Порочная свадьба

Диана множество раз прокручивала этот день в своих мечтах… Но то, что на самом деле с ней произошло, настолько разительно отличалось от ее девичьих фантазий, что она потом долгие годы краснела от воспоминаний, которые горячей волной смущения накрывали ее, стоило лишь малейшему намеку на прошлые безумства появиться «на горизонте». Ее супруг думал, что это от любви к нему, и она его не разубеждала. К счастью он так ничего не узнал, что же произошло на самом деле. И не знает до сих пор…

Настал самый счастливый день в жизни Дианы — день свадьбы. И кто бы что не говорил, но к этому событию любая девушка готовится с детства: сколько прекрасных свадебных церемоний было воплощено в мечтах юных прелестниц! Пришел этот день и к ней — очаровательной девушке 20 лет.

Диана была похожа на куколку: невысокого роста, с тонкой талией и аппетитной попкой, — она работала инструктором по фитнесу, и вела дополнительные занятия по тверку, которые, в последнее время стали очень популярными — спасибо Майли Сайрус. Несмотря на природную скромность и неопытность на любовном фронте — сексуальный опыт у нее был небольшой — тверком она овладела в совершенстве. Она сводила с ума целую армию поклонников (не только мужчин) — ее занятия походили на показательные выступления, и многие снимали ее эротический поп-танец на телефон.

Единственное, что доставляло девушке некоторые неудобства, это ее полная грудь, слишком большая для занятий спортом. Иногда спортивный топ, в котором она обычно вела занятия, задирался и ее груди выпрыгивали наружу. Это было еще полбеды (в группе были одни девушки), но стены зала, в котором проходили занятия фитнесом были стеклянные, и мимо по коридору проходили все, кому не лень. Включая мужчин, которые занимались в тренажерном зале, расположенном на этом же этаже.

Так она, кстати, и познакомилась со своим будущим мужем — Аркадием. Однажды, во время занятий она бросила взгляд на стеклянную стену зала, где они занимались с девчонками: за ней стоял мужчина в спортивном костюме. На вид ему было не больше тридцати. Он просто стоял и смотрел на нее. Диана обратила внимание, что он все время как-то странно кивал головой.

«Тик у него, что ли?», подумала девушка, «такой симпатичный, и на тебе — уже больной на всю голову!». Она сочувственно кивнула ему. Мужчина улыбнулся, и помахал ей в ответ. Потом он сделал странный жест: двумя руками он натянул себе на грудь воображаемую майку, и кивнул ей.

Страшная догадка пронзила Диану. Она быстро посмотрела на свою грудь — так и есть: ее упругие мячики были полностью обнажены, и весело подскакивали в такт движениям своей хозяйки. В пылу занятия она не заметила, как короткий топ опять подвел ее, выставив ее прелести на всеобщее обозрение. Она покраснела и быстро натянула его на место. «Никакой у него не тик!», она готова была расплакаться он смущения и досады, «он просто пялился на мои сиськи!».

Диана осторожно взглянула на непрошенного зрителя: он стоял, прикрыв глаза ладонью, и улыбался. Девушка отвернулась, а потом вообще встала к нему спиной и продолжила занятия. Когда они закончились, она вспомнила о неловком инциденте, и мельком посмотрела на стеклянную стену зала.

Там стоял ее нескромный наблюдатель, одетый уже в приличный костюм, и смотрел на нее. В руках у него был огромный букет цветов, в котором торчал не то листок бумаги, ни то открытка. На ней было крупными буквами написано: «ПРОСТИ». Так и начался ее роман с Аркадием, который привел к счастливому финалу — сегодня утром они расписались.

Этот безумный и греховный день начался с фотосессии Дианы. Аркадием был снят на два дня роскошный трехэтажный коттедж за городом: там должен был состояться свадебный банкет (на первом этаже), и первая брачная ночь Дианы и Аркадия — на третьем.

В ожидании гостей — некоторые друзья Аркадия должны были приехать позже, так как они жили в других городах — была запланирована фотосъемка молодоженов. Прибывший фотограф — молодой парень лет 25, обвешенный фототехникой, побродив по залам коттеджа (своей роскошью он напоминал небольшой замок эпохи Средневековья), выбрал для съемки оранжерею.

Обстановка действительно была очень романтичная, и Диана, пока фотограф расставлял свою передвижную фотомастерскую, крутилась перед громадным зеркалом, висящим на одной из стен. Аркадия до сих пор не было.

Наконец он влетел и сообщил, что ему необходимо срочно уехать: какой-то его друг застрял на полпути к коттеджу из-за поломки машины, и нужно было съездить за ним. Аркадий предложил своей молодой супруге сниматься одной, а потом они вместе наверстают упущенное — благо, красивейших мест тут было предостаточно.

Диана кисло согласилась, и когда Аркадий их покинул, чмокнув жену на прощанье, фотограф приступил к съемке. Сначала у них ничего не клеилось: Диана грустила, что в такой памятный день она вынуждена находиться одна, и поэтому на рекомендации фотографа реагировала вяло.

— Так у нас ничего не выйдет, — сказал он, — как будто мы не свадьбу снимаем, а похороны. — Фотограф задумчиво побарабанил пальцами по фотоаппарату.

