Внеклассная работа

Этот случай произошел в то время, когда о мобильных телефонах еще и не догадывались, из средств мужской контрацепции присутствовали резиновые изделия Баковского завода в Подмосковье, ГОСТ 4546—81, тип А, № 2, а секса в СССР не было. А между тем, он был и в не менее разнообразных формах, чем принято ныне.

Я учился в 11 классе, мне тогда уже исполнилось 18. Нашим классным руководителем была Наталья Анатольевна Ильиных, красивая, жизнерадостная, улыбчивая женщина, обладательница пышных грудей, роскошных, крепких бедер, округлой увесистой попы. В свои 45 лет, она была очень подвижна, необычайно сексапильна и при своей полноте зрелой, уже рожавшей женщины, напоминала аппетитную пышечку, что называется «баба-ягодка», полностью оправдывая известную поговорку. Она давно интересовала меня как женщина, я был тайно влюблен в неё и в своих юношеских эротических фантазиях грезил прелестями её роскошного тела. Я никогда не упускал случая полюбоваться её попой и бедрами, обтянутыми сарафанами или юбками, упругими «мячами» пышных и главное, натуральных больших сисек, стесненными чашами лифчика, разглядывая их в глубоких декольте её платьев. Реакцией на вид её прелестей и глубокий, приятный грудной голос была неизменная мощная эрекция моего члена. Чтобы почаще общаться с Натальей Анатольевной да и просто получать удовольствие от её присутствия, я даже активно включился во внеклассную работу, помогая ей оформлять всевозможные стенды, выпускать стенгазеты, чинить стулья, менять перегоревшие лампочки и проч., благо рисовал я хорошо, руки росли откуда надо и это меня никак не напрягало. Постепенно у нас с ней сложились достаточно близкие, доверительные отношения и она ко мне относилась, скорее, как к сыну.

Однажды, накануне 1 Мая, во всех шкoлах, как и положено, готовились к участию по этому поводу в демонстрации трудящихся и учащихся. Транспаранты, флажки, бумажные цветы в виде огромных гвоздик или пионов, голуби Мира на фоне глобуса… Ну и стенгазеты с плакатами, куда же без них! И как это было и бывает, праздник уже завтра, а украшаться нечем. Значит, аврал! Завуч даже освободила «творческую группу»учащихся от занятий, чтобы её участники судорожно пыхтели в разных классах и мастерили каждый свою часть наглядной агитации, но это не очень-то помогло, а за окнами уже смеркалось и до конечного результата еще было далеко.

Наталья Анатольевна решила закончить оформление агиток нашего класса у себя дома, благо что жила недалеко от шкoлы, в частном доме и попросила меня помочь ей дотащить эти рулоны бумаг, полотнища, краски, кисточки и проч. У неё дома мы все это свалили в большой гостиной и я направился уже к выходу, к себе домой, как Наталья Анатольевна, оглядев этот ворох бумаг и ткани, неожиданно обратилась ко мне: «Андрей, слушай, а может, останешься у меня? Похоже, я переоценила свои возможности и мне без тебя не справиться… Поможешь мне закончить эту работу? А?». «Сейчас быстренько поужинаем, потом вместе раскидаем эту кучу… Андрюшка! Выручай! « — продолжала она меня уговаривать и вдруг, не давая мне что либо сказать, сняла трубку телефона, набрала мой домашний номер и через несколько минут разговора с моей матерью уладила вопрос о моей ночевке. «Ага! Не ожидал?! Все, попался! Будешь теперь работать как миленький!» рассмеялась Наталья Анатольевна. «Ну, пошли ужинать, давай, скоренько! «продолжила она и увлекла меня за руку на кухню.

