Реабилитация

Пик пандемии давно прошёл, и нужно было как-то возвращаться к нормальной жизни. Когда всё это начиналось, мало кому приходило в голову, с какими сложностями придётся столкнуться потом. Кто-то потерял работу, у кого-то личная жизнь разладилась настолько, что в пору было всё начинать с чистого листа… У многих в душе поселились страх и неуверенность, с которыми тоже предстояло как-то справляться.

С работой Кате повезло – фирма, где она трудилась, не только не сгинула за время эпидемии, но даже укрепила своё положение на рынке благодаря грамотным действиям директора. А вот на личном фронте всё было грустно – их отношения с парнем, с которым она жила уже без малого три года, не выдержали испытания самоизоляцией. В один прекрасный день после очередного скандала он просто оформил себе разовый цифровой пропуск и был таков, оставив девушку одну в съёмной квартире.

Вернувшись в коллектив, она стала понемногу приходить в себя. Общение с коллегами шло ей на пользу. Правда, масочный режим в магазинах и в транспорте не давал забыть о карантинных мерах и снова навевал грустные мысли. К тому же находиться в одиночестве по вечерам в пустой квартире оказалось гораздо тяжелее, чем она предполагала.

Вскоре руководство компании обязало всех сотрудников сдать анализ крови на наличие антител к вирусу. Для этого Катя отправилась в поликлинику. Она с детства недолюбливала врачей и больницы. Но всё прошло на удивление быстро и организованно: никаких давок и очередей, всё вовремя, квалифицированный и доброжелательный персонал…

Выйдя из кабинета, пациентка присела на стул в коридоре, чтобы убрать в сумочку корешок квитанции и прочитать сообщение от подруги, которое пришло на телефон во время процедуры. Размышляя, что написать в ответ, она скользнула взглядом по стене. Взор невольно остановился на телевизоре, который работал как информационное табло.

Набившее уже всем оскомину сообщение с призывом носить перчатки и маски, соблюдать дистанцию в полтора метра и беречь здоровье своё и окружающих неожиданно сменилось объявлением рекламного характера. В нём говорилось о новой услуге – помощи психолога при выходе из самоизоляции.

Девушка начала было читать описание предлагаемой терапии, однако где-то в середине текста недовольно фыркнула и направилась к выходу. Раздражение вызвали догадки о том, что всё это, скорее всего, ни что иное, как банальное выкачивание денег из населения.

Но в вестибюле висел ещё один телевизор с тем же объявлением. На нём намётанный взгляд автоматом выхватил стоимость услуги – так и есть, пятизначная сумма! Избавляясь от бахил, Катя зачем-то продолжала коситься на экран. Каково же было её удивление, когда она прочла, что услуги гипно-терапевта предоставляются бесплатно в рамках программы добровольного медицинского страхования.

Молодая и здоровая во всех смыслах девчонка никогда и не помышляла о таком аттракционе выходного дня, как очередной поход в какую-нибудь больничку, пусть даже и на халяву. Но работодатель вот уже который год подряд упорно навязывал всем сотрудникам полисы ДМС, не требуя за это никакой оплаты.

И вот сейчас, шагая прочь от поликлиники, эта стройная привлекательная шатенка впервые задумалась о том, чтобы воспользоваться такой неслыханной щедростью своего начальства. На ходу она напряжённо прикусывала тонкую нижнюю губу, прищуривала свои зеленоватые глазки и трепала пятернёй волнистые локоны – это часто помогало ей при принятии трудных решений.

Вечером Катя, пусть не без скепсиса, но открыла сайт медучреждения и нашла там описание той самой терапии. Оказалось, что услуга эта совсем новая, методика разработана совместными усилиями российских и китайских специалистов. «Это уникальный симбиоз современных нейро-нано-технологий и тайных знаний медицины древнего Востока…» – говорилось в тексте.

Убедившись, что с неё в самом не потребуют никаких денег, девушка навела курсор на большую зелёную кнопку с надписью «Записаться», ещё немного поколебалась и кликнула мышку своим изящным тонким пальчиком с красивым маникюром.

