.

3.

Если уж поставлена задача укрыться от людских глаз, то выбираться на основную трассу смысла не было. Ярый свернул в противоположном направлении и покатил по асфальту вдоль разношерстных турбаз и кемпингов в сторону ерика. Там, за мостом, насколько он мог вспомнить, был как раз подходящий съезд и укатанная грунтовая дорога вдоль берега, петляющая сквозь густые лесопосадки из дубов и тополиной поросли. По крайней мере клиренс Стида должен позволить там проехать. Углубиться подальше от рыбаков и туристов, закатиться в кущеря… Главное, чтобы потом не пришлось мото на себе вытаскивать, все же не эндуро.

На грунтовке скорость небольшая, девчонка прекратила цепляться за плечи, но продолжала крепко сжимать его бедра коленями. Особенно на колдобинах — стискивала намертво. Он почувствовал, как она неуверенно налегла сзади, прижалась к спине. Девичьи руки, обхватив его поперек, скользнули под тяжелый кожаный жилет, исследуя грудь и живот сквозь ткань черной футболки. На ходу решила поиграться? Кажется, угадал. Левая ладошка застыла на его груди, правая опустилась вниз, легла на область паха. Немного помешкав тонкие пальцы принялись массировать и гладить его член сквозь джинсу. Ярый и до этого был уже в приподнятом настроении, а уж не отреагировать на столь откровенную ласку попросту не смог. В джинсах стало тесно.

На помощь правой руке пришла левая; вместе они справились с его «зиппером» и девчонка забралась ладошкой ему в джинсы, ловко юркнув пальцами под резинку трусов. Она немного погладила его, пощупала, потом обхватила пальчиками и, не больно-то церемонясь, вытащила уже стоящий колом член на свет божий. Хватка стала куда более уверенной, он бы даже сказал — жестче. Ее руки снова стали действовать в тандеме: левая придерживала фаллос у основания, правая дрочила, гуляя по стволу. Все что мог сделать Ярый, это крепче держать руль, да поглядывать по сторонам в поисках укромной тропинки. Нежные пальчики смахнули выступившую смазку и сконцентрировали свое внимание на головке: продолжая подрачивать, она щекотала чувствительную складочку уздечки, теребила венечную бороздку. «Вот бы язычком прошлась», — мелькнула мысль. Однако взглянув в уцелевшее зеркало заднего вида, Ярый быстро отказался от этой затеи. Взгляд девчонки был как у засевшей в засаде кошки — палец не суй, оттяпает.

Ну, не больно-то и хотелось… тем более и так финиш уже не за горами. Он постарался по возможности расслабиться и отдаться ощущениям. Запертая в жилах кровь постепенно закипала, разливая жар по телу. Тонкие сильные пальцы без устали продолжали ритмично нагнетать возбуждение, полируя щагреневое древко его члена. Да, детка, еще чуть-чуть… Фаллос затвердел, она зажала его крепче прежнего ближе к головке, ускоряя темп. Мышцы потянулись и член забился в сладких судорогах, плеская сперму на сиденье и бак. В отражение зеркала мелькнула хитрая ухмылка. Едва он кончил, ее руки снова вспорхнули ему на плечи, оставив излившийся фаллос гулять снаружи. Ярый чертыхнулся и свернул на узкую тропинку в зарослях ирги.

Наконец спешившись, она осмотрелась по сторонам: узкая тропинка, вокруг заросли ирги, над головой нависают дубовые ветви, высокая трава. Лицо девчонки отнюдь не выражало восторга, скорее настороженность и некоторую долю страха.

— Ты в какие ебеня меня завез? — приняв позу «сахарницы», ощетинилась девица. — Имей ввиду, — пригрозила она, — моя подруга номер твоего байка записала, если со мной что случиться…

— Да кому ты нужна, — выдохнул Ярый, заправляя член в трусы и застегивая джинсы. — Сама же сказала «давай, где людей нет», я привез. Че не так-то? — Хотелось курить. Достав из кофра пачку сигарет, взял одну, щелкнул зажигалкой и затянулся. — Если передумала и решила задний ход дать — валяй, я в насильники не записывался.

— Ничего я не передумала, — фыркнула она, вздернув подбородок. — Я за свои слова отвечаю!

— Ну и, — подначил Ярый, выпуская струйкой дым и наблюдая за ней.

— Ну, — замялась она, — тут как бы — негде.

— Да ладно, — усмехнулся байкер, картинным жестом очертив дугу, — гляди какой простор — хошь под кустиком, хощь под деревцем, хошь на бревнышке трухлявом. Только я на бревно не полезу, там скорее всего муравейник…

— Я не хочу на муравейник! — мотнула длинной челкой барышня. — И под кустом стоять раком не буду!

— Про «раком» я ничё не говорил, — тихо буркнул Ярый, мысленно рисуя веселые картинки. Чтобы спрятать ухмылку, снова полез в кофр за тряпкой, стереть следы девичьих шалостей.

