Дважды два

Мы набросились на девушек из засады. Санёк тащил упирающуюся брюнетку, мне досталась блондинка. Я легко перехватил её поперек тела, зажал другой рукой рот и затащил в подвал. Девушка не успела даже ничего понять, как мы её с подругой привязали к трубе. Подвал был идеальным местом для того, что мы задумали. Если закрыть тяжелую, обитую железом дверь, то, как бы не орали внутри, снаружи в паре шагов не слышно ни звука. Освещала подвал единственная лампочка, правда довольно яркая. Здесь было что-то типа склада, по стенам лежали тюки, но середина была свободной. В качестве сексодрома мы собирались использовать кучу песка у одной из стен, а вместо простыни — несколько тряпок из вороха ветоши. Еще здесь было несколько тяжелых канистр с краской, парой которых мы сразу подперли дверь. По противоположной от двери стене проходили две трубы, одна на уровне задницы, другая на уровне плеч. К верхней мы и привязали руки девушек, как бы распяли их на стене. Потом тщательно обыскали пленниц, попутно, облапав, и отобрали телефоны и всё, что могло сойти за оружие.

Закончив необходимые приготовления, мы сделали паузу, оглядывая своих жертв. Блондинка выглядела так, будто вот-вот грохнется в обморок. Брюнетка держалась лучше.

— Ну чё, — обратился ко мне Санёк — с какой начнем, со светленькой или с тёмненькой?

— Мы будем кричать — брюнетка давала понять, что готова бороться.

— Кричите. Вас никто не услышит.

— А-а-а! Помогите!

— Ща поможем. Танк, — обратился ко мне Санёк по придуманной кличке — эта темненькая меня возбудила. С неё и начнем.

Он подошел к ней и, схватив за волосы, задрал голову кверху. Девушка сразу замолкла.

— Знаешь, какое у меня прозвище? Меня зовут Бритва. Догадываешься, почему? У меня есть ножик, и я люблю резать. Мы всё можем сделать по-хорошему или по-плохому. Ты как хочешь?

— П-п-по-хорошему.

— Ладно — Санёк развязал ей руки. — Раздевайся.

Вдруг пленница рванулась к двери. Санёк перехватил её на полпути и ударил в живот, несильно, но та согнулась и упала на колени. У блондинки от ужаса даже рот открылся. Мы опять привязали руки пленницы к трубе. Санёк уже без лишних церемоний задрал ей юбку на пояс, спустил, затем совсем снял с девушки трусики. Присел, плюнул прямо ей в пизду, потом поднялся и начал пристраиваться. Резким толчком он всунул хуй по яйца. Девушка вскрикнула. Санёк руками схватил её ноги и задрал кверху, причем от толчков левая нога стукала по голове привязанную рядом подругу. Сказать, что та была в шоке, значит ничего не сказать. Она стояла, отвернувшись и отчаянно зажмурив глазки. И если бы могла, наверное, заткнула бы уши, потому что подруга громко мученически стонала. Я всё же заметил пару быстрых взглядов, брошенных блондинкой на трахающихся. Даже в сумраке было заметно, как покраснела девушка.

Брюнетка частично опиралась задницей на нижнюю трубу, частью висела на привязанных руках. Трахаться в такой позе было всё же очень неудобно, и наверно, больно, поэтому она стала просить её отвязать, пообещав больше не рыпаться, типа, чего уж сейчас.

— Ну, смотри — Санёк отвязал её — а то еще вломлю.

— Нет, нет, пожалуйста, не надо, я больше не буду — испуганно заверила брюнетка

— Тогда раздевайся.

