Лето в деревне. Часть 3

Все герои рассказа — совершеннолетние.

Бабка ушла на кухню, а я тут же вскочил с кровати, поднял с пола трусы, надел их, и с голым торсом в одних трусах в которых торчком оттопыривался член пошел на улицу в душ.

— Полотенец я чистый в кабине повесила, можешь им вытираться. А ещё там моя рубашка висит, забыла когда мылась, захвати её как в дом пойдёшь. — бросила через плечо баба Зоя мне в след.

Пожилая женщина стояла у плиты мешая что-то в сковороде делая вид, что занята приготовлением пищи, но я засёк как бабка искоса глянула на мои трусы и на бугор в них от стоящего колом члена. Судя по всему вид моего стояка в трусах не давал Зое Витальевне покоя и она не сводила с него глаз.

— Хорошо баб Зой, захвачу. — ответил я бабке проходя мимо неё попутно рассматривая её жопу, а там под лёгким летним платьем отчётливо выступали чёрные трусы.

» Блядь старая, она для меня их на свою жопу напялила, знает что платье просвечивается и внук наблюдает её нижнее бельё. Но я своими глазами видел как бабка переодевалась и надевала белые трусы, а чёрные ложила под матрас. Она знает, или догадывается о том, что мне по душе именно чёрные трусы и лифчики, а не белые к примеру?»

С этими мыслями я вышел из дома, прошёл в сад и едва открыв дверь летнего душа, буквально остолбенел от увиденного. На крючке висела чёрная женская комбинация, причем не простая, а шелковая и кружевная. Это была ночнушка бабы Зои и она явно ношеная, так как от комбинации шёл запах её духов и тела. Но как она тут оказалась вместо висевшего на крючке халата для меня было загадкой. Выходит, что бабка пока я спал вышла из дома в короткой кружевной ночнушке и помывшись » забыла» её в душе.

И это было вполне возможно, так как забор вокруг дома где жила баба Зоя был высокий, сделанный из плотно пригнанных к друг другу досок заботливыми руками её покойного мужа столяра и плотника. И если калитка была закрыта на щеколду изнутри, то никто из посторонних не мог увидеть то, что происходит на участке в доме под зелёной крышей. Так, что бабка могла спокойно разгуливать у себя в саду не только в ночной рубашке, но и полностью голой. Да и подсматривать за ней по большому счету было некому, молодежи в деревне практически не было, все по уезжали в город, остались только старики и старухи которых в городе никто не ждал и они доживали свой век там где родились.

И глядя на чёрную ночную рубашку висящую на стене, я вспомнил, что видел подобные вещи в гардеробе у мамы Лены. А она в свою очередь снабжала ношенными и вышедшими из моды вещами свою мать, скупую от природы Зою Витальевну, которая донашивала за своей городской дочерью её одежду.

Мысленно представив бабу Зою в этой ночнушке и вспомнив по памяти её чёрные волосы на лобке и крупные груди с тёмно-коричневыми сосками, я взял нежную женскую рубашку в руку, прижал её к носу и стал дрочить представляя себя в этой кабинке с бабкой по матери.

— Я ещё тебе стопочку налью Костя. За ужином можно. А я пожалуй воздержусь, в обед дура выпила, а про давление забыла. А оно у меня тут же поднялось, пришлось таблетки глотать. — сказала мне бабка доставая из холодильника начатую бутылку водки.

Помывшись в душе, я вернулся в дом, отдал бабке её ночную рубашку на которую всласть подрачил, и надев в своей комнате джинсы с рубашкой, ходить перед родственницей в одних трусах было неудобно, сел за стол на кухне. На столе уже стояла большая тарелка с уткой запечённой в духовке газовой плиты, и она своим видом и ароматом который исходил от её румяной корочки вызвал у меня жуткий аппетит. Дома я утятину не ел, да и вообще мясо мы с матерью мало ели. Она зарабатывала немного, и денег едва хватало на оплату коммунальных платежей и скромную еду.

— На неделе мы с тобой Костя своей самогоночки затрём, водка в магазине дорогая, а самогонка намного дешевле обходится, да и по качеству лучше водки. Я рецепт один знаю как из самогонки сделать коньяк, от магазинного не отличишь. Много наливать не буду, а за обедом и по праздникам всегда сто грамм будешь выпивать. Это полезно для пищеварения. — сказала мне бабка наполняя мою стопку дорогой водкой » Белый Орёл».

Перспектива выпивать за обедом сто грамм крепкого алкоголя меня вполне устраивала, так как аппетит после выпивки поднимался зверский, да и с бабкой выпимши я себя более уверенно чувствовал.

— Ешь, ешь мясо Костя. Теперь я часто буду уток рубить, их много у меня развелось. Я же говорила, будешь мне помогать и я тебя не обижу. — приговаривала баба Зоя подкладывая в мою тарелку куски запечённой утятины которые я с удовольствием отправлял в рот смакуя вкусное жирное мясо молодых уток.

Сама бабка утятину не ела, так как по её словам от жирного у неё поднималось давление. Зоя Витальевна ела гречневую кашу с растительным маслом посыпанную сверху сахаром запивая все это дело молоком.

— Ох и вкусно вы готовите Зоя Витальевна. Мать так не умеет мясо жарить как вы. — похвалил я бабку после того, как выпил налитую рюмку водки и съел почти половину утки на тарелке.

Говорил я бабе Зое искренне, мать в отличие от нее готовила плохо, каши у мамы Лены получались слипшиеся, а супы переваренные, если она жарила мясо, то оно обязательно подгорало.

— Да твоя мама Костя с детства к готовке была равнодушна, сколько я ее не учила готовить, все бестолку. — бабка махнула рукой и сняла с подоконника пепельницу видя, что я уже наелся и мне требуется перекур.

Прикурив сигарету с наслаждением затягиваясь качественным виргинским табаком, я стал выпускать дым из носа и рта одновременно как это делают взрослые мужики стараясь покрасоваться перед бабкой как я умею курить, и нечаянно глотнув дыма закашлялся, чем рассмешил пожилую женщину.

— Ты не только пить не умеешь, но и курить. У тебя ещё молоко на губах не обсохло внучек, а ты стараешься из себя взрослого мужика строить. — захохотала Зоя Витальевна смотря на меня как я кашляю поперхнувшись табачным дымом, и встав изо стола повернулась ко мне спиной моя посуду в раковине.

Откашлявшись я вновь затянулся сигаретой, но теперь уже курил нормально выпуская дым только изо рта.

— Знаешь Костя, мне с тобой так хорошо и уютно в доме. А то я всё время одна и поговорить не с кем. — после ужина на кухне мы с бабой Зоей перешли в зал на диван, она включила телевизор, посмотрели с ней программу » Время», бразильский сериал » Просто Мария» бабка не стала смотреть, встала выключила телевизор и предложила поиграть в карты в подкидного дурака.

Игрок из меня был никудышный и я все время проигрывал хитрой бабке которая раз за разом оставляла меня в дураках. А когда играть надоело мы просто сидели с ней и разговаривали по душам.

— Так возьмите меня к себе жить Зоя Витальевна, если вам скучно одной. Меня всё равно мать из дома гонит. Прямо не говорит, но намекает, что мне пора семью создавать и искать другое место. — я сказал бабке то, что вертелось у меня на 👅 языке. И смотря пожилой женщине в глаза рассказал ей о вчерашнем разговоре с матерью когда она сидя у меня на кровати намекала мне о том, что ей пора выстраивать свою личную жизнь, а я ей в этом мешаю живя с ней в одной квартире.

Услышав подобное признание бабка по началу удивлённо глянула на меня, она и предположить не могла, что взрослый внук захочет с ней жить в глухой деревне, но быстро взяла себя в руки и её глаза засветились теплотой и лаской ко мне.

— Ах она блядь, между ног зачесалось, так родного сына готова из дома выгнать. Раз такое дело, я не против прописать тебя у себя. Парень ты спокойный, работящий и мы с тобой поладим. А Ленка пусть себе кобелей ищет, непутёвая у тебя мать Костя. — баба Зоя на радостях разве, что не обняла меня и не прижала к себе, до того ей пришлось по душе мое предложение жить у нее в доме на постоянной основе.

— Я ремонт в твоей комнате сделаю, ты мне поможешь обои поклеить, кровать новую просторную купим. Как король будешь жить у меня Костя. И тебе будет хорошо, и мне на старости лет помощник. Немного погодя съездим к тебе домой, пусть Лена выписывает из квартиры, а я тебя Костя к себе пропишу в деревне. А сейчас пошли спать, завтра дел полно. — Зоя Витальевна встала с дивана но не уходила смотрела на меня, вернее на ширинку моих джинс где образовался бугор от вставшего колом члена.

