Делать куннилингус и брать на ротан совсем не одно и тоже

Шел 1992 год, меня юного парня, а мне было 22 года мои друзья, семейная пара, познакомили с тётей, которой было 31 год, звали её Настя, она была разведенкой и у неё рос трёхлетний сынок. Муж как мне было известно со слов друга умер. Как он умер и по какой причине мне тогда было не интересно. Меня тогда как и всех наверное в этом возрасте тянуло к женщинам старше меня. Мне казалось, они более опытные в сексе и вообще у них нет никаких идиотских стереотипов и каких-то блатных замашек, ведь взрослая тётя она всегда мудрая и добрая и уже вот этот дебилизм насчет орального секса остался в молодости.

Такие чувства и тягу мне привила Елена Владимировна, мама моего одноклассника, она и была, по сути, моей первой женщиной, но история не о ней.

Настя оказалась очень общительная и выглядела моложе своих лет, хотя в глазах всё же читалась какая-то жизненная мудрость. Мы познакомились в квартире на дне рождения жены моего друга, которая, кстати, и была близкой подружкой Насти, как мне потом стало известно они, жили рядом друг с другом и познакомились, гуляя вместе с колясками.

Настя уже была более двух лет одна, жила в собственной трехкомнатной квартире и воспитывала сына, мы с ней выходили курить и там общались, она жаловалась на свою судьбу, но как сильная женщина добавляла, что сама справится со всеми хлопотами. Я узнал от неё, что у неё барахлит дверной замок и что она никак не может найти мастера починить его, и я вызвался помочь ей.

Уже на следующий день я пришел к ней домой и починил замок, мы попили чаю, и я пригласил её погулять в парке с сыном, она согласилась и уже вечером мы сидели у неё с бутылкой вина, сынок мило посапывал в другой комнате.

Для меня всегда самое сложное было сделать первый поцелуй или первое эротическое прикосновение, и я ждал момента, но никак не мог решиться, а время уже было позднее и Настя, видимо не вытерпев с голодухи попивая мелкими глотками вино сказала мне:

— Саш, а ты всегда так себя ведешь с девушками на едине? – она смотрела на меня эротично улыбаясь, сидя в кресле нога на ногу и держа бокал вина около губ.

Эта претензия прозвучала, как упрек и насмешка над моей неопытностью, но при этом, это было, как-то мило и её взгляд был очень эротичным. Она практически стреляла меня из глаз стрелами амура и постоянно попадала в цель.

Я привстал с пуфика и подошел к ней, наклонился, взял у неё из руки бокал и поставил его на журнальный столик. Она смотрела на меня деловито и всё так же поедала глазами молодой кусок сочного мяса. Я потянулся к ней губами, и мы наконец-то слились в жарком поцелуе и меня уже ничего не могло остановить. Я целовал её и мял грудь, рукой поглаживал её упругие ягодицы и бедра, целовал шею и мочки ушей, целовал плечи и спускался ниже целуя всё на своем пути, расстегнув её блузку я целовал сначала вверх её грудей, а потом достав их из лифчика и прижав друг к другу я начала поочередно целовать и обсасывать стоячие и довольно крупные соски родившей женщины, посасывая и покусывая их.

Настя закатывала глаза и томно дышала, поглаживая меня по голове и спине, ноги её разошлись в стороны и я, устав стоять раком нависая над ней присел и оказался на коленях между бедрами и все еще продолжал сосать поочередно её восхитительные груди. Она шептала, что я хорошо целуюсь и что ей нравятся мои пухлые губы, она целовала меня в лоб и откидывалась назад на спинку, а я уже чуть спустившись в низ стал целовать её животик при этом расстёгивая пуговку на обтягивающих её попку и бедра джинсах.

Она, запрокинув голову поглаживала меня по голове и раскрыв рот хватала глотками воздух и немного сладко постанывала, её таз уже сполз на край кресла. Она всеми своими движениями давала мне понять, что готова к продолжению французского поцелуя и сексуально извивалась под моими губами, подмахивая мне тазом сжимая немного мой торс своими бедрами и даже закидывая мне ноги на плечи.

Я в тот момент от сильного возбуждения ощущал себя героем-любовником, ведь в то время такие ласки были практически под запретом, но как я считал этот запрет на женщин старше тридцати не распространяется, а я плевать хотел на все «бандитские устои», мне было хорошо от того, что хорошо моей женщине, которая всем своим видом уже изнемогала и требовала продолжения ласк.

Однако я не торопился и расстегнув пуговку медленно раскрыл молнию и поцеловал лобок, потом опять поднялся и поцеловал пупок, а потом снова стал целовать и сосать её торчащие соски, которые ярко выделялись на коричневых ореолах. Её руки гладили меня по голове и спине, но как только я стал подниматься выше она меня не сильно, но остановила и чуть подтолкнула руками за плечи обратно в низ и это был однозначный намек. Этот намек меня ещё сильнее возбудил, ведь мне казалось тогда, что я в секунде от подарка сравнимого с подарком бриллианта. Я был уверен, что эта тётя никогда в жизни еще не получала такую ласку и я ей дарю неземное наслаждение и сам подарок в виде куннилингуса впереди.

В ласках киски я был не новичком, я уже не раз ласках девочек между ножек, доставляя им удовольствие и удивляя их такими ласками. Конечно, это было на грани и если бы мои друзья узнали бы, что я любитель нырять в пилотку, то меня бы, наверное, засмеяли, но в момент возбуждения мне почему-то было на всё и всех пофиг. Я просто шел к своей цели и всё, а потом как-то по-дружески расходился со своими музами и надеялся, что ни сохранят мой секрет в тайне.

Первый свой куннилингус я сделал Елене Владимировне, когда пока ждал её сына вызвался на её жалобы о тяжести и ломоте в ногах помассировать их. Она немного удивилась, но, к моему счастью, и с какой-то радостью согласилась. Она принесла тазик с горячей водой в комнату и сев на диван сунула их в него, а я с полотенцем сидел возле её красивых ног и массировал сначала икры.

Она была одета в домашний халат и когда я по её просьбе натирал и массировал ей ноги, а точнее ступни морской солью, то подол халата раскрылся и я увидел белоснежные трусики из под которых, как усики торчали чёрные лобковые волосики, сами трусики были немного мокрыми в середине и я тогда не понимая, что это и подумал, как же она могла их намочить или ещё был вариант, что она немного обсикалась.