Пытается лицо сохранить. Руку можно дать на отсечение, что она уже морально настроилась стать жертвой грубой ебли с бесчувственным байкером, склонившим ее к сексу без всякого удовольствия. Он усмехнулся: раз уж эта птичка сама далась ему в руки, с ней не грех и поиграть. Посмотрим, какие трели она в итоге запоет…

— Давай сюда, — позвал Ярый, выбросив окурок. Он сдвинулся на пассажирское сиденье и похлопал перед собой. — Не хочешь на травке, будем на байке. — Она замерла, уставившись на мото. — Да не бойся, не кусаюсь я, — ухмыльнулся байкер. — Садись передо мной, коленки в стороны и не вздумай прижимать.

Она неуклюже перекинула ногу через бак, плюхнулась на сиденье, процедив сквозь зубы:

— Раскомандовался извращенец…

— Вот прижжешь голяшки об движок, тогда посмотрим, кто тут извращенец, — тихо прошелестел Ярый, склонившись к девичьему ушку. Она аж дернулась; кожа мгновенно покрылась мурашками, вздыбив на руках тоненькие волоски. Хм, уже интереснее…

Ее волосы собраны в высокий подрастрепанный пучок, шея открыта. От тонкой нежной кожи исходит легкий, едва ощутимый цветочный аромат. Ярый поймал девчонку за подбородок, повернул к себе почти кукольную головку, потянувшись к пухлому рту. Не тут-то было — отвернулась, надувшись как мышь на крупу.

Ну и ладно, ему и без того будет чем заняться. Стащив перчатки, Ярый без зазрения совести полез ей под маечку. Засопела, заерзала, но препятствовать не стала — надо же за базар отвечать! Он ухмыльнулся. Ярый прошелся руками по стройному телу, погладил мягкий вздрагивающий живот, накрыл ладонями пару упругих теплых холмиков. Мда, с сиськами и впрямь не густо. Не удержавшись от соблазна, снова дунул ей в ухо, тотчас вызвав нашествие мурашек и затвердение сосков, в ладони будто два камешка уперлись. Девчонка опять зашебуршилась, норовя отодвинуться. Фигушки, он сильнее притянул ее к себе, начал оглаживать и мять девичьи груди. Спешить ему некуда, времени — вагон и тележка. Стриптизерша до утра никуда не денется, так что он успеет оплатить свой проигрыш. Нагладившись, пальцами поймал девчонку за соски, начав потягивать и легонько покручивать, следя за реакцией. Дышит глубоко, сердечко под его руками ухает как ненормальное. Коленки рефлекторно дернулись, но не сжались. Вот и ладушки, теперь его очередь ей в трусы забраться.

Протянув руку, расстегнул пояс джинсовой юбчонки, потянул вниз молнию. Насторожилась. Продолжая прижимать к себе и удерживать девчонку за грудь, Ярый нырнул под тонкую резинку ее трусиков. Мужские пальцы спустились по атласной коже теплого живота, пробрались по завиткам интимной шерстки, юркнули меж влажных лепестков. Ойкнула, снова рыпнулась коленки сжать и тотчас передумала. Ярый продвинулся глубже, палец нырнул в сильно увлажнившийся вход. Попалась птичка, мокрая писька тебя с головой выдала…

Он снова вернулся к горошинке клитора, начав неторопливый массаж. Теперь пока эта засранка от удовольствия не взвоет, он из принципа ее не выпустит. Она пыжится, сопит, пытается делать вид, что остается равнодушной. Что ж, он и не таких укатывал. Продолжая ласкать клитор, Ярый снова стал пощипывать и теребить ее сосок, потом наклонился и чуть прикусил мочку нежного ушка. Дернулась, судорожно вздохнула, завозилась на сиденье, до него донесся еле слышный стон. Ага, — он усилил натиск. Ярый своего добился, через несколько минут неприступная краса извивалась в его руках, сопя и постанывая, норовя увернуться от его пальцев, дабы не пасть окончательно. Не тут-то было — он дрочил ей письку, пока она не завопила, содрогаясь на сиденье байка. Другое дело, хоть что-то искреннее от нее услышал — Ярый был определенно доволен собой.

Дав немного отдышаться, помог ей пересесть к нему лицом. Специально подождал, на случай, если все же решит передумать, но она промолчала. В кармане, весьма кстати, нашлась «резинка».

— Можешь на бак откинуться, и держись за меня.

Она лежит спиной на мотоцикле с задранной юбкой, обхватив его ногами; Ярый навис над девчонкой, опершись руками на руль — классическая поза «чопперных» пар. Она смотрит на него, как на врага народа, он ей как будто верит…

Сдвинул трусики, вошел неторопливо, до конца, прижавшись к теплым ягодицам — внутри девчонки узко, горячо и мокро. Покатили потихоньку. Упершись ногами в землю и зажав правой рукой передний тормоз, Ярый начал двигаться.

— Мне больно, — пожаловалась барышня, — в спину эта хрень уперлась. — Крышка бака, будь она не ладна. Да и затылком на рулевых стойках ей тоже не фонтан. А, что если?… Ярый неуклюже стащил с себя жилет, футболку — рассовал все это добро у нее под спиной, разложив на баке.

— Если дальше сдвинешься, сможешь на руль опираться. — Она повисла на нем, Ярый сполз на водительское место, помогая ей переместиться. Теперь, когда она прогнула спину, крышка бака больше не мешала. — Может, все-таки под кустик? — на всякий случай уточнил он.

