Как я замесила пиздёнкой лицо мужика

Клубника уже поспевала вовсю, и нужно было ехать с мамой на дачу. Дорога на дачу на советском душном автобусе — это не то же самое, что дорога с дачи на том же автобусе. Туда мы ехали сидя с вокзала. А вот обратно уже стоя с сумками, вёдрами и рюкзаками. Это сейчас общественный транспорт с кондиционерами, а тогда, в средине нулевых, всё ещё ходили советские ЛАЗы.

Перед тем, как начинать собираться с дачи, я упаковала вёдра с клубникой в сумки, но выбрала три самые крупные ягоды, сдвинула шортики в сторону и засунула их себе в пизду. От дачи до автобусной остановки нужно было идти около 1 км. И пока я шла с этими ягодами в пизде, то сумки уже не казались тяжёлыми. Потому что всё моё тело наполнялось силами. Хотелось идти и идти не переставая.

Я старалась выбирать крепкие и не очень зрелые ягоды, чтобы они не пускали сок в пизде. Наоборот, это я должна была сочиться. В тот раз мы вышли чуть позже, и поэтому когда подходили к остановке, автобус уже подъезжал. Мама скомандовала: побежали! И мы с сумками понеслись к автобусу. Водитель нас увидел и поэтому дождался. Но бежать с тремя ягодами клубники в пизде – это то ещё удовольствие. Если бы не джинсовые шортики, они бы точно повыпадали.

Мы заскочили в переднюю дверь и начали пробираться в глубь салона. Автобус набрал скорость, и стало не так душно. Народу было много, все были уставшие и нагруженные. Некоторые передавали водителю за проезд клубникой в пакетиках. Тогда это считалось нормально. На передних сиденьях сидел мужик с матерью пенсионеркой.

— Девочка, а ты вставай прямо сюда, — сказала эта женщина, указывая на место прямо перед её сыном, — А то так и будешь всю дорогу пакеты с клубникой передавать.

— Спасибо, — ответила я и забралась на этот приступок для ног пассажиров, которым оснащались колёсные арки советских автобусов.

Попой я уселась на передний горизонтальный поручень. Было неудобно, и поэтому я подложила куртку. Стоять во весь рост было невозможно. Одной рукой я держалась за поручень, чтобы не улететь. А другой рукой я придерживала стоящие в ногах сумки с ведёрками.

— Да отпусти ты эти сумки, — вновь заворковала женщина, — они же не упадут.

Я отпустила их и убрала руку. Потом посмотрела вниз и увидела, что моя пиздёнка зажевала джинсовые шортики. Они были итак очень коротенькие, а тут ещё и эта полоска оказалась сильно вжата между половыми губками. И получилось так, будто два вареника съели шортики и вывалились наружу. Видимо это случилось, когда мы с мамой бежали.

Женщина это увидела. Потом посмотрела на своего сына. Потом на меня. Я вновь схватила рукой сумки, чтобы закрыть всю эту срамоту.

— Ну что ты, не закрывай рукой такую прелесть. Саша сейчас всё поправит. Ему уже 36 лет, и он у меня до сих пор не женат. А тебе сколько лет?

— Мне 18, — ответила я и убрала руку.

— Саша, прояви учтивость и предложи этой очаровательной девушке помощь.

— Можно я поправлю вам шортики?

— Поправь.

Этот мужик аккуратно двумя руками принялся доставать зажёванную моей пиздой полоску шортиков, чтобы распрямить ткань на всю ширину и прикрыть половые губы.

— Мама, там всё липкое. Вот смотри, у меня все пальцы вымазанные.

Саша достал из кармана многоразовый носовой платок. Ни влажных салфеток, ни одноразовых тогда в продаже ещё не было. Он распрямил полоску джинсовых шортиков и тем самым закрыл мои половые губки. Потом он начал оттирать свои пальцы от моей вагинальной смазки.

— Молодец, Саша, прикрыл девчачий срам, — одобрительно произнесла его мама.

И тут я начала как бы удобнее усаживаться на поручне и развела ноги пошире. Полоска шортиков вновь провалилась между половыми губами. И теперь помимо внешних половых губ показались ещё и малые.

— Саш, надо переделать. Давай ещё раз, — с усмешкой сказала я.

Он посмотрел на маму.

— Ну и чего ты сидишь? Девушка просит помочь ей.

Мужик вновь попытался распрямить полоску шортиков, но я ещё больше развела ноги в стороны.

— Давай я поближе встану, чтобы тебе удобнее было, — сказала я и слезла с поручня.

Мне пришлось опереться руками на тот поручень, где должен быть подголовник у спинки кресла.

— Саш, может ты чуть вниз сползёшь?

— Да нырни ты уже в эту пилотку! Что же ты такой тормоз у меня, а! – негодовала мать.

Мужик немного сполз вниз и сдвинул полоску шортиков в сторону. Моя пиздёнка оказалась прямо над его лицом.

— Я сейчас немного поработаю мышцами влагалища, и покормлю вашего сыночка вкусняшкой. Это клубника, маринованная в девчачьем соусе.

Я начала тужиться, и из вагины выпала первая ягода. Она свалилась прямо на Сашины губы. Она была вся в тягучей и густой смазке.

— О боже, какая прелесть! Сашенька, открой ротик. Пусть эта девочка покормит тебя.

Маменькин сынок отрыл рот, и эта ягода вместе с тягучей смазкой провалилась.

— Ну как, вкусно?