Психо-гипно-терапевтом – именно так преставился хозяин небольшого уютного кабинета – оказался невысокий мужчина средних лет. Он был в очках, с пышной шевелюрой и густыми чёрными усами. Даме было галантно предложено занять уютное кресло напротив стола, за которым сидел доктор. Он пояснил, что комплекс состоит нескольких сеансов, каждый из которых направлен на решение определённой задачи.

Хорошо поставленный баритон с убаюкивающими интонациями стал непрерывно вещать что-то про чакры, мантры и карму. Про триединство Эмоционального, Физического и Сексуального начала каждой человеческой сущности… Всё это мастерски перемежалось с терминами из микробиологии и замысловатыми названиями каких-то сложных органических соединений.

Едва ли пациентке важно было что-то знать про адренокортикотропный гормон гипофиза и то, как он влияет на самочувствие и самосознание человека. Скорее всего, эта вступительная речь бала направлена лишь на то, чтобы расслабить её, притупить внимание и плавно подготовить ко входу в гипнотический транс.

Как бы то ни было, Катя никак не отреагировала, когда минут через пять доктор встал и подошёл к ней сбоку. Не переставая монотонно вещать, он прикрепил к её вискам и запястьям разноцветные провода, подключённые к ноутбуку. Затем вернулся на своё место и несколько раз кликнул мышкой.

— Один… Вы слушаете только мой голос… Два… Ваши веки тяжелеют… Три… Вы ощущаете лёгкость и беззаботность…

В кабинете послышалось щебетание птиц и стрекот кузнечиков. Почувствовалось даже какое-то лёгкое дуновение и запах цветов, раздавался мерный шелест листвы. Катя вдохнула полной грудью свежий лесной воздух, обмякла и растеклась в своём кресле. Она всё глубже проваливалась в гипнотическую негу…

Ветерок легонько трепал подол из тонкого ситца. Она без труда узнала своё платье, которое носила, когда студенткой гостила в деревне у бабушки. Сейчас она стояла на краю большой поросшей цветами поляны. Это место тоже было знакомым. Они с Иркой частенько наведывались сюда за ягодами. Целый рой приятных воспоминаний и ассоциаций тут же подхватил и закружил сознание, участив пульс.

— Где Вы находитесь? – прозвучал вдруг в голове вопрос размеренным баритоном.

— Я… Я хорошо помню это место! – на глазах у девушки даже навернулись слёзы. – Я очень любила его, но не бывала здесь ведь лет… десять или даже больше…

— Что Вы видите вокруг? Что связывает Вас с этим местом?

— Залитая солнцем большая лужайка на лесной опушке, на ней растут цветы и ягоды, пахнет свежей травой и мёдом. Вокруг плотная стена из деревьев. Мы с подругой, когда были девчонками, много раз ходили в лес за брусникой и земляникой, а бабушка потом варила нам компот… Так вот и нашли это место.

— Вы ходили в лес одни? Вам не было страшно?

— Было. Но в этом же и прелесть! Это было наше с ней тайное место. Здесь мы чувствовали себя почему-то очень хорошо и свободно. Правда, пока шли сюда по узкой тропе в густых зарослях, нам всё время казалось, что из леса за нами кто-то наблюдает…

— Кто? Это был человек? Вы знали его?

— Нет… Не знаю… Да это всё бабушкины рассказы на нас так действовали.

— Вот как… И о чём же они были?

— Да сказки всё это! Будто бы леший в здешних краях обитает, девушек одиноких в чащу заманивает, и всё такое… А мы, дурёхи глупые, и верили…. Потому всегда ходили сюда парой.

Чтобы заглушить страх, подруги громко разговаривали, хохотали и пели песни. Но когда оказывались на этой светлой полянке, тревога резко уступала место настоящей эйфории. Откуда-то возникала уверенность, что кто бы там ни наблюдал за ними из-за ветвей, он никогда не выйдет на это залитое ярким светом место и не сделает с ними ничего дурного.

Катя вспомнила, как под влиянием какого-то необузданного, необъяснимого восторга они с Иркой творили тут всякие глупости, которые никогда не решились бы повторить при посторонних. Но здесь ведь их никто не видит… Или видит?! Что если прямо сейчас пристально рассматривает из-за ветвей? Ну и пусть себе смотрит! Подобные рассуждения только раззадоривали обеих и толкали на новые подвиги, говорить о которых даже своему психотерапевту девушка не решилась.

— Должно быть, Вам хочется снова побыть на этой поляне?