Конечно, у меня от прикосновения к её роскошным ножкам уже стоял член, но от увиденных трусиков я сильно смутился и резко отвернулся поняв, что она смотрит на меня с верху.

— хочешь посмотреть по ближе? – нежно и ласково словно пела песню спросила Елена Владимировна.

Я, конечно, хотел, но очень стеснялся её, ведь она была мама моего друга, но и отказать ей не мог, я понимал, что она, наверное, тоже испытывает такое чувство неловкости, как и я. Я лишь кивнул ей в ответ и вернул свои глаза на уже широко разведенные ноги Елены Владимировны в коленях.

— ты и не видел, наверное, ни разу? – все так же она колдовала своим приятным голосом мой разум и вынув одну ногу поставила её в сторону от тазика.

— давай чуть поближе – она поманила меня пальчиками и я немного сдвинув тазик в другую сторону подполз к ней и оказался между ног.

— вот смотри – она отодвинула трусики в сторону и я увидел толстые, темно бурые губки пизды, они почему то блестели и были влажными, она двумя пальчиками раздвинула их и я увидел розовую плоть вагины, там были мне не понятные складочки дырочки и наростики.

Я посмотрел не уверенно на Елену Владимировну и она мне улыбнулась.

— только это наш секрет с тобой! Да? – спросила она меня и поднесла к моим губам указательный пальчик, словно закрывая губы на молчок.

Это был жест «ни кому ни слова», но до меня тут же дошло что пальчик, что прикоснулся к моим губам только, что прикасался к её пизденке и я машинально отдернулся от него.

— всё нормально – погладила Елена Владимировна меня по голове – это же наш секрет. Помнишь?

Я опять кивнул ей и немного улыбнулся, ощущая на губах странный до этого не веданный мне вкус, мои губы были влажными от её пальчика, но вытереть их или тем более облизнуть я не решался и просто смотрел как заколдованный на неё.

— вдохни запах возбужденной самки, вдохни его полной грудью! Ведь ты самец и это тебя только возбудит – она потянула меня за затылок к своим зарослям и я совершенно не сопротивляясь уткнулся носом в её промежность и сделал полный вдох ощущая необъяснимый волшебный аромат, мои губы уже прикоснулись к её половым губам и я сам раскрыл рот и вынув язык стал сосаться с её пиденкой словно целовал в засос в её рот.

— дааааа – только помню услышал я сверху и её бедра пришли в движение, она прижимала меня к себе и поглаживая стонала, прикусив нижнюю губу – что же мы делаем? – шептала она – что же ты делаешь со мной? Ты супер! Продолжай мой милый, не останавливайся, она сама усиливала темп и силу нажима при моем первом куннилингусе. Мое лицо было полностью склизким от её выделений, которые были совсем не противными и даже, казалось, чем больше их, тем лучше.

Вот только её лобковые волосы постоянно попадали мне в рот и я их вылавливая языком выдавливал наружу, но она словно боролась со мной своей пизденкой и не давала мне такой возможности и я пустил в ход пальцы и ловил ими и вынимал её волосы из-зо рта. Это была единственная неприятная вещь в тот момент.

Потом Елена Владимировна резко и сильно сжала мою голову ляжками и так же резко разжав их отпихнула меня руками, а потом и ногой, да так что я как никчёмная вещь завалился на пол.

Она потом объяснила мне что, когда женщина кончает не нужно продолжать ласкать её, если конечно она сама не попросит это. Потом она мне сказала, что я хорошо справился со своей задачей и отлично снял напряжение ей и её ног.

Тогда она мне не дала и только лишь разрешила подрочить перед её уже распухшей от моих ласк пизденкой, хотя в дальнейшем у нас с ней был и обычный секс и анальный и она даже делала мне минет. Всё это было нашим с ней секретом, и я даже как-то от своего дуга прятался в шкафу, а вот от мужа Елены Владимировны мне не приходилось прятаться так как он даже и подумать не мог что у нас с ней что-то могла быть.

Именно Елена Владимировна и рассказала мне, как устроена вагина, где вход и где урина, а где прячется гномик клитор и как нужно его ласкать и как нужно возбуждать женщину и что не нужно так сказать полизывать, а еще научила пользоваться умело членом, так же она мне сказала, что анальный секс нужен не всем женщинам, но вот просить его во время полового акта нужно, так как это усиливает эмоции, но опять же нельзя всех сравнивать и бросать всех в один котел. Она была моей секс учительницей.

Так прошло мое обучение анатомии женщины и обучение куннилингусу, виду секса — который в наше время был неофициально запрещен, но я как уже говорил выше его дарил практически всем своим девушкам. Я просто не мог себя остановить, увлекаясь французским поцелуем. Сколько раз зарекался сделать куннилингус на второй или третьей встрече, но не получалась практически не разу за исключением одного раза, когда мы с парнями просто дали втроем одной пьяной шлюхе в рот, которая с удовольствием проглотила наши йогурты и ушла дальше танцевать и пить в клуб.

Так вот и с Настей меня так же захватила волна азарта и желание одарить её своим умением делать девочкам приятное своим ротиком и язычком, тем более, когда я, еще как-то сопротивляясь своим намерениям попытался подняться от грудей выше к её губам, то она, подтолкнув меня вниз, как бы попросила меня продолжить опускаться ниже своими губами. Ниже к своим губкам.

Я снова опустившись вниз поцеловал в лобок между раскрытого V-образного разреза на её джинсах, между зубчиками её ширинки и ласково лизнул своим мокрым языком добираясь до пупка и там сделал звонкий чмок. Потом выпрямился и взял руками за края её джинс, она, удерживаясь руками за спинку кресла и улыбаясь мне свела ноги вместе и высоко подняла их, напрягая мышцы живота. Я потянув вверх её джинсы снял их захватывая с ними и её синие атласные трусики, она вынув одну ногу согнув её в колени и оставив джинсы и трусики на другой, обхватила меня ногами скрестив их на спине и прижала меня к себе.