Дома кроме нас никого не было, ни её родителей, они уехали в гости к сестре Натальи Анатольевны, а Алена, её взрослая дочь и так жила отдельно, в общем, нам никто не мешал, но и при этом возились мы с агитматериалами действительно долго, рисовали, раскрашивали, клеили… Но виноват в этом был не только большой объем работы, но и целый вихрь мыслей эротического и сексуального характера в моей голове, от нахождения рядом с моей любимой женщиной, сочной пышечки, которая между делом успела переодеться и лишала меня душевного покоя видом своих полненьких ляжек из под короткого халатика, сисек, не стесненных лифчиком и заманчиво колыхавшихся в такт движений своей хозяйки. Непристойные мысли о прелестях Натальи Анатольевны мешали мне сосредоточиться, да и стояк члена не проходил, мне приходилось его все время подправлять, чтобы не выпирал, так явственно. Закончили мы с ней работу уже около полуночи, сложили все эти плакаты, флажки и стенгазеты сохнуть в прихожей и на улице, на террасе.

«Я тебе постелю в гостиной, на диване, хорошо?» сказала Наталья Анатольевна «А пока сходи ополоснись в душевой, легче станет и уснешь сразу» продолжила она и достала мне из шкафа большое мохнатое полотенце. Душевая сверкала чистотой белого кафеля на стенах и песочного цвета на полу. Так же сиял фаянсом унитаз, отделенный от душевой небольшой перегородкой. Я стоял под струями воды и старался «сбросить напряжение» подрачивая член, чтобы он хоть немного опустился, но это не помогало. Член упрямо и вызывающе торчал, требуя неподдельного удовлетворения. Надетые трусы ситуацию не спасали. Но как в таком виде появиться перед Натальей Анатольевной? Мне все-таки было неловко… Обсушившись полотенцем, я выглянул из душевой, Наталья Анатольевна возилась на кухне, я быстро прошмыгнул в гостиную, где было уже темно и юркнул в постель, под простыню. Через несколько минут в гостиную заглянула Наталья Анатольевна, включила светильник, подошла ко мне, спросила, удобно ли я устроился. Я утвердительно кивнул, с удовольствием глядя на неё снизу.

«Спасибо, тебе Андрюшка! Что бы я без тебя делала? Ты сегодня мне здорово помог. Молодец!» произнесла она своим грудным голосом, наклонившись надо мной и поглаживая меня по голове. Пожелав мне спокойной ночи, Наталья Анатольевна погасила светильник и сказала: «Я тоже пойду под душ, освежусь. Я пока прикрою двери, чтобы тебе не мешать, а потом открою, а то душно». У дверей она обернулась и добавила: «Если ночью захочешь в туалет, не стесняйся, проходи через мою комнату, только осторожно, о порожки в темноте не споткнись». Её спальня была проходной, с двумя парами распашных дверей, двуспальная кровать стояла в глубине комнаты, между платяным шкафом и прикроватной тумбой. Мне же было не до сна. Мысли о любимой женщине, её вожделенном теле вихрем проносились в моей голове, член торчал колом, яйца припухли, в общем, в какой-то момент, я решился трахнуть мою Наталью Анатольевну, как только она вернется из душевой и уснет.

Тогда мне это показалось наиболее подходящим вариантом, блестящей идеей. Как овладеть женщиной, тем более спящей, опыта конечно у меня не было никакого, в голове крутились только беспорядочные картинки моих эротических фантазий, на тему чтобы я хотел с нею сделать в постели. Я лежал и напряженно прислушивался, когда Наталья Анатольевна уляжется. Наконец двери тихонько отворились, затем я услышал, как Наталья Анатольевна шуршит простыней, устраиваясь на кровати, зевает. В доме воцарилась тишина. Мне показалось, что прошло уже достаточно времени, встал и направился к спальне. Тихонько войдя в неё я увидел в полумраке, что Наталья Анатольевна лежит полуголая, без лифчика и сорочки, на животе, оттопырив свою попу в белых узких трусиках, чуть поджав полненькие ножки и слегка прикрыв их и спинку простыней. На краю кровати лежали банный халат и поясок от него. Я неслышно подошел к кровати, но под ногой скрипнула половица и Наталья Анатольевна, приподняв голову от подушки, спросила: «Что, Андрюша? Ты в туалет? Подожди, я включу ночник». Я сел на край кровати и Наталья Анатольевна, прикрывшись простыней и щурясь от неяркого света ночника, встревоженно спросила меня: «Что с тобой? Плохо себя чувствуешь?». Собравшись с духом, я сдавлено ответил: «Нет, все хорошо» и, запинаясь, продолжил: «Наталья Анатольевна, можно я… это… с Вами лягу? Я хочу спать с Вами… «. «То есть? Я не поняла тебя… «произнесла Наталья Анатольевна, с неподдельным удивлением взглянув на меня и тут её взгляд упал на мой член, вызывающе торчавший из трусов.