У меня после разговора с бабкой и ее согласия жить со мной под одной крышей у нее в доме, тут же поднялся член. Ведь я и мечтать не мог о том чтобы перейти жить к объекту своей дрочки, матери моей мамы Лены, красивой и сексуальной бабульке.

— Пошли, пошли, что рассеялся. Иди спать ложись. С завтрашнего дня ты начнёшь считай официально жить в моем доме раз выразил согласие и я для тебя столько работы найду, что мало не покажется. — голос у бабы Зои внезапно стал строгим, а выражение лица из доброго превратилось в злое.

Бабка вмиг переменилась и я глядя на неё не мог понять шутит она или нет?

— И свет мне не вздумай в комнате жечь. Я не собираюсь за тебя платить за электричество. — произнесла бабка злым голосом и постояв возле дивана дождавшись когда я с него встану, ушла к себе в комнату хлопнув дверью словно показывая, что с ней мне не стоит расслабляться и она не даст мне спуску.

Хотя меня ее образ злой и властной бабки был наоборот желаемый. Я не любил добродушных женщин, мне наоборот нравились такие злые и красивые суки как Зоя Витальевна, и от перемены в поведении бабы Зои у меня ещё сильнее встал член.

Раздевшись в темноте экономя электричество как мне и приказала злая бабка, я снял с себя трусы и голый лег на кровать со стоящим колом членом. Мне было пофиг, что в комнату ко мне может зайти баба Зоя, я ее уже не боялся и даже хотел чтобы эта сука увидела меня обнаженным.

С минуту я лежал на кровати в темноте тихонько надрачивая, думая о бабке которая находилась от меня через стенку, как сквозь щели в перегородке я увидел, что в её комнате зажёгся свет. И это обстоятельство заставило меня мигом вскочить с кровати и припасть глазом к заветной щели в стене. Просто так баба Зоя не стала бы включать свет у себя в комнате, явно собралась переодеваться к ночи, не ляжет же она спать в тесных трусах и в лифчике?

Мое предположение оказалось верным, я застал тот момент когда пожилая мать моей матери Лены стояла у открытой дверцы бельевого шкафа и снимала с себя платье через голову. Оставшись в трусах и в лифчике баба Зоя не отходя от шкафа взяла из него вешалку и аккуратно надев на неё платье, повесила её в шкаф. Вообще родственница как я успел заметить очень бережно относилась к своей одежде и берегла её. Но я ждал когда бабка снимет с себя бюстгальтер и трусы стоя у стены с противоположной стороны подсматривая за ней в шелку, надрачивая член, чтобы ещё раз увидеть ее голую и чёрные с проседью заросли волос у бабки на лобке.

Но словно играя со мной баба Зоя не спешила полностью раздеваться. Стоя у шкафа с одеждой пожилая женщина сняла с себя только лифчик и стала ходить по комнате полуголая в чёрных трусах — плавках демонстрируя мне крупные и не сильно отвислые для её возраста груди словно что-то ища, и вновь подошла к стене за которой я стоял надрачивая на нее хуй. Бабка потянулась к полкам и я снова увидел вблизи ее груди и синюю жилку на одной из них.

Зоя Витальевна стояла от меня на расстоянии вытянутой руки и я отчётливо ощущал аромат духов которым пропахли её волосы на голове. Покопавшись на полках и шурша газетами, бабка взяла оттуда небольшую баночку с кремом и отошла с ней обратно к шкафу где смотрясь в зеркало очевидно встроенное в его дверцу, стала руками массировать груди и мазать их кремом уделяя особое внимание соскам.

Меня это зрелище несказанно зацепило, полуголая бабка в черных эластичных плавках стоит в комнате перед открытой дверцей бельевого шкафа и массирует свои обалденные сиськи двумя руками. И я было готов кончить на это дело, так как изнывал от желания спустить на перегородку за которой стоял и подсматривал за родственницей, как баба Зоя закончив массировать груди спустила с себя на пол трусы и повернулась ко мне передом.

Большой чёрный треугольник волос внизу живота у бабы Зои тут же привлек мое внимание, и я ускорил темп надрачивая член смотря одновременно в шелку на голую бабку теперь уже не сдерживая себя. И когда я уже был готов спустить, бабка не сводя глаз с перегородки за которой я стоял и дрочил на неё, взяла и раздвинула пальцами половые губы расположенные у нее внизу лобка в промежности. И моему воспаленному взору предстала алая плоть женского влагалища.

Впервые не на порнокартинке, а в живую я увидел самую настоящую пизду у голой женщины своей родной бабки по матери, и увиденное повергло меня в шок. Я своими глазами видел самое таинственное место на теле женщины прикрытое зарослями лобковых волос. И оно было столь прекрасно и вызывало у меня своим видом бурю эмоций, что я кончил обливая спермой стенку возле которой стоял и едва не прикусил себе язык сжимая губы чтобы не застонать от сладости оргазма.

А бабка в этот момент стояла ко мне передом смотрела на перегородку за которой я стоял и пальцами раздвигала у себя половые губы, показывая мне сочную и красную плоть своей вагины.

» Она знает, что я стою за перегородкой и подсматриваю за ней в шелку».

С ужасом подумал я не в силах оторваться от зрелища предоставленного мне родной бабкой. Я кончил но член у меня не упал и я стал дрочить его по новой рассматривая в шелку бабкину пизду. А там было на что посмотреть, баба Зоя держала пальцами толстенькие половые губы темно-розового цвета и я видел дырочку её влагалища, то место из которого когда-то вылезла моя мать и в которое мне вскоре предстояло засовывать член. То, что я выебу Зою Витальевну у меня сомнений не было. Она сама хотела порева с внуком, а иначе зачем весь этот стриптиз?

Постояв в таком виде с пару минут, бабка убрала руку с лобка, нагнулась к полу, подняла с него трусы которые сунула под матрас и потянувшись к шкафу сняла с вешалки чёрную ночную рубашку. Ту самую кружевную с рюшами которую я ей принес из душа, и надела её на себя, а я в этот момент спустил ещё раз, до того сексуально смотрелась пожилая женщина в чёрной ночнушке своей дочери.

Чёрная кружевная комбинация была немного мала бабе Зое, она едва прикрывала ей лобок и совершенно не закрывала жопу. Это я понял когда бабка повернулась ко мне спиной и потянулась к выключателю на стене, ночнушка на ней задралась обнажив полностью белые пухлые ягодицы, и это было последним что я увидел, бабка щёлкнула выключателем и ее комната погрузилась во тьму.

Я слышал как родственница подошла к кровати, легла на неё, повернулась с боку на бок и затихла. А я ещё немного постояв у стены с опавшим членом, на цыпочках крадучись аналогично отошёл к кровати и лег голым под одеяло.

Я ещё долго лежал в темноте на узкой солдатской кровати не в силах заснуть. Да и какой тут сон, когда родная бабка только, что специально для меня показала откровенный сеанс стриптиза, представ передо мной не только полностью обнаженной, но и показав молодому внуку святая святых, дырочку своего влагалища. А то, что бабка была уверена, что я стою за стенкой и подсматриваю за ней в шелку я ни капли не сомневался. Будь иначе, она просто переоделась стоя у шкафа, накинула на себя рубашку и легла бы в постель. Но нет, бабка специально встала голая передом к перегородке разделяющую её комнату от комнаты внука, и показательно словно на медосмотре раздвинула пальцами гениталии.

Объяснимо было бы, если Зоя Витальевна проводила профилактический осмотр своего влагалища. Я ведь аналогично постоянно осматриваю свой член, да и женщины тоже. Но бабка стоя передом к перегородке на лобок не смотрела, она раздвинув пальцами половые губы, уставилась на стену и на то место где на уровне человеческого роста находилась небольшая щель в растрескавшихся от времени досках.

Она знала про отверстие в стене и догадалась о том, что внук подсматривал в эту дырку за ней. Ещё вечером когда она пришла меня будить и сидела на кровати щекоча мне грудь подушечками пальцев, я видел как бабка несколько раз пристально смотрела на перегородку и наверняка заметила на обоях внизу пятна, следы от моей спермы. Я не предполагал, что она придёт ко мне в комнату и вовремя их не вытер тряпкой. А Зоя Витальевна далеко не дура и поняла откуда появились жирные подтеки на обоях в комнате внука.