— О да… безум…но! – низ живота предательски резко налился свинцом, даже дыхание на полуслове перехватило.

Следуя негласному правилу, две распутницы перед выходом на опушку избавлялись от трусиков и вешали их на кусты. Оставшись в тонюсеньких платьях, они с визгом бегали, смеялись, прыгали и дурачились, словно невзначай сверкая в разные стороны своими оголёнными прелестями. Нахлынувшие стыд и возбуждение с лихвой заглушали чувство страха и создавали иллюзию безнаказанности.

Впервые эта идея пришла в голову Ирке. Она оголилась и предложила Кате последовать её примеру, но та застеснялась. Тогда она задрала своё платье до подмышек, свела вместе колени, а пятки расставила как можно шире. Потом скорчила испуганную гримасу и, приговаривая «ой-ой-ой-ой…», стала вертеть задом и неуклюже приседать всё ниже, передразнивая подругу, – мол кто-то вот-вот описается от страха.

И это подействовало. Оглянувшись в последний раз по сторонам, девушка решительно избавилась от нижнего белья и забросила его на верхушку кустарника. Ветерок под подолом ласково холодил белые булочки и чуть подмокшую промежность, пока она бежала по мягкой зелёной траве среди цветов.

— Опишите, что ощущаете?.. Кстати, сколько Вам сейчас лет?

— Мне по-прежнему двадцать девять. – отозвалась пациентка после небольшой паузы, продолжая бежать трусцой по поляне.

В руках у неё было то самое лукошко, которое предстояло доверху наполнить спелыми ягодами. Приблизившись к поросшему высокой травой месту, Катя перешла на шаг и задрала платье до самого пупка. Смысла в этом не было – трава едва ли была ей выше колен. Просто ужасно захотелось сделать именно так, чтобы снова ощутить ту бурю эмоций, которую она испытала когда-то, впервые оголила попу вне дома средь бела дня.

— Господи, как же здесь тихо и спокойно! Мне давно не было так хорошо! – при этих словах дух беззаботности и вседозволенности снова обуял молодую прелестницу.

— Что ж, насладитесь аурой, энергетикой и воспоминаниями этого прекрасного места. Пособирайте ягоды, как делали это с подругой…

— Да-да, именно этого я и собираюсь сделать!..

Катя приставила руку ко лбу, заслоняясь от солнца, и стала осматриваться. Платье она давно уже отпустила, но задний край подола завернулся и не прикрыл полностью её белую попку. Впрочем, кого это сейчас заботило?..

— Опишите, что происходит? – после паузы поинтересовался психолог.

— Да вот, смотрю… А вдруг Ирка где-то рядом?

— И что же, она здесь?

— Нет, похоже, я тут совсем одна.

Катя лукавила, на самом деле она проверяла, не сверкнут ли среди зарослей хищные глаза лешего. Девушка в тонком ситцевом платье досадно вздохнула, присела и принялась рвать и складывать в лукошко одну за другой ягоды.

— Как дела у Вас, Катюша? Ягоды уже поспели?.. – снова нарушил молчание доктор.

— Ммм… Да! И их тут полно! – язык еле ворочался в кисло-сладком плену. – Жаль, я не могу Вас угостить…

— Гм… Знаете, а я Вам сейчас очень завидую! – признался гипно-терапевт и несколько раз кликнул мышкой, всматриваясь в экран ноутбука.

Частота сердечных сокращений и прочие параметры постепенно вернулись в норму. Врач откинулся на спинку стула, завёл руки за голову и добавил:

— Я не буду беспокоить Вас какое-то время, просто наслаждайтесь процессом…

Катя ничего не ответила – так увлеклась сбором ягод. Они словно манили её, заставляя перемещаться то вперёд, то в сторону. Поначалу она сидела на корточках, ничуть не заботясь отсутствием трусиков. Мягкая трава и листочки приятно щекотали голую попку и аппетитные валики приоткрытых губок.

Порой она застывала на месте и даже прикрывала глаза, позволяя очередному пушистому колоску ещё разок-другой потереться о её клитор. Лукавый взгляд зеленоватых глаз невольно устремлялся меж раздвинутых бёдер, чтобы снова констатировать собственное бесстыдство и безрассудство. Невольно представлялось, как волнительно и соблазнительно для мужских глаз она выглядит в данный момент с оголённой киской.