— Да ни за что! — вспыхнула она, со всех сил обнимая его за шею.

Хозяин барин… Ярый снова начал двигаться в ней. Вся эта возня его порядком раздражала, но обижать девчонку тоже не хотелось. Она принимала его толчки, Стид амортизировал, тяжело проседая. Девичьи бедра сжимали его бока, руки взлетели на спину. Раскраснелась, дышит часто, во взгляде пелена. Он усилил напор, она вонзилась ноготками в кожу. Больно… стиснув зубы, движется дальше. Она упирается ногами в пассажирское сиденье, начиная подмахивать. Ее нутро пульсирует, сочась горячей смазкой. Ногти полосуют спину — спустит с него шкуру, не иначе. Давай, кончай уже, садистка! Ярый практически лег на нее, зажав тормоз до белых костяшек. Капли пота ползут по спине, разъедая свежие царапины. Она крепко прижалась к нему всем телом, мгновенно осушив его грудь и живот легкой тканью своей маечки. Сопит, дыханье участилось, внутри все напряглось, раскрылось — удар, удар, удар, удар. Девчонка дернулась под ним, вцепилась в спину, сжала бедра. Забилась, тонко подвывая… Ну вот, а то всё «не такая»! Наконец расслабившись, Ярый без труда догнал ее на вершине. Больше канители…

Едва они вернулись в кемпинг, девчонка тотчас будто испарилась. Он особо и не переживал, он бы про нее вообще забыл, если бы не саднящие царапины. Что ж, ухмыльнулся Ярый, с одной бедой разобрались, теперь настал черед уплаты долга…

4.

— СИ-СЬКИ! СИ-СЬКИ!!! — радостно скандировала братия, сгрудившись у сцены. Полуголые девицы извивались в свете софитов, устроив самое что ни на есть лесбос-шоу. Гибкие ухоженные женские тела чувственно терлись друг о друга, сплетая руки и ноги в возбуждающих па, эффектно взметали роскошные гривы волос. По краям сцены установили клетки, в которых демонстративно «изнемогала» еще пара девиц. Черноволосая жопастая бестия с шикарнейшим стоячим бюстом, опираясь спиной на прутья и широко расставив длинные ноги, откровенно натирала свою киску широким харлеистым ремнем… ЕГО РЕМНЕМ! Знать бы еще, какая сука ее надоумила возжелать именно его недавнюю обновку…

Впрочем, градус вечера постоянно повышался, алкоголь разливался в крови, унося дурные мысли. Жарко, спина зудит, штаны сползают… Чертовы девицы… Оставив тяжелый кожаный жилет в своей палатке, Ярый предался бездумному веселью. Куролесили полночи — хедлайнер жег, байкеры кутили!..

Проснувшись утром, он обнаружил себя в чужой палатке с какой-то курносой девахой и невзрачным тощим парнем. Спортист, что ли?… Вот и встретились в едином пространственно-временном континууме… Девка его, или вообще левая?… Не дожидаясь знакомства и утренних приветствий, Ярый по-тихому выполз из палатки и поплелся к себе. Голова гудела — хорошо погуляли. Сиськи, виски, стриптиз, шашлык — секретные ингредиенты качественной байкерской гульбы! А что еще надо для счастья?… Правильно — ни-че-го!

5.

… Ни-че-го. Нигде. Даже намека, малюсенькой подсказочки, обрывка воспоминаний. А ведь он точно помнил, что оставил жилет в палатке. Исчез, как в воду канул. Ярый уже со счета сбился, сколько раз перерыл все вещи. Остатки похмелья выветрились мгновенно — обдало жаром, бросило в озноб. Если это розыгрыш, то крайне неудачный — за такое морду бьют без разбирательств. Жилет для байкера — равно что он сам, что вторая кожа, потеря жилета равносильна смерти. Байкер ставит на кон жилет, значит ставит себя. Если с мембером еще повозятся и дадут срок вернуть пропажу, то с облажавшимся саппортом церемониться не станут — попросту отпиздят и вышвырнут из клуба. Более того, ни один другой клуб не согласится принять изгнанного ни за какие заслуги. Он станет изгоем для своих и посмешищем для неприятелей. Нельзя, чтобы кто-то узнал, нужно успокоиться… Может, он все же оставил его где-то в другом месте? Сколько у него времени?… На еженедельные собрания явка обязательна, но он может пропустить одно-два, сославшись на болезнь, один раз можно сказать, что забыл жилет дома, но потом его обязательно нужно предъявить. Короче, при худшем раскладе, у него в запасе есть месяц, чтобы вернуть пропажу. Нет, не так, — жилет обязательно сегодня найдется, ведь он приложит все свои силы на его поиски… Все будет норм… Где же он?!

Стараясь не привлекать к себе внимания, Ярый обследовал лагерь. Под надуманными предлогами заглядывал в палатки, обшаривал закутки. Безрезультатно… Настроение было хуже некуда, то и дело накатывали приступы паники, в итоге Ярый сорвался на подвернувшихся под руку приятелей. Пацаны в непонятках свалили, а он продолжил свои метания. Кто же спер его жилет? В клубе он недавно, нажить откровенных врагов еще не успел. Кто-то хочет клубу навредить? В принципе это реально — если человек, надев его жилет, совершит преступление, мало никому не покажется — ведь нашивки, как визитная карточка.