Глаза её округлились и я, неожиданно даже для себя внезапно перешел в наступление, сорвал с неё простынь, навалился на неё всем телом, хватая её за руки, пытаясь прижать их. К моему удивлению, мне не составило никаких затруднений перевернуть её при этом на живот и, взгромоздившись на её сверху, заломить обе её руки за спину. Надежно зафиксировав руки женщины за спиной пояском от банного халата, я быстренько прикрыл комнатные двери, скинул трусы и с торчащим членом вновь накинулся на растерявшуюся и что-то лепетавшую Наталью Анатольевну, мгновенно стянул с неё беленькие трусики, начал оглаживать и целовать её бедра, попу, спину, и просунув руки под неё, щупать и сжимать ладонями пышные сиськи, живот, лобок.

Наконец опомнившись от изумления от моей наглости, она стала яростно сопротивляться, уворачиваться от моих поцелуев и рук, одновременно пытаясь развязать руки и громко то стыдить меня, то бранить, то угрожая начать кричать и звать на помощь. Но её попытки освободить руки и увернуться от меня ни к чему не привели а я, не обращая внимания на её возмущение, продолжал свои попытки добраться до её промежности, вагины. Возились мы так довольно долго и наконец Наталья Анатольевна, под моим напором, и видимо, устав сопротивляться, нехотя раздвинула свои полненькие ляжки, открывая мне доступ до промежности, которая оказалась гладко и чисто выбритой, в том числе и вокруг коричневого колечка ануса. Надавив с силой на её ляжки, я развел их по шире и тут же приник губами к вагине моей красавицы, одновременно вылизывая её языком, прихватывая губами и зубами половые губки, клитор. Досыта наласкавшись ими, я лег сверху на Наталью Анатольевну и занялся её сиськами, балуя с ними, сжимая, покусывая их или щекоча языком сосочки. Ерзая при этом своим членом в её паху, в конце концов, я почувствовал, что головка члена попала-таки между половых губок и я стал проталкивать член толчками вглубь вагины.

Ощущения от трения члена о стенки лона и того, что головка упирается в стенку матки, были потрясающими! Я инстинктивно стал ускорять темп моих толчков, стал делать их резче, вгоняя член в лоно до предела. Наталья Анатольевна уже не сопротивляясь, вскрикивала, стонала, мотала головой, то широко разводила ляжки в стороны, то обнимая ими меня, старалась прижать к себе еще крепче. В очередной раз загнав резким толчком член в вагину, уперевшись головкой в стенку матки, я замер в таком положении на несколько секунд и наконец кончил, буквально выстрелив струёй спермы. «А-а-а! ай! Зачем?! Зачем в меня кончил?! Дурак! Что же ты наделал?!» — возмутилась Наталья Анатольевна с негодованием глядя на меня снизу. Я лежал на ней, обессиленный, тяжело дыша, не вынимая члена из лона, тискал руками её сиськи, испытывал огромное, непередаваемое наслаждение и удовольствие и не знал, что ей ответить. Она тоже дышала тяжело, хватая воздух ртом, снова попыталась выскользнуть из под меня, но я её удержал, сказав, что мне еще хочется ласкаться. Член после семяизвержения не утратил твердости, но теперь мне резко двигаться не хотелось и я стал делать им медленные движения, вперед-назад, из стороны в сторону, при этом или нажимая на него или лишь слегка скользя им по стенкам лона. Это сильно возбудило Наталью Анатольевну, которая вдруг судорожно дернувшись, сжала несколько раз мышцами влагалища мой член, ослабила их и я почувствовал, как член обволокло горячей влагой.