Опомнившись, собирательница вновь принималась срывать и складывать в лукошко спелые лесные дары. Через какое-то время для большей подвижности ей пришлось сменить позу и встать на четвереньки. Перемещаться, шагая руками и коленями по сочной траве, было куда приятнее и быстрее. Сама того не замечая, девушка оказывалась то у одного края полянки, то у другого, то снова посередине.

Чтобы бёдра не путались в платье, она собрала его на животе и завязала узлом, лишив таким образом свой подол возможности прикрывать попу. Внутренне она уверяла себя в очевидной необходимости такого решения. Однако мысли о незримом наблюдателе, который прячется где-то неподалёку среди деревьев, всё больше бередили рассудок.

Следуя по очередной ягодоносной жиле, Катя вновь добралась до края опушки. Здесь была тень, из леса ощутимо веяло прохладой и сыростью. Лесной холодок приятно овевал разогретые солнцем ягодицы. Стоя раком, девушка закрыла глаза и опустила голову. В такой позе её булочки раздвинулись и ещё больше подались вверх и назад.

Невольно она вообразила, как тот самый леший сейчас вытаращил глаза и пялится на её голую попочку. Тягучая истома возбуждения и похоти неожиданно овладела всем телом. Острое ощущение стыда, которому она нарочно себя подвергала, ещё больше сковывало волю и не давало пошевелиться.

Из приоткрывшейся девичьей щели стала обильно выступать прозрачная смазка. Скоро её стало так много, что она обволокла пухленькие валики половых губ. Одна из капель медленно потекла по внутренней стороне бедра, а другая устремилась к земле, повиснув на тоненькой «паутинке».

Мужской член не наведывался в её уютную розовую норку вот уже более двух месяцев. И это сводило с ума. Ей безумно хотелось, чтобы прямо здесь и сейчас кто-то – да пусть хоть сам леший! – воспользовался её наготой и беззащитностью. Фантазируя об этом, Катя ещё шире расставила колени и окончательно уткнулась лбом в траву.

В этот момент её левой булочки коснулась чья-то огромная ладонь. Она прошлась по попе подушками пальцев сверху-вниз, затем скользнула кончиками четырёх чёрных когтей снизу-вверх, до самой спины. От этого мурашки забегали по всему телу.

От неожиданности развратница вздрогнула и приоткрыла глаза. Позади себя она увидела стоящую на траве чью-то ногу, поросшую густой седой шерстью. Сомнений в том, кому она может принадлежать, у Кати не было. Как, в прочем, ни сил, ни желания вскочить и куда-то бежать.

Теперь уже две мохнатые длани легли на голый девичий зад, несколько раз сдавили, помяли и отпустили. Леший словно оценивал качество предложенного ему товара. Затем его средний палец прошёлся когтём девушке по лобку, коснулся клитора, чуть занырнул во влагалище, затем пощекотал туго сомкнутую тёмно-розовую звёздочку.

Лесной монстр поднёс палец себе ко рту и облизал, издав своими большими выпуклыми губами громкий чмок. «Мммффф!..» – послышался басом его одобрительный вердикт. Через пару мгновений он опустился на колени, с силой ухватил Катю обеими ручищами за попку и уткнулся в неё своей косматой физиономией.

Его нос-картошка тёрся о тёплое колечко ануса, а огромный рот распахнулся и полностью покрыл собой мокрую от смазки Катину щель. Огромный скользкий язык тут же устремился вглубь её трепетного естества. Он извивался и проникал всё дальше, раздвигая стенки истосковавшейся по ласкам молодой вагины.

«Ааааааххх…» – едва слышно простонала девушка, всё крепче вцепляясь пальчиками в стебли осоки. Ей хотелось кричать во весь голос от восторга, когда этот огромный горячий слизень вторгся в неё, и теперь извивается и барахтается в нежной, истекающей соками розовой плоти.

Пара сильных рук властно удерживала наивную девчонку за голые булки, не позволяя не только отпрянуть от оральных проникновений, но и даже пошевелиться. Десяток мощных, но тупых когтей впивались в нежную кожу, придавая остроты ощущениям от столь страстного и интимного поцелуя взасос.

