Бардальерчик на даче

Как-то раз позвонил мне Степаныч и сообщил, что приезжает из Москвы домой через неделю, хочет со мной встретиться, отдохнуть и пообщаться. Сергей Степанович Митрофанов фигура неординарная. Высокий, жилистый, крепкий мужик со связями. Я его называю просто – Степаныч. Мне 25, ему ровно на 20 лет больше. Собственно он и поспособствовал моему трудоустройству в кадровую службу региональной администрации.

— Есть предложение отдохнуть! – с ходу заявил он. – Берешь жену и встречаемся часов в 10. Как тебе такое?

— Да запросто, — ответил я. – Ты же знаешь, что я за любой кипишь с тобой.

Жена Светлана только закончила экономический вуз и, полная радужных надежд, пыталась найти себе достойное место работы. Она устроилась в одной коммерческой фирме. На радостях Светка с первой зарплаты накупила продуктов и накрыла «поляну» дома. С нами живёт ее мама, так как с мужем она рассталась.

Вечером мы втроем, мама с удовольствием составила нам компанию за столом, уже достаточно «теплые» сидели и смотрели телевизор. Я с нетерпением ожидал, когда нас оставят одних. Хотя в бредовых эротических фантазиях был совершенно не против, если бы теща сидела возле ног и сосала мне хуй, а я целовался с женой. Наконец, мама догадалась, что нам надо заняться более насущными делами и ушла в свою комнату.

Секс, как всегда, начался с минета. Светка быстро стащила с меня брюки и с удовольствием заглотила мой член. Сосала и трахалась она здорово.

Однажды она мне поведала, что до меня у нее было не мало мужчина, и как правило намного старше ее, с ними то она и научилась умело сосать хуй. Сосала она суперски. Заглатывала член всей глоткой, до самого корня. Нежно ласкала, гладила яички. Я стоял перед ней, закатив глаза и поглаживая ее по голове.

У нее большие мягкие висячие сиськи с крупными темными сосками. Я ухватил ее за соски, сжал их и стал покручивать. Светка тихонько застонала — соски ее чувствительная эрогенная зона. Грубоватое отношение ее сильно возбуждает. Потянул ее за соски на себя, ложась спиной на разложенный диван. Она уселась на член. Тот сразу нашел дорогу в её «киску» и с каким-то плеском, чуть ли не бульканьем вошел туда до основания. Светка текла. Она взвыла и начала на мне прыгать, а я сжимал и крутил ее соски. Потом ухватил ее за задницу, достал до ануса, просунул туда палец, чуть покрутил. Она замерла, застыла, потом рухнула всем телом на меня и впилась мне в губы – кончила. Целовала она агрессивно, жадно, пытаясь просунуть свой язык мне в рот как можно глубже. И царапалась, как кошка.

— Хочу рачком котик, подолби меня, — замурчала она.

Она встала на пол, нагнулась, подставляя задницу. Задница круглая, крепкая, выделялись коричневый анус и щель, поросшие темными волосиками. Она уперлась руками в диван, я сзади воткнул в нее. С хлюпаньем член погрузился в сочащуюся соками раздолбленную пизду. Я качал ее, наслаждаясь зрелищем коричневого ануса. Она постанывала от удовольствия. Наконец она как-то необычно вдруг вздрогнула, чуть присела. Я почувствовал, как ее влагалище стало значительно уже, сдавив мой член.

Я опять не кончил. Не успел.

Я полюбовался живописным видом ее задницы. Классный вид: разъебанная сочащаяся соками пизда и анус. Наклонился, облизал ее щель, языком прошёлся по анусу. Светка замурчала, виляя жопкой.

— Дай мне в рот, – требовательно протянула руки к члену.

Приникла к паху, взяла в рот головку. Она сосала, облизывала, снова сосала, дрочила. Слюна текла по члену, по яйцам. Потом она уселась сверху и начала прыгать. Я лежал, не делая попыток ее приласкать. Минет в данной ситуации мне понравился больше. Она сама себя ухватила за грудь, стала их мять, терзать соски. Задышала. Я наблюдал за этим через прикрытые веки. Она рухнула на меня и замерла. Потом повернулась на бок, слезая со стоящего члена (опять я не кончил!). Сделала свои дела и задремала, вот сука ебливая. Я отвернулся к стене злой и на нее и на себя.

«Какого чёрта?» — внезапно подумал я. Голышом с торчащим, словно мачта членом, тихонько вышел в коридор. В комнате мамы, под дверью пробивался свет – горел ночник. Я приоткрыл дверь. Ее мама – стройная, без всякого целлюлита в меру широкобедрая баба 47 лет лежала голышом раскинула ножки и пальцами ласкала щель. Увидела меня, но не смутилась, не отдернула руку.