Она была одета в короткую кожаную юбку черного цвета и обтягивающую зеленую майку с принтом какой-то английской рок-группы. Девушка стянула через голову майку и бросила её на землю. За майкой последовали лифчик, юбка. Я не в первый раз видел раздевающуюся девушку, но этот стриптиз в кругу света в полутемном подвале возбудил меня как никакой прежде. Фигура, надо сказать, у брюнетки была отличная, уже вполне сформировавшаяся женская. Да и на лицо симпатичная. Волнистые волосы до плеч, сама невысокая, полногрудая, крутые бедра, и ни капли лишнего жира. Пизду девушка брила, поэтому была хорошо видна щель, обрамленная развитыми половыми губами.

— Можно туфельки оставить? Здесь грязно.

— Можно, — Санёк тоже разделся, оставив только маску и кроссовки — встала раком.

Девушка уперлась руками в нижнюю трубу, а головой в стену. Санёк пристроился сзади и ритмично задвигал тазом. Я подошёл к блондинке с другой стороны, чтобы не загораживать парочку, и стал нежно водить рукой по щеке, заставляя девушку отстраняться и съёживаться от страха.

— Открой глаза — она не послушалась, и я наградил её легкой пощёчиной. — Открой! Вот так. Ну что, коза, будешь ломаться или сразу дашь.

Она расплакалась.

— Пожалуйста, не надо. Я еще… У меня еще никого не было.

— Не пизди.

— Правда. Даша скажи им.

Дашке было не до того, но она всё же сквозь вздохи подтвердила.

— Да, она целка.

— А ты ваще откуда знаешь? Видела? Вы чё, лижете друг у дружки?

— Что? — девушка даже реветь прекратила от такой неожиданной мысли — Нет, конечно, нет. Мы учимся вместе.

— А чего по стройкам шатаетесь, ученицы?

— Мы в кино шли.

— Ха! Ну и как тебе такое кино.

Блондинка перевела взгляд на подругу, но не ответила. В её широко раскрытых голубых глазах плескался ужас.

— А я вот не верю, что она девочка — Вставил своё слово Санёк.

Он как раз вышел из брюнетки и тащил её сейчас к куче песка. Стоячий, блестящий от смазки хуй покачивал из стороны в сторону красной головкой, гипнотизируя блондинку. Санёк бросил брюнетку на землю, раздвинул её ноги и навалился сверху. Она опять застонала.

— Пусть докажет.

— Ну чё, покажешь или сразу ебать будем? — спросил я у девочки.

— Покажу — пискнула та и снова разревелась.

Я развязал ей руки и вытолкнул в круг света.

— Только попробуй дернись.

Девушка была одета в кремовое платье, скромное, с юбкой ниже колен. Тут как раз Санёк захрипел, выматерился, и замер. Потом поднялся и подошёл к нам, приведя брюнетку с собой.

— Всем показать? Может, кому-то одному?

Какая наивная.

— Всем.

Она стояла и ревела, и тогда к ней подошел Санёк, расстегнул молнию и сдёрнул платье к ногам.

— Ну, нам чё, всё за тебя делать? Дальше.

Не слушается. Стоит, глаза закрыла, ревёт.

— Ты, — я обратился к брюнетке. — Спусти с неё трусы.

— Даша, не надо.

Даша, решив, что сейчас лучше слушать меня, подошла, и сдёрнула с подруги трусики. Та тут же закрыла ладошками лобок. Вот дурочка.

— Ты ж показать хотела. Показывай — в раз охрипшим голосом приказал я.

Она всё не решалась, но тут Санёк, стоявший сзади, как шлепнет ей по попке. Девушка взвизгнула, чуть не упала, запутавшись в платье, но зато руки переместила на задницу.

— Лифчик тоже сними.

— Но зачем?

— Ты тупая, что ли? Затем, что я так сказал.

Девушка растерянно оглядывалась. Наверняка она заметила, что член Санька при виде ее стриптиза опять стал наливаться кровью, да и мои брюки давно топорщились. Но помощи ей ждать было неоткуда. Голая, изнасилованная подруга стояла рядышком.