— Немного солёная и с кислинкой, — пережёвывая пробубнил Саша.

— Ещё две осталось.

— О господи, она там не одна, что ли?.. Их там три? – запричитала мамаша.

— Да, четвёртая уже не лезет.

Я взяла рукой за волосы Сашину голову и прижала его рот к своей пизде. Он начал мычать, но из-за звука шумного автобуса этого всё равно никто не слышал.

— Я накрою вас курточкой, — вновь засуетилась его мама, — чтобы никто не видел, как моего сыночку девочка делает пиздолизом прямо в общественном транспорте.

Она взяла мою же курточку с поручня и накинула на мычащего в мою пизду сына. Я тем временем опустошала свою вагину от двух ягод клубники. Убедившись, что обе они вышли, я отпустила голову Саша, чтобы он смог и нормально проживать и проглотить.

— Ой, вы такая заботливая мама. А как вас зовут?

— Валентина. Но соседи по даче зовут меня Петровна.

— Да, эти дачники всех зовут по отчеству. Даже меня зовут Владимировной. Хотя знают, что я Ксюша.

— Приятно познакомиться. Ну как там мой Сашулька? Уже доел все ягодки из писюльки?

— Доел. А можно я раздрочу свой клитор об его нос? Очень хочется кончить.

— Да, конечно. Пусти под замес его личико. Всё равно от него на даче толку мало. А так хоть в пиздёнке поработает.

А принялась вилять тазом и вновь вжала его лицо в пизду.

— Саша, ты там это… Языком шустрее работай, а то придушит тебя девка, — засмеялась мамаша.

Саша уже ничего не слышал, потому что я сжала его уши своими потными ляжками. Всё-таки накинутая куртка ухудшила не только обзор, но и вентиляцию. Я чуть сместилась вперёд, чтобы прижать его затылок к спинке кресла. Потом я начала расстёгивать пуговички на шортиках. Мои лобковые кучеряшки тут же вылезли наружу.

— Я хочу своей интимной стрижкой вытереть ему слёзки. А то у него глазки уже мокренькие.

— А он там что, хныкает что ли? Я так и знала, что оказавшись под девчачьей пиздой, он непременно там расплачется и начнёт звать маму на помощь.

Я начала елозить лобком по его глазам.

— Ну вот, теперь можно и шортики снять, — взялась помогать мамаша, — давай я тебя курточкой обмотаю, чтобы никто не видел, что ты без шортиков, а ты их снимешь.

Она обернула меня курткой и завязала рукава. Я же тем временем стянула с себя шортики.

— Можно взглянуть на моего негодника? Ух, какое измождённое и липкое у него лицо. Весь покраснел и чего-то проглатывает.

Я снова припечатала его лицо к своей пиздёнке. Только теперь вся Сашина голова была уже под моей курткой. Шортики не мешали елозить половыми губами и клитором об его нос.

— Ты давай, языком по клитору работай, а то пущу твоё личико под пиздатый замес. Буду течь, захлебнёшься же.

Я начала вилять тазом и старалась работать бёдрами. То сжимала, то разжимала их. От безысходности Саша всё-таки начал нехотя работать языком. Но он был не очень длинный, быстро уставал, и вообще пиздолиз он никакущий. Сказывалась неопытность. Чтобы хорошо кончить, мне пришлось изо всех сил лупить пиздой лицо этого Саша. Так он мог дышать в момент отрыва, когда я максимально отклячивала попку назад для размаха. Хлюпающие шлепки пизды об лицо никто не слышал из-за гула автобуса.

— Ой, я больше не могу на это ничтожество смотреть, — запричитала его мама, — он даже языком не может девочку до оргазма довести. Девочка скоро изобьет его писюлькой до смерти, а он чё-то там мямлит. Бестолочь! Весь в отца. Тот тоже в пилотку из-под палки нырял.

— Сашулька, ты потерпи немного, ещё несколько минуточек, и я солью тебе на лицо.

Минуты через две я начала биться и извиваться в оргазмических конвульсиях. Я взяла его за волосы обеими руками и прижала лицо к пизде. Мои бёдра сами сжались, и я изо всех сил стиснула ляжками его голову.

— Там что девушке плохо что ли? – громко выразила обеспокоенность какая-то женщина.

— Женщина, успокойтесь! Девушке сейчас очень хорошо. Уж получше, чем нам всем, — осадила её бдительность мамаша пиздолиза.

После того, как волны оргазма одна за другой начали отпускать меня, я снова пересела на поручень.

— Поднимайся, пиздолиз несчастный, — засуетилась вновь мамаша, — давай я тебе платком лицо вытру, а то оно всё липкое и красное… Хотя, какой тут вытру?.. Столько натекло! А молодой пиздятинкой как пахнет! У меня всего один платок. Давай я лучше тебе лицо панамкой своей накрою, а то стыдно. Прямо в автобусе тебя девочка в ротик писюлькой оттрахала, а ты всё сглотнул. Ещё утрись и добавки попроси.

Я вновь надела шортики и отвязала куртку. Саша уже сидел, как ни в чём не бывало, но с маминой панамкой на лице.

— Ну что, пилоточник, понравилось тебе? Тебя, оболтуса, надо ещё попкой в лицо, чтобы промеж булочек тебя в личико оприходовали. Может тогда хоть дурь из тебя выйдет.

Прислано: Сочная Ксюша

Дата публикации 01.05.2024
Просмотров 1967
Скачать

Комментарии

0