Кто же он?… Кто эта паскуда?! Через пару часов, он уже понял, что морально готов убить вора…

Несолоно хлебавши он вернулся к своей палатке, забрался внутрь — на спальнике валялся скомканный тетрадный лист. Сердце ухнуло так, что аж защемило. Схватив бумажку, Ярый трясущимися руками расправил ее и обнаружил короткое послание: «Твоя шкурка у меня. Если захочешь вернуть, вот номер… « Далее шли одиннадцать цифр мобильного номера. Схватив мобильник, он сейчас же набрал его — «Абонент временно недоступен»… Да твою ж мать!!!

Всю следующую неделю он был занят тем, что пытался дозвониться до неизвестного абонента… «Твоя шкурка у меня»… Однако номер был либо недоступен, либо его звонок попросту сбрасывали… Потом приходили короткие сообщения — «сейчас неудобно», «перезвоню позже», «жди»… Ярый был на грани нервного срыва. Утешало лишь то, что с ним держали контакт, значит надежда есть. У него были кое-какие сбережения, может, стоит предложить выкуп, начать торги? В крайнем случае, можно будет взять кредит. Хотя сам вор о деньгах не заикался, как и не назвал причину кражи.

Вечер пятницы, он в одиночестве сидел дома. Сигнал sms буквально взорвал тишину, тот самый номер: «Жду завтра, к 12 часам. Адрес… « Адрес указывал на частный сектор. Сверившись с картой, Ярый к своему удивлению обнаружил, что дом будет находится практически на окраине поселка, расположенного за чертой города. Это что — ловушка? Сколько их будет? Ярый нутром чувствовал, что эта поездка не сулит ему ничего хорошего. Что ж, он подготовится… эти уроды еще пожалеют, что связались с ним…

6.

На следующий день Ярый прибыл на место во всеоружии — широкий самопальный охотничий нож за поясом, у кофра закреплена арматурина — если переговоры накроются и дело дойдет до драки, то голыми руками его не возьмут. Навигатор привел его к двухэтажному добротному дому красного кирпича на окраине поселка Песчаный. Забор тоже кирпичный, калитка и внушительные ворота. Не хилый такой домик — хозяин определенно обеспечен. Калитка приоткрыта, его ждут. Перепрятав арматурину под курткой и проверив нож, Ярый слез с мотоцикла и вошел.

Во дворе его встретил… конь. Огромный, с красивой скульптурной головой, точеными ногами и черный как смоль. При его появлении животное навострило уши, потом наклонило голову и, покачивая ершом стоящей гривой, пошло навстречу. Ярый замер у забора. Не то чтобы он боялся, но и резких движений в присутствии этого великана ему делать не хотелось — мало ли что. Конь подошел к Ярому вплотную, обнюхал, потом, как заправский таможенник попытался проверить карманы джинсов и куртки. Ярый поднял руку, чтобы отстранить наглую морду, конская башка мгновенно взметнулась вверх, едва не дав ему по челюсти.

— Что, Гром, без гостинца явился? — насмешливо уточнил девичий голос. Конь тотчас обернулся к хозяйке. — А ну отойди, пропусти гостя. — Животное послушно развернулось и, громко фыркнув, потопало в сторону сеновала. Ярый наконец увидел ее: невысокая, поджарая, точно гончая, волосы заплетены в косу, лишь длинная челка обрамляет лицо. В колком прищуре глаз, не скрываясь, пляшут черти по его душу. Так это что же, вот эта девица и есть вор? Он присмотрелся внимательнее. Длинные ноги обтянуты плотными бриджами, высокие сапоги, сверху клетчатая рубашка завязана узлом на талии, рукава закатаны выше локтя. Когда это он успел перейти дорогу этой самоуверенной крале? Ярый в упор не мог вспомнить, что пересекался с ней.

Похоже, драки пока не намечается. Он шагнул к ней:

— Я пришел за своим жилетом.

— Кто бы сомневался, — ехидно мурлыкнула она. — Ты получишь свою «прелесть», если согласишься на моё условие.

— Какое? — насторожился Ярый. Потребовать она сейчас может что угодно — от мелкого хулиганства, типа изображения леди Годивы на байке перед зданием мэрии, до серьезного преступления — например, убить кого-нибудь…

— Сущий пустячок, — хитро улыбнулась барышня, как-то больно уж пристально скользя по нему взглядом, — поиграй со мной…

— Чё?!! — вытаращился Ярый, ушам своим не веря. У него из-за такой хуйни жилет спиздили?! Внутри ёкнуло. Стоп, осадил он себя, где-то подвох… : — И во что я должен поиграть с тобой?

— Видишь Грома? — кивнула она в сторону дербанящего ролл сена коня. — Всю жизнь, с самого детства, имею дело с такими вот громадинами. Гром умница и предан мне, как собака. Этот конь обучен под мастера спорта, ему цены нет — возьмет любое препятствие и пройдет любой маршрут, даже если я на нем спать буду.

— Не вижу связи, — проговорил Ярый.