— Не спишь?

— Уснешь тут с вами, долбитесь на всю квартиру слышно.

— Хочешь тоже? Светка уснула.

Я подошел к ней, положил ладонь на большую, упругую грудь, в отличие от мягкой груди дочери. Нежно сжимая. Секс у нас с ней был вот уже около года, не часто, но трахал иногда ее. Она молчала и смотрела на меня. Я взял ее руку, положил себе на член. Она сжала его, вздрочнула пару раз.

— Возьми в рот! – потребовал я.

— А как же Света?

— Соси сука! — желание кончить было большое.

Я приставил член к ее рту и буквально впихнул его ей за щеку. Она облизала головку, не вынимая ее изо рта, проглотила член в горло до самого корня. Она поднялась, села на кровати, снова проглотила мой член. Выпустила, облизала яйца. Опять облизала головку. Я ухватил ее за голову и стал ебать ее в рот, буквально насаживая голову на член. Она давилась, но не выпускала его. Я не выдержал, поднял ее, развернул и нагнул раком. Только она оттопырила круглый зад, я вогнал ей член до самых яиц. Она охнула, чуть присела, протянула руку у себя между ног и ласково ухватила меня за яички. Я трахал ее размерено, не торопясь, наслаждаясь мокрой пиздой. Смакуя еблю, снимал мамку с хуя и любовался ее раскрытой щелью. Почувствовав, что я вот-вот кончу, она сказала:

— Давай в меня! Пожалуйста, в меня!

Я излился в нее. Она замерла, задрожала и кончила следом за мной, оседая на кровать после оргазма. Я стоял удовлетворённый и любовался ею. При свете ночника она выглядела очень красиво. Большие сиськи, ровный не свисающий живот. Да и ляжки вроде ровные, нет апельсиновой кожи. Присел возле изголовья и сунул головку в губы, она обхватила ее и мягко неторопливо облизывала и посасывала. Пока ее ротик был занят хуем, я пропустил руку между ее ног и пальцами ласкал сочную пизду, пальцы приятно чавкали и тонули в пухлых губах. Мужчине по физиологии достаточно и одного раза, женщина устроена по другому, два три раза для нее норма. Поэтому я сразу не уходил, зная как сделать приятно бабе.

— Еще разок присунуть? — спросил я у нее.

— А сможешь? — встрепенулась мама, — хочу!

— Хуй поднимешь, еще раз натяну, — не стеснялся я в выражениях.

Тамара плотнее обхватила хуй губами и начала сосать, проглатывая ствол глубоко в рот. Оттянула крайнюю плоть максимально вниз, полируя головку и ствол, навинчиваясь ртом по самые яйца. Сосала она как опытная порно актриса, это возбуждало и заставляло трепетать. Член не то чтобы поднимался, он уже стоял вовсю.

— Рачком трахнуть? — спросил у нее.

— Нет, давай сверху.

Она раздвинула ножки, я устроился между них и воткнул хуй в мокрую пизду. Поначалу ножки ее обнимали мои бедра, но потом она подняла их, они оказались на моих плечах. Хуй заныривал по яйца в Тамару, головкой чувствовал ее матку, пульсирующую и в жажде кончить. Тамара стонала, гладила мои плечи. целовала мне руки.

— Наполни меня снова спермой, давай мальчик мой, кончи в меня!

Я был не готов кончить, а вот она буквально через минуту задрожала подо мной словно от тока. Пизда активно сжимала ствол. Я обнял ее, прижимая телом. Через несколько минут она уснула, я накрыл ее одеялом, выключил свет и ушел.

— Нас отдохнуть позвали, — сказал жене, когда вернулся довольный обратно, и лег рядом. — Не знаю точно куда, но оденься красиво.

Светка подумала и согласилась, чего не отдохнуть на халяву, когда зовут. Я обнял ее сзади и мы уснули.

Степаныч подъехал без опоздания. Сзади сидела Людмилка Каширина, жена нашего общего друга, полненькая коротко стриженная брюнетка среднего роста 34 лет, милое личико с азиатской внешностью, толи японочка, толи корейка, а может калмычка. Людмила работает в школе учительницей начальных классов. Ее муж, инженер с приборного завода. Удивился, что сейчас не обнаружил Дмитрия. Обычно они приходили на все наши мероприятия (в том числе застольного характера) вместе. Люська с нами поздоровалась.

Я сел рядом со Степанычем, Светка сзади с Люськой.

— Куда едем?

— Да вот, хочу кое-что вам показать! – сообщил загадочно Степаныч. Мы выехали за город.

«Пьянствовать будем!» — почему-то мелькнула именно эта мысль. – «Наверняка у кого-то днюха!».