Животом я почувствовал жар её вагины и тут же поцеловав присосался к её соскам, которые снова стал целовать и сосать поочередно смыкая их друг к другу. До её губ было дотянуться далеко, и она совершенно не желала со мной целоваться, наслаждаясь тем, как я играю и ласкаюсь с её телом. Она в кресле уже не сидела, а лежала, одной рукой все так же держалась за спинку, второй стала гладить мне по щеке, после чего подмигнула мне и завела руку на голову положив на плечо и снова подтолкнула в низ. Это был снова намек на то, чтобы я опустился ниже.

Я поддался её руке и опустившись сел на пяточки, снизу обнял руками её бедра закинув руки с верху и стал поглаживать её красивый плоский животик, который стал сокращаться при каждом прикосновении моих губ. Я стал, как бы дразнить её, целовал лобок, потом около половых губок не касаясь их, облизывал своим мягким и влажным языком внутри то правого бедра, то левого и только перенося свои поцелую дыханием обдавал её волнующуюся вагину, которая уже раскрылась и двигалась за моими губами словно хотела поймать их.

Я улыбался Насте, а она улыбалась мне понимая, что я играю с ней и тем самым подготавливаю её к подарку под названием куннилингус. Конечно, я думал о том, что это, наверное, её первый куннилингус и она жаждет его так, как даже и в мечтах не могла представить, что я его ей сейчас сделаю. Признаться много девушек мне признавались, что я был у них первый в этом смысле, конечно, может и врали, но я думаю, что в те времена это было именно так.

Настя была старше меня почти на десять лет, и я считал, что она уж точно не могла ни где получить куннилингус, кстати слово куннилингус я тогда сам то не давно выучил и с трудом выговаривал его, понимая, что даже выговорить это словно нужно не мало потренировать язык.

В итоге Настя выгнула спину и подняла таз высоко подставив к моему рту свою пылающую вагину и я замерев смотрела на меня своими какими то уже блядскими и озорными, блестящими глазами, понимая что медлить больше нельзя.

Я улыбнулся и как пиявка всосался своими губами с её вагину, словно стал сосаться, ловя губами её жирные и влажные половые малые и большие губы, оттягивая их я отпускал их и снова всасывал, потом облизывал всю пизденку снизу вверх, целую лобок, оставляя на нем следы её тягучей смазки, потом снова нырял в низ и помогая своим носом натирал из стороны в сторону ей спрятанный в складочках капюшона клитор, который она раздвинув руками и оголила его для меня. Я увидев эту красоту не отводя взгляд от её глаз стал сосать клитор словно маленький член. Она тоже не отводила от моих глаз взгляда и в какой-то момент её взгляд стал тяжелимым невыносимым, и я отвел глаза почувствовав какую-то доминантность с её стороны, но это меня только ещё больше возбудило.

Я продолжал делать ей первый в её жизни куннилингус и чувствовал, как её пальцы рук зарываются в мои короткие волосы и расставившись, как клешни стали немного впиваться своими ногтями. Это был предвестник надвигающегося оргазма, который пришел чуть раньше, чем я ожидал. Она почему-то сильно ударила меня по голове рукой и подняв ноги вверх свела их вместе, скатываясь с кресла на пол, согнув ноги в коленях, всё так же хватая воздух она прикусила свою руку, боясь разбудить сыночка.

Я выпрямился и не давая ей очухаться расстегнул свои джинсы и достал давно рвущегося дружка в бой. Я умелыми движениями задрав её ноги чуть выше вошел в пульсирующую вагину. Настя уже лежала на полу и когда я вошел в неё, как-то зло зыркнула на меня, так что даже холодок пробежался по спине. Я подумал, что она, наверное, была немного не довольна, что я не дал ей возможности покайфовать и по нежиться, отходя от оргазма, но ничего не сказав снова закрыла глаза, закинув голову назад и сжимая губы отвернулась от моих губ. Я, конечно, воспринял это как то, что она не пожелала целоваться со мной после того, как я отлизал ей пизденку и наглотался вагинальных выделений, но это было не ново для меня (многие девушки сначала отворачиваются) и я продолжил трахать её, целуя в шею и в ухо.

Кончили мы вместе и я, вынув член, ну руках, словно отжимаюсь спустился вниз, выстреливая сперму на пол под себя, а сам уже щекой лежал на её частно дышащем и ещё сокращающимся животике. Постепенно и я и она отдышались, и я перевалился на спину на пол слез с неё и лежал, как и она, смотря в потолок, она лежала чуть выше, а я чуть ниже и чувствовал, как она с благодарностью поглаживала по моей голове.

— дохуя наглотался выделений за жизнь уже? – немного грубовато нарушила тишину Настя, снова стукнув мне по лбу.

— что? – не понял я.

— я говорю на ротан дохуя брал? – опять грубо спросила Настя и я даже привстал и уперевшись на локти вопросительно посмотрел на неё.

Я не ожидал такого наезда от неё, я ожидал слова благодарности и тому подобное, а тут она словно предъявляла мне за ротана. Конечно, я знал, что такое взять на ротан это типа взять в рот и это конечно сейчас выглядело именно так, но я вообще-то рассчитывал на другую реакцию, ведь взять в рот это принудительное действие, а я как бы сам по любви.

В моей голове сразу промелькнули воспоминания как она, улыбаясь тащила руками меня в низ, как она немного усмехалась, когда я делал ей куннилингус и как она зыркнула на меня, когда я вошел в неё членом и стал трахать, она словно хотела что-то уже тогда предъявить, но закрыв глаза решила получить ещё один оргазм и перенести эту претензию на потом и вот это потом пришло.

— ты про куннилингус? – переспросил её я.

— хуилингус – тоже привстала на локти Настя и смотрела на меня холодным взглядом – ты сука до меня скольким уже лизал? – она даже начала злиться.

— я только тебе Насть. Успокойся это такой вид секса просто – пытался я как-то упокоить Настю, но стал понимать, что я в этот раз всё же нализал себе проблему.

— не пизди! Я давала на ротан чуханам и они совершенно не умеют так выписывать кульбиты языком. Ты прям профессиональный вафлер! Сосал хуй? – Настя уже встала и накинула на себя домашний халат – пошли на кухню – прикрикнула она шёпотом.

— Я не вафлер! Я не сосал! Ты ебанулась что ли? – я тоже стал вставать и уже сидел на жопе, но тут Настя развернулась и села передо мной на корточки и оказалась немного сверху.