— Скажу проще, — ухмыльнулась она, — всегда мечтала иметь пони…

— Я должен притащить тебе пони?! — начал раздражаться Ярый. Бред какой-то, если у нее есть деньги содержать дорогущего жеребца, то почему она не может… Стоп. Мозг царапнула нехорошая догадка. Девица не без удовольствия наблюдала, как на его лице отражается целый калейдоскоп эмоций. — Погоди… ты что — хочешь, чтобы я это сделал?

— Ну да, — пожала она плечиками, — а что такого? Ты развлекся со мной, я тоже хочу. И я хочу пони. Почему бы не совместить эти два моих желания?

Развлекся? Когда это он с ней развлекся?! Неделю назад он был на слете: проиграл в бильярд новенький ремень стриптизерше, из-за того, что какие-то дуры на его мото полезли…

— Ты ж мой байк уронила! — вспомнив, опознал Ярый.

— Не прошло и года, — фыркнула она.

— Ладно, согласен, мы немного повеселились, — примиряюще сказал он, — но, насколько я помню, тебе понравилось. — Неужто она жилет сперла, только, чтобы с ним еще раз потрахаться? Могла бы просто сказать, он же не бревно, в конце концов.

— Понравилось, — эхом откликнулась она с нехорошей ухмылкой, — так, что захотелось продолжить веселье. Будешь послушным, тебе тоже понравится. — В прищуре глаз сверкнул металл. — Ну, так что — сыграешь со мной? Или мне отмашку дать, чтобы твоя шкурка на торги пошла? Лот уже анонсировали, желающих достаточно.

— Сколько ты хочешь? — спросил Ярый. — Я готов его выкупить, назови цену.

— Уже назвала, — хмыкнула она, — я хочу тебя. Ведь жилет — это ты сам, разве нет?

Нарывается… может, если ее припугнуть… Он сунул руку за спину, нащупал за спиной нож.

— Я ведь могу и наплевать на разговоры, — проговорил он, угрожающе понизив голос.

В ответ она указала пальцем куда-то вверх. Проследив за ее рукой, он увидел камеру.

— Вся территория под наблюдением. Слепых зон нет. Кстати, — заметила она, — твоего жилета здесь тоже нет, он у моего поверенного. Лучший юрист в городе, между прочим. Советую тебе не делать резких движений и быть предельно вежливым, иначе тебя мордой в пыль уложат быстрее, чем успеешь откатиться от моего крыльца.

Мда, махать ножом на камеру определенно не лучшая идея. Может, удастся как-то по ходу выкрутиться? В конце концов, играл же он с племяшкой в лошадку. Ярый представил, как вприпрыжку носится по двору с девицей на закорках. Может, все не так уж и страшно?

— И что прикажешь мне делать? — не без ехидцы осведомился он.

— Раздеваться, — в тон ему ответила она, разворачиваясь к дому, — до гола.

7.

Вот так вот, да? Ладно, никто тебя, красавица, за язык не тянул. Закатив мото во двор и заперев ворота и калитку, Ярый неспеша разделся, развесив шмотки на сиденье байка. Оставил только бандану и высокие ботинки — во-первых, майское солнце хорошо припекало, а во-вторых, совсем не прельщала перспектива вляпаться в конский навоз.

Обернувшись, Ярый увидел, что жеребец с интересом за ним наблюдает.

— Чё уставился — хуя не видел? — сплюнул байкер. В ответ конь вскинул голову, задрав верхнюю губу, показал зубы и демонстративно выпустил здоровенный темно-лиловый жилистый елдак. — Сученыш, — хмыкнул Ярый, оценив лошадиное чувство юмора.

— Смотрю, вы поладили, — ехидно заметил девичий голос. Байкер оглянулся: она стояла в нескольких шагах от него, закинув на плечо ворох каких-то ремней и веревку, на тонком правом запястье покачивался хлыст. Даже переоделась по случаю, ухмыльнулся он, чисто по-мужски заценив черные кожаные штаны в облипку и короткий, оставляющий открытым живот, лиф. А неплохо смотрится — в высоких сапогах, серьезная такая, строгая, прямо Госпожа.

— Тебя хоть как зовут-то? — спросил он, чтобы хоть как-то разрядить обстановку. — Меня Ярый.

— Тебе подходит, — улыбнулась она, взяв из общей кучи какую-то фигню, очень уж напоминающую намордник… — А что касается моего имени, то произнести ты его все равно не сможешь, ведь пони не умеют говорить. Для тебя я сегодня — Хозяйка, и никак иначе.

— Это… чего это? — он с недоверием покосился на хреновину у нее в руках.