— Ну… Простите, — виновато сказала Диана, — у меня испортилось настроение… Скажите мне, что я должна делать, и я постараюсь.

— Давайте вот что! — Воскликнул вдруг фотограф, — я предлагаю Вам похулиганить! Мы с Вами сыграем в игру: будем снимать Вас во фривольном виде! Помните, когда-то были популярны такие пикантные фото — «pin-up girls»? Раз его нет рядом с Вами в такой день, пусть увидит, что он потерял! Это будет Ваша маленькая месть! Вы не представляете, как он будет рад увидеть Вас в таком эротическом образе!

— Вы думаете? — С сомнением сказала Диана. Идея ей сразу понравилась, но ей неловко было обнажаться перед посторонним мужчиной, которого она видела первый раз в жизни. Щеки ее порозовели.

— И потом, — добавил парень, — лет через двадцать-тридцать, глядя на эти снимки, Вы с наслаждением будете вспоминать этот эксперимент. Мы все стареем, как это ни прискорбно, а на снимках Вы останетесь вечно молодой и прекрасной, — заключил он. Это был весомый аргумент, и Диана решилась.

— Что я должна делать? — С готовностью спросила она.

— Соблазните меня, — просто сказал фотограф, — ведите себя естественно, и так, чтобы я захотел Вас. Это единственный путь к успеху. — Парень вооружился фотоаппаратом, включил софиты, и сделал пробный снимок. — Только когда я скажу «стоп» — замрите. Потом опять продолжайте. Ну, начали!

Диана покраснела. Потом решила, что будет представлять Аркадия, вместо этого молодого парня, и у нее все получится.

— А у Вас нет с собой какой-нибудь музыки? — Спросила она, — мне так будет легче.

— У меня есть только телефон, — сказал парень, — правда, там громкий динамик… Погодите… Сейчас… Вот так пойдет?

Зазвучала романтическая мелодия и Диана довольно кивнула. Она села на роскошный диванчик, стоящий посередине оранжереи, и стала принимать томные позы, гладить себя, и призывно смотреть в объектив фотоаппарата. Время от времени парень командовал ей «стоп», и она замирала. Потом эротическая игра возобновлялась вновь.

Диана вошла во вкус, и стала показывать классический стриптиз. У нее получалось отлично: она как раз готовила этот номер на девичник, который прошел на днях очень бурно и весело. Диана сбросила с себя свадебное платье, оставшись в фате и ослепительно белом белье: трусиках, лифчике, и полупрозрачном поясе, к которому крепились узорчатые чулки. Ее позы становились все откровеннее, и фотограф все реже давал Диане команду остановиться.

— Лифчик долой! — скомандовал он, возясь с фотоаппаратом, — и повернитесь ко мне в профиль: я сниму Ваш бюст на фоне растений.

Диана замешкалась, но потом подумала, что и так уже зашла слишком далеко. Да и Аркадий, увидев свою любимую обнаженной, будет только рад. Она расстегнула застежку и медленно сняла лиф. Ее груди, уже ничем не стесненные, заколыхались, и Диана стыдливо прикрыла их рукой: все-таки она была не готова выставлять себя голой напоказ постороннему мужчине.

— Руки за голову, и прогнитесь! — Сказал фотограф, и девушка была вынуждена подчиниться. Ее совершенная грудь приподнялась, и фотограф уставился на нее, перестав снимать. Он этого откровенного взгляда ее соски напряглись, и Диана залилась румянцем.

— Возьмите груди с боков, сожмите, и немного наклонитесь вперед, — сказал фотограф. Его голос осип.

Диана выполнила его просьбу. Потом села на диван, положила руки на колени, и стала медленно разводить их в стороны, глядя в объектив. По ее лицу блуждала сексуальная улыбка.

— А на шпагат сможете? — Фотограф не переставая щелкал затвором. Голос парня совсем охрип.

— Я инструктор по фитнесу, — с некоторой гордостью сказала Диана, затем откинулась на спинку дивана и широко развела ноги в стороны.

Парень уставился на бедра Дианы. Маленькие прозрачные трусики почти ничего не скрывали. Фотограф подошел поближе к девушке, продолжая смотреть на нее вовсе глаза.

— Ну, что же Вы не снимаете? — Диана поерзала на диване. Ей стало неловко под его ощупывающим взглядом.

Парень поднял фотоаппарат и стал снимать Диану в разных ракурсах, все время возвращаясь к ее промежности. Диане нравилось, какое действие оказывает ее обнаженное тело на молодого парня. Она стала принимать совсем уж откровенные позы, поворачиваясь к нему, то передом, то задом. Она заметила, что фотограф все чаще стал прижимать руку себе между ног, и совсем расшалилась. Она широко развела ноги, опустила руку на трусики, и стала массировать себя, глядя в глаза парню и игриво улыбаясь.

Фотограф опустился перед ней на колени, и стал лихорадочно щелкать затвором. Диана вошла во вкус. Ей самой стали приятны нежные прикосновения, и она, сдвинув трусики в сторону, стала глубоко ласкать себя.

— Снимите их, — прохрипел парень. Он в упор следил за движениями Дианы. Голос его уже не слушался.

— Лучше ты сними их с меня, — сказала Диана, и посмотрела на парня долгим взглядом.