— ты вафлер! Ты только, что это показал мне! Почему тварь не представился, как положено представляться вафлерам? Ты сука целовал меня в губы, а до этого я тебя тварина спрашиваю – она схватила меня больно за горло и сдавила пальцы – скольким тварь ты вафлил уже?

— одна.. только одна была – успел выдавить я и немного охуел от такого наезда, я схватил за её руку и оторвал её от горла, мне было больно и когда она отпустила я закашлялся. Теперь я точно понял, что у меня проблема!

— сюда иди сука – Настя взяла бутылку вина с бокалом и пошла на кухню, я же прокашляясь встал и тоже пошел за ней.

На кухне она деловито села на стул нога на ногу и налила себе вина.

— садись – она указала мне указательным пальцем на место у её ноги – сел сука! – прикрикнула она на меня, когда я тупил и смотрел на то, как резко изменилась ещё совсем недавно милая Настя.

Решив пока не нарываться и не спорить с ней, я подчинился и сел около ноги на пяточки и приобняв её ножку поцеловал коленочку.

— ты хоть понимаешь чёрт что сделал только что? – смотрела она на меня презрительным взглядом и попивала вино.

— да Насть… – пытался я как-то спорить с ней – это просто куннилингус! Французский поцелуй! Предварительная ласка!

— ты охуел? Ты только что пизду мне отлизал и я кончила тебе в рот и ты сука это с благодарностью проглотил – она продолжала негодовать но уже голос её немного выровнялся и она уже говорила ровным тоном, хотя этот тон был всё еще надменным – охуеть – продолжала она сама с собой рассуждать – я на старости лет зафаршмачилась с ратаном и он сукам меня еще и выебал при этом – она перевела на меня свой грозный взгляд — твой друг знал о том, что ты вафлер?

— нет – я уже сам не понял, как перестал с ней спорить о том, что я вафлер и даже, где-то в глубине был согласен с ней, ведь для людей её поколения это было не допустимо и тут я вспомнил её слова относительно того, что она уже ротанила там кого-то. Неужели она так повернута на тюремных порядках? И если она действительно давала кому то в рот по малолетке-то, то, то что я сейчас отлизал ей так это реально я опустился в её глазах очень низко и теперь она реально считает что я вафлер опущенный.

— я он тоже вафлер? Жена в курсе? – продолжала допрос Настя.

— да Насть… отстань! Все нормально! – я встал с колен и сел перед ней за стол, пытаясь взять ситуацию в свои руки – то что ты со мной целовалась ни кто не узнает – я ей улыбнулся, пытаясь успокоить её в её переживаниях – вафлеры они там или нет мне пофиг, сейчас другое время приходит, это просто секс и называется куннилингус и это дело только двоих влюбленных людей. Тебе что не понравилось что ли?

— понравилось – ответила немного охуевшая от моего хамского поведения и рассуждений Настя – но я тебе сосать не буду! Не жди! Понял?

Я налив себе вина выпил, чокнувшись с её бокалом и снова сел перед ней на корточки.

— и не надо – сказал я покрывая своими губами её коленочку, я взял в руки её пяточку и снял ногу с ноги раздвинув тем самым её ножки в сторону. Она молча поддалась вперед своим тазом и помогла мне расставить ножки в стону. Её волосатая киска уже снова блестела и призывно звала мои губы к себе. Я вытянул губы и поцеловал её в её бутон, а потом снова лизнув слизал влагу.

— в нашей семье только я буду вафлер! – улыбнулся я из-под её развалившегося в разные стороны халата – я буду твоим вафлером! Ты не против этого? – я снова нырнул к ней между ног с стал, как и тогда, лизать сосать и оттягивать ей складочки и лепестки пизденки.

— дааааа – услышал я её стон, и она снова стала поглаживать меня по голове, подмахивая моему умелому язычку – будешь моей вафелькой.

Потом я узнал, что она была замужем за бандитом, который и умер в тюрьме, её окружали его друзья и она всегда жила по их понятиям. Когда-то в юности она, как потом мне потом сама же и рассказала давала двум лошкам на ротан вместе с подружками – такими же хулиганками, как и она и это в их дворе считалось круто, но не кончала, а просто как-бы давай на ротан показывала свое превосходство над ними и как-бы за одно со всеми и как она потом еще рассказывала, что те кто брал на ротана пизду в итоге и хуи сосали и некоторых даже ебли в жопу и когда я ей отлизал она именно такого во мне и увидела тогда, поэтому и повела себя так.

Я ей конечно же наврал про то, что до неё лизал только Елене Владимировне, но и это для неё было слишком много, хотя именно это объясняло почему я так умеючи ей отлизывал, а отлизывал я ей теперь везде и постоянно. Мы стали настоящей парой, однако мне не удалось стать в наших отношениях равным ей, я стал подкаблучником и не просто типа она была главная и решала все за нас, а именно настоящим подкаблучником на плечи которого легли все домашние хлопоты, я стирал, гладил, вытирал пыль, мыл полы, готовил обеды и ужины, а потом почти каждый вечер укладывал её спать приятным куннилингусом, который иногда перетекал в трах, но это было только по её личному решению. Ах да у меня первое время даже была своя отдельная кружка, ложка и тарелка, но потом это потихоньку ушло.

Она мне так и не сделала ни разу минет, но потом всё же стала целоваться со мной, но только не сразу после своей пизденки и называла меня уже ласково пиздализиком, ротанчиком, вафелькой. А потом ещё и жополизиком, но это уже когда я решился и к её удивлению сделал ей ещё и первый анилингус (это был мой первый анилингус), но как оказалось у неё поцелуй в анус был не первый, что меня немного расстроило, но там был просто поцелую чмошника а тут настоящий полноценный лизинг попки и ануса с ласками внутри. Конечно и после римминга у нас опять состоялся неприятный для меня разговор, хотя и этот вид секса тоже стал потом обыденным и даже, как она потом выражалась это стал её любимым поцелуем.

Мы жили с ней почти полгода счастливо и дружно, пока я, как-то напившись в подъезде, на перекуре не начал разговор с её такой же ебанутой подругой Оксаной на счет вафлеров и что такое куннилингус и всякое такое. Я пытался убедить её что это нормально и даже не заметил, как сознался ей, что периодически лижу Насте и что это у нас считается предварительными ласками.