Лифчик блондинка, всё же, сняла сама, шлепков больше не хотелось. При этом, правда, всячески прикрывала грудки. Типа, письку обещала показать, а грудки ни-ни. Не, реально дура, зачем по её мнению мы заставляли её раздеться, чтоб ничего не увидеть?

— Руки опустила. Быстро! — в замкнутом помещении мой голос звучал очень громко.

Окрик подействовал, она встала по стойке смирно. Санёк подошёл ко мне, чтобы оценить блондинку и спереди.

— Смотри, у неё и на пизде волосы светлые.

— А смотри, какие ножки. Длиннее чем у той.

— Зато жопа и сиськи меньше.

— Да, у той еще большие круги вокруг сосков, а у этой соски совсем маленькие.

Девчонка стояла в кругу света, закрыв глаза, и мелко дрожала. За время нашего диалога она покраснела как рак, наконец, не выдержала, и прикрыла себя руками.

— Так, Бритва, доставай ножик, похоже, сука по-хорошему не понимает.

— Не надо — она опустила руки и открыла глаза.

— Ладно, теперь ложись вон туда — я указал на кучу песка — и раздвигай ноги. Чего таращишься? Кресла пиздолога тут нет, а так ничего не видно.

Сочтя довод разумным, девушка попятилась и села на лежанку. Жалобно посмотрела на меня снизу, но, ничего не сказав, опрокинулась на спину и развела ноги, подхватив их по колени. Я снял с неё туфельки, последнее, что на неё оставалось, чтобы девушка почувствовала себя ещё более беззащитной. Мы втроём тоже опустились на лежанку, собрались как врачи на совет перед тяжелым случаем.

— Всё равно не видно. Губы разведи.

— Губы?

— Половые губы. Вот эти, волосатые. Ты дура, нет?

Я думал, еще больше покраснеть она не может, но ей это удалось. Положив пальцы на большие половые губы, она потянула в разные стороны.

— Хм, действительно целка — я даже ткнул пальцем для гарантии в девственную плеву, заставив девочку вздрогнуть.

Я вздохнул.

— Прикинь, Бритва, они ещё существуют.

— Прикольно. Как ты живешь-то? Дрочишь, хоть?

Блондинка отвела глаза.

— Что молчишь, отвечай — я несильно дёрнул девчонку за волосики.

— Иногда.

— Ну, и что с тобой делать? Бритва вон кончил, а я как же?

— Давайте я за неё отработаю — вдруг предложила брюнетка. — Не ломайте ей жизнь. Я-то всякого повидала, а она — ну, вы же видите.

— Гляди, Бритва — усмехнулся я. — А говорят, женской дружбы не бывает. Но не, он в тебя накончал, мне теперь противно.

— Ну, давайте я ртом.

— Не, у тебя там зубы.

— Ну, руками.

— Руками я и сам могу. Да и она может — я посмотрел на лежащую блондинку. — А ещё у неё жопа есть. И там целки нет. Как и зубов.

— Не надо.

— Есть ещё один вариант — вмешался Санёк. — Светленькая подготовит тёмненькую.

— Как?

— Пизду её вылижешь, дурёха.

— Что? — возмутилась брюнетка — Не, пацаны, я не по этому делу. С парнями ладно, но с девками? Да и мы с ней подруги, каждый день видимся. Как мы потом друг дружке в глаза смотреть будем?

— А кто тебе сказал, что у тебя глаза останутся, если слушаться не будешь?

— Ой, да ладно вам пугать. Видно же, что вы нормальные пацаны. Были бы отморозками, тоненькая плёнка вас бы не остановила.

— Ах, так — я за ноги подтянул блондинку к себе и стал стягивать футболку через голову.

— Подождите, подождите — блондинка взвизгнула и умудрилась выскользнуть из-под меня.

На коленях она подползла к подруге.

— Даша, ну пожалуйста. Позволь мне это сделать. Мы потом забудем об этом. Я не хочу терять девственность вот та-а-ак! — она разревелась.