Невеста подняла ножки вверх, и парень заметил между ними ничем не прикрытую киску. Она влажно блестела от возбуждения. Он положил фотоаппарат на пол и одним движением снял с нее трусики. Диана развела ноги в шпагате, раздвинула вход во влагалище, и ввела туда палец. Она стала бесстыдно дрочить себя, никого вокруг не замечая. Парень расстегнул ширинку и просунул руку внутрь: его член давно уже стоял колом. Диана открыла глаза, и крикнула:

— Ну что же ты не снимаешь? Я сейчас кончу, и ты все пропустишь! Снимай!

Парень направил фотоаппарат на ее промежность, и стал делать серийные снимки. Ее пальцы стали двигаться быстрее, дыхание учащаться, Диана вдруг прогнулась, и громко застонала. Она несколько раз конвульсивно дернулась, и затихла. На некоторое время для нее перестало существовать окружающее пространство. Наконец открыв глаза, она увидела перед собой фотографа: он стоял со спущенными штанами, в упор глядя на ее промежность, и полировал свой елдак небольшого размера.

— Эй! Ты чего делаешь? — Диана быстро сжала бедра, и прикрыла грудь рукой. — Где же твоя профессиональная этика? Это же твоя работа, не так ли? Девушка стала лихорадочно одеваться, — отвернись! Нечего на меня смотреть!

Одевшись и проверив перед зеркалом, все ли у нее в порядке, Диана обернулась к фотографу: парень так и стоял около дивана со спущенными штанами. Его член торчал в потолок. Он сжимал его рукой, боясь лишний раз шевельнуться. Парень посмотрел на Диану, и сказал:

— Вы, получили удовольствие и… Кончили… И от фотосессии, и от… Процесса. Я сказал Вам — возбудите меня, и Вам это удалось… Как видите. А мне что же теперь прикажете делать? — чуть не плача спросил фотограф.

Диана вернулась и села перед ним на диван.

— И… Что же Вы хотите от меня? — Спросила она, смутно догадываясь, к чему он клонит. Она посмотрела на него снизу вверх, но, кроме вздыбленного члена она ничего не видела.

— Пососи мне, — сказал парень.

— Нет, — сказала Диана и отрицательно покачала головой, — и не мечтай! И когда это, кстати, мы перешли на «ты»? — удивилась она.

— Ты у себя спроси, — сказал парень. Он мял свой член прямо перед ее лицом.

— Ах, да… Действительно… Я вспомнила. Прости… Простите. Я была не в себе… Ну, сами понимаете.

— Я тоже хочу быть не в себе, — сказал парень, — я хочу быть в тебе, — он властно взял ее руку и положил к себе на член.

Диана хотела вырвать руку, но он удержал ее. Девушка обреченно вздохнула и сжала его орган. Он стал двигаться в ее руке, потом отпустил ее — дальше Диана продолжила сама. Время от времени она плевала на головку, растирала пальцами влагу и продолжала работать рукой.

Она понимала, что проще дать ему кончить, чем объяснить, что не дело невесты надрачивать свадебного фотографа в день бракосочетания. Но в глубине души она понимала, что поступает правильно: сама виновата, нечего было так заводить парня. В коне концов, ничего особенного — подумаешь, передернула затвор… Это же не минет, в самом деле.

Парень напрягся, из головки показалась прозрачная струйка, и тут Диана с ужасом поняла, что не представляет себе, куда кончать этому горе-фотографу. Не дай бог хоть капля попадет на платье, фату, или волосы — она с таким компроматом и часа не протянет: или ее раскусят, или она выдаст себя.

Член парня запульсировал, и Диана поняла, что сейчас он кончит. Она быстро вставила его член в рот и глубоко всосала его, испуганно озираясь по сторонам в поисках пепельницы, или какой-нибудь посудины, куда можно было бы выплюнуть результат ее стараний: не хватало еще провести весь свадебный вечер с любимым и с чужой спермой в желудке.

Вдруг дверь в оранжерею отворилась, и в дверях появилась Зинаида Степановна — ее свекровь, мать Аркадия. Родители мужа недолюбливали ее. Зинаида Степановна называла Диану «вертихвосткой», а отец Аркадия, Геннадий Петрович, и вовсе — «жопотряской». Меньше всего, кого Диана хотела видеть сейчас, это были родители мужа. Ну, и самого Аркадия, конечно.

— Ну, что тут у нас происходит? — Свекровь не видела Диану, ее загораживал от нее фотограф, стоящий спиной к входной двери.

В эту секунду струи спермы ударили ей в горло. Диана поперхнулась, и стала быстро глотать, стараясь не пролить на себя ни капли. Она быстро высосала его, зажала головку ладошкой, и выглянула из-за парня.

— Тетя Зина, у нас все в порядке! Вот, только съемку закончили, — громко сказала Диана и облизнулась. Ее губы были липкими и припухшими.

— Давай, спускайся, мы ждем тебя, — сказала Зинаида Степановна, и как-то странно посмотрела на Диану. Девушка ободряюще ей улыбнулась.

— Сейчас иду! — сказала она, быстро глотая мутные теплые капли.