А ещё мне показалось странным то обстоятельство, что мыши могли прогрызть обои на высоте человеческого роста. Обычно они грызут доски вместе с обоями внизу возле пола в углу делая себе ход в норку, а тут следы от их зубов на высоте. И я понял, что бабка заранее зная о моем приезде к ней на лето, мать ведь ей сообщила об этом и даже деньги перевела мне на курево. Взяла и аккуратно оборвала обои в том месте где в досках образовалась щель. Пожилая родственница хотела чтобы внук нашел эту дырку в стене и стал подсматривать за ней когда она переодевалась у себя в комнате. А щель в стене была видна невооруженным взглядом причем издалека. И я никак не мог ее обойти своим вниманием, что собственно и произошло.

Да и происходящее со мной в доме у пожилой матери моей мамы Лены складывалось в хорошо спланированную акцию по моему соблазнению. Никакими другим действием нельзя было объяснить то обстоятельство, что жадная и скупая от природы бабка у которой как гласит пословица » зимой и снега не выпросить», вдруг чрезвычайно расщедрилась и стала не только вкусно меня кормить, но и поить дорогой водкой и выразила согласие дать мне денег на недешевые американские сигареты » Честер».

И этой неслыханной и небывалой щедрости со стороны моей бабки по матери, было одно логическое объяснение, у неё к пятидесяти семи годам появилась тяга к молодым парням, а поскольку в глухой деревне их не было, да и не каждый парень согласиться лечь в постель с бабкой, Зоя Витальевна решила соблазнить родного внука. И нужно сказать, что это ей удалось, я и так дрочил на неё со школьных лет, а с возрастом желание засадить злой и красивой бабке по матери у меня только усилилось.

На следующий день я проснулся довольно поздно, когда солнце ☀️ достаточно высоко поднялось над небосклоном и ее теплые лучи проникали сквозь оконное стекло в комнату где я спал.

Я лежал на кровати с отличным утренним стояком и через неплотно прикрытую дверь в зале я слышал как бабка гремела кастрюлями на кухне и за что-то ругала кошку, и оттуда доносился запах жареного сала с луком который вызывал у меня дикий аппетит. А ещё мне хотелось ссать и я прямо в трусах поспешил в уборную которая у бабы Зои находилась на улице недалеко от сарая с дровами.

— Доброе утро Зоя Витальевна. У вас так вкусно пахнет на кухне, что у меня слюни текут. — зайдя на кухню я поздоровался с бабкой, она стояла ко мне спиной и мыла кастрюлю в раковине.

— Доброе утро внучок, встал наконец, а я заходила к тебе в комнату, но не стала будить, думаю пусть поспит, парень молодой ещё успеет… — бабка повернулась ко мне передом от раковины и осеклась на полуслове увидев меня в трусах в которых оттопыривался вставший колом член.

Зоя Витальевна не договорив смотрела на мои трусы с открытым ртом, а я смотрел на нее и внешний вид родственницы меня немного удивил, на бабке был надет линялый спецовочный халат синего цвета, тот самый в котором она вчера утром кормила кур когда я вошёл к ней во двор с дороги, на голове был повязан платок, а на лице ни грамма косметики. Бабка смыла со своих глаз тушь и убрала помаду с губ, только лак с ногтей не стала убирать, так и мыла кастрюлю с накрашенными ногтями.

— Ну и зря не разбудила меня баб Зой, я бы дров с утречка по холодку тебе поколол, или огород бы вскопал, а сейчас уже почти полдень и жарко. — с нарочитым укором сказал я родственнице стоя перед ней в трусах с отменным стояком.

Возможно в другое время я бы постарался побыстрее пройти мимо в уборную стесняясь перед пожилой матерью моей мамы Лены. Но после вчерашнего дня я её не только не стеснялся, но и хотел чтобы бабка увидела мой стояк в трусах и даже шагнул к ней поближе.

— У меня для тебя другая работа найдётся Костя. Топором в лесу намахаешься. Ты давай иди куда шёл и за стол садись завтракать, а то время идёт, мне ещё за лошадью нужно сходить. За дровами с тобой сегодня поедем. — произнесла бабка слащавым голосом не сводя при этом глаз с моего стояка в трусах.

Зоя Витальевна смотрела на хуй внука оттопыривающий ткань его трусов в наглую не отводя взгляда и это выдавало в ней самые непристойные намерения и мысли. К примеру покойную бабу Лизу мой стояк никогда не интересовал, хотя она много раз видела бугор на моей ширинке в штанах и в трусах.

— Хорошо баб Зой. Я мигом. — ответил я бабке идя на выход из дома со стоящим колом членом в трусах.

В уборную я не пошел из-за риска обоссать все стены деревенского туалета. Хуй стоял у меня колом и в таком состоянии нормально поссать вряд ли получится. Тем более что у бабки в туалете над толчком был установлен специальный стульчак с мягким поролоновым сиденьем. Удобная вещь для женщин, но неудобная для мужчин.

По этому я кое-как поссал под куст сирени которая росла в саду и меня не было видно из окна кухни где находилась в это время Зоя Витальевна. И уже шагая по тропинке сада по направлению к дому, мой мозг обожгла шальная догадка. Бабка сказала что заходила ко мне в комнату для того чтобы меня разбудить, но передумала. А что если эта старая сука, умышленно устроившая мне вчера вечером откровенный стриптиз. Зайдя ко мне в комнату и видя что я крепко сплю. Увидела мои трусы на полу и догадалась что ее молодой внук лежит под одеялом на кровати голый.

Что стоило развратной бабке до этого показывающей внуку пизду в щель во всей красе. Взять и откинуть с меня одеяло и посмотреть мой член. Тем более, что у меня была одна особенность, я всегда спал настолько крепко, что не реагировал на посторонние звуки и шорохи. Про таких как я говорили: Ему хоть из пушки над ухом стреляй, всё равно не проснется.

И скорее всего бабка зашла ко мне в комнату, увидела на полу трусы, догадалась что я лежу голый под одеялом, и ради интереса его тихонько откинула. Пожилая женщина увидела мой член во всей красе. А возможно даже и трогала его рукой. Я бы все равно не проснулся. Вот почему она сейчас так уставилась на мои трусы заметив в них бугор от стоящего колом члена. Она его видела и была поражена размером члена у молодого внука.

Когда я вернулся со двора в дом, бабки на кухне не было. Да и вообще в доме. Вероятно она ушла в сарай кормить кур и с улицы через открытое окно слышался ее голос, она звала несушек сыпя и зерно в кормушки.

Я прошёл в свою комнату и прежде чем надеть брюки и рубашку, опустился на колени, встав на полу перед кроватью и понюхал простынь. И уловил едва заметный аромат цветочных духов. Но он исходил не везде от простыни, а с краю где я стоял на коленях. И по всему выходило что Зоя Витальевна зайдя утром ко мне в комнату, увидев на полу мои трусы, передумала меня будить. А тихонько откинув одеяло присела на край кровати и стала рассматривать член у молодого внука. И скорее всего легонько чтобы меня не разбудить взялась за него рукой. А во сне у меня хуй стоял. Потому что я проснулся уже со стоящим колом членом.

Бабка не боялась что я проснусь и застану её сидящую у меня на кровати. Пожилая женщина знала об особенностях моего сна, и поэтому позволила себе удовольствие потрогать молодого внука за член рукой.

И от мыслей что ещё недавно Зоя Витальевна сидела на моей кровати откинув с меня одеяло и рассматривая, щупала мой член рукой. Конец у меня совсем задубел и мне дико захотелось дрочить чтобы снять напряг. Но я не стал этого делать боясь быть пойманным на месте преступления Зоей Витальевной. На террасе хлопнула дверь и бабка вернулась в дом из сарая.

Да и по большому счёту мне не нужно было больше заниматься онанизмом. Сегодня я с большой долей вероятности попробую самый настоящий секс с женщиной. И не с кем нибудь, а с родной бабкой по матери. Красивой и злой Зоей Витальевной, сохранившую сексуальность к пятидесяти семи годам и судя по всему имеющую влечение к молодым парням вроде меня.

— Забыла тебе сказать чтобы ты не одевался в свою одежду. В лесу она не сгодится. Для этого другая одёжа нужна. И она у меня есть. Так что иди снимай свои джинсы и рубашку. А я сейчас приду и принесу тебе переодеться. — сказала мне бабка увидев меня на кухне одетого в джинсы и в белую рубашку.