Монотонно порыкивая от наслаждения, леший с упоением вылизывал сочную щелочку у Кати между ног. Он шумно проглатывал всё, что высасывал из неё. Половые железы молодой, пышущей здоровьем и похотью красотки щедро радовали ненасытного любовника.

Он обхватывал большими сильными губами возбуждённый клитор, втягивал в себя и нещадно бередил во рту своим проворным умелым языком, смакуя сладковатый мускус женского секрета. Яркие молнии наслаждения пронизывали всё тело девушки. Она дышала открытым ртом и то и дело вскрикивала, когда уровень блаженства зашкаливал.

Вдоволь насладившись вкусом и запахом девичьего бесстыдства, мужская физиономия отпряла наконец от её разгорячённой промежности. Пара набухших и розовых от долгого засоса половых губок чуть раздалась в стороны, меж них трепетал от лёгких спазмов аппетитный и влажный бутончик клитора.

Кожа на бёдрах, внутри попы и на мясистых валиках маняще блестела от смазки. Вглядываясь в упор во всё это великолепие, дикарь никак не решался ослабить хватку своих когтей. И лишь ещё несколько раз лизнув огромным языком аппетитную щель от лобка до самого копчика, выпустил из рук нежные булочки.

Оставшись без поддержки, обессиленная Катя завалилась на бок. Лукошко с ягодами последовало её примеру, просыпав на землю добрую половину собранного урожая. Девушка тяжело дышала и смотрела на опрокинутый кузовок затуманенным взором, не будучи в силах что-либо предпринять.

Низ живота подёргивался в частых предоргазменных судорогах, но кончить ей пока не удалось. Она прикрыла глаза и некоторое время пролежала в позе эмбриона – поджав колени. Бёдра плотно обхватили руку, а проворные пальчики тайком теребили складочки недоласканной киски.

Лесной насильник дал своей жертве отдышаться минуту-другую, затем подхватил её за лодыжки, приподнял и перевернул на спину. Он закинул стройные ножки себе на плечи и почти лёг на неё сверху. Его мохнатые локти упёрлись в землю возле Катиных плеч, а член скользнул по лобку и тут же стал тыкаться в поисках входа в райскую пещерку.

Девушка приоткрыла глаза и впервые рассмотрела своего партнёра. Его торс сплошь порос длинной седой шерстью, которая заменяла одежду. Голова и круглое лицо тоже были скрыты густой растительностью. С трудом удалось разглядеть прищур пары тёмных глубоко посаженных глаз. На вид ему было лет, наверное, сто. А может, и все двести!..

Однако это никак не сказывалось на его потенции. Огромный, горячий и твёрдый стержень неотвратимо вползал внутрь жаждущего глубоких проникновений женского лона. Толстый ствол легко скользил по обильно умощённому смазкой тоннелю, суля его хозяйке бурю восторга и упоения.

Вогнав своё внушительное орудие девчонке в щель по самые яйца, он замер и встретился взглядом с парой затуманенных от неги и предвкушения зеленоватых глаз. Они не мигая всматривались в старческое, косматое, но совсем не злое лицо. Кате даже показалось, что он улыбнулся и подмигнул ей. А затем его член трижды напрягся и дёрнулся, отчего стал ещё толще в недрах её чрева.

В ответ девушка отвела взор в сторону, томно выдохнула и прикрыла глаза. Её руки на ощупь развязали на животе узел из платья и подняли подол до самой шеи, обнажив аппетитные груди. Завидев их, партнёр сразу пришёл в движение внутри женского тела. На поляне тотчас послышались тихие стоны.

По мере плавного нарастания силы и глубины мужских толчков, увенчанные стоячими сосками податливые холмики ритмично колыхались подобно молочному пудингу. Кате пришлось самой начать ласкать себя руками, потому что леший смотрел на них, но не трогал. Он никуда не спешил и двигался крайне неспешно, размашисто, смакуя каждый миллиметр своего движения внутри тесного, но такого нежного коридорчика из горячей и чувственной плоти.

За долгие годы леший повстречал и мастерски поимел в своём лесу сотни женщин и девушек. Мало кто из них решался потом рассказывать о том, что вытворял этот звероподобный седовласый старик с их вагинами, щелками, норками, пещерками, дырками и сиповками… Хотя слухи, конечно, по округе ходили. Катино воображение рисовало, какой могла бы быть их встреча на этой поляне, когда она была совсем ещё юной и неопытной. И это умножало её нынешние ощущения.

