Аксиома

Аксиома.

Любая фотография закончится порнографией, если начинает человек носить с собой камеру.

В голове начинают неожиданно жить фантазии. Они, как дети, вначале наивные, бесхитростные, начинают требовать своего признания. И, наконец, как дети Вашего воображения, становятся взрослыми и живут отдельно от Вас, но в определенный момент снова приходят в Вашу голову и беспрекословно требуют своего воплощения в Вас.

Взрослые дети занимаются сексом и довольно рано, потому что айпад у каждого уже пятилетнего ребенка. Процесс не остановить. Запреты только разжигают жажду опасного для нас познания, а для них — это обыденность.

Это Ваша ментальная мутация. Вы неизбежно должны измениться, потому что Ваше Будущее — это Ваши воплощенные мечты и фантазии. Побеждает не тот, кто сильнее физически, а тот кто лучше фантазирует, где, кроме секса такой космос для воображения?

Хочется видеть на маленьком экранчике не просто красивое лицо, а энергетику продуктивного взаимодействия, короче секс.

Вот и ползаешь по грязному пляжу, пока не заметишь красиво загорающую топлес или просто трахающихся у всех на виду.

Начинают заводить просто бляди, которые тебя изучают как клиента, но увидев камеру, показывают язык или выбритую промежность с кукишем. Но любые поиски приводят к не всегда ожидаемым результатам…

Начало.

Неожиданно подошла красивая девушка и сказала:

— Хочу сняться голой. Как хотите и где хотите. Муж бросил меня. Я была верной и честной. А он нашел проститутку. Я тоже решила отдохнуть от него. Глаза горели азартом. Ну какой фотограф упустит такой шанс?

Пошли вдоль берега моря и интересная работа вовлекла без остатка. Зашли в очень необычное место — раскидистое дерево со скамеечкой с прекрасным видом на залив. Сняла лифчик и трусики, и пошли один за другим просто шедевральные кадры.

— Пойдем ко мне домой. Хочу есть.

— Не слишком ли быстрый старт? — отметил я про себя.

Пошли съемки «ню» у ней дома, почти как в салоне щелкал обнаженную красавицу и вдруг понял, что она просто «использует» меня как одеяло, как ребенок, чтобы спрятаться от чего — то страшного…

И как в детской скороговорке «Да» и «Нет» не говорить… сплошная недоговоренность во всем. Прошли успешные съемки, но по ее лицу было видно, что это не ее конечный выбор.

Я чувствую, что неизбежно выпадаю из ее «кастинга». Пошловатое чувство «заплеванности» уже от собственной наивности.

После того перестал спать, ворочаясь ночью и думая, как можно вначале быстро расположить к себе, а потом «кинуть». Вообще ведь, кто я для нее? Только фотограф — любитель! Я выслал часть снимков, но ответа не было, вроде забыл.

* * *

Почти через год на почте увидал ее письмо.

«Зайдите вечером. Буду очень ждать».

Взял камеру и стал напряженно вспоминать, куда же она прошлый раз она меня привела. Абсолютно одинаковые подъезды, клумбы… Вот, блин, попался!

Потом достал камеру и стал листать кадры съемки. Нашел, наконец.

Поднялся к консьержке, буркнул: — Съемка на заказ. Прошел к лифту. А этаж, квартира? Задрожал смартфон:

— Вы где?

* * *

Встретила в мини, блузка в обтяжку, под которой просвечивалась грудь и соски, высокая, складная, с красивой грудью. Красивые правильные черты лица. На ногах туфли с высокими шпильками, которая делала ее стройные ноги еще более сексуальными.

Пошел разговор о неподобающем поведении бывшего мужа, мол, развел сплетни, многозначительно намекая, почему он бросил ее и как только он жил со мной при ее-то поведении!

Я не волновался во время разговора, однако росла моя решимость по мере того, как она говорила и плакала, что это ложь, ее саму заливали слезы, но при этом она имела совершенно серьезные безэмоциональные глаза.

Девушка сбивчиво говорила и не могла ясно выразить цель нашего разговора. Откуда у нее такая предрасположенность к мне?

Моя подозрительная интуиция буйно разыгралась: «Я даже не знаю ее имени, вообще кто она такая?»

Облизывая губы, она лепетала что-то совершенно невпопад, пока не выпали, наконец, три главных слова: «Надо», «Деньги», «Ипотека».