Зоя Витальевна пришла из сарая и сняв линялый рабочий халат стояла возле умывальника в углу моя руки. На бабке была надета простая чёрная юбка чуть ниже колена и серая блузка с короткими рукавами. Самая неприметная одежда для леса.

Бросив голодный взгляд на стоящую на столе сковородку с жареной на сале с луком картошкой от которой исходил аромат по всему дому. Я послушно пошёл к себе в комнату снимать одежду следуя указаниям пожилой родственницы, понимая её правоту.

В тесных джинсах и в белой рубашке много не наработаешь в лесу, да и порвать можно. У меня конечно были ещё трико и футболки, но они тонкие и если ходить по лесу пробираясь сквозь кусты, то можно будет исколоть все тело.

— Вот держи Костя. Это рабочая одежда твоего деда. Она считай новая. Он ее практически не носил. Все чистое. Надевай. — Зоя Витальевна вошла ко мне в комнату держа в руках одежду своего покойного мужа.

Эта была спецовка которую раньше в семидесятых годах выдавали на производстве рабочим. В руках у бабки были штаны, рубашка и спецовочный костюм защитного цвета.

— Раздевайся. Меня можешь не стесняться. Я своя. Хочу посмотреть как он на тебе будет сидеть. — сказала мне бабка видя что я по прежнему стою в джинсах и в рубашке.

Пожилая женщина держала в руках одежду своего покойного мужа и не думала уходить из комнаты. А я по ее просьбе скинув рубашку и штаны остался стоять перед ней в одних трусах в которых колом выпирал бугор от вставшего члена.

Он было у меня упал, но при бабке вновь встал. Учитывая то обстоятельство что ещё утром она была у меня в комнате и видела мой член не в трусах, а голым и скорее всего бралась за него рукой. Вот и сейчас Зоя Витальевна стоя передо мной с одеждой в руках, как бы невзначай упустила взгляд на низ моего живота и прошлось по трусам.

И в глазах матери моей мамы Лены скользнула похотливая улыбка. Она прекрасно знала что за » инструмент» скрывается у ее внука под трусами и была не прочь вновь взяться за него рукой. Но сдерживала себя до поры до времени. А я сам не решался с ней начать заигрывать.

— Ну вот. Как раз в пору. Твой дед Костя в тебя ростом и телосложением был. На террасе ещё его кепку возьмёшь она на вешалке лежит, и ботинки на ноги наденешь. И будешь выглядеть как деревенский житель. — довольным голосом произнесла баба Зоя когда я надел на себя вещи её покойного мужа, штаны, рубашку с курткой и они пришлись мне в самый раз.

— Это пока на первое время. А потом я тебе другую одежду куплю. Новую в магазине. Раз ты со мной теперь будешь жить. То я должна заботиться о том чтобы мой внук был одет и обут. А сейчас пошли на кухню. Позавтракаешь и пойдем с тобой баню готовить. Вечером из леса приедем и помоемся в ней. Я тебя веником берёзовым попарю, а ты меня. Я уже давно в бане не мылась. Одной не охота было ее топить. А с тобой я с удовольствием попарюсь Костя. Мы же свои. — сказала мне бабка при этом так многозначительно глянула мне в глаза, чем подтвердила мои предположения что в бане я ее выебу.

В самом деле, не в трусах и в лифчике она будет мыться со мной. Да и ее слова » мы же свои» красноречиво говорили о том что нам нечего стесняться друг друга. А поездка в лес за дровами связанная с криминалом, ведь воровство леса уголовное дело. Нас только сблизит.

— Сто грамм вечером выпьешь. После работы. Помоемся в бане и я тебе налью. У меня даже пиво для этого случая приготовлено. В автолавке купила. А сейчас на » сухую» обойдешься. Перед работой не выпивают. Не хватало чтобы ты топором с пьяну себе по руке или по ноге попал. — говорила мне бабка сидя рядом со мной на стуле за столом.

Сама Зоя Витальевна картошку на сале не ела. Она уже до этого позавтракала гречневой кашей на молоке и сейчас пила только чай сидя на стуле и смотря на меня как я ем. А я аналогично смотрел на свою моложавую бабку и в процессе поглощения вкусной жареной картошки с салом и луком, разглядывал её ноги под юбкой.

А они у моей бабки по матери были как у молодой. Гладкие, без выступающих вен которые присущи деревенским женщинам в возрасте. А вот у покойной бабы Лизы ноги были больные и на них виднелись вены, она их заматывала бинтами. Бабка по отцу всю жизнь проработала дояркой на ферме где порой приходилось таскать тяжёлые сорокалитровые бидоны с молоком и от этого она рано постарела.

Баба Зоя напротив тяжелее ручки и папки с бумагами у себя в сельсовете не поднимала чем сохранила молодость в теле к пятидесяти семи годам. И сказать, что бабка по матери мне очень и очень нравилась. Значит ничего не сказать. Я видел её голой и был потрясён видом её молодого тела. Она хорошо сохранилась для своего возраста и не растеряла интерес к сексу.

— Поел. Пошли на улицу. Баню к вечеру приготовим. Приедем с леса, по быстрому её затопим. И помоемся. — сказала мне бабка после того как я слупил наверное пол сковородки жареной на сале картошки и запил все это дело молоком.

На террасе я обулся в дедовы ботинки сделанные из грубой кожи похожей на кирзу, и надел на голову его кепку. А бабка повязала на голову платок, прикрыв им свои чёрные с проседью волосы. На улице было жарко, и на солнце ☀️ могло напечь голову.

— Ты давай воды наноси из дома в котёл Костя. А я дрова в печь принесу. И пойдем с тобой за лошадью. — сказала мне баба Зоя зайдя со мной в баню находящуюся в саду, которая была построена умелыми руками её покойного мужа плотника. И сделана на совесть и на век, как и впрочем все постройки во дворе включая сам дом.

У бабы Лизы в деревне тоже была баня, но она не шла ни в какое сравнение с баней у моей бабки по матери. Дед Егор построил ее с умом. Если у бабы Лизы баня топилась по черному и в ней можно было мыться после того как выйдет весь дым. То у бабки Зои в бане стояла печь — каменка обложенная булыжниками с дымоходом.

Внутри бани помимо печи была установлена широкая скамья на которой запросто могли уместиться два человека, и над этой скамьей на стене висели берёзовые веники, мочалка и металлический ковшик для воды. Баня была просторной сложенная из бревен и с предбанником в котором стоял стол и две лавки.

В бане и в предбаннике окон не было. Но было проведено электричество, и на потолке висели лампы в специальных водонепроницаемых флаконах. И прежде чем войти, баба Зоя щёлкнула выключателем на стене в предбаннике, и в бане стало светло.

— Вот ляжешь на эту скамью, а я тебя веником отхлестаю. А потом ты меня. Берёзовые веники всю хворь из тела выгонят. — пояснила мне баба Зоя показывая на широкую скамью у стены.

При этом глаза пожилой женщины засветились особенным похотливым огоньком когда она показывала мне скамью. И до меня дошло, что раньше на этой скамье не только парились, но и скорее всего еблись. Молодой дед Егор порол бабу Зою тогда ещё не старую женщину во время помывки в бане, положив её на скамью. А потом хлестал веником.

— Ладно. Нечего стоять. Бери ведра и носи из дома воду вот в этот котёл. Когда наполнишь его полный. Принеси ещё два ведра холодной воды и оставь возле печи. Мы в случае чего если горячо будет, ими воду в котле разбавим. — сказала мне бабка, и пошла за дровами в дровник, а я отправился в дом за водой.

Через час управившись с баней и домашними делами, баба Зоя закрыла дом приложив к двери террасы обычную палку из орешника, знак того что хозяев нет дома. В деревне воровать было не кому, и местные жители которые уходили по делам в магазин, на замок дом не закрывали. А ставили к его двери палку. Да и брать по большому счету у бабы Зои было нечего.

И вот закрыв таким образом дом, мы пошли вдвоём в самый конец деревни к мужику у которого была лошадь. Уходя из дома баба Зоя взяла с собой бутылку водки, плата за лошадь. А бутылку отдала мне, я ее поставил в боковой карман пиджака.

— Ни как помощника себе нашла Витальевна? — спросил у бабы Зои коренастый мужик лет под пятьдесят, когда мы с бабкой прошли всю деревню и подошли к кирпичному дому с крытой железом крышей.

Мужик сидел на лавочке в тени, курил папиросу пуская дым в рыжие усы, и отбивал молотком косу на специальном чурбаке с металлической болванкой.