Свекровь вышла и закрыла за собою дверь. Невеста перевела дух. «Вроде пронесло», подумала она. Диана раскрыла ладонь: она вся была в сперме. Девушка тяжело вздохнула, и стала слизывать ее с ладони — чего уж, теперь… Да и вытереться все равно нечем.

Фотограф уверенно опять воткнул член в рот невесте, и еще немного потрахал ее: у него неделю не было секса, и спермы накопилось много. Диана покорно отсасывала последние капли, сдаивая член парня рукой.

— Ну, все ли теперь? — Диана последний раз глубоко всосала уже обмякший член, и освободившись, легонько отпихнула его рукой.

Парень удовлетворенно кивнул. «Хорошенькое начало супружеской жизни», мысленно усмехнулась она. Диана, тщательно осмотрев себя перед зеркалом, спустилась вниз в поисках ванной комнаты: она хотела почистить зубы, так как во рту оставался солоноватый привкус. Не хватало еще ей спалиться на криках «Горько!». В общем зале она столкнулась с Зинаидой Степановной.

— Тетя Зина, Вы не знаете, где здесь ванная комната? — Спросила Диана, — мне нужно… Припудрить носик, — добавила она, смутившись.

— Пойдем, деточка, я провожу тебя, — подозрительно ласково сказала ее свекровь, — Гена! — Позвала она мужа, — Дианочка спустилась! — Зинаида Степановна подтолкнула Диану к проходу.

Они быстро дошли до ванной, и Диана стала искать несессер с ванными принадлежностями: Аркадий сказал, что оставит его здесь. Зинаида Степановна не уходила и внимательно следила за манипуляциями невестки. Дверь ванной отворилась, и в комнату вошел Геннадий Петрович. Затем повернулся и запер дверь на ключ.

— Иди сюда, девонька, — сказала свекровь, взяла Диану за руки, и притянула к себе.

— Что Вы делаете? — Удивленно спросила Диана, — и зачем Вы заперли дверь?

— Ебать тебя буду, милая, — спокойно сказал Геннадий Петрович, расстегивая штаны.

— Что… Что Вы сказали?! — Диана так растерялась, что осталась стоять прижатая лицом к могучей груди свекрови, даже не пытаясь вырваться.

Ее зад был отклячен назад, а за счет пышного свадебного платья вообще казалось, что она стоит раком. Геннадий Петрович задрал ей платье на голову, не заботясь, ни о фате, ни о прическе невесты, и стащил ее трусы до колен. Диана охнула, и прикрыла срам рукой.

Свекор нетерпеливо отбросил руку девушки в сторону, и стал властно щупать ее промежность, грубо вводя туда пальцы. Другой рукой он надрачивал свой член внушительных размеров: на головке красовались семь вшитых металлических шариков, привезенных в качестве подарка из мест не столь отдаленных.

— Прекратите! — Взвизгнула Диана, виляя задом и пытаясь уклониться от бесстыдных действий свекра, одновременно отпихиваясь руками от Зинаиды Степановны.

— Я все Аркадию расскажу! — От обиды и беспомощности у нее на глаза навернулись слезы.

— Ничего ты не расскажешь, — уверенно сказала свекровь, — и нас еще будешь просить держать язык за зубами. Давай Гена, вставь этой красавице своего страдалица! — Певуче обратилась Зинаида Степановна к своему мужу.

Геннадий Петрович сплюнул на ладонь, шлепнул мокрой рукой по промежности Дианы, и затем резким толчком вогнал в нее свой шипастый член. Он сходу влетел туда, не задерживаясь.

— О! Да ты вся сырая уже! — усмехнулся свекор, усиливая удары.

Он не трахал, а насиловал невестку: удары были настолько сильные, что лицо Дианы плющилось о грудь свекрови, и она стала задыхаться.

— Ты же не хочешь, чтобы Аркадий узнал, как ты отсасывала Сергею? — Вдруг спросила Зинаида Степановна. Она крепко держала Диану, пока ее муж насаживал молодую киску невесты на свою тюремную булаву.

— Какой еще Сергей?! Я вообще никому не… Сосала, — добавила Диана чуть слышно.

— Замечательно! — Притворно восхитилась свекровь, — отсосала, и даже имени не спросила! Вот молодежь нынче пошла! Сергей — это фотограф твой, ты у него интервью только что брала… Через рот!

— Я ничего не брала, — Диане неловко было смотреть в глаза свекрови, — с чего Вы взяли?!

— Зеркало! — крикнула Зинаида Степановна, — я в отражении все видела!

И тут Диана вспомнила о зеркале, висящем на стене оранжереи. У нее от стыда потемнело в глазах.

— И про это ты тоже будешь молчать! — Удовлетворенно сказала свекровь, — чем больше компромата — тем лучше! Будешь у меня, вот здесь, милочка! — И свекровь потрясла перед ее глазами увесистым кулаком.

Потом она подтянула платье Дианы повыше, оголив зад девушки, и Геннадий Петрович стал чувствительно лупить ее по заднице здоровенной пятерней. Диана, уворачиваясь от болезненных ударов, вынуждена была подмахивать насильнику: другого выхода у нее просто не было.

— Молодец, девочка, быстро освоилась! — Довольно кряхтел свекор, крепко держа Диану за бедра, и со всей силы насаживая ее на тюнингованный елдак.