Машина подъехала к высокому каменному забору. Степаныч посигналил. Ворота открылись. Он въехал во двор.

— За мной! – Степаныч с объемистой сумкой повел нас дальше. Я шел последним, любуясь сзади точеной фигуркой Светланы – в коротеньком облегающем черном платье-«резинке» и чулках (чулках, бля! – видно было край манжет). Люська тоже оказалась в коротком платье и телесного цвета колготках. Степаныч завел нас в большой зал – столовую. В середине красовался деревянный полированный дубового цвета стол персон так на тридцать, вокруг тяжелые того же дубового цвета стулья.

— Пошли дальше!

Мы прошли в другую комнату – кухню. Выложил сумку на стоящий в середине стол, вытащил из сумки литровую бутылку водки, пару красного вина, колбасные и сырные нарезки, хлеб, коробку конфет, фрукты.

— Девчонки, все помыть, порезать, разложить! – скомандовал он. – Но сначала – экскурсия!

Мы пошли за ним по дому. Первый этаж занимала эта самая столовая, кухня, хозпомещение со шкафами, занятыми бельем и всякой подобной ерундой и настоящая финская сауна с бассейном.

Спустились вниз, в цокольный этаж. За закрытой массивной дверью оказалась большая фотостудия: белые стены, задрапированные тканями, толстый ковер, фонари подсветки, софиты на треногах, штативы. Разумеется, кресла для режиссера и оператора.

Снова поднялись наверх, на кухню. Степаныч предложил разместиться здесь – как-то поуютнее было. Девчонки быстро собрали закуску, расставили фужеры.

— Может, сначала покурим? – предложил Степаныч. Курящими в компании оказались только мы вдвоем. Вышли на улицу, закурили.

— Ну что? – сказал Степаныч. – Сейчас по соточке и в баню?

Для меня данная ситуация была совершенно новой и неожиданной.

— Вот так – голыми? – удивился я. – Все вместе? А Людмила как тут оказалась?

— Конечно, голыми, — усмехнулся Степаныч. – Люська моя блядь, бабенка с горячей пиздой. Специально для тебя взял. Ты это, ревновать не собираешься, если я твою жену немного полапаю?

— Не собираюсь. Только она тебе не даст, — усмехнулся я.

— Даст, не даст. Посмотрим, — хмыкнул Степаныч.

— Только ты это, — заметил он. – Язык за зубами держи. Не дай бог Дмитрий узнает!

— Мог бы и не говорить…

Мы вернулись. Девчонки уже сидели за столом. Закуска была разложена, фужеры для вина и стопочки для водки расставлены.

— Блин! – вдруг воскликнул Степаныч. – Штопор-то в столовой! Пойду туда, открою бутылки. Он подхватил с собой обе бутылки, скрылся за дверью. Вернулся, разлил вино из одной бутылки по фужерам. Потом нам по стопочкам плесну водки.

— За знакомство! – подняла тост Светлана.

— Давайте за встречу! – предложил Степаныч. – Знакомы-то мы уже друг с другом в принципе давно…

Водка пошла замечательно. Мы выпили залпом. Девчонки пригубили по чуть-чуть.

— Э! – заявил Степаныч. – Так не годится! Дамы до дна!!

Повинуясь его желанию, Светка и Люська выпили вино полностью. Степаныч сразу же накатил по второй.

— Извините, забыл! Давайте, на брудершафт и потанцуем! – предложил он. – Я – со Светланой, Антон – с Людмилой!

Мы встали, подошли друг к другу, выпили, чмокнулись. Неожиданно Люська впилась в меня, прижимаясь всем телом и язычком проникая в рот. Мы сосались, играя языками друг у друга, потом Люська, как мне показалась, с сожалением оторвалась от меня. Но я обхватил ее пышное тело и притянул к себе, ее мягкие губы и острый язычок снова впились в меня. Она глубоко вздохнула от возбуждения.

Как целовались Светка и Степаныч, я даже не попытался разглядеть.

— Потанцуем?

Включили бодрую танцевальную музыку. Один танец провели в кругу. Второй, медленный станцевали в обнимку, но каждый со «своей». Потом Степаныч предложил:

— А теперь, друзья мои – в баню. В баню!

По-моему, девчонок чуточку «повело».

— Я в вино водки плеснул. Прямо в бутылку, — Степаныч шепнул мне на ухо.

Люська разделась безо всяких, показав нам свое белое, прямо молочное тело во всей красе – полненькая с широкими бедрами, круглой, прямо-таки обширной, задницей и большими доечками, с крупными темными сосками. Пизденка гладко выбритая, невольно привлекая к себе внимание на пухлые губки. Когда она наклонилась поднимая упавшие вещи булочки раздвинулись, обнажая коричневый красивый анус и полные губки пизды. У меня напрягся член от увиденного. В компании мне она всегда нравилась, но кроме флирта у нас ничего не было.