— Да вот внук из города на лето приехал. Мать его на железную дорогу проводницей устроилась работать. А за парнем некому присматривать. Дочь ко мне его отправила… — Я за лошадью пришла Петрович. Как договаривались. — ответила мужику баба Зоя и сама вытащила у меня бутылку водки из бокового кармана спецовки.

— Раз обещал. Так иди, запрягай, Зоя. Кобыла во дворе в сарае стоит. Но только бери её не на ночь как договаривались. А на пару дней. Я завтра в город по делам уезжаю. И пробуду там два дня. Это время пусть моя Зорька у тебя дома побудет Витальевна. Одну её я не могу в сарае оставить. — коренастый мужик забрал у бабки бутылку водки и, держа ее в руке, повел нас к себе во двор за лошадью.

— Без проблем Василий. Твоя Зорька у меня как за каменной стеной будет. И голодная не останется. У меня для нее даже овес найдется. — ответила мужику баба Зоя, а её лицо светилось от радости.

Ещё бы, заполучить за бутылку лошадь с телегой на два дня, было очень выгодным предложением.

— А вообще я ее продать хочу. Дочь в город зовёт к себе в квартиру. Надоело одному жить. Вот за этим и завтра еду к ней. Узнаю насчёт работы. А как приеду, так скажу тебе Витальевна свое решение. Я дорого за лошадь не буду простить. Если захочешь её у меня купить. Отдам по дешёвке вместе с телегой и упряжью. У меня ещё и сани под нее есть. — сказал моей бабке мужик выводя из сарая коричневого окраса лошадь с мохнатой гривой и белым пятном на лбу.

Услышав от своего знакомого новость что он возможно продаст лошадь с телегой и с санями недорого. Баба Зоя тут же встрепенулась, и глянув на меня ответила мужику согласием.

— А что и куплю. Ещё бы пару дней назад не согласилась. Одной мне с твоей кобылой было не справиться Василий. Для нее ведь сена много нужно на зиму готовить. Но мой внук Костя, изъявил желание со мной жить на постоянной основе. А вдвоём мы с ним сена для Зорьки за лето запросто наготовим. Так, что если надумаешь продавать. Знай я первая на очереди. — радостного ответила мужику Зоя Витальевна, и погладив кобылу по спине, принялась её запрягать в стоявшую во дворе телегу.

Усатый Василий завел кобылу в оглобли, а бабка накинула на шею лошади хомут. Вдвоём они запрягли лошадь за двадцать минут, и вскоре мы уже ехали на ней к дому.

Телега у Петровича была не обычной телегой которые я видел в фильмах с деревянными колесами обитыми железными ободами по кругу, и нещадно стучащими по дороге. А современной с колесами от » Жигулей» и сиденьями от легкового автомобиля, в которых было удобно сидеть и управлять лошадью. А она бежала по дороге рысцой плавно таща за собой телегу на резиновом ходу. .

— Ты согласен Костя лошадь в хозяйство приобрести? — спросила у меня бабка как у равноправного члена семьи.

Ведь по ее словам она без меня одна с кобылой не справится. И по этому я должен выразить свое мнение.

— Уж лучше мотоцикл мне бабуль купи. Подержанного » ижака» с люлькой. Я тебе на нем буду дрова возить. И на мотоцикл не нужно сена готовить. Только бензин залил и всё. — ответил я бабке не особо желая горбатиться все лето на сенокосе для лошади.

Да и меня больше тянуло к технике чем к лошадям которых я откровенно боялся. Мотоцикл не лягнет тебя копытом и на нем не разобьешься если грамотно им управлять. У мотоцикла по крайней мере есть тормоза и сцепление. А у лошади тормозов нет. Я видел в фильмах как лошади пугались собак и неслись во весь опор скидывая с себя седока.

— Нет Костя. На мотоцикле ты много дров не привезёшь. Да и потом тебя тут же на нем лесники поймают. Он тарахтит сильно. И его звук за версту слышно. То ли дело на лошади. Смотри как тихо она едет. Только шелест стоит. И без лошади нам с тобой в хозяйстве не обойтись. Так что если Петрович надумает ее продавать. Зорька будет у нас. — ответила мне бабка голосом не требующим возражений и при этом сердито глянула на меня.

А я не стал с ней спорить. Лишь только глянул на ее ноги под юбкой и увидев гладкие белые ляжки, вмиг забыл про мотоцикл. Да и баба Зоя права. На мотоцикле я много дров не навожу. А вот поймать на нём в лесу могут запросто. Тем более что у меня нет мотоциклетных прав. Да и потом если купить мотоцикл с рук, он без конца будет ломаться. Нужно покупать запчасти, а это деньги. То ли дело лошадь. Ей бензин не нужен, а бесплатной травы кругом полно. И кобыла может родить жеребёнка, которого вырастим и продадим на рынке. А вот мотоцикл не может родить второй мотоцикл.

— Я согласен баб Зой. Но при условии, что ты научишь меня запрягать и распрягать лошадь, а так же ездить на ней верхом. — сказал я бабке и лицо пожилой женщины вновь стало приветливым.

— Конечно научу Костя. Лишь бы Василий нам Зорьку продал. Кобыла спокойная. И лучше лошади нам в округе не найти. Тем более что он со всеми причиндалами ее продать готов. — с этим словами бабка натянула вожжи на себя и остановила лошадь у калитки нашего дома, а я глядя на её действия, понял, что и лошадью можно тормозить используя для этих целей вожжи.

— Я пойду в дом, возьму с собой перекусить. А ты сходи в сарай Костя и сними там со стены двуручную пилу. И топор не забудь прихватить, а также верёвку она тоже на стене висит рядом с пилой. — сказала мне бабка, привязывая лошадь вожжами к забору.

Зоя Витальевна пошла в дом за » тормозком», а я поспешил в сарай за пилой, верёвкой и топором. И найдя все это вернулся к лошади, положив инструменты на дно телеги, сел на сиденье и закурив сигарету стал ждать бабку.

— Вот взяла с собой перекусить. Домой то мы только поздно вечером попадём. Дрова по любому днём не повезешь. Нужно темноты дождаться. А за это время мы проголодаемся. — Зоя Витальевна вышла из дома с хозяйственной сумкой в руках и закрыв дом на этот раз на замок, спрятала ключ под камень лежавший возле порога, подошла к телеге.

Бабка положила сумку в телегу к лежавшим в ней топору и пиле с веревкой. И было хотела сесть на сиденье рядом со мной, но что-то вспомнив хлопнула себя по лбу и пошла в сарай.

— Мы себе перекусить взяли, а про Зорьку забыли. А она тоже живая и есть захочет. Да и кобыла возможно наша через два дня станет. И ее нужно беречь. Ведро овса ей насыпала. — пояснила мне бабка ложа на дно телеги холщовый мешок с зерном перевязанный бечёвкой возле хохла.

Зоя Витальевна отвязала вожжи от загородки и ловко забравшись в телегу, села на сиденье спереди рядом со мной.

— Нооо… Пошла родимая… — Давай Зорька вези нас. — баба Зоя слегка хлестнула лошадь концами вожжей по крупу и кобыла пошла вперёд, и вскоре затрусила мелкой рысцой по дороге к лесу который находился в нескольких километрах от деревни, и его верхушки виднелись от нашего дома.

— Бери вожжи Костя. Ты просил чтобы я тебя научила лошадью управлять. Так давай учись. Тут нет ничего мудреного. Потянул на право, лошадь повернет в ту сторону. Налево, аналогично повернёт налево. Натянул вожжи на себя, остановится. Отпустил вожжи, пойдёт вперёд. — пояснила мне баба Зоя отдавая в руки бразды управления Зорькой.

Я взял вожжи у бабки из рук с некоторой опаской, но вскоре убедился что кобыла слушается управления вожжами. Куда бы я их не тянул, Зорька поворачивала в нужное место. А когда слегка натягивал вожжи на себя, лошадь тут же замедляла ход. Отпускал, она ускорялась.

— Вот, видишь, это легко. Но не нужно ее по попусту с пути сбивать. Она сама дорогу в лес знает. Василий на ней часто за дровами ездил. — сказала мне бабка забирая из рук вожжи.

Зоя Витальевна слегка хлестанула кобылу вожжами по спине и Зорька ускорила шаг перейдя в мелкую рысцу, а бабка отпустила вожжи давая лошади свободу действий. И умная Зорька помчала нас к лесу по просёлочной дороге оставляя за собой клубы пыли. Телега с колесами от «Жигулей» катилась по дороге бесшумно, только шорох шин слышался и топот лошадиных копыт.