К своему удивлению, несмотря на весь ужас ситуации, в которой она оказалась, Диане нравилось, что с ней проделывает отец ее мужа. Это было непостижимо! Сладкая истома разлилась внизу живота, и девушка поняла, что долго не выдержит такой сладостной пытки… Вдруг раздался стук в дверь.

— Эй… Вы там? — это был Аркадий.

У Дианы все сжалось внутри. Теперь она даже была рада, что свекор закрыл дверь на ключ. Геннадий Петрович не останавливался ни на минуту. Диане казалось, что она попала под паровой молот и в нее загоняют мощные сваи.

— Да, сынок! Мы тут с невестой твоей… Приводим себя в порядок! — Крикнула Зинаида Степановна.

— Диана, гости заждались! Ты скоро там закончишь? — Спросил Аркадий.

И тут Диану накрыло. Она, подавшись назад, плотно села на шипастую дубину свекра, и забилась на его члене в мощных конвульсиях.

— Да-а-а, милы-и-и-й, я уже кончаю-у-у-у… ! — Простонала Диана, и свекровь испуганно зажала ей рот рукой.

— Давай быстрей! — Не поняв, что к чему, крикнул Аркадий, и побежал к гостям.

Диана всхлипывала и судорожно вздрагивала, переживая самый мощный оргазм в своей жизни. Геннадий Петрович стал двигаться быстрее: он наносил ей короткие, но очень сильные удары, почти не отрываясь от зада девушки. Вдруг он заревел, и стал кончать в нее, не беспокоясь о предохранении. Диана получала в себя мощные потоки спермы, она почувствовала внутри приятное жжение, влагалище стало вновь наполняться щекочущей истомой… И ее накрыло второй раз: дважды подряд она вообще никогда не кончала. Диана закричала, и ее уже не заботило — услышит ее кто-нибудь, или нет. Она сползла с члена на пол, ее стал бить озноб, по телу пробегали хаотичные судороги. Потом она отключилась…

Дальнейшие события вечера Диана помнила смутно. Она вернулась за стол и под крики «Горько!» хлопнула водки вместо шампанского, которое пила в течение дня. Помнила пьяные поцелуи Аркадия — он сам уже, порядком, нализался, что было, в общем-то, удивительно: они планировали романтично провести свою первую брачную ночь.

Когда заиграла музыка, ее пригласил на танец сослуживец: звали его Хуан Гонсалес де Кортес — это Диана включила его в список гостей. Это был не то мулат, не то метис — высокий смуглый парень с испанскими корнями. Он тоже вел фитнес-программы, только группу для начинающих.

Кортес танцевал, как Бог, и многие девчонки засматривались на него — особенно на его «штуку»: он всегда занимался в лосинах белого цвета, и со стороны казалось, что в штанах у него банан, а не мужской орган. Поговаривали, что он был гей: уж очень пластично и грациозно он двигался в танце. Диане он тоже нравился, и она уже серьезно приглядывалась к испанскому красавцу, пока Аркадий не унес ее в сторону от девичьих фантазий.

Диана почувствовала, что на ней почему-то нет трусов: она так и не смогла вспомнить, где она их оставила — в ванной, или в оранжерее. Испанец обнял ее, и они стали плавно двигаться под музыку. Через минуту она почувствовала могучий фаллос испанца, который скользнув по ноге, уперся в ее промежность.

«Однако!», подумала она, «Вот это хер!«, и непроизвольно потерлась об него низом живота. Кортес обхватил ее за попу и сильнее прижал к себе: Диана почувствовала, как свадебное платье забилось у нее между ног: ей показалось, что она сидит на члене парня, как на толстой ветке. «Он что — без штанов, что ли?», испугалась Диана и, опустив руку, пыталась проверить, так ли это. «Нет, Слава Богу, в штанах!», Диана через ткань непроизвольно сжала рукой его член, почувствовав его упругость и силу.

Пока Хуан и Диана кружились в чувственном танце, привлекая внимание гостей своей профессиональной танцевальной подготовкой, к Аркадию, сидящему за столом, подсела его давняя подружка из прошлой жизни.

— Привет, женатик! — Сказала девушка и шутливо чмокнула его в щеку.

— А… Марина? Я угадал? — У Марины была сестра близнец: они были похожи друг на друга, как две капли воды.

— Правильно… Ты никогда нас не путал. К сожалению… — добавила Марина, и стала расстегивать его штаны. — Хочу наверстать упущенное, пока не поздно!

— Уже поздно, Марина, — сказал Аркадий, задерживая ее руку, — видишь? — Он показал ее обручальное кольцо на пальце, — и вообще: у нас с Кристиной были отношения, а не с тобой… Где, кстати, сейчас твоя сестра?

Марина молча развернула его лицо и впилась поцелуем в губы. Она прикрыла их головы большой поздравительной открыткой, лежащей на столе. Аркадий почувствовал, как молния его штанов разъехалась и чьи-то руки вытащили его хозяйство наружу. Его член погрузился во что-то влажное и теплое. На секунду оторвавшись от губ девушки он глянул вниз, и обомлел: под столом сидела Кристина и сосала его.