«Я кончила… « прошептала она. В этот момент кончил и я, двумя-тремя струйками спермы излившись в её лоно. Наталья Анатольевна расслабленно затихла подо мной, очевидно, переживая полученный оргазм и удовлетворение. Я приподнялся с неё, вынул член из лона, лег рядом, приобняв Наталью Анатольевну, оглаживая её по сиськам, животу, бедрам. Едва переведя дыхание, я решил не медлить и полностью использовать ситуацию и осуществить еще одну свою давнюю мечту в отношении Натальи Анатольевны и трахнуть её в попу. Она лежала на спине, прикрыв глаза, слегка согнув в коленях полные ножки и еле слышно постанывала, переживая полученное удовольствие. Но мне нужно было, чтобы она легла на живот и попа была повыше. Я смекнул подложить ей под живот пару подушек и стал накатывать Наталью Анатольевну на них. Она, еще расслабленная, не сопротивлялась и мне удалось расположить её в нужной позе. Но оказавшись вниз головой, с подушками под животом, с задранным к верху задом и широко разведенными ляжками, она встревожено спросила: «Андрей, что ты там возишься? Решил попробовать еще раз, спинкой?». Вместо ответа, я не теряя времени, попытался резким толчком вставить вновь затвердевший член в её анус.

Мгновенно сообразив о моих намерениях, Наталья Анатольевна буквально запричитала: «Ой-ой-ой! Не надо туда, пожалуйста, не надо! Только не в попу! Андрюшка, мaльчик мой, миленький, не делай этого! Лучше еще раз или даже сколько захочешь трахни меня в пиз… у! Ну, пожалуйста… О-о-о Ой! Ну что ж ты делаешь?! М-ммм-м… Больно! Перестань!» и попыталась увернуться от меня. Но я держал её крепко за попу и бедра и настойчиво пытался втиснуть член в запретную дырочку, но безуспешно. Дернувшись несколько раз, пытаясь вывернуться из моих рук, Наталья Анатольевна, видимо, поняв бесполезность таких попыток вдруг как-то обмякла и, болезненно морщась, сказала: «Ладно! Делай, что хочешь, но хотя бы правильно… Андрей, послушай меня! Протяни руку и возьми в ящичке, в тумбе такую маленькую жестяную баночку. Это вазелин. Открой её, возьми на мизинец побольше смазки и осторожненько вставь его в анус… «. Я повиновался и подцепив мизинцем правой руки из баночки большой кусочек вазелина, надавил мизинцем на коричневое колечко ануса, палец легко вошел вглубь. «Теперь аккуратненько, круговыми движениями, смажь там все вглубь, насколько хватит пальца» продолжала Наталья Анатольевна, искоса глядя на меня с низу. «Теперь смажь хорошенько головку, надставь её к анусу и потихоньку вводи её, как бы вкручивая… Понял? Только прошу тебя, не торопись, на толкай член резко внутрь… «. И действительно, после этих

манипуляций головка члена медленно скользя, скрылась в анусе Натальи Анатольевны, которая, видимо расслабила мышцы сфинктора и стала двигать попой в так моим движениям, как бы насаживаясь на член. Постепенно я ввел член на всю длину, уперевшись яйцами в промежность Натальи Анатольевны и стал медленно его перемещать вперед-назад. Узкий анальный проход охватывал член полностью и движения ощущались всем членом, а не только головкой, как при сношении в вагину. Я был на верху блаженства и эйфории добавляло чувство, что я в этот момент безоговорочно овладел Натальей Анатольевной Ильиных, моей yчитeльницей, как красивой, зрелой, сексапильной женщиной, ставшей в эти минуты моей и только моей любимой Женщиной! Пребывая в таком восторженном состоянии, совершенно неожиданно для себя я почувствовал, что кончил, но эрекция не прошла, ведь поза Натальи Анатольевны, вид её попы, её ануса с вставленным в него моим членом, полных ляжек, её постанывания действовали лучше любого стимулятора. Поэтому возбуждающие фрикции и замечательный анальный секс с моей любимой, восхитительной женщиной продолжились! Наконец я кончил еще раз, излившись спермой в анал Натальи Анатольевны и также осторожно стал вынимать член из него.