Брюнетка закатила глаза.

— Ой, бля, ладно, только не реви.

— Отлично. Брюнетка, расставь ноги пошире. А ты подлезь под неё.

Девушки расположились, как я требовал, но блондинка всё никак не решалась прикоснуться языком к интимному месту подруги. Тогда я положил одну руку на попу брюнетки, другой схватил за косу блондинку, и силой свёл лицо с пиздой.

— Лижи, давай!

Блондинка стала лизать. Вскоре её мордочка заблестела от соков подруги.

— Глубже тоже прочистить надо. Оближи пальцы и суй внутрь. Пошуруй там, снова оближи, и опять суй.

Брюнетка стояла, запрокинув голову, стонала и слегка покачивалась. Руки она положила на голову подруги, управляя её движениями. Вдоволь насмотревшись на это зрелище, я решил и сам поучаствовать. Подошёл к брюнетке сзади, немного поширкал ногами, чтобы сделать в песке углубление и сгладить разницу в росте. Встал в яму, подсел и начал вставлять член. Блондинка, решив, что дело сделано, хотела отстраниться, но я ей не позволил.

— Эй, ты куда? Клитор лижи. А свой три, ты ж сама сказала, что любишь это дело.

Я схватил брюнетку за руки, выше локтей, чуть наклонил вперед, чтобы было удобнее, и поехали. Как же у неё там скользко и жарко! Блондинка продолжала лизать клитор, изо всех сил стараясь не прикоснуться языком к члену. специально для еtаlеs.ru Через минуту я уже держал руки брюнетки только своей левой, а правой то сиськи мял, то, схватив за волосы, выворачивал её голову назад и вверх, чтобы впиться в губы жадным поцелуем. Санёк иногда отвешивал блондинке поджопники, если считал, что она плохо работает руками над собой или языком над подругой. Долго выносить такое брюнетка не могла. Почувствовав спазмы вагины, я тоже не выдержал, и с животным рыком стал кончать.

Бля, лучший спуск в моей жизни! Просто маленькая смерть! Нет, вся жизнь не промелькнула у меня перед глазами. Только один вечер, несколько дней назад.

Мы сидели на квартире у Санька. Я, он, и девушка, которую я подцепил на дискотеке с месяц назад. Как друг Санёк имел, кроме прочего, неоспоримое достоинство в виде квартиры, находящейся почти в полном его распоряжении — для 18-летнего пацана, согласитесь, большая редкость. Его родители были то ли дипломатами, то ли, по уверениям Санька, шпионами, в общем, они вечно разъезжали по заграницам и большую часть времени он был предоставлен самому себе.

— Ну, мaльчики, ну что вам стоит? — девушка была очень настойчива.

— Нихуясе «что стоит?». Слушай, чё она тебе сделала?

— Она у меня парня увела. Чё ржёте?

— Какого парня? — выдавил Санёк, задыхаясь от хохота.

— Такого. Ещё в пятом классе, моя первая любовь. Кончайте ржать.

— И ты столько лет ждала, чтоб отомстить.

— Да нет. Ваще достала она меня. Вся такая правильная, отличница. Тоже мне достижение. Она отличница, а я удовлетворительница. Это в жизни больше ценится. Как считаете?

— Бесспорно. Так ты из-за оценок на неё взъелась? Переспала бы с преподом, в чем проблема?

— Ага, с Тамарой Николавной, шестидесяти лет? Да и ебать я хотела оценки, дело не в них, как вы не понимаете? Наши родители дружат и мне постоянно её в пример ставят, заебали уже. Вот, мол, посмотри на Леночку, какая она умница. А вот Леночка такие слова не говорит, а вот Леночка вовремя домой приходит, а вот у Леночки одни пятерки. Леночка, Леночка… Тьфу, блядь, ненавижу! Она ещё и ябеда, всё родителям докладывает, ну а те — моим. Своей личной жизни нет, так она в мою лезет, проповеди читает. Давно пора её выебать, чтоб хотя бы понимала, о чём говорит.