— Девчонки… Вы чего?! — Аркадий хотел было отстраниться, но ощущения были такими приятными, что он мысленно махнул рукой: «Будь, что будет!». Марина приникла к его губам и стала взасос целовать его. Кристина под столом делала тоже самое.

Диана повернулась к Аркадию чтобы помахать ему, но увидела вместо его лица — большую открытку и девушку, сидящую рядом: их голов, не было видно.

«Они что там, сосутся, что ли?», перепугалась Диана. Она с сожалением освободилась от объятий Кортеса и решительно двинулась к мужу.

Каким-то седьмым чувством Аркадий почувствовал приближение супруги, отпрянул от Марины и натянул скатерть на бедра, сев под стол поглубже. Он делано рассмеялся и стал обмахиваться открыткой. Потом он «увидел» Диану.

— А!… Диана, позволь представить тебе мою… Старую знакомую…

— Не такая я уж и старая! — Девушка перебила Аркадия и рассмеялась, — Кристина! — Представилась она, и протянула руку. Потом лукаво посмотрела на Аркадия.

— Диана! — сказала молодая супруга, успокаиваясь, и пожала протянутую руку.

«Как, Кристина?», в голове Аркадия все мысли перемешались в одно мгновение. «Кто же тогда сосет под столом? Неужели… Это Марина?! Вот, сучка… Она, все-таки, добилась своего!… Или я и раньше их путал?!… Тоже мне, нашли время… «.

Пока Аркадий размышлял о превратностях судьбы, девушка под столом сосала его, не останавливаясь ни на минуту. Потом схватила его за мошонку и с силой потянула вниз. Аркадий дернулся и ухватился за край стола.

— Что с тобой, милый? — Участливо спросила Диана. Но Кристина-Марина не дала ему ответить.

— Горько! — Крикнула она и придвинула голову Аркадия к Диане, — Ну! Целуйтесь же! Горько!

Диана смущенно улыбнулась и прикоснулась к губам мужа. Марина-Кристина, действуя под прикрытием скатерти, завершала свою работу. Она дрочила член Аркадия, сочно обсасывая его головку, и вылизывая уздечку горячим язычком. Аркадий застонал и впился губами в рот Дианы. Он стал спускать близняшке в рот, а Диана захлебнулась от яростных поцелуев супруга: он буквально грыз ее губы. Раньше такой страсти она за ним никогда не замечала. «Как же он хочет меня!», с нежностью подумала Диана, отвечая на его жаркие поцелуи, «милый, побереги силы — у нас вся ночь впереди!».

Но Диана ошибалась. К концу вечера Аркадий так набрался, что не мог самостоятельно двигаться: он сидел за столом и спал, уткнувшись лицом в кусок свадебного торта. Гости уже разбредались по комнатам, устраиваясь на ночлег, и Диана попросила Хуана, который все время крутился с ней рядом, помочь транспортировать ее мужа на супружеское ложе.

Кортес с готовностью согласился и привлек в помощь незнакомого парня: кажется, за ним днем ездил Аркадий, вызволяя друга из-за поломки авто. Диана кое-как оттерла лицо Аркадия от крема и взбитых сливок, и друзья потащили его как мешок картошки на третий этаж. Аркадия положили на кровать по диагонали, и он даже не пошевелился. Новоиспеченный супруг лежал на спине, прямо в одежде, а с краю кровати сидела его безутешная жена. Диане было горько от невероятных событий, которые произошли с ней сегодня, и грустно от того, как пройдет ее первая брачная ночь — никак.

Она расплакалась, и Кортес присел рядом, чтобы утешить ее. Второй парень собрался было уходить, но Хуан знаками дал ему понять, чтобы он остался — на всякий случай. Парень был сильно не трезв, но остался и присел в кресло, стоящее напротив супружеского ложа.

Кортес гладил невесту по голове, Диана прижималась к его груди, и тихо плакала. Он стал покрывать ее заплаканное лицо нежными поцелуями, и когда их губы соприкасались, Диана робко отвечала ему. Испанец снял с ее головы фату, отодвинул волосы в сторону, и стал целовать ее шею мягкими поцелуями. Он слегка нагнул голову девушки и тихонько поцеловал ее в ушко, коротко лизнув его язычком.

По ее телу побежали мурашки, и Диана, хихикнув, опустила голову еще ниже, уклоняясь от щекочущих ласк. И туи ее губы наткнулись на что-то горячее и влажное. Диана замерла. Она осторожно потрогала язычком выпуклость, и все ее сомнения рассеялись: это была головка члена Кортеса, покрытая липким секретом. Когда он успел достать его, было непонятно. Диана наклонилась и прикоснулась губами к вздыбленному органу. Ее поцелуй был, скорее дружеским, нежели чувственным: она благодарила его за то участие, которое он проявил, оказав помощь ее супругу.

Кортес обхватил руками голову Дианы и мягко опустил вниз. Губы девушки раскрылись, и член медленно вошел в нее, уперевшись в нёбо. Испанец стал двигать ее головой, и невеста, войдя во вкус, схватила его яйца и стала нежно перебирать их пальцами. Все произошло само собой, как-то непринужденно, и Диана на мгновенье забыла, что в полуметре от них спит ее законный супруг.