— Твоя узда, — спокойно ответила она, надевая это безобразие ему на голову. Вложив ему в рот подобие удил из кожаных ремешков и металлических звеньев, она застегнула ремни под подбородком и на затылке. По обе стороны рта легли металлические кольца. — Какие-то проблемы?… — В ответ Ярый лишь мотнул головой, выражая крайнюю степень своего недоверия творящемуся с ним беспределу, — железо на языке отнюдь не способствовало членораздельным высказываниям. — Вот и умница, — похвалила она, доставая широкие манжеты с ремнями. Не прошло и минуты, как его руки оказались прочно связаны за спиной. «Это еще зачем?!!» Вопрос слишком ярко прочитался на его лице. Она снизошла до пояснений: — Чтобы твои руки тебя не смущали, ведь у пони их нет. Потом она взяла веревку с карабином на конце и, защелкнув его на левом кольце узды, потянула Ярого к коновязи. Пиздец ощущения — стоило ей посильнее дернуть и железные звенья царапали язык, а узкий кожаный ремешок впивался в уголок рта. Накрепко привязав его к столбу, «хозяюшка» не без удовольствия оглядела своего «пони» с головы до ног. — Мне нравится, — решила она. — Остался последний штрих, и можно идти гулять. — Штрих?! Гулять?! В таком виде?!! Да он шагу за порог не ступит! Тем временем девица выудила из-за спины длинный, вполне натуралистичный черный конский хвост с ремешками и длинной ручкой. — Где ж это видано, чтобы пони безхвостым был? Непорядок… — мурлыча это, она попыталась подойти к нему со спины. Тут до него дошло — Ярый шарахнулся, резко разворачиваясь к ней, и едва не разодрал себе рот — веревка оказалась привязана достаточно коротко, чтобы свободно перемещаться.

«Не-не-не! На затычку в жопе я не подписывался!… « Веревка не давала полностью развернуться к ней лицом, он нервно стоял перед Хозяйкой, неестественно свернув на бок голову, и враждебно косился сверху вниз.

— Ну, и чего ты артачишься? — прикрикнула барышня, недовольно выгнув бровь. — Все равно ведь по-моему будет! Или уже забыл кто тут главный? Так я напомню!

Она снова шагнула к нему, колени Ярого рефлекторно дернулись — девица тотчас отпрыгнула.

— Только попробуй меня лягнуть, враз пиздюлей отхватишь! — рявкнула она. Зыркнув на Ярого, девица хищно осклабилась: — Что, царевна-лягушка, никак жаждешь, чтобы твоя шкурка к какому-нибудь Кащею угодила? Так, не вопрос, щас организую, — она демонстративно выудила из голенища мобильный. — Ну?… — Ярый продолжал стоять, судорожно соображая, что делать дальше: допустить, чтобы жилет ушел с молотка он не мог, еще не известно, кто его купит и какие будут последствия; но и позволить ей осуществить свою извращенную задумку он тоже не может. Задница для байкера — зона неприкосновенная. Что угодно пусть с ним делает, хоть степлером мебельным этот хвост ему к хребту присобачивает, но анус — табу! Если он ей это позволит — всё, жилет ему уже не понадобиться, как байкер он будет мертв.

Приняв его раздумья за смирение, она повторила попытку — Ярый отчаянно заметался на веревке, удила больно резанули уголки губ. Она проворно отскочила, перехватив хлыст, и тотчас больно стеганула его по заднице — Ярый взвыл:

— Стоять! — рявкнула девица, снова занося хлыст. — Стоять сказала! Давно рот себе не рвал?!

Он замер, тяжело дыша и с опаской поглядывая на нее. От волнения, растерянности и боли голова шла кругом. Что же делать, как выкрутиться?! Вот ведь угораздило вляпаться!… Хозяйка снова шагнула к нему, Ярый отступил, вжавшись спиной в коновязь, — нельзя, хоть умри, но нельзя!… Бляаааадь!..

Она остановилась и, склонив набок голову, внимательно посмотрела на него:

— Ё-моё, аж побледнел, бедолага, — пробурчала барышня. Немного поразмыслив, она взяла злосчастный хвост и демонстративно отсоединила чертову затычку: — Видишь? Так и быть, пойду тебе навстречу, раз она тебя так пугает, — проговорила она, внимательно наблюдая за его реакцией. Ярый недоверчиво следил за ее действиями. — Вот, помни мою доброту! — ухмыльнулась она. — Только, имей ввиду, больше поблажек не будет!

Да он, собственно, на них не очень-то и рассчитывал. В крайнем случае бы просто отбивался и уворачивался… Чертову «хвостатую» сбрую она на него таки напялила. Ярый ощущал как хвост на ветерке щекочет его по ногам и норовит забраться промеж ягодиц — крайне раздражающее чувство. Знать бы еще как далеко простираются ее планы в отношении него?

Тем временем, Ярого оставили привязанным у коновязи. Она скрылась в деннике и скоро вернулась, держа в руках вторую узду. Подошла к коню, быстро взнуздала. Потом отвязала своего «пони» и подвела к Грому. Девица буквально взлетела на спину жеребца, уцепившись за гриву, быстро перебрала повод, легко дала посыл. Конь послушно потопал через двор за сеновал. Веревка натянулась, Ярый вынуждено потащился следом справа от коня. Они вывернули на задворки, прошли мимо просторной левады с навесом, приблизились к выходу. Сейчас они окажутся за забором. Ярый встал: черта с два он в таком виде шагнет за калитку — нема дурных хвостатой жопой светить на публику! Почуяв его заминку, конь тоже остановился. Она обернулась, взглянув на него сверху вниз:

— Чего уперся? — с ехидцей уточнила Хозяйка. — Боишься, кто увидит такого красавца? — Ярый набычился, закусив ремешки удил. Пусть, что хочет делает, а он со двора ни шагу!… — Может тебя к Грому привязать? — едко предложила она. — Он тебя враз на простор вытащит. — Перспектива волочиться за конем, будучи, по сути, привязанным за голову — не самая радужная. Не, да ну на хрен, она сто пудово блефует! На сумасшедшую девка не похожа, а значит, вряд ли решится причинить ему серьезный вред. Хочет поглумиться в отместку? Что ж, пусть попробует. Ярый решил, что отыграется при первом же удобном случае. Скорей бы уже подвернулась возможность.