— Постой, она что, девственница? А как же тот парень, которого она у тебя увела?

— Так это когда было? Они маленькие были, даже не целовались, так, ходили, держась за ручку. Сейчас бы я его быстро назад вернула, один маленький минетик, и всё. Но он переехал давно уже. А у Ленки потом ни с кем даже до прогулок не доходило. Так что она точно целка. И гордится этим. Нашла, чем гордиться, лохушка. Мальчики, — опять заканючила девушка — ну выебите её, ну пожалуйста, я всё для вас сделаю…

— Ты и так всё для нас делаешь. — Мы снова развеселились.

Это была правда, она соглашалась на всё и была поистине ненасытна.

— А вы видели когда-нибудь — тоном искусительницы спросила она — как девочка с девочкой? Есть шанс глянуть.

Мы с Саньком помолчали, обдумывая перспективы.

— Ну ладно, а как мы вообще сможем это провернуть?

— Короче, слушайте, я всё придумала. Действовать будем в эти выходные.

— Почему?

— Мы же не хотим её обрюхатить? А если я заранее поделюсь с ней своими таблетками, она может что-то заподозрить — девушка хихикнула. — Зато, я знаю, когда у неё течка, и знаю, что в эти выходные самый безопасный период.

— Понятно.

— Теперь насчёт места. Возле нашего двора есть стройка. Они уже месяц не работают, какой-то затык с документами. Вы должны будете ждать там. Там есть один подвальчик, он, вообще, заперт, но у меня есть ключ.

Я даже не стал интересоваться, откуда она про это всё знает и как добыла ключ. Наверно, сосала там у какого-то прораба. До меня только сейчас стало доходить, что она не шутит, и это не очередная её игра. Может, она и тусовалась с нами только ради своего плана.

— И с чего это твою скромницу-отличницу

понесёт на стройку?

— Смотрите, стройка огорожена, но в заборе дыра. В это воскресенье мы с Ленкой идем в кино, это всё мои придурошные родители заставляют — наверно, думают, если я буду больше времени проводить с пай-девочкой Леночкой, то она меня хорошему научит. Или просто хотят на несколько часов меня гарантированно из дому спровадить, чтобы спокойно потрахаться. Могли бы просто галстук на дверь повесить.

— Как ты можешь о таких вещах говорить? — хмыкнул Санёк.

— А чё, думаешь, твои родаки не ебутся? Мож, ты думаешь, что твоя мамуля до сих пор девственница, а тебя в капусте нашли?

— Я вообще об этом не думаю.

— А ты подумай. Представь, как стонала твоя мама 19 лет назад: «О да, Олежек, да, еби меня, да. Что, ты кончил?! Я же предупреждала, НЕ В МЕНЯ!!!».

— Моего папу не Олег зовут — насупился Санёк.

— Это ты так думаешь.

— Я щас тебе въебу.

— Въебалка не выросла.

— Остынь — вмешался я, положив руку на плечо уже собиравшегося вставать Санька. — Видишь же, сука специально тебя заводит.

Блядь победно улыбнулась, глядя на Санька. Она любила доводить парней до белого каленья, чтобы потом они были с ней грубы во время секса.

— Так чего там со стройкой?

— Так вот, дорога через стройку — самый короткий путь к метро от нашего с Ленкой двора, но ходят им редко, потому что грязно, да и нельзя было, пока там работали. Но я устрою так, что мы будем опаздывать на сеанс. Ленка сама предложит через стройку идти — я ее знаю, она правильная, и очень не любит опаздывать. Овца ёбаная.

— Ты ж говорила, неёбаная.

— Чё к словам цепляешься? Целка она, успокойся.