Слезы мгновенно исчезли, глаза стали проницательно — серьезными. Передо мной сидел расчетливый менеджер. Бесстрастный и жадный, готовый на все. Обаяние красоты и тела только как острое оружие в достижении своих целей.

— Ты хочешь получить денег? Нет, даже не так! Ты хочешь оплатить досрочно ипотеку на пятерку тонн баксов? — спросил я, строго глядя ей в глаза.

— Это для Вас много?

После некоторой паузы, медленно выговорил:

— Слова «деньги» и «секс» всегда рядом.

Неловкое молчание, во время которого Она, подрагивая ресницами, сконцентрировалась на меня, ощущая, что вот сейчас наступает ее главный момент.

— С кем?…

— С победителем — я вздохнул и почувствовал себя в «теме».

— Вообще больше не задавай дурацких вопросов. Так именно тебе и надо, ты будешь делать…

— Что?

— Все.

— Странно… — тихо сказало Она. — Вы хотите меня продать?

Я приложил ее пальчик к ее губкам, нежному маленькому ротику.

— Никаких вопросов.

Ее лицо, пылало жаром, потому что уже говорил с ней как с проституткой. По большому счету, она этого не заслуживала, но я удовлетворял своё оскорбленное мужское честолюбие…

Но ведь пошла «большая игра» с опытным партнером, который не упустит ни одного моего промаха.

— Думай, быстро, — положив на стол банковскую карточку.

После этих слов я вытащил из сумки тонкий хлыст с заклепками и положил его на банковскую карточку. Я же должен подготовить тебя. Для победителя не будет запрета, что и как с тобой делать…

* * *

Воспитание чувств

— Вот какой у него член, — и вынул черный 30 — сантиметровый дилдо.

— Вот пробочки для попочки. 5 штук, вот смазка и всякая ерунда. Читаешь инструкцию и растягиваешь органы. Вот всякие присоски.

Карточка — пропуск в клуб.

Зашел через день. Открыла дверь и села. Подойдя, поднял хлыст и с выстрелом щелкнул им. Ее передернуло.

— Умница!… Я сделал тебе платеж авансом, но ты же понимаешь, что, если что, деньги ты вернешь! Твой телефон у меня есть, я сообщу тебе, когда и куда приехать. Только не забудь нацепить вдобавок свои классные босоножки…

— Извините, — приподнял миниюбочку, в попочке пробочка, как раз под мой размер. Пробочка была хорошо смазана.

— Извините, я одел перчатку. «Дала моей руке» по — деловому — стала раком. Потрогал влагалище, еще суховато.

Дилдо вошел с натягом, но без судорог и боли. Подмахивала хорошо, завела и меня. С анусом еще никак, пришлось массаж 2, 3 и 4 пальцами делать. Меня порадовала, понравилось обоим.

«Черного дьявола» примерили. Пока никак. Вынул пробку, залил слегка горячей воды. Обмазал смазкой. Расслабилась и прошел в вагину. Буду на разогреве, проверю в работе перед выходом на арену.

Через два дня. Она оказалась с подругой. Подруга в страпоне трахала Ее в обе дырки.

Попросил страпон, присоединился, стали трахать обе дырки сразу. Ей понравилось, но пришлось «дострахпонивать» и подругу.

Пару дней я не решался сообщить шефу о своей задумке. Подошел, когда он курил свои сигары и, значит, пребывал в самом прекрасном расположении духа. В общем, я решил пустить все на самотек. Относительно, конечно… Я забронировал не слишком дорогой, но и не дешевый билет в клуб, часто используемый бомондом для веселых пирушек, недалеко от города на субботу, отослал Ей смс, запасся парой запасных презервативов с большого размера… и походил с ней по косметическим салонам.

Мне хотелось, чтобы Она выглядела сексуально и притягательно для шефа, не смотря на то, что он будет Ее трахать… И напоследок, я, вечером пятницы, загадочно улыбаясь, шепнул шефу, что назначаю ему свидание в клубе с девицей. Шеф, конечно, воспринял все по-своему, заговорщески обнял меня и, принявшись нести всякие там глупости, типа, как он счастлив, что ему достался такой сотрудник.