Светка, тоже разделась без стеснения, продемонстрировала нам и черные чулочки с ажурным кантом, и кружевные черные трусики, и такой же черный лифчик.

— Покажись нам Светочка, — попросил Степаныч.

Светка крутанулась, давая полюбоваться собой со всех сторон: полная противоположность Людмиле — худощавая, узкобедрая, но с большой грудью, средненькой, но крепкой задницей и аккуратным треугольником на лобочке. Светка, довольно улыбалась видя восторженный взгляд двух мужчин. Она поставила одну ногу на лавку, раздвигая ножки, и наклонилась вперед, представляя взору свои дырочки. Такого я от жены не ожидал, но и против не был. У Степаныча челюсть отвисла.

После чего мы зашли в парилку: сначала Люська, которая растянулась на верхней полке, потом Степаныч. Я шел за Светкой, в дверях ухватил ее снизу за промежность, сжал слегка – ей это всегда жутко нравилось. В ответ она приостановилась, слегка повела ногами, раздвигая их. Наши ласки оборвала Люська:

— Заходите быстрей, жар выходит!

Светка села на вторую полку рядом со Степанычем. Он повернулся к ней и осторожно провел ей ладонью по груди снизу вверх.

— Сейчас пот пойдет.

Светка не отстранилась, совершенно спокойно принимая его прикосновение. Степаныч провел ладонью по другой груди, закончив движение на соске. Легонько сжал. Светлана даже глазом не моргнула.

Передо мной красовались полненькие ноги Люськи – от пяток до гладкого лобка. Ну раз Степаныч хватал Светку за грудь, и мне можно допустить определенные вольности. Я осторожно прикоснулся к пизденке, погладил. Ноги то ли самопроизвольно, то ли с коварным умыслом раздвинулись и я попал рукой прямо в мокрые губы влагалища: мягкие, влажные, нежные. Осторожно коснулся, погладил, запустил, просунул внутрь кончик указательного пальца. Люська шумно вздохнула.

Светке мои действия были не видны — всё это я проделывал за ее спиной. Я осторожно коснулся Люськиных бедер с внутренней стороны, погладил. Степаныч тоже времени не терял – гладил Светке бедро, сидя рядом с ней, и что-то вполголоса рассказывал. Светка кивала ему, делая вид, что не замечает его поглаживаний.

— Жара! Я на выход, – Люська вскочила.

Сверкнув широкой белой задницей (оффигительная жопа! – мысленно вздохнул я. – вот бы вдуть!) перед моим лицом она выскочила из парилки. Светка поднялась и пошла вслед за ней. Степаныч озорно глянул на меня, подмигнул, встал (хуй его стоял) и двинулся за ними. Следом поднялся и я с торчащим хуем.

Люська со Светкой уже плескались в бассейне. Он был неглубокий, вода едва закрывала девчонкам груди.

— Нырнешь? – поинтересовался Степаныч, кивая в сторону бассейна. – Или покурим?

— Не, на бортике посижу, — я присел на бортик, спустил ноги в прохладную воду.

Степаныч ушел курить. Жена заметив мой стояк подплыла ко мне и языком облизала головку, соснула шляпку. Я кинул взгляд на Люсю, наши глаза встретились. Хотелось подозвать ее к нам, но при жене было как-то неловко. Да и Степаныч появился во время и мы пошли обратно.

Девчонки сидели за столом с бокалами вина в руках. Степаныч плеснул водки, чокнулись, выпили. Степаныч привстал, обнял Люську за плечи.

— Пойдем шлюшка.

Они сели на деревянную лавку возле бассейна, стали целоваться. Взасос. Одной рукой Степаныч обнимал Люську за плечи, другой ухватил грудь. Люська ухватила Степаныча за член, стала мять и легонько его подрачивать. Светка наблюдала за ними. Я потянул ее к себе, посадил на колени верхом и тоже присосался к ее губам, прижимая одной рукой к себе за спину, второй рукой ухватив за грудь. Мы целовались взасос, но я не забывал поглядывать на соседей.

Люська тем временем склонилась к бёдрам Степаныча и присосалась к его хую. Степаныч запрокинул голову и закатил глаза. Я вставил Светке член во влагалище, обеими руками ухватив за груди. Сжал соски, стал их покручивать. Светка запрыгала на торчащем хуе, а я смотрел на Степаныча с Люськой.

Люська ухватила его за яйца и энергично двигала головой – фактически ебала Степаныча своим ртом. Степаныч облокотился на руки, откинулся назад и наслаждался. Пару раз он открыл глаза, поймал мой взгляд и подмигнул мне.