— Тпррр… — Стой милая… — Приехали. — бабка натянула вожжи на себя и остановила лошадь возле опушки леса.

Дальше ехать сидя на телеге было нельзя, так как дорога до этого шедшая по полю, свернула в глубь лесной чащи и она кое-где заросла кустами и высокой травой.

— Давно по ней никто не ездил. Эта дорога на скотомогильник ведёт. Раньше там больных колхозных коров хоронили. А нам как раз туда и нужно. Подальше от глаз. — пояснила мне баба Зоя слезая с телеги и беря лошадь под уздцы.

Я слез вместе с ней и вытащив топор из повозки пошёл впереди лошади срубая попадавшиеся на лесной дороге кусты. А бабка шла позади меня и вела за собой лошадь с телегой.

— По тебе не скажешь что ты городской внучек? Сам догадался без подсказок, о том что нужно делать. — похвалила меня Зоя Витальевна за мою смекалку.

Пройдя примерно метров двести по лесной дороге мы свернули с нее на небольшую уютную поляну со всех сторон окруженную зарослями орешника и берёзками. Баба Зоя размуздала Зорьку, сняла с её рта железные удила, и ослабила гужи на оглоблях, а так же отпустила чересседельник, чтобы лошадь могла свободно нагибаться к земле стоя тем временем в оглоблях.

Бабка достала из телеги холщовый мешок с зерном и насыпала Зорьке на траву перед ней овса, самое доступное лакомство для лошадей. Увидев овёс рассыпанный по траве, кобыла с белой отметиной на лбу тут же нагнула голову к земле и стала губами и языком подбирать зерно с травы довольно при этом пофыркивая и кося на нас преданными глазами.

Для пущей надёжности бабка взяла в руки вожжи и подойдя к одной из берёз возле которой стояла лошадь, обмотала конец вожжей вокруг ствола дерева, и накрепко привязала завязав на узел.

— Кто её знает. А то вдруг домой надумает пойти. У меня был такой случай однажды. Ещё с твоим дедом Костя. Приехали в лес по дрова. Лошадь с телегой оставили, а привязать забыли. Пока дрова пилили, пришли, а лошади и след простыл. Так пришлось домой пешком без дров идти. — сказала мне бабка проверяя узел на стволе дерева.

— Мы с тобой здесь недалеко пилить будем Костя. Вон видишь сколько тут берёзок молодых растёт. Нам другие деревья не нужны. Я берёзу больше всего люблю. Она горит хорошо. И запах от нее приятный. Только нам толстые деревья не надо спиливать. Мы их с тобой не поднимем. А вот тонкие вдвоём запросто. — пояснила мне баба Зоя доставая двуручную пилу из телеги.

Отойдя в сторону от сидящей на поляне лошади, мы с ней подходящее дерево и стали его пилить пилой. Я с одной стороны дёргал пилу на себя, бабка с другой. Но прежде чем спилить дерево, баба Зоя показала мне как правильно делать запил, чтобы берёза упала не на нас, а в нужную нам сторону.

— Первым делом внучек, делается запил пилой ниже предполагаемого спиливания. Это гарантия того что нас с тобой не придавит падающим деревом. — баба Зоя установила полотно пилы внизу у самого корневища, мы с ней сделали небольшой запил, который она подрубила топором.

Внизу березы у корня образовался выступ. Над котором мы с обратной стороны дерева стали окончательно пилить пилой. И вскоре берёза затрещала и немного подалась в ту сторону где был заруб.

— Надави на дерево плечом Костя. И не бойся, оно не упадёт на нас. — подсказала мне бабка вставая с колен и упираясь в ствол дерева своим хрупким женским плечом.

Я ей помог и берёзка тут же стала падать. В лесу раздался треск ломаемых веток, а потом послышался глухой удар, это берёза со всего маху шлёпнулась о землю.

— Одна есть. Нам с тобой нужно с десяток таких берёзок свалить Костя. Чтобы телега полная была. — сказала мне бабка подходя с пилой к следующей берёзке.

На этот раз я сам сделал зарубку топором на месте запила с другой стороны дерева и стал пилить вместе с бабкой уже на спил. Но тут случилась внештатная ситуация. Вместо того чтобы упасть в сторону заруба, берёзка наклонилась на нас и стала падать.

Я испугался что дерево может придавить и было хотел отбежать, как бабка меня остановила.

— Не бегай никогда от дерева внучек. Просто смотри на его макушку и отойди в сторону. А побежишь так оно тебя и придавит. — баба Зоя потянула меня за руку в другую сторону и берёза упала не причинив нам вреда.

— Ветер, будь он неладен. И суки росли с нашей стороны. А дерево всегда падает в сторону суков. Они ее тянут. Я дура старая виновата. — сказала бабка осматривая упавшую на землю берёзу.

В дальнейшем у нас все прошло без эксцессов. Ветер гулявший в кронах деревьев, внезапно стих и мы пилили с бабой Зоей спокойно без опасений что берёза под действием ветра упадет на нас.

Напилив таким образом с десяток берёзок, я с топором принялся обрубать на них суки, а бабка оттаскивала срубленные мной ветви в сторону. В дальнейшем мы с ней сложили спиленные березы в кучу. Я брался за комель где дерево толще и тяжелее, а баба Зоя за макушку. В целом спиленные нами молодые берёзки были не сильно толстые и подъемные.

— Вот теперь можно и перекусить. Время уже три часа дня. А у меня уже желудок еды просит. Я ведь утром рано поела, и сейчас есть охота. — баба Зоя вытерла платком пот со лба и пошла к телеге, а я поспешил вслед за ней, так как сам не хуже неё проголодался.

— Выпить с собой не брала. Приедем домой и тогда налью тебе сто грамм за ужином. И пивка выпьешь после бани. У меня две бутылки » Жигулёвского» стоят в погребе. А сейчас на вот квасу попей. Он жажду хорошо утоляет. — баба Зоя достала из сумки пластиковую бутылку доверху наполненную коричневым домашним квасом и дала её мне, а сама расстелила на траве газету и выложила на нее взятую из дома еду: отварную говядину, вареные яйца, сало, и чёрный хлеб.

Простая, но сытная деревенская еда, способная не только утолить голод, но и хорошо пообедать.

— Знаешь Костя. Не пожалеешь что у меня жить останешься. Нам хорошо с тобой будет вдвоём. Дом у меня большой, места хватит. Я тебя не буду обижать. А то что за свет ругала. Так это я не со зла, а по привычке. Слушай свой магнитофон сколько хочешь. И книжки читай. — говорила мне бабка во время трапезы.

Мы сидели с ней в тени телеги на траве и ели мясо запивая его квасом который пили прямо из горлышка, передавая бутылку друг другу. Мы были родные и поэтому не брезговали пить из общей посуды.

Разговаривая со мной Зоя Витальевна невольно раздвинула ноги и я сидя рядом с ней под телегой на траве, видел у нее под юбкой гладкие белые ляжки, и даже как мне показалось край чёрных эластичных трусов. Но бабку это обстоятельство нисколько не смущало. Пожилая женщина не стеснялась меня. Да и к тому же она знала, что я видел её полностью голой. И по этому так вульгарно раздвинула перед внуком ноги.

И у меня возникло дикое желание лечь на бабку сверху и выебать ее прямо тут под телегой в лесу. Но подумав, я мудро решил дождаться вечера. В бане она мне сама даст и мне не нет нужды её насиловать в лесу.

— Ну что Костя. Ещё на телегу дров наготовим? Нужно пользоваться моментом пока у нас лошадь есть. Да и завтра может дождь пойти. А при дожде в лес не поедешь. — предложила мне бабка вставая с земли.

Она убрала остатки еды в сумку, аккуратно завернув все в газету.

— Как скажешь баб Зой. Я не уморился и готов к работе. Тем более что вечером меня ждёт баня и пиво. Только я ни разу не парился с веником. — ответил я бабке поднимаясь с земли и закуривая сигарету.

— А я тебя научу внучек. За это можешь не беспокоится. — рассмеялась Зоя Витальевна и так игриво посмотрела на меня, что я понял, мы будем с ней мыться в бане голые, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

На вторую телегу мы набрали дров уже быстрее чем на первую. Я научился пилить, и дело у нас с бабкой пошло на лад.

— Давай ветками её прикроем чтобы в глаза не бросалась. Мы за ней завтра вечером приедем. — сказала Зоя Витальевна, после того как мы с ней вдвоём загрузили телегу спиленными берёзками и увязали их верёвкой.