Пока Хуан расстегивал молнию на платье девушки, Диана сама взяла инициативу в свои руки: она с нереализованной страстью сосала здоровенный фаллос испанца, обхватив его двумя руками.

Освободив ее от одежды, он встал и быстро снял брюки, носки, и пиджак, оставшись в одной рубашке. Кортес стоял перед Дианой, голый по пояс, и девушка залюбовалась его орудием. Член испанца был невероятно красив: длинный, толстый, с большой раздувшейся головкой. Его мошонка была выдающегося размера, и Диана с восхищением разглядывала мужское богатство. Потом взяла в руку яйца Кортеса и медленно провела влажным язычком от корня члена до уздечки, нежно глядя ему в глаза.

Испанец достаточно был возбужден за сегодняшний вечер, поэтому он быстро подхватил Диану на руки и прижал к себе, не дав ей наиграться с его могучим орудием как следует. Диана обхватила Кортеса ногами и руками, ее груди крепко прижались к торсу испанца, и она стала двигать попкой, пытаясь нащупать его достоинство. Потом в нетерпении схватила его член рукой, и сама вставила себе во влагалище: оно уже истекало соками любви. Кортес опустил невесту на член, подавшись бедрами ей навстречу. Диана застонала от наслаждения и крепче обхватила Хуана за шею.

— Хочу тебя, — прошептала она и стала покрывать лицо и губы испанца жаркими поцелуями. Диана самозабвенно скакала на члене, постанывая при каждом погружении.

В кресле проснулся задремавший друг Аркадия и во все глаза уставился на происходящее: на его глазах трахали невесту его товарища, и, похоже, что ей это очень нравилось. Встретившись взглядом с Кортесом, он покачал головой и покрутил пальцем у виска. Кортес пожал плечами, и знаками предложил ему раздеться тоже. Парень отрицательно покачал головой и встал, собираясь, не то уходить, не то разбудить друга. Кортес, тем временем, сел на кровать с Дианой на руках, пока она продолжала резвиться на его члене, и звонко шлепнул ее по заднице.

— Давай, — сказал он ей, вполголоса, — покажи свой коронный номер!

Сначала Диана не поняла, что от нее хотят: она не так много занималась сексом до замужества, чтобы иметь какие-то «свои коронные номера», но потом она догадалась, что от нее хотел красавец Кортес. Невеста плотнее устроилась на члене испанца, ухватилась за его плечи руками и прогнулась назад, выпятив попку. Кортес кивнул парню — смотри! — И подмигнул.

И Диана выдала лучшее, на что она была способна: яростный, зажигательный тверк на члене испанца. Ее бедра мелькали

с такой скоростью, что непонятно было, у кого член, и кто кого ебет. Все слилось в общую мутную картину: и исчезающий в промежности член, и широко расставленные бедра девушки, и колечко ануса, с таким бесстыдством сверкающее в полумраке комнаты.

Парень забыл зачем встал и куда собирался идти. Он ошарашено смотрел на эту блядскую гонку на члене, которую устроила еще вчерашняя невеста его друга. Он «на автомате» сам стал раздеваться, не упуская совокупляющихся из виду. Кортес откинулся на кровать, и, лежа на спине рядом с Аркадием, предоставил Диане самостоятельно вести этот плотский танец любви. Вдруг зашевелился Аркадий и что-то промычал. Диана в ужасе замерла.

— Диана! — позвал Аркадий. Он привстал на кровати, но глаза его были закрыты. — Ты где, девочка моя? — Спросил он заплетающимся языком.

Диана наклонилась к мужу, не слезая с члена испанца — а длина его орудия позволяла это сделать — и поцеловала Аркадия в губы. Они были сладкие из-за остатков свадебного торта. Рядом с головой Аркадия лежал Кортес. Он посмотрел на молодоженов и улыбнулся. Диана закрыла ему глаза ладошкой.

— Я здесь, мaльчик мой, — любовно проворковала она, и посмотрела на мужа.

Кортес поддал бедрами, и Диана ткнулась Аркадию в губы. Ей пришлось продолжать целовать супруга, успокаивая его. Он стал засыпать, мыча что-то нечленораздельное. Испанец потихоньку возобновил движение, знаком показав другу Аркадия, который стоял за спиной невесты и с вожделением смотрел на ее попку, чтобы тот присоединялся: анус девушки был свободен. Парень смочил слюной дырочку девушки, и осторожно ввел туда палец. Сфинктер рефлекторно сократился, и Диана попыталась сжать ягодицы. Она повернулась, и шепотом испуганно сказала:

— Только не туда! Я туда еще ни разу… Мы с Аркадием когда-нибудь собирались попробовать… Да ты, вообще, кто такой?!

— Александр, — представился парень, и вставил ей член в зад, несмотря на ее протесты.

— Очень приятно, — ответила Диана по инерции, и скривилась от боли.

Опять заворочался Аркадий: толчки совокупляющихся мешали ему спать спокойно, и Диана испуганно вновь припала губами к его рту. Мужчины начали двигаться в ней по очереди, и Диана стала потихоньку отвечать им обоим. Боль в анусе постепенно отпускала девушку, и ее стала захватывать борьба двух членов между ее бедрами.