Светка скакала на мне, закатив глаза от удовольствия. Я остановил ее, пересадил спиной к себе, лицом к соседям. Почему-то я захотел, чтобы соседи тоже увидели, как мы ебемся. Светка пересела, застонала насаживаясь пиздой на ствол.

Степаныч открыл глаза и стал с удовольствием наблюдать за нами, я тоже наслаждался процессом «скачки», и зрелищем сосущей Люськи.

Светка задергалась, застонала и обмякла. Я придержал ее, обнял покрепче и прижал к себе. Она замерла, прижавшись спиной к моей груди, выставив на обозрение соседей все свои прелести, включая мой член в своей пизде.

Степаныч жадно посмотрел на нас, отстранил голову Люськи от своего члена, точнее, снял голову с члена, жестом привлекая меня. Я снял горячую и мокрую пизду жены с хуя и подошёл к ним. Степаныч по хозяйски снял голову Людочки с хуя, смачно сплюнул в открытый рот и повернул ее ко мне.

— Соси ему тоже блядина, — натягивая ее голову мне на хуй.

Хуй который только что был в пизде жены, полировала ртом другая женщина, жадно отсасывая его. («Бля! А Люська-то вафлерша! – подумал я. – И она от этого тащится!»). Степаныч снова взял голову подруги и притянул к себе, заправляя хуй ей за щеку. Довольный я отошёл к жене, Степаныч встал, поднял Люську на ноги и объявил:

— Мы погуляем сходим!

Они вышли. Поднимая Светку, присел на скамейку. Жена приникла ко мне, не открывая глаз. Светка приоткрыла глаза и лениво поинтересовалась:

— Понравилось Степанычу, как я на тебе скакала? Он аж рот открыл да слюнки пустил, на меня глядя.

— Да ладно тебе! – усмехнулся я. Встал перед ней и провел членом по губам. – Ну-ка, возьми его в рот сучка.

Отсос Людмилы меня сильно возбудил, и очень хотелось кончить. Светка, которая уже получила своё, к делу подошла творчески и старательно. Когда я кончил, а кончил я на этот раз достаточно быстро, Светка всё тщательно проглотила, облизалась, довольная как кошка, налопавшаяся сметаны, провела мне языком по яйцам.

Минут десять я отходил, полулежа на стуле. Светка сидела на скамейке, прислонясь к деревянной стене. Вроде как даже задремала. Ноги раздвинула, давая мне возможность лицезреть ее прелести. Я налил минералки, выпил мелкими глотками. Оставил жену отдыхать и поднялся на второй этаж. Мне стало жутко интересно понаблюдать, как там занимаются сексом Степаныч и Люська. Прислушался. В одной комнате услышал негромкие голоса и стоны. Открыл дверь. Степаныч лежал на Люське в миссионерской позе и качал ее. Парочка негромко о чем-то переговаривалась.

— Проходи! – сказал Степаныч. Люська тоже посмотрела в мою сторону и чуть улыбнулась.

— Как? – коротко поинтересовался Степаныч, совсем не прерывая процесс ебли.

— Нормально, — сказал я, с интересом наблюдая, как его хуй погружается в Люськину пизду, расширяя пухлые губки щели, Люська прерывисто дышала.

— Ты бы видела, как Светлана на нем скакала, — продолжал Степаныч, совершая поступательные движения. – Я чуть не кончил прямо тебе в рот. Ты ведь хотела, чтобы я тебе кончил в рот?

— Да! – прохрипела Люська. – Очень хотела! Я люблю, когда ты мне кончаешь в рот!

Разговор ее заводил, способствуя приближению оргазма.

— А хочешь у Антошки пососать? – продолжал Степаныч. – У него смотри, какой хуй! Большой, толстый, как ты любишь!

— Хочу! Очень хочу! – хрипела Люська. – Дай мне в рот!

Я, возбужденный таким диалогом, подвинулся ближе. Член опять наливался кровью и твердел.Придвинулся с намерением засунуть Люське в рот, но Степаныч приподнялся, головка члена проскользила по губам женщины и вошла в рот. Она аккуратно и красиво сосала мне хуй. Степаныч рывками начал долбить Люську в пизду и она задрожала, содрогаясь от оргазма. Люська обмякла, откинулась. Ноги у нее расслабились и раздвинулись. Степаныч встал с нее, придвинулся к голове, сунул свой член в рот.

— Ну-ка, оближи его!

Люська вяло стала облизывать.

— Соси! – потребовал Степаныч.

Она по очереди полировала два хуя, больше внимания уделяя ему.