Она снова потянула за веревку, высылая коня вперед, Ярый нехотя повиновался. За забором тропинка вела через поле и исчезала в лесополосе. Идя рядом с конем, Ярый то и дело поглядывал по сторонам, высматривая нежелательных свидетелей. Ступив под сень деревьев, она коротко приказала:

— Рысь. — Конь послушно сменил аллюр, Ярый потрусил следом.

Вот когда бы он еще пробежку то себе устроил? Смех смехом, а организм начал перестраиваться — участилось сердцебиение, дыхание стало глубже, мышцы прогревались. Краем глаза Ярый следил за Хозяйкой: за ее посадкой, телом, соблазнительно следующим в унисон за движениями коня. Она с ним будто единое целое. А об него остервенело долбилась как ненормальная, пронеслось в голове. Мож

она того — по четвероногим больше? А он ее к траху с нормальным мужиком принудил, вот и обозлилась барышня?

Пробежка заставила его вспотеть; что и говорить, давненько он не бегал. Через пятнадцать минут они снова перешли на шаг и Ярый старательно пытался восстановить сбившееся дыхание. Прогревшееся тело стало заметно чувствительнее, в висках стучало, кровь весело бежала по венам — по мышцам разливался упоительный коктейль гормонов удовольствия.

Долгожданная удача внезапно вспорхнула перепелкой из высокой травы. Конь вздыбившись, шарахнулся в сторону, она лишь на секунду потеряла равновесие, а Ярый уже рванул веревку, закусив со всей дури свои удила. Как себе шею не свернул, непонятно. Она, вскрикнув, грянулась оземь. Ярый увидел, как ее лицо исказила гримаса боли — хорошо приложилась. Гром, почуяв свободу, ломанулся по тропинке и исчез за поворотом. А не будет выебываться, он честно предлагал мирное решение. Упала, но веревку не выпустила — упертая баба. Интересно, встать сможет? Поддавшись импульсу, Ярый шагнул к ней.

Хлыст мгновенно рассек воздух, огрев его по внутренней стороне бедра. Больно! Ярый с воплем отскочил.

— Что, паскуда, сдернул меня с лошади, а теперь еще и пройтись по мне решил? — несмотря на то, что теперь она смотрела на него снизу вверх, победителем он себя не чувствовал. Напротив, внутри заворочалось крайне нехорошее предчувствие. Девица морщась поднялась на ноги, перехватила рукоять хлыста и потянула веревку. Ярый шарахнулся от нее не хуже коня, прежде чем словил первый удар. Она не только смогла его удержать, но еще и успела как следует взгреть поперек спины. — Тварь! Шакалина!! Скотина!!! — хлыст гулял по его телу, оставляя вспухающие рубцы. Он, уворачиваясь, кружил на веревке, изредка пытаясь отбрыкнуться. Железо врезалось в язык, ремни узды впивались в рот. Ярый старался подставлять под удары спину, но она угадывала его маневры и целенаправленно хлестала по груди и животу. Живодер — не девка! Под конец экзекуции она схватила веревку у самого карабина и несколько раз резко дернула вниз. Ярый взвыл от боли во рту и тотчас схлопотал пинок сапогом под зад. Сучка, за отбитую задницу ему отомстила.

Выпустив пар, она, прихрамывая, потащила его в обратном направлении. Следуя за Хозяйкой по правую руку, Ярый переводил дыхание — каким бы выносливым он себя не считал, а эта дьяволица его порядком укатала. Следы ударов ноюще пульсировали, кожа горела. Хех, а все-таки ловко он ее сдернул!

Справа от уже знакомого забора Ярый увидел засыпанный опилками круг примерно метров двадцать в диаметре.

— Раз ты не захотел по лесу гулять, здесь тебя погоняю, — сказала она, привязывая Ярого к забору. Он закрутил головой по сторонам. — Не кипишуй, — фыркнула она, — здесь частная земля, чужие не ходят. Он немного подуспокоился и принялся наблюдать, как она радиально выкладывает на круг пять длинных секторами раскрашенных жердей. Потом оттуда же, где лежали жерди, она выудила длиннющий, похожий на удочку шамбарьер. Ярый понял, что шутки кончились, таким хлыстом она достанет его везде и по любому месту. Отвязав от забора, она поставила его на периферии круга спиной к жердям, отмотала корду и, встав в центре, скомандовала:

— Рысь, — Ярый замешкался и у ног тотчас раздался щелчок хлыста. Подпрыгнув, он припустил по кругу. Едва он приблизился к жердям — снова щелчок. — На рыси. — Он послушно прошел препятствие, широкими шагами перескакивая жерди. — Хорошо! — одобряюще пропела она. Ярый аж споткнулся — его похвалили?! — А ну, не расслабляться! — тотчас щелкнул хлыст. Он потрусил на новый круг. Так его гоняли минут двадцать.