— Ладно, а как выглядит эта твоя целочка? Может такой крокодил, что у меня на неё и не встанет?

— Да ладно. Знаю я вас, мужиков, у вас на что угодно встанет, если на халяву. У меня знакомая есть… Хотя она больше мартышка, а не на крокодил. И всё равно её кто-то ебёт. Потому, что она даёт.

— Ближе к телу. Что с нашей целью?

— Она как раз ничего. У меня есть фотка, где мы вместе.

Достав, словно фокусник, непонятно откуда (одежды на ней был минимум) телефон, девушка протянула его нам. Девочка, стоящая рядом с ней на снимке, действительно была ничего. Я бы даже назвал её красивой. Голубоглазая, длинные русые волосы заплетены в толстую косу. Стройная, длинноногая, ростом выше подруги, но казалась младше её года на два, а то и на пять, хотя они ровесницы. И дело не в том, что Лена не такая фигуристая. Всё из-за лица. У одной в глазах была чистота, а у другой на лице, во взгляде читалось блядство.

— А когда ты успела насосать айфон?

— Я вам что, проститутка? — она обозлилась. — Сами-то хоть раз мне что-нибудь дали?

— Зачем, это ты нам даешь — засмеялся Санёк. — У тебя даже имя такое: «Да-а-аша».

— А я сегодня в рот тебе давал — поддержал я его.

— Придурки. Я не трахаюсь за деньги, а то, думаете, стала бы я встречаться с такими голодранцами, как вы? — Дашка всё больше заводилась. Или делала вид. — Уж могла бы найти ебарей побогаче.

— Чего ж не нашла?

— А то, что мне деньги не нужны. Но ещё раз назовёте меня проституткой, я с вас плату начну требовать. И в рот больше брать не буду.

— Будешь, тебе самой нравится — хмыкнул Санёк.

— Ладно, буду. Но только в шмотках твоей мамы.

Я удержал Санька и сам глубоко вздохнул, подавляя желание наброситься и отъебать мерзавку прямо сейчас.

— Ладно, признаю, ты не проститутка, а честная давалка. Так откуда айфон?

— Да предки подарили. Там есть какая-то хуйня, чтобы можно было по инету следить, где он находится. Они думали, что так смогут контролировать, чтобы я не прогуливала. Если бы они знали, сколько сексуально неопытных, зато технически подкованных молодых людей мечтают оказать мне услугу… — Дашка захихикала, потом посерьёзнела. — Кстати, потренируйтесь с ним обращаться, вы должны будете сделать снимки — ну, чтоб угрожать Ленке, чтоб она молчала, да и просто на память.

— Да ты всё продумала.

— Ещё бы. Да, я вам сделаю маски из старых чулок. Ленка вас не знает, и чем меньше примет она запомнит, тем легче я смогу отговорить её обращаться к ментам. Правильно? Огласка нам не нужна. Кино идет три часа, плюс дорога, это четыре. Но мне еще надо будет успокаивать эту овцу, и приводить в порядок, так что если мы хотим, чтоб никто ничего не заметил, у вас, значит, будет часа два-три. Одежду не рвать, синяки не ставить. Можете пару раз врезать мне по мягким местам, но не сильно, а дальше уж я сыграю. Да, вы заранее определитесь, кто ей будет целку ломать, кто первый в рот ебать. Я сразу говорю, мне достанется её жопа.

— Дашка, ты ничего не путаешь? У тебя к выходным хуй вырастет?

— Я обойдусь подручными средствами — Дашка подмигнула, а Санёк почему-то покраснел. — Да, — девушка сладко потянулась, — если хотите поебаться, давайте сейчас последний раз, потом вам надо будет копить силы.

— Эй, мы вообще-то ещё не согласились — остановил её я. — И ваще, с чего ты решила, что мы на такое годимся?

— Ну, вы же сами сказали, что познакомились в ментовке.