Шеф затем пошутил: Ебать будем вдвоем? Ты будешь на разогреве, готовить к спарке, на всякий случай разработай попку, чтобы не порвать… ты же умеешь… Ебте, а сколько тебе и ей бабла кинуть? — Две тонны тебе, а ее пустим на круг по штуке с председателя и директоров, а потом по полтонны с каждого в нижней ложе или продадим потом за десятку как девочку?

— Все завтра, шеф… Все завтра… Приезжай в клуб к 12-ти, тебя будет ждать не забываемое развлечение! Придумай ей клубное погоняло!

— Я проведу всю ночь в нетерпении, надеюсь, я не пожалею! — он шутливо шлепнул меня плечу и сел в свой мерс…

* * *

Шеф остановился и с изумлением вперился на голую девушку, прекрасно видимую через открытую дверь. Она вышагивала около окна, разговаривая по телефону, и не сразу заметила нас, по всей видимости, увлеченная разговором.

— Это и есть главный сюрприз, — шепнул я в ответ шефу, стараясь скрыть трепет только от того, что мой шеф рассматривал мою обнаженную девушку

— В каком смысле?

— Я хочу, чтобы ты проверил эту девушку в работе…

— У тебя все в порядке с головой? — шеф удивленно посмотрел на меня, но я все же заметил, что его взгляд оторвался от созерцания тела Ее с трудом. — Ты не заболел? Это моя несчастная и брошенная племянница, узнал о ее разводе только вчера.

Между тем за шефа уже думала головка члена. Его дыхание стало прерывистым, а взгляд, не отрываясь, скользил по Ее телу. Оценивающе так… уже совсем по-собственнически…

Маску Дьявола на меня быстро! А ей плотно завязать глаза!

Явственно читался испуг перед огромным членом шефа, который она осторожно ощупала. Он был в полной боевой готовности, гордо возвышался перед моим шефом.

— Встаньте на колени и откройте рот.

Ее лицо онемело, словно до нее только что дошло, что делать минет незнакомому мужчине придется вот прямо сейчас.

Я молчал. И, хотя, с одной стороны внутри меня все переворачивалось от того, что надо было делать именно так, и никак по — другому. Его орган сейчас попадет в Ее губы. Не хотелось, чтобы шеф начинал с ласок, чтобы обнимал девушку, гладил или тискал округлости. Хотя с ней не было никогда секса, трудно было «отцепить» Ее от себя сразу.

Шеф резко сбросил маску, дал ее мне и сказал:

— Как Она скажет, так будет! Ты и Она должны стараться, чтобы… и шеф погрузился в минуту размышлений.

* * *

— Соси!..

Она открыла рот, я, не устоявший перед таким соблазном, направил туда член…

Мечта свершилось!!! Мощная волна эмоций пронеслась во мне, едва губки в розовой помаде сомкнулись, поглотив головку.

Взял рукой волосы, а потом направил ее голову на свой член. Сантиметр за сантиметром исчезает ствол в ротике. Я загнал его почти полностью — еще немного, и ее верхняя губка коснулась лобка, а нижняя — яиц! Грудь судорожно пыталась вдохнуть хоть глоток воздуха… Я застонал и вывел член, а потом принялся ожесточенно трахать девушку.

Отступил на шаг назад, обуреваемый противоречивыми чувствами. Я на глазах шефа трахал со всего размаха его племянницу… Мой шеф, обычно такой спокойный, сейчас наблюдал, как я с размаху, грубо, с неистовым напором загонял член в рот моей девушке, а та, даже не пыталась не то, чтобы сосать, но даже обнимать губами — она просто держала рот широко раскрытым, безропотно позволяя себя трахать. Я проделывал это при нем, и он получал видимое удовольствие. А шеф стоял и смотрел, как я трахаю Ее, отчетливо понимая, что отношение ко мне неизбежно меняется.

— А теперь трахни ее на диване! — шепнул шеф, когда я едва перевел дух.

— Разложи и кончи!

Она вздрогнула от слов шефа, но послушно встала и с моей помощью сделала шаг к дивану. Она до того была покорна моей воле, что, улегшись, сама широко раздвинула ноги и накрыла руками повязку в ожидании неизбежного. «Ну, да, — решил я, — так ей будет комфортно!».

Я даже не успел осознать, продолжаю ли я ее хотеть, как шеф сильным толчком в мою задницу, просто вогнал член в ее влагалище! Я нервно сглотнул — почему без презерватива? Новый этап плана моего шефа разворачивался передо мной, причем, медленно и неторопливо… По всей видимости, шеф уже спланировал чтобы Она пустила мой половой орган внутрь влагалища.