Наконец она довольно пропела:

— Шагоооом. — Облегченно выдохнув, Ярый перешел на шаг. Сколько еще она над ним измываться будет? Его батя за всю жизнь столько не лупил, сколько он от нее за один день огреб. Если бы не жилет, хрен бы он на такое согласился!… Даже в пьяном угаре!… Да ни в жизни! — Умничка, быстро кавалетти освоил, — тепло улыбнулась Хозяйка; смотав веревку, она пошла с ним рядом. Сейчас Ярый ощущал себя двойственно: с одной стороны ситуация его откровенно бесила, а с другой, откуда-то с задворок подсознания, маячило откровенно детское удовольствие от полученной похвалы. Ох, не к добру это…

Отходив с ним, Хозяйка снова потянула Ярого за веревку вниз, на сей раз, заставляя лечь на опилки. Он повиновался. Присев над распростертым «пони», она ласково провела ладонью по его груди, животу, приблизилась к паху. Вот те раз, — Ярый напрягся, ожидая очередной засады. Проследив взглядом за ее рукой, он вдруг заметил, что шов на ее штанах далеко не сплошной. Перехватив его ошарашенный открытием взгляд, она ухмыльнулась, опустилась на колени и, наклонившись к его лицу, поцеловала оттянутый удилами уголок губ; девичья ладошка неожиданно приятно принялась хозяйничать в паху.

Ёпть, как же мало ему для счастья-то надо. Многообещающе мелькнувшая в пикантном разрезе женская плоть тотчас взбудоражила воображение размахом перспектив. И не важно, что какой-то час назад, он был готов ее задушить голыми руками, а она его секла как сидорову козу. ¬ Тело мгновенно откликнулось на приглашение; и минуты не прошло, а член Ярого уже сделал твердую свечку.

— Посмотрим, насколько ты под всадником хорош, — мурлыкнула она, седлая его бедра. Как же внутри нее горячо! Ярый весь подобрался в предвкушении скачки, аж удила грызть начал. Сжав коленями, она легонько выслала Ярого движением попки:

— Рысь, — он уперся ногами в землю и начал двигаться под ней в двухтактном темпе — раз-два, раз-два. — Хорошо, — похвалила она. А уж ему-то как хорошо, просто не передать! Особенно после всех издевательств, что он пережил — тело кайфовало, купаясь в удовольствии. Так она ритмично скакала на нем некоторое время. Ярый чувствовал, что сейчас она движется вместе с ним, и от этого ощущения просто сносило крышу. Потом его притормозили. Наездница припала к его груди, эффектно прогнув спину и, дав Ярому шенкелей, выслала его в галоп. Он понесся так, что у самого голова закружилась. Ярый слышал, как сбивается ее дыхание, она начинает задыхаться, но продолжает скачку, больно впиваясь ногтями ему в ребра. Его постепенно все сильнее засасывает влажный пульсирующий вакуум ее лона. Уже скоро. Запрокинув голову, Ярый закусил ремни удил и бешено забил тазом, вколачиваясь каменеющим членом в ее тело. Рывок — она сильно откинулась назад, пару раз поддала лобком и в следующий миг забилась в экстазе, напрочь сбившись с темпа. Намертво зажатый ее бедрами, Ярый излился в свою Хозяйку.

Отдышавшись, она осторожно встала, выпуская его на свободу. Он перекатился на бок и неуклюже поднялся следом. Вернувшись с Ярым во двор, она смахнула с него опилки большой мягкой щеткой, потом отвела на сеновал.

Сняв с него наконец упряжь, Хозяйка улыбнулась:

— Отдохни пока здесь. Мой поверенный будет через час. — Она ушла, забрав с собой сбрую. Минут десять Ярый пребывал в одиночестве, успев забраться на крытые дерюгой роллы сена; потом он услышал осторожный топот и в двери сеновала, любопытствуя, сунулась черная взнузданная лошадиная голова.

— Ну и че тебе тут надо? — спросил Ярый. Конь гыгыкнул, тряхнул ершистой гривой и отвернулся.

— А, явился, лоботряс! — раздался снаружи голос Хозяйки. Гром развернулся к ней. — Даже не суйся, засранец, — строго сказала она, — кто не работает, тот не ест! Ты меня сегодня подставил, так что изыди! — Она вошла и поставила перед Ярым глубокую тарелку с сухариками и запотевший полулитровый стакан темного пива. — Вот ты у меня работал, — ухмыльнулась она, — так что получай заслуженное угощение.

— Я же за рулем, — напомнил Ярый.

— Так тебя со двора никто сразу не гонит, — пожала плечами Хозяйка, доставая из кармана металлический трензель на кожаных ремешках. Надев его на шею Ярому на манер ошейника, она хитро улыбнулась: — Это тебе на память. Протрезвеешь — скатертью дорога. А пока, чувствуй себя как дома, милый пони!

Дата публикации 20.05.2024
Просмотров 1134
Скачать

Комментарии

0