— Хочешь присунуть? – усмехнулся Степаныч. Он протянул руку к лобку, раздвинул губы влагалища. – Смотри, какая пизда сочная!

Дырка у Люськи была действительно большой… Из нее вытекала белесая жидкость.

— У мужа-то, небось, здоровая дубина? – поинтересовался Степаныч.

— Нет, — выдохнула Люська. – Маленький.

И опять взяла член в рот. Потом повернула голову ко мне, снизу взяла в ротик яйца, обсасывая их, языком провела по стволу, облизала головку.

— Пойду проверю там свою, отдыхайте, — я поднялся и вышел из комнаты.

Светка сидела уже за столом, потягивая сок.

— Засадил ей? – ехидно поинтересовалась она. – Что-то ты быстро?

— Еще нет, только пососала мне, — усмехнулся я. – А ты бы возражала?

— Нет, — Светка задумалась.

— Пойду, чайник поставлю, — объявил я. – Кофе хочу! Тебе принести?

— Ага!

Процесс приготовления кофе занял около пяти минут. Я вернулся, держа в руках две кружки растворимого кофе – сладкого, но без молока.

Компания вся уже была в сборе, за столом. Степаныч, увидев кружки с кофе, решительно отобрал одну:

— Себе еще сделаешь!

Вторую я отдал Светлане. Она отхлебнула, улыбнулась. Я опять вернулся на кухню. Благо чайник был горячий, кофе заварил сразу же. Дверь открылась, на кухню вошла Люська. Подошла ко мне, прижалась, ухватила за член. Я обнял ее, запустил руку между ног. Она отвернулась, нагнулась, подставляя задницу, и вся аж выгнулась в ожидании:

— Выеби меня, хочу ещё!

От этих слов, да из уст Людмилы Ивановны, учительницы начальных классов, у меня член снова принял строго вертикальное положение. Я тут же использовал его по прямому назначению. Воткнул сходу и попал. Попал, там аж всхлюпнуло. Люська удовлетворенно замычала.

— Как же заебись-то…

В разгар секса мат и пошлость ее возбуждали.

— Шлюха ебаная, сосалка, вафлерша …

— Даа, ещё…

— Насадка для хуя, послушная блядь, буду тебя ебать когда захочу.

Я стал качать. Во влагалище у нее хлюпало, булькало. Но, увы, полноценно насладиться мне не удалось. Только я сделал с десяток-другой фрикций, как Люська выдохнула, захрипела и осела.

— Я всё….

Она села на пол, прикрыв глаза. Я разочарованно достал бокал, сыпанул себе растворимого кофе, сахар, залил кипятком. Размешал и направился в баню – в комнату отдыха.

— Не торопись, Антон, — тихо посоветовала Люська вслед. – Не врывайся к ним…

Я подошел к двери, заглянул в щель – дверь была не закрыта до конца. Степаныч сидел на стуле, а моя Светка, моя жена, выгнувшись раком, старательно у него отсасывала. Степаныч положил ей руки на затылок и буквально трахал её в рот. Нет, скорее все-таки, дрочил себе член её головой! Людмилка сидела возле моих ног, губы обхватили мокрый после ее пизды хуй и нежно сосали.

— Дай, я у тебя пососу!

У меня сходу родилась идея. Светка с оттопыренной задницей меня не видела. Ее жопа призывно смотрела в сторону двери. Я подошел к ней и, ухватив, за бедра, ввел свой член ей сзади. Сначала Светка замерла. Потом вздохнула, выпустила член изо рта, обернулась и сказала:

— Да! ДА!!!

Потом она снова заглотила член, уцепилась за яйца. Степаныч опять закатил глаза. Сзади подошла Люська. Обняла меня сзади одной рукой. Так мы еблись минут пять. Первым не выдержал я. Отодвинулся. Светлана возмущенно замычала, крутанула задницей.

— Пошли в спальню на кровать!

Степаныч аккуратно поднял Светку со своего члена, поцеловал в губы. Поцеловал взасос, Светка ему ответила. Меня в ответ обняла Люська и также взасос меня поцеловала. Я обнял ее. Все-таки Люська толстушка, но она во мне вызывала сильные эмоции. Ее послушность меня возбуждала, сплюнул ей в рот, она поглотила плевок и снова поцеловала меня.

Степаныч ухватил Светлану за плечи, повернулся спиной к кровати и завалился. Светка легла на него, потом поджала ноги и уселась ему на член верхом в позе наездницы. Жопа ее поднималась, а пизда насаживалась на хуй, поглощая его. Люська сначала прижалась ко мне, потом она нагнулась и поцеловала Степаныча, потом поцеловала в губы Светлану, из язычки приятно игрались, что возбуждало ещё сильнее. Отодвинулась, широко расставила ноги и принялась ожесточенно тереть клитор. Запустила пальцы во влагалище. Нет. Все-таки пиздища у нее была большой, очень большой. Разработанной.