Шеф, открыв рот, смотрел, как я ввел член на всю глубину, заставив Ее поморщиться, а я затем чуть вывел и с оттяжкой засунул снова.

— Ой, — вскрикнула Она, улыбаясь не через силу и не корчась от боли, принимая член в предварительно растянутое влагалище…

Я принялся размеренно «нюхать» услужливо предоставленный к моим услугам «алый цветок», нанося такие мощные удары, что Она могла только радостно вскрикивать при особо глубоких проникновениях, а ее небольшие грудки упруго качались в такт движениям танцующего ее самца.

О, мечты сбываются не в качестве подглядывателя, как главный участник действия! Я, будучи все-таки фотографом, жадно смотрел на себя из воображаемого объектива. Мысленно сравнивал, какое зрелище было более привлекательным — нежные губки, ласково растянутые ходящим между ними стволом, или эти аккуратные холмики, такие беззащитные и прелестные в своей наготе, трепетно подчиняющиеся задаваемому мною ритму.

Я вдруг остановился, вытирая выступивший пот, а Она часто задышала, словно бегун, решивший передохнуть перед спуртом, и мне показалось, что я еще не готов.

— Скинь ей повязку! Пусть приведет себя в порядок.

* * *

Выплыла к барной стойке, налила минералки и жадно пила ее в преддверии новых ощущений. Она уселась на высоком стуле и, уперевшись ножками, красиво — возбуждающе приподняла зад.

— Я это и ждал! — подумал я, приблизившись сзади и тыкая головкой в полуоткрытую пилотку.

— Я здесь! — не устоял шеф перед соблазном, понимая, что соблазн в том, чтобы чтобы прикоснуться к ее влагалищу, которое так неистово терзал мой член…

Вырвался негромкий стон, когда пальцы шефа раскрыли половые губы перед моим красавцем и ввели его внутрь. Они были такие теплые!… Мне показалось, я и эта красотка начинаем получать удовольствие?

Папарацци снова очнулся во мне:

Вытянутые красивые ножки, и пилотка, принимающая член. Аккуратные грудки с пирамидками сосков, и полураскрытый в страсти ротик… Ее пальчики так трепетно и доверчиво гладят мою кисть.

Словно подтверждая мои лучшие ожидания, раздался женский стон, и определенно это не был стон боли или унижения, в нем отчетливо слышалось сладострастие и наслаждение…

Я представил кадр — изящная брюнетка, с пропорциональной грудью, в чулочках и модных туфельках, задирает короткую миниюбку, на ее стройной фигуре, а ее пальцы во влажных трусиках!..

Как прекрасна была Она в своей страсти! Ноги развела, как могла, и теперь представляла собой просто идеальное любовное лоно, истекающее ожиданием, цветок любви открыт, лепестки уже не закрываются после большого удовольствия. Девушка, которая в таком виде безропотно предоставляет себя шефу.

— Давай, еби ее! — нетерпеливо крикнул шеф, а когда я снова вошел в раскошно раскрывшийся цветок, понял — моя задумка вполне удалась: шеф теперь находился за моей спиной и увлеченно анонирует, глядя до предела раскрытую перед ним алую розу страсти, которую я долбил.

В его руках был морской бинокль с 40 — кратным увеличением и он мог различать с необычайной четкостью все детали процесса… И увитый венами член, ходящий между растянутыми до тонкости губками, и налитые мощью яйца… И то, что Она течет уже настолько, что соки вытекают из нее, а бьющие яйца размазывают смазку вокруг ануса… И раскрытый в сладострастном крике рот… И ее взгляд на меня.

Она просто красавица, готовая выполнить мою любую прихоть!…

Она для меня многого стоит, пока она

доставляет шефу столь изысканное, и столь сладкое удовольствие посредством телесной любви со мной…

Шеф по мобильнику собрал своих друзей с биноклями на сходняк типа «посмотреть как надо это делать».

Шеф:

— Дорогой, покажи сзади, что ли…

Послышалось размеренное мое мое дыханиа и стоны, едва не переходящие в крики, моей молоденькой партнерши.