— Да, но ты знаешь, за что мы туда попали? Санёк за то, что звякнул в шкoлу, сказал, что бомба заложена. А там чёт прикола не поняли. А я за драку. Кто ж знал, что тот долбоёб сотряс получит. И ведь сам полез… Короче, ничего общего с твоей просьбой.

— Вот, значит, как? — Даша вскочила. — Зассали, да? Как маленькие, сопливые девочки. А я думала, вы настоящие мужики.

Подумав, Даша как будто немного успокоилась и опять села. Вздохнула.

— Ладно, хуй с вами. Скажу правду. Мы с Ленкой давно лижемся. Ну, сами подумайте, может у меня в подругах быть монашка? И с парнями она уже была. Ей, как и мне, нравится по-жесткому. Да, да, это она с виду такой ангелок, а на самом деле блядь похлеще меня, просто, она охуенная актриса. Но ебали её до сих пор только в рот или в жопу: ей пахан обещал, что если она сохранит невинность до совершеннолетия, он ей тачку подарит. Типа, чтобы не пошла по моей кривой дорожке. Ну и вот, месяц назад Лене стукнуло 18, и теперь у неё новая красивая машина. Но девочка так долго мечтала откупориться, что теперь желает, чтобы это произошло по-особенному. Ну, и я обещала, что всё организую, типа, подарок на день рождения. Чтобы было грубо, но безопасно. Она хочет быть отъёбанной во все дырки. Чтобы её унизили, опустили по полной. Только я обещала ей не говорить парням, что это её желание. Чтобы всё было натурально. Вы уж не ломайте ей кайф.

— Знаешь, Дашенька, ты просто тварь. Не верю ни единому твоему слову.

— Да? — Она хищно усмехнулась и опять встала. — Ну, может, кто другой поверит.

Схватив с дивана юбку, Даша стала просовывать в неё ноги.

— Подожди — Санёк сообразил, что если она уйдёт, то не вернётся, и выразительно посмотрел на меня. — Может, она правду сказала, что та и сама хочет?

Я понимал его чувства. У меня, кроме Даши, были ещё варианты, а он, до её появления, несколько месяцев сидел на голодном пайке. Блядь это знала, и вертела им, как хотела. Подозреваю, когда они встречались наедине, она заставляла его делать такие вещи, о которых мне даже думать было тошно.

Херовая ситуация. И чего мне делать? Искать и предупреждать эту неизвестную Леночку? Если её вообще так зовут. А она будет слушать незнакомого парня? А вдруг Дашка последний раз не соврала? Вряд ли, конечно. Но самое противное, терять Дашку мне тоже не хотелось. Она хоть и сука, но другой такой я не встречал.

— Ладно, Даша, как насчёт такого? Мы вас ловим, но сами ебать её не будем. Только заставим вылизать тебе пизду. Это удовлетворит твоё чувство мести?

— Это чё, она так и останется нераспечатанной? — Даша поморщилась.

— Распечатаем, если сама попросит.

— Да, говорю же, она так не хочет. Слушайте, а давайте сделаем так. Мы сейчас скрепим наш договор легким минетом. Если я не смогу заставить вас обоих кончить быстрее, чем за пять минут, будет по-вашему. Если успею — по-моему. Тогда с лизания пизды она только начнёт.

Даша любила устраивать из секса игры или соревнования. Я задумался. За последние два часа я кончил пять раз, Санёк, вроде, четыре. Ни за что не успеет.

— Идёт.

— Вставайте рядом, штаны долой.

— Эй, ты чего, одновременно хочешь?

— А ты как думал? Одному рукой, другому ртом.

Даша полностью разделась, опустилась перед нами на колени и запустила на телефоне таймер.

— Всё равно не успеешь.

— Посмотрим — гордо улыбнулась шлюха прежде, чем её похотливые губы обхватили мой хуй.

Дата публикации 15.02.2024
Просмотров 1020
Скачать

Комментарии

0