Александр схватил Диану за волосы, развернул, и сходу поцеловал ее в губы. Невеста бросила мужа на произвол судьбы и стала взасос целовать его друга: болезненные ощущения от первого в ее жизни анала стали потихоньку проходить, и Диана с наслаждением насаживалась на два ствола. Кортес сосал ее груди, ловя губами соски: это было непросто, так как они сильно раскачивались под размеренными ударами двух мужчин. Вдруг скрипнула дверь, и на пороге спальни показалась чья-то фигура.

— Что за шум, а драки нету? — Сказал мужской голос, и Диана с ужасом узнала раскатистый тембр свекра. Все замерли, и девушка с испугом повернулась на звук.

— Так, — Сказал свекор, и замолчал.

— Геннадий Петрович, — залепетала Диана, — Вы все не так поняли… Это… Не то что Вы подумали… Я сейчас все объясню…

— Не сможешь, — сказал свекор, и двинулся к любовникам, на ходу расстегивая штаны.

— Почему? — наивно спросила Диана.

— Потому что у тебя будет занят рот, — сказал свекор, доставая свое орудие возмездия, с которым Диане уже пришлось сегодня столкнуться.

— Нет! Геннадий Петрович… Только не это! — Зашептала Диана, боясь разбудить супруга, но ее никто не слушал. Свекор намотал волосы Дианы на руку и засунул свой шипованный коленвал в истерзанные губки девушки.

— Поехали, — сказал он, словно это была команда к действию для всех участников оргии.

Мужчины задвигались в Диане, и она почувствовала, как три поршня со всех сторон насилуют ее дырочки. Если бы Аркадий открыл глаза, он бы по достоинству оценил увесистый член своего отца: Диана сосала прямо над его головой. Головка члена, усеянная шипами, с трудом помещалась во рту девушки, ее челюсть заныла от растяжения, но невеста старалась изо всех сил.

— Тверк! — Вдруг громким шепотом скомандовал Кортес, и схватил Диану за груди.

Девушка ухватилась за свекра и стала бешено двигать бедрами, наращивая темп. Три члена слились в нарастающей гонке похоти: со стороны казалось, что это один большой член пронзает девушку с двух сторон, выходя через рот. Мужики зажмурились от удовольствия: ощущение было запредельным.

— Я же говорил — «жопотряска», — довольно сказал Геннадий Петрович, насилуя рот своей невестки.

Вся брачная ночь Дианы превратилась в один большой свальный грех. И без участия супруга: Аркадий спал рядом и улыбался: ему снился романтический сон, где они с Дианой, обнаженные, нежатся на пляже совершенно одни…

Трое мужчин вошли в слаженный ритм, слившись в единое целое с объектом своей порочной страсти. Диана получала неизъяснимое наслаждение: она даже в мечтах не могла представить себе, что может быть так хорошо. Девушка была благодарна этим мужчинам, насилующим ее со всех сторон, и тоже старалась сделать им максимально приятно.

Почувствовав, что ее любовники готовы вот-вот разрядиться, Диана напрягла низ живота: анус сжал член Александра, а мышцы влагалища сокращались, сдавливая могучий фаллос испанца. Диана стала быстро сосать член свекра, вылизывая языком все вшитые шарики головки. Мужики задергались в пароксизме наслаждения и стали спускать в Диану, накачивая ее семенем с двух сторон. Диана сосредоточенно глотала сперму свекра, боясь уронить хотя бы каплю на лицо супруга.

Свекор и Александр отвалились от истерзанного тела девушки, словно насосавшиеся пиявки, и лишь испанец продолжал долбить уже обмякшую Диану: она получила потрясающий оргазм, решив для себя на будущее, что анальный секс — это самое лучшее, что существует в плотской любви.

Кортес встал с брачного ложа, поднял Диану, и посадил ее на член спиной к себе. Свекор с Александром, не сговариваясь, схватили девушку за ноги и распялили ее в стороны. Член испанца легко входил в анус девушки на всю длину: он был хорошо смазан внутри спермой Александра. Геннадий Петрович пальцами массировал клитор и влагалище Дианы, а Александр грубо мял руками ее груди, языком вылизывая соски. Диана хрипела, ее голова моталась из стороны в сторону, и она не переставая стонала:

— Да… Вот так… Сильнее, Хуан!… О, да!… Выеби меня… Я это… Сегодня… Заслужила!… Да!… Да!… Да!… Боже!… Мальчики!… Я так… Счастлива!… И пусть… Все идет… На ХУЙ!… Кончай в меня, Кортес!… Да-а-а-а-а… !!!

Испанец насадил девушку до упора и судорожными толчками стал закачивать в нее горячую сперму. Диана задергала ногами, проваливаясь в очередной оргазм, и мужчины осторожно положили ее на супружеское ложе — рядом с мужем.

Диана подползла к Аркадию, легла рядом, и обняла его. Ее била дрожь, она всхлипывала, и перебирала ногами. По ним сочилась сперма, заливая бедра липкими ручейками. Она смотрела на спящее лицо супруга, и понимала, что теперь ее жизнь никогда уже не будет прежней.

— Сладких снов, любимый, — прошептала Диана, и склонила голову на его грудь. Она счастливо улыбалась…

Дата публикации 15.02.2024
Просмотров 3673
Скачать

Комментарии

0