Шеф: «Черт-черт-черт, пора начать безумие! — Ну, я вам устрою веселуху! Поддержим Любовничков!…

Аплодисменты, на сцену бросают пятитысячные купюры.

Чувствую, как возбуждение охватывает меня по новому кругу!

Шеф не смог отказать себе в удовольствии понаблюдать, как я теперь пялю ее, поставив раком на прозрачный стилизованный диван на возвышении в центре сцены.

Изображение проецировалось на пололок, Можно было смотреть лежа и получать удовольствие…

И самое прекрасное — ей это нравилось! Она лежала грудью на спинке диванчика, прикрыв от наслаждения глаза, а я, крепко взявшись за стройные бедра, с оттягом забивал член в ее влажное влагалище.

Нельзя сказать, что представшая мне картина мне не нравилась…

Нет, она была возбуждающа, и созерцание совокупляющейся парочки мигом отозвалось сладким тянущим ощущением у всех зрителей…

Но все происходило… как-то обычно, что ли… Словно они — действительно просто любовники, уединившиеся в номере. Родившееся немного ранее чувство страсти к Ней неумолимо росло.

Возбужденный взгляд шефа не переставал впиваться в оттопыренную перед ним Ее попку. «Вот же классно fucking» — уже по-английски подумал шеф, наблюдая, как я возобновляю свои удары, загоняя ствол в услужливо предоставленное влагалище. Нет, чего-то не хватает, какой-то детали…

Она подняла ногу, взялась за каблучок и, целуясь со мной, смотрит на шефа… И раскрыла свою разгоряченную розу страсти пальчиками…

Телевизионные кампании срочно включили зум на своих камерах и уже миллиард сексуально раскрепощенных людей возбужденно заглатывал слюну.

— Что, господа, хотите кончить? — ведущий телекомпании SSNN приблизился вплотную к совокупляющейся парочке, — Хотите кончить перед всем миром?

— И что же вам мешает?

— Я… ооох… не могу… ааах… при вас, — униженно пролепетала Она. У меня английский с 7 класса вызывает страшную фригидность.

— А знаете, я вам помогу, — усмехнулся ведущий и, наклонившись, впился ногтями в ее сосок. Она взвизгнула и попыталась нанести ведущему хук левой, как учил ее физрук, но мужик вместо челюсти получил по яйцам и ненавязчиво исполнил широко известную в его стране «пляску пьяного ковбоя».

— Так не нравится? — удивился уже новый ведущий в боксерскиих трусах и мотоциклетном шлеме. — А так?

На сцену вышла Кандидатка в Президенты очень сексуально продвинутой страны, которая нежно провел рукой по девичьей груди, трепыхавшейся в такт движениям моего члена в ее влагалище, а потом подушечками пальцев круговыми движениями легко прошлась по твердому соску.

— О, дааа! — закричала Она и принялась сама насаживаться на мой твердый член со всего размаха.

Кандидатка в Президенты продолжал автоматически ласкать ее сосок, оглушенная собственными противоречивыми чувствами о судьбе своей сексуально напряженной страны.

С одной стороны все ее существо сопротивлялось тому, что должно случиться — женщина сейчас кончит с мужским членом во влагалище. Это унизит и оскорбит миллионы геев и лесбиянок.

С другой стороны, между ног Кандидатки в Президенты все пульсировало только от одной мысли — девушка тащится от дорогущих натуральных мужских ласок от здоровенного натурального члена, едва не разрывающего ее грубыми ударами. В стране Кандидатки в Президенты остались только геи, лесбиянки и дешевые китайские ручные заводные сексмашинки и даже ее зарплаты едва ли хватит на одну ночь такого секса.

Я изнемогал — грудки под моими ладонями были такими приятными наощупь, упругими, а соски — такими твердыми…

Но она все не кончала. Тогда вышел Шеф и завел руку под мою задницу, провел ногтями по телу девушки и неслабо сжал мои мужские яйца.

Я и Она забились в судорогах наслаждения, как это ни ужасно звучит, с моим членом во влагалище и пальцами шефа, ласкающими ее половые губки и соски, а Она только жалобно вскрикивала:

— Да еще!… еще!… Прошу…

Ах ты, любимая! Сейчас я тебе покажу, как кончать с мной, настолько сладко и бурно! Не знаю, что бы сейчас сделал, может даже покалечил бы Ее, но в этот момент спасительно прохрипел шеф:

— Мы отодвигаем в сторону вражеские ценности!