После этого признания Оксана стала говорить мне, что давно мечтала, чтобы и ей отлизали до оргазма, а не просто вот так, как они вафлили лохов с Настей и что она никогда, наверное, не поймет это пока не сама испытает и не встретит такого мачо как я. Она говорила, что была бы мне очень благодарна если бы я ей прям тут и сейчас сделал куннилингус – она с трудом выговаривала это слово и продолжала, как лиса жаловаться, что не один ей не лизал с удовольствием и по своему желанию, а заставлять, как она говорила – насильно милой не станешь. Я конечно же отказывался хотя возбудился сильно. Муж её в это время сидел в тюрьме, и она уже больше четырех лет не имела секса и хотела бы стать моей любовницей, потому что я такой продвинутый и современный парень.

Настя в это время что-то совсем не заботилась, где я и, наверное, зацепилась с кем-то языками, она, к слову, любительница поспорить на любые темы и всегда хотела оказаться правой и спорила до последнего и долго.

Оксана продолжала меня уламывать стать её любовником, обещала мне золотые побрякушки мужа и даже сняла с себя золотую цепочку и надела её на мою шею, а я даже не стал сопротивляться, к слову, она была, наверное, грамм 50 с модным в те времена плетением Бисмарк. Если честно признаться, то именно эта цепочка и подкупила меня, она была классная!

Оксана обнимала меня и шептала на ушко, что это останется нашим секретом и что у неё ещё много для меня подарочков, если я буду послушным мальчиком и своими губками порадую её прям сейчас и прям тут. Я же отнекивался и говорил, что это неправильно и что мне неудобно перед Настей, она же говорила, что я единственный для неё шанс понять прелесть орального секса и что, если я ей сейчас откажу она впадет в депрессию от того, что раскрылась мне. Оксана поглаживала меня по голове и шее, трогая подаренную мне цепочку и конечно же намека, что этот подарок не просто так был подарен мне и она ждет от меня благодарности за это. Я, конечно, мог отказать ей, но эта цепочка так радовала моё самолюбие, мне так льстил это подарок. Я никак не хотел расставаться с ней, она так мне шла!

Её поглаживания по голове, плечам и не сильные подергивания за шиворот в низ откровенно намекали на то, чтобы я опустился перед ней на корточки, но однако нас могли тут спалить те, кто тоже захотел бы выйти покурить и я, решившись и подавшись на её уговоры, предложил Оксане подняться на верхние этажи. Этим предложением я конечно же дал ей понять, что согласился на куннилингус и обратного пути уже не было.

Оксана с удовольствием довольно улыбаясь согласилась с моим предложением, и мы под её непосредственном нажимом поднялись на два этаже выше. Туда, где не было мусоросборника, так как к мусоросборнику могли выйти жители, чтобы выбросить мусор.

Поднявшись на верх, на площадку, Оксана, уже не терпя не секунды, подтолкнула меня к стене и довольно настырно потащила своими руками надавливая на плечо одной рукой и второй на голову в низ. Она смотрела на меня как смотрят, наверное, на шлюху, но я дурак почему-то надеялся на какую-то честность с её стороны и даже был уверен, что помогаю этой бедной и несчастной сучке.

Сейчас я вспоминая понимаю, что она не поцеловала меня даже не разу в губы и меня должно было это насторожить, что она относилась ко мне по всем параметрам, как опущенному вафлеру, который просто по пьяне сознался, что он вафлер. Я видимо просто очень хотел оставить себе эту цепочку по синьке и ещё возбудившись настойчивостью просто потерял реальность и доверившись ей сел перед ней на корточки и стянул её спортивные штаны с трусами. Она тут же раздвинула ноги в коленях, и её рука уже была на моей голове. Её киска была тоже заросшая, как и у Насти. У неё заметно свисали половые малые губки, лобковое расстояние между её ног было довольно большим, малые губки, как мне показалось тогда были разного размера, с одной губки, что побольше свисала мутно белая капелька и прям у меня на глазах она капнула на бетонный пол.

Оксана раздвинула свои губки двумя пальчиками, и вагина раскрылась, предоставляя мне розовую пещерку. Резкий запах немытости, пота и мочи ударил мне в нос. Я даже увидел белые катышки между складочек вагины, в простонародье их называют творожком, это означало что она не подмывалась дня два. Я молча возмутился и даже немного попытался отстраниться, понимая, что не хочу слизывать эту дрянь и что вообще, наверное, сделал ошибку согласившись лизать ей пизду. Именно тогда я понял почему пизду называют пиздой. Но было уже поздно — её руки уже притянули мое лицо к этой вонючей пизде, или точнее это, наверное, она сама подтянулась и прижалась к моему лицу своей пиздой.

Мне стало жутко противно, но моя голова затылком уперлась в стену, и я почувствовал, как Оксана стала долбить своей пиздой мое лицо, размазывая свою смазку вперемешку с непонятно с чем. Меня немного стало мутить от запаха и катышков творожка, я попытался чуть отстранить её, взяв за бедра, чтобы хотя бы сказать ей, что я сам буду лизать! Ведь мы же договаривались, что я сам сделаю ей куннилингус, а не так вот, как она сейчас просто натирала свою пизду об моё лицо.

Я, конечно, смирился через минуту и уже пытался поймать языком ей клитор или губки, но ей видимо это было и не нужно, и она просто продолжала меня долбить головой об стену. Запах её пизды уже перебрался на мое лицо, и я даже протрезвел и стал думать, как же я пропахнув её пиздой войду в квартиру? И что же будет когда от меня учуют этот запах? Что я скажу Насте? А то что я уже пропах её пиздятиной, это было очевидно!

Я тогда испытал чувства, что она меня откровенно обманула и насилует, она реально трахала меня в рот. Но я себя успокаивал, что сам согласился и ещё мне так нравилась моя новая золотая цепочка, что я стал стараться, как то помочь ей быстрее кончить и сдержать свое слово, что куннилингус это нормальный вид секса, а не то что она надумала себе. Запах стал постепенно проходить, толи я его слизал его, толи принюхался. Этот куннилингус был совсем не по-моему плану, и я перестал сопротивляться и пытаться увернуться или оттолкнуть её, а просто отдался ей в её власть и уже даже не пытался лизать ей а просто ждал когда она кончит.