А вторую кучу деревьев, заложили срубленными ветками и травой. И она стала практически не видна.

До деревни из леса мы шли пешком ведя под уздцы лошадь, а она в свою очередь тащила за собой телегу доверху наполненную ворованными в лесу берёзками. Уже начинало темнеть как мы с бабой Зоей решили тронуться в путь. Умная кобыла шла по дороге не сворачивая в сторону, да и телега на резиновом ходу хотя и груженная, катилась легко. А главное бесшумно.

По пути мы с бабкой не разговаривали, молчали. Она только то и дело подгоняла лошадь, хотя в этом не было нужды. Зорька и так все понимала с полуслова. В деревню мы пришли уже когда на небе зажглись первые звёзды и начала всходить луна 🌒 далеко, над лесом из которого мы выбрались.

Я открыл калитку, а бабка завела лошадь с телегой во двор, где за высоким забором не было ничего видно. Да и темень стояла вокруг.

Вдвоём мы разгрузили телегу, сложив бревна под сарай. А сверху прикрыли старыми досками, различным тряпьем, рваными телогрейками и ненужным хламом. На случай если пропажу берёз обнаружит лесник и станет рыскать по округе в их поисках.

— Помоги мне с лошадью Костя. Её напоить необходимо. Принеси из дома ведро воды. На террасе грязные ведра для скотины стоят. А я пока её распрягу. Да и свет на кухне включи. Все виднее будет. — попросила меня баба Зоя в темноте на ощупь распрягая Зорьку.

Я нашел ключ под кирпичом у порога, открыл дверь, зажёг на кухне лампочку и набрал ведро холодной воды из под крана. Вынес его на улицу. А там баба Зоя уже распрягла Зорьку и вывела кобылу из оглоблей.

— Пей милая. Сейчас я тебе цепочку на шею надену. Для твоего же блага. А то убежишь ещё ночь домой. А хозяин твой в город уехал. — приговаривала баба Зоя лошади когда я вынес из дома ведро холодной воды и поставил его перед кобылой, а та нагнув голову стала жадно пить.

У бабки в хозяйстве нашлась короткая цепь с болтом и гайкой. Эту цепь я надел Зорьке на шею и стянул её гайкой. Но не туго, так чтобы под цепь проходила ладонь. А уже к цепи привязал верёвку которой мы утягивали на телеге бревна.

— Веди её на поляну за домом. И привяжи к столбу. Пусть всю ночь пасется на траве. У меня сена ей дать нет. Да и не кормят летом лошадей сеном. А я пойду баню затоплю. — приказала мне бабка и в темноте ее глаза заблестели особенным похотливым огоньком.

Пожилая женщина была в предвкушении совместной помывки с молодым внуком и её глаза красноречиво говорили об этом.

Бабка ушла затапливать печь — каменку в бане, а я вывел за верёвку Зорьку и повел ее за дом на лужайку. Луна тем временем полностью взошла на небосклоне и освещала неровным бледным светом окрестности. И я без труда нашел старый телеграфный столб с оборванными проводами сиротливо стоявший за домом бабы Зои. К нему я и привязал Зорю, для надёжности завязав конец веревки морским узлом, вязать который научился ещё в школе.

— Для того чтобы поддать пар. Черпаешь вот этим ковшиком воду в котле. И льёшь её на камни. Только осторожно не обожгись. Подальше от печи отойди. — учила меня бабка когда я привязав лошадь за домом, пришел к ней в баню в саду, дверь в которую была открыта и в ночи из нее выбивалась полоска электрического света.

— Да я в курсе баб Зой. У покойной бабы Лизы, матери моего отца была в деревне баня. И я мылся в ней. Знаю как поддавать пар. Но у неё баня по черному топилась. А у тебя по сравнению с её баней, настоящие хоромы. Только я с вениками никогда не парился. И хочу бабуль с тобой вместе помыться. Чтобы ты меня берёзовым веником по спине прошлась. А то она у меня болит. — нарочно сказал я бабке, стоя с ней в помещении бани со стоящим колом членом в штанах.

Я уже был в возбужденном состоянии очутившись вместе в бане с объектом своей дрочки и как оказалось любви. Я влюбился в свою бабку по матери и хотел только её.

— Само собой внучек. Я же тебе ещё утром сказала что мы вместе в бане помоемся. И друг другу вениками спины похлещем. У меня она не хуже тебя побаливает. Надорвала в лесу. Мне тебя стесняться нечего. Ты мой внук и будешь жить со мной. А раз так, то нам и помыться вместе можно. В старину всеми семьями в бане мылись и ничего. — ответила мне бабка, и озорно глянув на меня из под платка который был повязан у нее на голове, добавила глядя мне в глаза.

— Только ты держи 👅 язык за зубами внучек. Не хочу чтобы твоя мама узнала о том что мы с тобой вместе в бане парились. Ни к чему ей об этом знать. Да и вообще никому. — предупредила меня Зоя Витальевна стоя напротив и вопросительно смотря мне в глаза.

— Обижаешь бабуль. Я никому ничего не расскажу про нас с тобой. А своей матери тем более. Можешь на меня рассчитывать. — искренне ответил я бабке и не сводя с нее взгляда, взял пожилую родственницу за руку.

Несколько секунд я держал в своей руке ее маленькую ладошку сгорая от желания поцеловать любимую женщину в губы. Но сдержался. Оставив этот приятный момент на то время когда мы с ней будем стоять на этом месте уже голые. Тогда я ее поцелую. И не только.

— Вот и отлично. Мы с тобой одна семья Костя. А посторонним знать о том, что у нас происходит, вовсе ни к чему. А сейчас пошли в дом. Выпьем по стопочке перед баней. — сказала мне баба Зоя, и перед тем как выйти из парной, проверила воду в котле, окунув в нее палец.

— Ещё минут двадцать и нагреется. За это время мы с тобой успеем немного перекусить и выпить. А ты 🐎 лошадь хорошо привязал Костя? Пошли сходим проверим. Кобыла возможно наша скоро будет. Не очень хочется чтобы она убежала и пропала. — спросила у меня бабка когда мы с ней вышли из бани в сад.

— Да нормально привязал баб Зой. Но если ты мне не доверяешь. Пошли проверишь. — ответил я бабке и идя с ней по тропинке сада вновь взял ее за руку.

Ночь была на удивление лунной и взошедшая Луна 🌒 освещала сам дом, сад где находилась баня и лужайку за домом на которой мирно паслась Зорька привязанная веревкой к столбу.

— Молодец. Привязал так привязал. Завтра сам будешь ее отвязывать. Я твой узел не развяжу. — похвалила меня бабка подойдя со мной к столбу и увидев морской узел, попробовала его развязать, но у нее не получилось.

— Это морской узел бабуль. Его я в школе научился вязать на уроке труда. У нас учитель был бывший моряк. Он и научил. А узел этот намертво держит. Им матросы в старину якоря на кораблях привязывали. — пояснил я бабе Зое, а та в ответ теперь уже сама взяла меня за руку и, более того, пропустила свои пальцы в мои, скрестив тем самым наши с ней руки.

Это был знак того, что отныне мы с ней одна семья. И Зоя Витальевна позволит мне делать с ней многие приятные вещи.

— Мы немного с тобой перекусим Костя. А ужинать будем потом. После бани. На полный желудок, не мытьё. — сказала мне баба Зоя, доставая из холодильника початую бутылку водки » Белый орёл, » и тарелку с солёными огурцами, самая мировая закуска под водку.

Я разлил алкоголь по рюмкам, а бабка произнесла недвусмысленный тост.

— За удачу с дровами. И за то, чтобы у нас все было хорошо с тобой Костя. — сказала Зоя Витальевна смотря на меня с нескрываемой нежностью и любовью.

Мы с ней выпили, закусили солёными огурцами и бабка ушла к себе в комнату, но вскоре вернулась держа в руках полотенце, флакон с шампунем и мыло.

— Иди мойся Костя. Я чуть позже приду… — И помни о том что я тебе говорила. Напусти побольше пару в бане. А то мне стыдно перед тобой голой мыться. — предупредила меня баба Зоя, и отдавая мне в руки банные принадлежности, невольно опустила взгляд на мою ширинку, а там выпирал бугор от вставшего колом члена.

Красивые карие глаза у пожилой женщины загорелись похотливым огнем, а её губы расплылись в улыбке. Она знала что ее ждёт в бане. И желала этого. А иначе она бы и не пошла мыться ночью в бане вместе с внуком у которого хуй как у молодого жеребчика.