— Будешь сосать мне хуй и лизать жопу Светке, — шепнул я на ухо Людмиле, она одобрительно кивнула в ответ.

Степаныч повалил Светку на себя, крепко обнял, засосал в губы. Ее задница оказалась передо мной во всей красе. Ухватил Людмилу за голову и ткнул в зад жены, ее язык начал ласки дырочки, пуская слюньки. Потом развернул ее голову к себе и пару раз насадил рот на ствол. После подставил головку к анальной дырке и начал медленно входить.

Светка попыталась вырваться. Степаныч прижал ее к себе, она выгибалась как кошка.

— Тихо, тихо, девочка, — сказал он ей на ушко. – Сейчас проработаем тебя а два ствола.

— А ты как хотела, блядина? – сказал в свою очередь я. – Ты же мечтала об этом? Терпи, сучка!

Светка повернулась ко мне. На ее глазах были слезы. Я просунул член чуть глубже. Замер, давая ей привыкнуть.

— Тихо, тихо! – продолжал утешать ее Степаныч. – Сейчас все пройдет. Сейчас тебе понравится…

— Терпи, блядина, — в ответ говорил я. – Не все ж тебе только кайфовать!

Я загнал член полностью. Начал потихоньку двигаться – вперед-назад, вперед-назад. Светка молчала, стиснув зубы. Хуй выскочил из дырки жены, Люська сама наклонилась, принимая хуй в рот, обслюнявливая, и направляя обратно в дырку подруги. Я продолжил ебать жопу жены, уже сильнее и резче, по телу прошла судорога, она на секунду замерла, потом вдруг тело резко расслабилось и она застонала.

— Ой, мамочка! Ой, мамочка!!! – Светка впилась в губы Степанычу, потом попыталась развернуться ко мне. Не получилось. Я ухватил ее за грудь, терзая соски. Она рванулась вверх, потом забилась, словно птица. Обмякла и замерла. Словно потеряла сознание.

— Кончила, — констатировал Степаныч. – Пиздец, у нее пизда тесная… Кстати, я тоже кончил в нее.

Он вылез из-под Светланы, она распласталась на кровати, широко раскинув ноги. Но мой-то член еще стоял! И торчал в её заднице в боевом положении и требовал немедленной разрядки. Наши взгляды с Люськой встретились.

— Хочешь в жопу? – предложил я.

Она закивала. Мгновенно вскочила, встала раком.

Член вошел ей в жопу с трудом. Тесновато. Но как по кайфу! Тесно, облегающее. Люська взвыла. Степаныч, лежа рядом, наблюдал за нами. С наслаждением таранил Люськину задницу. Она охала, ожесточенно лаская себе пизду рукой, выла, стонала. Ее дырка тесно облегала мой член, принося немыслимое удовольствие. Мы кончили почти одновременно. Сначала Люська – она прогнулась, застонала и замерла, упираясь головой в кровать. Я с наслаждением закачал Люськину жопу своей спермой.

— Обсоси его после жопы ебливая дрянь!

Людмилка развернулась, рот послушно принимал обмягший хуй, облизывая и обсасывая его.

— Песец, какая у тебя дубина здоровая! – простонала она. – Но как же заебись!

Я усмехнулся. И чего она нашла в моем члене? Ну, 17 сантиметров – не так уж и много! Вышел из комнаты. Прошел под душ, подмылся. Член поник окончательно и не подавал вообще никаких признаков жизни.

Играла тихая музыка. Пауза затянулась. Люська выжидающе бросала взгляды то на меня, то на Степаныча. Больше все-таки на меня. И потихоньку поглаживала себя. Светлана сидела, крутя в руках фужер с вином на донышке, поворачивая его и так, и сяк. Вроде как любуясь «игрой цвета». Она снова «закрылась», сжала колени. Простыни под рукой не оказалось, а то бы закуталась с ног до головы.

У меня, честно говоря, уже не было сил на очередной сексуальный подвиг. Впрочем, наблюдая то за мастурбирующей Люськой, то за Светкой желание возникало.

Степаныч докурил очередную папироску – вытяжной вентилятор работал отлично – потянулся, встал.

— Светик! – он подошел к девушке, взял ее за подбородок. Она подняла на него глаза, ответила:

— Не могу, всё болит!

— Ротик открой, девочка, за щеку дам- член у него снова напрягся. Светка бросила на меня вопросительно-жалобный взгляд. Я поощрительно ей улыбнулся, давай, мол, ничего страшного. Она открыла рот, член тут же заполнил его. Степаныч принялся потихоньку ебать ее – в рот. Светка обеими руками ухватила мужика за яйца, стала поглаживать, перебирать их. Степаныч довольно замычал.