Оксана продолжала с остервенением трахать меня в лицо, водя круговые движения своими массивными бедрами, потом взад вперед и снова кругом. Мой затылок уже болел и я же стал для достижения быстрейшего оргазма поглаживать её ягодицы, которые постоянно сжимались друг в дружку и сильно напрягались, словно вдавливая в меня свою пизду. Почему словно? Так и было! Признаться сколько я не лизал девочкам с таким отлизом я не сталкивался до этого и даже не знал, как я мог помочь ей кончить, как только мять её попку при этом.

Было ощущение что она сама знает, как она хочет кончить и что ей нужно для этого. Она сама контролировала свой нажим, темп и движения по моему лицу. Я лишь только успевал прятать зубы натягивая на них свои губы так, как понимал, что если она наскочит на зуб, то всё пойдет на с марку! Она будет не довольна, а не довольная и не удовлетворенная женщина или вообще словившая облом — это хуже не куда.

Я просто продолжал мять её сильные, упругие ягодицы, которыми она вдавливала меня в стену, её руки сжимали мои волосы и уши, она совсем не заботилась о моем состоянии и продолжала трахать, стукая затылком об стену. Я понимал, что таким образом отрабатываю цепочку и это меня радовало и успокаивало, чувство стыда, что я отлизываю немытую пизду постепенно улетучилось. Стыд перед Настей тоже ушел. Я просто уже желал что бы этот кашмар закончился побыстрее и о возбуждении уже речь не шла, мой член спал или прятался от стыда.

Когда она наконец-то стала кончать то совсем не сдерживала себя и стала вжимая в меня пизду стонать и громко кричать. Хорошо что нас не спалили, хотя я об этом могу только догадываться, я не мог видеть видел ли нас кто-то или нет.

Кончала она довольно долго, заливая мой рот и подбородок, а потом просто постояв и придя в себя, не сказав ни слова отдышавшись натянула свои трусы со штанами обратно и поправившись пошла вниз. Немного посидев на ступеньках и покурив я вернулся в квартиру и тут же забежал в ванную чтобы умыться и отмыть этот ужасный запах немытой пизды.

В ванную ко мне практически сразу зашли Оксана и Настя и уже через минуту Оксана похлопывая меня по спине рассказала Насте, что я сам ей признался, что я пиздализ и что постоянно беру на ротана у своей любимой Настюхи. Оксана также ещё сказала, что после моего откровения раскрутила меня на рот и тоже дала на ротана и я ей только, что с превеликим удовольствием отлизал в подъезде, а ещё я как шлюха сначала ломался, а потом продался ей за золотую цепочку, которая красовалась у меня на шее.

Конечно, я слушая Оксанин рассказ понимал, что она просто раскрутила меня на отлиз и реально дала мне, как они это называли на ротана. Я стоял и только вздыхая смотрел в пол, вспоминая её грязную пизду, запах которой всё ещё стол в моём носу. Оксана рассказывала, сверкая своими хищными глазами вспоминая какие у меня нежные губы и шершавый язычок, как я старательно прятал зубки и сопел в её пизду, как терпел её грубые толчки об стену, а Настя, слушая её переводила взгляд то на меня, то снова на неё скрепя при этом злобно зубами.

После её рассказа Настя забрала у меня цепочку отдав её обратно Оксане и треснула мне коленом со всего маху по яйцам, я зажался и присел на корточки, потом она пнула ногой и я упал на жопу.

— рот сука открой – сказала довольно спокойным, но стальным голосом Настя, закрывая дверь ванной на щеколду.

— извини Насть – я ещё как-то попытался попросить прощения, корчась от боли в их ногах, вставая на колени. Конечно я уже полностью протрезвел и понимал, что она вряд ли меня простит.

— так шлюха либо я тебя сейчас сама извиню прям тут, либо тебя наши парни в жопу выебут прям тут! Выбирай! – она расстегнула свои джинсы и спустила их в низ, в месте с трусами, чуть ниже колен.

Перспектива быть выебаным меня тогда не на шутку напугала и это была реальная угроза и, наверное, мужчины с тюремными наколками, да ещё и пьяные выполнили бы её просьбу с лёгкостью, выебав меня во все мои девственные дырки.

Я же подумал, что должен просто отлизать ей на прощание и конечно же мысленно согласившись с этим встал колени перед ней и превозмогая боль в яйцах приоткрыл рот с целью начать лизать и ждал, когда она подставит свою на тот момент уже родную пизду.

Всё это происходило на глазах Оксаны, которая сука довольно улыбалась и ухмылялась, скаля свои зубы, она видимо гордилась собой, что выявила изменщика и опущенца на чистую воду.

В следующую секунду в мой рот ударила горячая струя мочи, и я понял, что Настя ссыт мне в рот и это её наказание! Мне стало очень стыдно от этого и этот стыд усиливался от присутствия суки Оксаны, которая, как я увидел боковым зрением тоже спустила свои штаны и тоже оголила свою уретру, разведя пальцами свои висячие половые губки.

Я продолжал глотать мочу Насти, прижавшись губами и пытаясь не проливать ни капли на пол и на одежду, но это плохо получалось, и её моча стекала по подбородку на грудь. Она мне выдавала мочу небольшими порциями и потом, когда Настя кончила ссать, меня рукой к себе повернула сука Оксана и тоже напрягаясь выстрелила мне в рот первую порцию соленой мочи, пав мне прямо в глаза. Она тоже ссала пытаясь попадать мне именно в рот и тоже небольшими порциями наполняла мой рот и ждала когда я проглотив покажу ей свой пустой рот. Она улыбалась и комментировала как мне глотать и как подставлять ебальник под её струю. Когда Оксана кончила ссать, то наклонилась и сплюнула мне смачно в рот. Это я тоже проглотил и продемонстрировал свой пустой рот.

Я тогда опустошил оба мочевых пузыря наполнив свой желудок их мочой и был выгнан пинком от Насти из этой квартиры, со словами что я мочеглот и ротан и что она больше видеть меня не желает.

Больше я Настю не видел, что нельзя сказать о ебанутой нимфоманке Оксане, которая уже на следующий день появилась на пороге моей квартиры в компании двух таких же как она наглых на внешний вид теток, на вид которым было лет по 40, а может и старше. Внешне он выглядели, как будто пришли прямиком из тюрьмы.

Дома я был один, так как жил уже самостоятельно и даже планировал продать эту квартиру на свадьбу с Настей и купить какую ни будь крутую тачку. То что я жил один и мой адрес знала только Настя и она видимо дала эту информацию Оксане.