В тот момент, когда головка с легким чмоканьем выскочила из ануса, Наталья Анатольевна вздрогнула, сдавлено охнула и я увидел, как из вагины по её промежности потекла полупрозрачная струйка, Наталья Анатольевна тоже кончила! Вот это да! Я перестал её удерживать, она сползла с подушек, но полежав несколько минут, вдруг стремглав кинулась из спальни в душевую. «Ой! Ай-яй! В туалет! Скорее! Не могу больше терпеть! Андрей, включи свет!» услышал я её голос оттуда. Я поспешил следом, включил свет в душевой и зайдя в неё, увидел Наталью Анатольевну, сидящую на унитазе, ощарашенный этим видом, подошел к ней и услышал, как она сикает и пукает. «Ну что смотришь?! Да! Исикаю и какаю!» возмутилась она. «Сперма в кишечнике иногда действует как слабительное, если ты не знал!» продолжила Наталья

Анатольевна. «Да развяжи же мне руки! Попу ты мне подтирать будешь?!» Я сбегал на кухню за ножом и разрезал поясок, стягивавший её руки. Поднявшись с унитаза, Наталья Анатольевна встала под душ, включила воду, намылила промежность и попу, стала их подмывать.

От увиденного у меня член снова воспрял и я подошел к ней, стал оглаживать руками её тело, груди, живот, попу, ляжки и касаясь головкой члена её тела. Наталья Анатольевна стояла отвернувшись от меня, никак не реагировала на мои ласки и тут я заметил, что она плачет. Не понимая, что с ней происходит, я, продолжая поглаживать её тело, опустился перед ней на колени, глядя на неё снизу вверх. Она безучастно молча смотрела на меня сквозь слезы и струи воды и вдруг со всего размаха влепила мне звонкую пощечину, затем еще несколько. Разрядившись таким образом и наплакавшись, она, не глядя на меня, произнесла устало: «Не стой на коленках на холодном полу, встань».

Я поднялся и стоял перед ней совершенно обескураженный, со стоячим членом. Она молча взяла его руки, намылила его весь и особенно головку, тщательно смыла пену. Потом Наталья Анатольевна уступила мне место под душем, молча обсушилась полотенцем и не одеваясь, вышла. Я домылся, наспех обтерся и поспешил за ней. В своей спальне она уже сняла смятую запачканную спермой и вазелином простынь, застелила свежей, я помог ей. Также молча подняв с полу упавшие подушки, Наталья Анатольевна улеглась, накрылась простыней, выключила свет. Я стоял рядом с кроватью и не знал, что мне теперь делать. «Я лягу рядом?» спросил я. «Как хочешь, мне все равно, я спать хочу» сухо ответила она. В комнате было темно, я осторожно лег на постель с другой стороны, придвинулся к Наталье Анатольевне вплотную со спины, прижался членом к её попе, а коленями под её попу и ножки. Полежав так несколько минут, Наталья Анатольевна тяжело вздохнула и не поворачиваясь ко мне, откинула простыню с плеч и спины, попы. Я тут же прильнул к ней, в ту же позу «стаканчиком», обнял, рукой нащупал и охватил ладонью её большую упругую сиську, член уютно пристроил чуть пониже её попы, накрылся простыней. Её теплое тело пахло легким ароматом мыла и я стал тихонько целовать её спинку, шейку, волосы на затылке. Член начал инстинктивно подрагивать. «Андрей, успокойся уже! Я устала, отодвинься! Спи давай!» уже резко отреагировала Наталья Анатольевна. Я повиновался и пока я переворачивался на другой бок, Наталья Анатольевна уже крепко спала.