— Все сделаю баб Зой. Не волнуйся. Напущу пару что ничего видно не будет. — успокоил я бабку беря у нее из рук полотенце и мыло с шампунем.

Отдав мне вещи, баба Зоя вновь ушла к себе в комнату, а прошел в свою. Где разделся, взял чистые трусы и пошёл из дома во двор. На улице было тепло, как никак лето июнь месяц, и я шёл по тропинке сада в одних трусах держа в руках полотенце и банные принадлежности, а также чистые трусы.

В предбаннике я разделся до гола, положив грязные трусы на одну из лавок стоявших возле стола и голым пошел в парную, предварительно повесив полотенце на крючок вешалки на стене в предбаннике.

Как и говорила мне бабка, вода в котле уже нагрелась, а дрова в печи практически прогорели. Котёл вмазанный сверху в печь — каменку был большим, и воды в нем было налито на целую семью из пяти человек. А для нас с бабой Зоей, как раз будет достаточно и ещё останется.

Как и просила меня Зоя Витальевна, я снял со стены ковшик и зачерпнув им воды из котла, вылил её на раскаленные камни которыми была обложена печь. И тут же помещение парной окутали клубы пара. Я плеснул ещё и ещё. И в бане стало вообще ничего не видно.

Стоя голый, окутанный со всех сторон паром, со стоящим колом членом, в ожидании когда ко мне придёт баба Зоя. Я стал лихорадочно вспоминать все рассказы взрослых парней во дворе, о том как они ебли женщин. Так как я был девственником и совершенно не знал что нужно делать при половом сношении. Вернее предполагал, что нужно вставлять член в пизду и двигаться. Но толком не знал как это делать.

Но как я не вспоминал, ничего путного не вспомнил. И из рассказов парней во дворе, я уловил то, что ебать женщину, в миллион раз лучше чем дрочить.

— Ну и пару ты напустил Костя. Всю воду наверное на печь вылил? — где-то в белесой мгле раздался голос бабы Зои и в парной хлопнула дверь.

Ко мне вошла Зоя Витальевна, но я ее не видел. Только смутные очертания в клубах пара.

— Да всего пять ковшиков баб Зой. Тут воды на целую семью хватит. — ответил я бабке и протянув руку ей навстречу в желании остановить пожилую родственницу от того чтобы она не обожглась об печь, коснулся рукой её сиськи.

Бабка стояла рядом со мной абсолютно голая и во все глаза смотрела на меня, а я уставился на нее. И хотя я видел её голую во всей красе через шёлку в перегородке когда подсматривал за ней. Сейчас я стоял сам перед ней голый со стоящим колом членом и не знал что делать.

— Я пошутила. А воды и впрямь хватит на целую семью. И она как раз нагрелась. Давай я тебя помою внучек. А потом ты меня. — к удивлению предложила мне бабка, беря у меня из рук ковшик, и зачерпнув им воду в котле, принялась меня ей поливать с головы до ног.

Пожилая женщина увидев своего внука голым со стоящим членом, не бросилась ко мне в объятия и не стала целовать и ласкать как я предполагал. Зоя Витальевна как ни в чём не бывало, словно это было в порядке вещей мыться совместно с внуком в бане. Сначала облила меня водой, а потом взяла в руки мочалку сняв ее со стены, намылила её мылом, и стала тереть мне ей грудь опускаясь все ниже и ниже. И вот её рука коснулась моего члена и мочалка полетела на пол.

— Много девок попортил Костя? — спросила у меня Зоя Витальевна обхватывая мой член рукой и сжимая его пальцами, причем пальцы у бабки дрожали, а её голос стал хриплым и слащавым.

— Ни одной баб Зой. Я девственник. И хочу чтобы ты стала моей первой женщиной бабуль. — честно признался я пожилой матери моей мамы Лены, и мой ответ ей понравился.

Я видел как удивлённо глянула на меня баба Зоя не переставая мять пальцами мне член, и глаза родственницы загорелись похотливым огоньком.

— И хорошо милый. Хорошо что ты ещё мальчик. Молодые девушки ничего сами не могут. И тебя ничему не научат. Лучше со мной. Я опытная в этом деле. И покажу как нужно делать прямо сейчас. Только пошли отсюда в предбанник. Тут жарко. А у меня сердце больное на жаре этим заниматься. — почти скороговоркой затараторила бабка обрадовшись тому обстоятельству, что ей первой придётся ломать целку родному внуку и делать его мужчиной.

— Здесь прохладней намного. Я молодая была и с твоим дедом в парной в любовь играла. А сейчас не могу. Сердце такое не выдержит. — говорила мне баба Зоя, зайдя со мной в предбанник из парной.

Бабка плотно закрыла дверь в парное отделение чтобы не выходило тепло. И подтолкнула меня к одной из лавок на которой лежали мои трусы. На столе в предбаннике стояла сумка, а на стене на вешалке рядом с полотенцем, висела женская ночная сорочка чёрного цвета.

Зоя Витальевна вышла из дома в одной ночнушке надетой на голое тело, и разделась в предбаннике. На улице стояла ночь и ее никто не мог увидеть. Да и высокий забор которым был обнесен по периметру дом, надёжно скрывал от посторонних происходящие во дворе.

— Садись на лавку милый. Но не так, а вот так поперек. По хорошему дома этим нужно заниматься. В кровати. Но ничего, и так сойдёт. Твой первый раз в бане будет Костя. — стоя напротив меня Зоя Витальевна попросила чтобы я сел на лавку возле стола, но не обычно передом к столу, а поперёк неё окорячив сверху.

Она сейчас сядет на меня и сама начнёт сношать. — подумал я, врубившись в желание своей бабки по матери.

Подобную позу я видел в порно картинках, только там мужчина сидел на стуле, а женщина ерзала у него на коленях. В предбаннике стула не было, и развратная бабка решила использовать лавку вместо стула.

— Не бойся милый. Это не больно. Я сама хочу. Обожаю молодых парней как ты Костя. — говорила мне бабка, стоя враскорячку надо мной.

К удивлению Зоя Витальевна не села сразу мне на член, она окорячила меня сверху но не садилась. Баба Зоя прижалась ко мне всем телом, обнимала меня за шею руками, и ласкала волосы у меня на голове, наклонившись ко мне, целовала в губы. Я чувствовал как тело пожилой женщины тряслось словно в лихорадке. Ещё бы ей не трястись, когда она вот вот сядет на толстый член родного внука, и начнет на нём ерзать вверх и вниз.

— Ой, все милый. Я больше не могу. Тебе сейчас хорошо будет Костя… — Аааа. Оооо. Наконец то… — баба Зоя отпустила мою шею и взяв в руку член придерживая его и направляя, со стоном села на него влагалищем, и на секунду замерла смотря мне в глаза.

В предбаннике тускло светила электрическая лампочка в плафоне на потолке и, мне было прекрасно все видно. И от этого происходящее между мной и родной бабкой по матери, было нереальным, фантастическим приключением.

А ещё я впервые в жизни почувствовал как мой член вошёл в горячее и склизкое женское влагалище, и это было так приятно что не передать словами.

— Как же твоей бабе приятно внучек. Если бы ты знал Костя. Я все для тебя сделаю. Все родной мой. Только будь со мной. И люби меня… — Ой. Ой. Аааааа. — проговорила мне бабка сидя у меня на коленях и смотря в мои глаза невидящим стеклянными взглядом.

И с этими словами заёрзала на моем хую, задвигалась вверх и вниз положив обе своих руки мне на плечи. И тихо застонала от сладости полового сношения с родным внуком.

Я было хотел сказать бабке слова благодарности, но они застряли у меня в горле. Я не мог говорить и лишь придерживал бабку по матери руками за бедра. А она не переставая ерзать на мне сидя у меня на коленях, тёрлась сосками своих сисек об мою грудь, вызывая во мне дополнительные приятные ощущения. Лавка под нами скрипела в так движениям бабы Зои. И я чувствовал как склизкие и горячие стенки её влагалища натирали мой член.

И вскоре это дало свои плоды. Я понял, что, вот вот начну кончать, схватил бабку за бедра руками и сжал.

— Ыыы. Ыыыы. Аааа. — рычал держа в руках бедра развратной старухи, спуская ей порции молодой спермы в черную с проседью пиздень.

— Ааааа. Ааааа. Оооййй. — в ответ застонала баба Зоя.

Она кончала вместе со мной и больно вцепилась ногтями мне в плечи.

Прислано: Костя

Дата публикации 13.04.2024
Просмотров 996
Скачать

Комментарии

0