Оксана хамски улыбнулась мне и толкнула в грудь проходя в прихожую, я удивленно и растерянно попятился назад. Две её подруги тоже прошли за Оксаной, и входная дверь захлопнулась.

Уже в прихожей Оксана резко ударила мне пощёчину, от которой у меня загорелась щека. Я схватился за щёку и опустил глаза в пол понимая, что она ко мне пришли с какими-то разборками. Я мог только предполагать, но эти предположения были довольно унизительными. Единственно чему я был рад в тот момент, что среди них не было мужиков с наколотыми перстнями на пальцах.

Оксана видимо ждала от меня вопрос «за что?», но я промолчал, и она только ухмыльнулась треснула мне ещё по другой щеке.

— понял за что ротан? – она толкнула меня в комнату – ты тут один живешь? Настюха сказала ты живешь без родаков. Так?

— да – ответил я кивая, не понимая, что делать в такой ситуации. Кто она мне такая, чтобы мне её слушаться или бояться? А кто эти две наглые с выпученными глазами на вид отсидевшие не мало лет сучки? Что им надо от меня? Вафлить пришли? Может им деньги нужны? Что им нужно? Я перебирал эти вопросы в голове, но решил все же не нарываться и просто молча послушать их и узнать, что им нужно.

Оксана, не разувавшись и прямо в сапожках на каблуках прошла в комнату и завалилась на диван раскинув широко ноги, и закинув по сторонам руки на спинку этого дивана. Она была в кожаной мини юбке и её трусы при таком расположении ног сразу же показались, а юбка натянувшись сама полезла вверх.

— ну что? – она нахально улыбалась мне – на колени и лизать! Лижи мне пизду, как вчера отлизал! — скомандовала она строгим, но совсем не громким голосом. Она была уверенна в себе и поэтому даже не прикрикнула, а просто двинула свой таз на край дивана приглашая меня этим жестом к отлизу.

Я смотрел на неё в ступоре от стыда такого низкого предложения и такой наглости, и конечно меня сильно смущали эти две особы, которые так же по-хозяйски прошли в комнату. Одна стала переключать телевизор, а другая так же в развалку уселась на кресло закинув ногу на ногу.

— или тебе цепочку надо? – ехидно спросила Оксана, поглаживая и демонстрируя мне вчерашнюю цепочку, которая весла у неё на шее.

Взвесив все за и против я решил сначала поговорить с ними, но не ругаясь, а просто выяснив что им нужно и решить как то культурно наши недопонимания.

— Оксан я вчера был сильно пьян и мне очень неудобно, что так получилось. Извини, но у нас ничего не получится – выдавил я дрожащим от волнения голосом.

— ну вооот, а ты говорила мальчик паинька и с ним проблем не будет – начала деловито разговор женщина лет сорока, которая сидела в кресле – говорила, что ротан знатный и что можем воспользоваться услугами его, когда захотим и сколько захотим. А он нам тут загоняет, что он типа ему неудобно, и он не может обслужить уважаемых людей. Так? – она посмотрела пристально мне в глаза. От её взгляда у меня пробежали мурашки по коже и стало страшно от будущего – получается шлюха вроде тебя набивает цену? Или может Оксана нам пиздит? – она перевела взгляд на Оксану – пиздишь? – потом перевела обратно на меня – пиздит? Накажем её? Как ты думаешь? Хочешь накажем?

— я ничего не хочу я хочу просто чтобы вы ушли и хочу забыть вчерашний день – попытался я взять себя в руки.

— так никто не спрашивает хочешь ты что бы мы ушли или нет, вопрос стоит готов ли ты вафлить нам или нет – уже подошла ко мне со стороны другая женщина, которой тоже на вид было около сорока, а может и больше – ты же вафел? Так? – она обняла меня за плечи – а это уже не твое личное дело, а общее. Если записался в вафлеры то будь добр становись на колени и как шлюха отрабатывай свою спокойную жизнь – она погладила меня по голове и чуть потрепала – Оксана сказала, что ты вафлил Настюхе полгода. Это правда? А вчера ей отхуярил за цепочку! А это уже проституция, а проститутки должны работать слаженно и под крышей. До тебя доходит?

— да – ответил я пытаясь оправдаться — но это были предварительные лаки, это был куннилингус, это…

— да похуй как ты это называешь. Ты вафлер если прикасался губами к половым органам! Так понятно? – перебила меня эта женщина сдавив моё плечо пальцами и я ей кивнул – ты пойми мы пришли, что бы определить твою судьбу на дальнейшие годы, а не просто попугать. Хочешь мы просто уйдем и сюда придут другие люди и поговорят с тобой с помощью силы, и ты не только отлизывать Оксанке будешь, а и отсасывать бомжам и жопа твоя будет кровоточить постоянно от разрывов огромных хуёв. Ясно?

Услышав эту в довольно спокойной форме угрозу, я понял, что попал просто пиздец, как и что точно не выберусь теперь чистеньким и свои убеждения, что отлиз пизды это просто куннилингус и просто такой вид секса не прокатит. Конечно, перспектива, которая прозвучала от этой женщины меня совсем не устраивала. Я уже готов был отлизать им всем троим сейчас, но только не сосать хуи и не трахаться в жопу. Сделав выводы что, она совсем не шутит я ответил, что мне всё ясно и на вопрос целовались ли мы с Настей, когда я ей отлизывал я ответил, что такого не разу не было. Так я спасал её от похоже нарастающей в отношении и её угрозы.

— хорошо – сказала сидящая в кресле дама – поверим тебе на слово, но ты теперь будешь нашей шалавой! Ясно?

— да – неуверенно кивнул я – только я могу полизать, ну то есть куннилингус делать могу, а сосать я не хочу и… — сказать не буду я побоялся.

— так мы к этому дурочек и подводим тебя – улыбаясь сказала сидящая в кресле женщина – я Марина, а она Света, и мы теперь твои хозяйки! Ясно?

— а Оксана? – задал я чуть слышно вопрос.

— а Оксанка твои вип клиент так что марш к ней в пизду и покажи нам как ты умеешь девочек ублажать если не хочешь ублажать мальчиков – засмеялась Марина.

— тебе особое приглашение нужно? – ткнула меня с боку Света.