— Кончаем только в киску!…

А ты, иностранная шалава, хоть и Кандидатка в Президенты, мы ебем, чтобы ни одной капли не пролить!

Мировое прогрессивное нормальное человеческое сексуальное большинство (Wоrld Prоgrеssivе Nаturаl Humаn Sеxuаl Mаjоrity) стоя рукоплескало и с восторгом наблюдало, как Я, зарычавший как настоящий русский медведь, задвинул Ей по самые яйца и принялся, судя по расслабленному лицу, накачивать ее спермой прямо в матку.

Горячая сперма наполняла эту, невинную с виду, пилотку, текла в матку, где ей уже приходится все поглощать. И лишь потом я опомнился когда красивые пальцы нежно ласкали мой член, только что накормивший ее влагалище досыта…

Народ поднял Ее, еще, подрагивающую в последних отголосках бурного оргазма и в потоках истекающей спермы.

Это было где-то даже необычно — их яркие оргазмы, такие воодушевляющие и такие естесственные для зрителей, невероятно воздудили народ.

Разрядка была всем необходима, но как ее получить? Все стали сильно шлепать друг друга по ягодицам, ощутив на мгновение их упругость и шелковистость:

Все стали жадно наблюдать за голыми попками с отпечатками ладоней. Прохладные задницы под ударами выписывали симпатичные восьмерки.

Поцелуи были сладкими, но всем этого было мало.

Хватали девушек за промежность одной рукой, другой тискали грудь.

Они с визгом и смехом разбегались, но возвращались назад.

Насладившись телом, а заодно покорностью, молоденьких девушек, причем наличие особенно обижено хлопающих ресниц означало к готовности полностью раздеться, что делали и мужчины.

Если на вопрос мужчины: «Ты кто?», Она молчала, ее брали за волосы и сношали в рот.

Если отвечала: «Я сука» ее сношали классически раком.

Если отвечала: «Я блядь» ее сношали во все дырки

Если отвечала: «Я девочка» ее сношали только в анал.

* * *

Очнулся дома. Не фига себе, то ли сон, то ли не сон?

СМС:

14.00 Аукцион. Ваше место №13. Все проплачено. Костюм для торжеств в моем кабинете. Не вздумай опоздать. Убью. Шеф.

* * *

Посреди комнаты стоял эллипсоидной формы богато украшенный стол, на котором стоял объект аукциона — коллекция вина французского элитных сортов и бонус — ярко раскрашенная бесподобными рисунками бодиарта красивая обнаженная девушка в золотой карнавальной маске, а вокруг ее стояли хрустальные бутылки и бокалы.

* * *

— Аукцион открыт!

Немолодой мужчина в черном фраке громко стукнул по позолоченной пластинке «SЕXYTАLЕS».

— Выставлен лот №-1. Партия коллекционного французского вина с бонусом. Стартовая цена 50. 000 евро!

— 55. 000 справа номер 89

— 67. 000 справа номер 43

* * *

Включите камеры на экран! Господа, не забывайте аплодировать перед таким бонусом. На громадном экране «поплыла» панорама дорогого старинного винного стекла в серебряном оформлении. Девушка легла на бок и подняла свою ножку и обнажила отделанное красивыми мелкими камнями самое притягательное место в виде раскрытого цветка.

Раздались аплодисменты.

— 70. 000 слева № 13

— 70. 000 раз

— 70. 000 — два

— 70. 000 — продано!

Аукционер показывает на меня молотком:

— Мужчина, это же ваш аукционный номер, я повернулся и увидел свое «любимое» число «13» в белом кружке на кресле. Ваш представитель уже перечислил сумму лота и 5000 на снятие маски.

* * *

Она быстро соскочила со стола и медленно обошла вокруг стола в маске. Соски в обрамлении переливающихся камней покачивались на упругих грудях.

Подходит высокий молодой человек и снимает золотую маску и целует очаровательный «бонус», потом дарит маску Ей. Снова аплодисменты.

— По правилам клуба «SЕXYTАLЕS» бонус предоставляется победителю на неделю. Потом бонус поступает в распоряжение клуба, если конечно, победитель вернет стоимость лота или женится на ней… все захлопали.

Дата публикации 10.05.2024
Просмотров 1288
Скачать

Комментарии

0