Утром я проснулся от щебетания птичек, доносившееся через открытую форточку в гостиной. Наталья Анатольевна спала рядом, лежа на спине, широко раскинув руки и свои полненькие ножки. Простыня прикрывал только часть живота и паха, поэтому приподнявшись и заглянув в промежность Натальи Анатольевны, я увидел замечательную вагину, которую терзал своим членом прошлой ночью. Он мгновенно взвился вверх и я повинуясь непреодолимому желанию заняться сексом, осторожно откинул простыню с Натальи Анатольевны и улегся на неё сверху. Стоячий член сразу же попал в сладкую щелочку и я начал проталкивать его вглубь. Я приподнялся на руках, чтобы не надавливать ей на груди и живот и начал сношать Наталью Анатольевну. После нескольких моих толчков членом она приоткрыла глаза, потянулась, вздохнула, приподняла свои ножки и развела их по шире, чтобы мне было удобнее. Своими руками она гладила меня по телу, спине, ерошила волосы на голове. Я начал ускорять темп толчков, Наталья Анатольевна постанывала, подмахивала тазом в такт моим движениям. Еще несколько глубоких толчков и струя спермы из моего члена залила её лоно. Наталья Анатольевна выгнулась подо мной, сжала мышцами влагалища мой член и расслабленно раскинула в стороны руки и полненькие ляжки. Я лежал на ней тиская её сиськи, с обожанием глядя на неё и поцеловал её в губы. Глаза её засветились от удовольствия и она ответила на мой поцелуй своим язычком, предложив мне в ответ чудесный, продолжительный поцелуй взасос. Полежав еще немного, вдоволь нацеловавшись и наласкавшись друг другом, мы пошли в душ, привели себя в порядок.

За завтраком Наталья Анатольевна о чем-то сосредоточенно размышляла, время от времени поглядывая на меня. Меня же охватило чувство вины и угрызения совести. Ведь Наталья Анатольевна действительно относилась ко мне хорошо и любила, как сына, а я тут со своими желаниями секса, оттрахал её, да еще и в попу, в анал… Вид у меня похоже был подавленный, я сидел за столом, бесцельно мешая ложечкой остывший чай, виновато пряча глаза иНаталья Анатольевна, глядя на меня наконец сказала: «Андрей! Ну, чего ты приуныл? Стыдно? Ладно, я не сержусь на тебя, слышишь? Что сделано, то сделано». «Я понимаю, у тебя сейчас возраст такой, сексуально очень озабоченный, поэтому очень трудно держать себя в руках, когда соображает не голова, а головка!» посмеялась она. Я не знал, что ей сказать и глупо спросил: «А у тебя… у Вас… после этого, там, в… , ну, там… ничего, в порядке?». «Не переживай, и там и там, во всех местах после этого у меня все чистенько, все в порядке!» рассмеялась она.

«Вот что, давай-ка с тобой условимся, о том, что было у нас с тобой сегодня ночью, ты никому не рассказывай, хотя бы какое-то время, хорошо?» помолчав продолжила Наталья Анатольевна. Она подошла ко мне, погладила по голове, положила руки на плечи.

Я взял её за руки, они были теплые, мягкие, потерся о них лицом, щеками, а спиной прижался к её пышным, упругим сиськам, мягкому животу. Наталья Анатольевна рассмеялась и сказала, что я ласкаюсь как кот и вдруг наклонившись, просунула руку в мои трусы, взяла в руку член, сжимая и поддрачивая его, прошептала мне на ухо: «Андрюшка! Мне очень понравилась эта твоя штучка, твоя колбаска, такая твердая, напористая, как задорно она терлась в моих дырочках. Такого удовольствия от этого у меня давно не было, так что даже в попку понравилось! А утречком особенно!». «Но смотри, не зазнавайся и не хвастайся!» уже выпустив из руки член и выпрямившись громко добавила она, несильно дернув меня за ухо. «Пойдем собираться, опаздываем уже! А то праздник без наших флажков не начнется!» скомандовала Наталья Анатольевна.

P. S. На следующие выходные Наталья Анатольевна Ильиных, моя любимая, желанная Женщина, сексапильная, аппетитная пышечка снова, уже сама, с удовольствием насаживалась на мой член, даря восхитительные любовные ласки опытной, зрелой женщины.

Дата публикации 15.02.2024
Просмотров 1095
Скачать

Комментарии

0