Оксана сидела всё в той же призывной позе и дотянувшись рукой до трусов сдвинула их в сторону.

— давай сюда ныряй шалава – сказала улыбающаяся Оксана.

— ну я ведь только лизать буду? – задал я как бы контрольный вопрос Марине.

— ели будешь хорошо лизать, то будешь в шоколаде, а будешь отлынивать то станешь педиком у питухов в притоне. Так ясно? – улыбалась Марина, понимая, что я сломался и полностью уже принял их условия – всё будет завесить от того, как ты отлижешь сейчас Оксанке, а потом если нам понравится и нам, а если не понравится то мы просто уйдем и нас уже не будет интересовать твоя судьба пидараса. Кстати, за то что прикрываешь Настюху — респект! Учтем! Я понятно говорю?

Я выслушав Марину кивнул ей и покорно подошел к этой сучке Оксане и сев перед ней на колени принялся лизать и сосать её гениталии, которые после моего вчерашнего отлиза были совершенно чистыми и только капелька соленой мочи, где то затерялась у неё в складке пизды. В этот раз Оксана не прижимала мою голову, а давала мне самому отработать по полной программе, показать, так сказать, то, что я умею. Я же как умел, так и ласкался с её пизденкой, целовал, оттягивая отпускал её длинные малые половые лепестки и снова языком проходил по её заросшей пизде захватывая все снизу вверх. Хотя мой куннилингус немного не удавался, и это, наверное, потому, что я делал этот куннилингус при зрителях и заметно смущался. Я вспомнил, что когда-то я с помощью пальчика довел одну из моих девушек до быстрого оргазма и тут тоже решил прибегнуть к этой технике.

Я ввел в Оксанкину пизду указательный пальчик и повернув его вверх стал нажимать на верхнюю стенку влагалища, а сам стал быстро-быстро трепать языком её клитор, гоняя её горошинку из стороны в сторону. Взад вверх и так я продолжал минуты три. Потом бедра Оксан пришли в движения, её спинка прогнулась, и я понял, что она готовится кончать. Кончила она примерно через пару минут прижав мою голову к себе в пульсирующую вагину. Она, так же не стесняясь прокричалась и отшвырнула меня.

— иди умойся и я тебя жду тут – сказала спокойно Марина – и зубы почисти – крикнула она мне вдогонку.

Умывшись и почистив зубы, я вернулся в комнату и увидел, что в комнате разобран диван и на нём лежит голая Марина, Оксана и Света были на кухни, они курили, попивая пиво и о чем-то разговаривали.

Я подошел к дивану и устроился к Марине между ножек, фигура у неё была шикарная. Я взял диванную подушку и подложил её под попку Марины, подняв таким образом её таз чуть выше. Марине этот жест понравился и она, улыбнувшись похвалила меня. Она лежала и мяла своими пальчиками свои соски, а я уперевшись на локти стал, как я умею целовать её лохматый лобок, потом внутреннюю часть бедер, так же играя и возбуждая женскую плоть. Мы с ней были в комнате одни и меня не смущал никто и поэтому я стал её соблазнять так как умею.

Я был уверен, что от этого куннилингуса зависела моя дальнейшая судьба и я не ошибся! Марина возбуждалась и смотрела, как я стрелял в неё своими блядскими глазами, она так и называла меня сучка с блядскими глазами. Потом я уловив момент полного её возбуждения и присосался к её вагине, я стал просто сосать её вагину всасывая в себя воздух и создавая в ней вакуум. Не знаю почему я так стал делать, но Марине это понравилось, и она снова похвалила меня и погладила, потом стала сжимать мою голову в ляжках и мне не хватало воздуха от этих сжатий. Она просила меня потерпеть и продолжала вжимать мое лицо в свою пизду. Её пизда была очень аккуратная и совсем не имела запаха, как был у других, её чистоплотность меня покорила, я ещё никогда не лизал такой чистой пизденки.

В этом я ей признался и она опять меня похвалив сжала свои ноги скрестив их за моей спиной, а потом вообще перевернула меня на спину, сама же села на мое лицо сверху и стала вжимать меня в диван. Я немного испугался, что она мне свернет шею и пытался, как-то контролировать её бедра обнимая их своими руками. Далее Марина перевернулась ко мне спиной и мой нос уперся в колечко её ануса, она снова сжимала в своих ляжках мою голову, и я начинал задыхаться. Мой нос хрустел и проваливался в её лоно, или упирался сильно в анус, я не понимал, что она делала со мной, но понимал, что ей доставляет кайф, что я не могу дышать.

Через минут двадцать – тридцать моих мучений Марина стала кончать, все также сжимая мою голову своими мускулистыми ляжками. Когда она кончила то отпустив меня валялась тяжело дыша, а я лежал очень вымотанный и не понимал, как я смогу обслужить третью женщину Свету. Я боялся сказать Марине, что не смогу отлизать Свете без отдыха, а она, полежав встала и похлопав мне по щеке похвалила за отличную работу.

Потом мы пришли на кухню и мне Марина объяснила, что я теперь её шлюха и буду обслуживать тех кого она мне пришлёт, работать я буду в своей квартире и на выезд должен соглашаться только с её личного разрешения, оплата у меня будет почасовая. Я теперь под её крышей и не должен никого бояться и пока я её устраиваю, то буду жить в безопасности. Оксана у меня будет вип клиентом и обслуживать её, как Свету и Марину буду бесплатно и столько сколько нужно. Свету я в тот раз так и не обслужил, по какой причине мне не известно, может пожалела, видя меня, а может месячные были.

Так у меня в квартире стали тусоваться приблатненные дамочки, отсидевшие или просто богатые и голодные до хуя и языка женщины и девушки, готовые платить моей хозяйке Марине за мои утехи. Оксана пока не вышел её муж навещала меня практически ежедневно, а потом и вовсе забыла меня. Я же, работая на Марину стал не плохо зарабатывать и заимел не мало полезных знакомых среди женщин нашего огромного города.

Прислано: Пилоточник

Дата публикации 29.04.2024
Просмотров 2343
Скачать

Комментарии

2
  • Тёма

    Охуенный рассказ, у меня было что то подобное в подъезде

    04/05/2024 12:49
  • Лида

    Очень возбуждающая история! Так хочется оказаться на месте этих девчонок и попробовать... язычок главного героя.

    04/05/2024 08:16