Люська, наблюдая за этой картиной, стала тереть себе пизду еще энергичней. Она тяжело задышала, прикрыла глаза. Мой член подал признаки жизни. Активные такие признаки. Бодренько поднялся, возвещая о восстановлении боевой готовности.

Только Светка вдруг отстранилась, вдохнула, легонько оттолкнула Степаныча:

— Не могу, извини. Устала…

Она встала, налила себе в фужер минеральной воды, залпом выпила.

— Не могу, ребята, простите. Пойду прилягу.

Она вышла. Степаныч разочарованно повернулся со своим «флюгером» к раскорячившей ноги Люське.

— Не… Ну это как называется?

— Это называется облом! – засмеялся я.

— Люсь, вся надежда на тебя! – сообщил Степаныч.

— Ага, — ехидно согласилась Люська. – Я у вас безотказная дырка.

— Фига се! – вспомнил я. – А помнишь, когда мы в Москву ездили, ни фига ты мне не дала. С армяшкой каким-то слиняла?

Люська довольно усмехнулась, видимо, хороший мужик был этот армяшка. Она встала, нагнулась, подставляя свою бело-молочную круглую задницу.

— Только не попку! – предупредила она.

— Степаныч, давай ее вдвоем. Пошли в комнату.

— Может, хватит всяких извращений? – подала голос Люська. — По очереди потрахайте, я не против.

— Да ладно тебе, — ответил Степаныч. – Когда еще так удастся отдохнуть?

Мы прошли в комнату, где были раньше.

— Ложись, Степаныч, — сказал я. – А Людмила сверху.

— Не! – возмутилась Люська. — Я не хочу в жопу, она ещё болит немного.

— Да не в жопу, ложись не бойся.

Степаныч лег сверху, Люська села на него, насадившись своей пиздой на его член.

— Люсь, нагнись! – скомандовал я. Степаныч прижал Люську к себе. Я аккуратно, по сантиметру, прижимаясь своим членом к члену Степаныча ввел свой орган Люське во влагалище. Она замерла. Мы тоже. У Люськи в пизде свободно поместились два члена. Она глубоко вздохнула.

— Больно, Люсь?

— Нет, — тяжело, с трудом ответила она. – Даже как-то…. Приятно. Мальчики, только двигайтесь аккуратно.

Я начал движение хуя в ее пизде. Левую руку положил ей на плечи, вытащил член, потихоньку ввел обратно. Вытащил, ввел. Еще раз, еще…. Следом за мной мне в такт стал двигаться Степаныч. Люська глубоко задышала, начала подмахивать.

— Мммм, как приятно, Дааа, — застонала Людмила.

Ее движения становились все резче. Соответственно, мы тоже начали двигаться быстрей. Первым не выдержал я – предчувствуя оргазм, выхватил член и залил Люське спермой всю жопу. Люська застонала, запрыгала. Степаныч ухватил ее за талию, притянул к себе. Люська еще раз взвизгнула. Степаныч замер.

— Блядь, я и в тебя кончил.

Я повернулся к двери. В проеме стояла Светка, круглыми глазами наблюдая за нами. Она уже успела одеть лифчик и трусы.

— И вы ей ТАМ не порвали? – спросила она.

Люська повернулась к ней.

— Классно. Хочешь попробовать?

— Нет, на сегодня хватит.

— Иди сюда, — подозвал я жену.

Она подошла, за голову я притянул ее к бёдрам, хуй вошёл в ее послушный рот.

— Обсоси после пизды Людмилки, — весело сказал я, глядя на довольную Люську.

— И мне пососи девочка, — голову жены перехватил Степаныч, и надел рот на хуй в сперме.

Светка послушно начала обчищать ствол и яйца от спермы. Сперму она любит.

— И Людмилку лизни, — мы одновременно со Степановичем толкнули лицом Свету в мокрую пизду Люси.

Людмила сперва хихикала и улыбалась, но по ее лицу было видно, что она вновь возбуждается, ох и горячая шлюха она.

— Соси клитор, да, а сейчас всунь язык глубоко мне в пизду, — командовала она Светой.

После этого Света залегла спать в одной из комнат. Мы ее не трогали. Люська сидела в сауне возле наших ног и по очереди сосала нам, но сил на еблю уже не было, и мы просто играли ее ртом.

Мы потом еще встречались. Только, к сожалению, уже не вчетвером, а втроем: «я, Степаныч, Люська» и «я, Степаныч, Светка».

Прислано: Мигалкин

Дата публикации 12.12.2022
Просмотров 3006
Скачать

Комментарии

0