Умелый любовник понемногу наращивал скорость и интенсивность своих вторжений в Катю. Его поршень стал ещё толще и твёрже. И это не могло не найти отклика в поведении сношаемой им партнёрши. Мерный шелест травы под содрогающимся от толчков телом стройной девушки сначала смешался с громким хлюпаньем, а вскоре затерялся среди набирающих силу её стонов и вздохов.

Красивая белая попка немного вспотела и перекатывалась взад-вперёд. К ней липли мягкие зелёные травинки, а твёрдые стебельки и колоски норовили ткнуться прямо в туго сомкнутое розовое колечко. От страсти оно заметно поигрывало, то чуть расслабляясь, то снова сжимаясь. При этом стенки разгорячённого влагалища смыкались и плотнее облегали снующий меж них поршень.

Когда толстенный уд погружался в Катину щель до основания, её зев растягивался будто резиновый. Два увесистых волосатых яйца гулко шлёпали голозадую давалку по потным ягодицам, заставляя их сотрясаться при каждом ударе. Мужская елда налилась горячей кровью и, став куда толще основания члена, яростно распирала изнутри нежную плоть.

С каждой минутой упругая головка всё ощутимее упиралась в эрегированную шейку матки, доставляя новые ощущения, которые мало кто из девушек может вынести молча. Катя запрокинула назад голову, зажмурилась и, широко раскрыв свой красивый ротик, издавала гортанные возгласы. Они доносились, наверное, до самой деревни.

Седовласый любовник чуть привстал и положил одну руку снизу ей на попу, а другую – на живот. Надавливая сверху и вальцуя когтистым пальцем развратнице очко, он ещё больше увеличил глубину и скорость своих движений. У Кати заложило уши от собственных криков, в глазах помутнело. Казалось, ничто не в силах ни заглушить, ни притупить эти бесстыдные, но такие умопомрачительно приятные ощущения от искусной долбёжки в щель толстым и жилистым мужским инструментом.

Две босые девичьи ножки оставались задраны высоко вверх – Катя сама теперь их придерживала руками, ухватив себя под колени. Розовые пятки мерно раскачивались в воздухе, пока хозяин леса умело орудовал своим набухшим достоинством в брызжущей любовными соками щелке.

Мурашки всё чаще стали выступать на коже по всему телу девушки. Это сопровождалось множественными спазмами внизу живота. Они были болезненно-приятными, и она сейчас ни за что не променяла бы их ни на какие сокровища в мире! Подобно тысячам молний эти спазмы разлетались по телу во все стороны, пронизывая каждую клеточку острыми стрелами сладострастия.

Толчки уда в матку усилились и участились настолько, что волны наслаждения слились в единый неукротимый вихрь, который подхватил и опрокинул девушку, погрузив с головой в пучину оргазма. Катя выгнулась дугой и затряслась как от электричества. Её потная попка приподнялась над травой, а хлюпающая смазкой щель до упора нанизалась на мужское достоинство, целиком заглотив его.

В таком положении Катя стиснула в напряжении зубы и завибрировала подобно струне. А спустя пару секунд из её оргазмирующей промежности прыснула тонкая, но мощная струя сквирта. Влажная и горячая, она ударила любовнику прямо в живот. Вырывающийся из уретры свербящий поток заставил бурно кончающую распутницу издать громкий протяжный вопль.

Ощутив укол этой мягкой и тёплой иголочки у себя под шерстью в области пупка, леший неистово взвыл и стал извергаться в брызжущую щель мощными выстрелами густой и липкой спермы. Они били прямо в матку, заполняли влагалище горячим киселём, умножая чувство распирания изнутри.

Бьющееся в экстазе Катино тело рухнуло на траву и ещё долго содрогалось в отголосках оргазма. Седовласый партнёр ухмылялся и молча наблюдал, как обезумившая от страсти умело обработанная им девушка пытается зажать свою голую щелку ладонью, чтобы не дать вылиться сперме. Но та, смешавшись с её соками, всё равно сочится и даже фонтанирует сквозь тонкие пальчики, сползая вниз по попке мутными белёсыми языками…

— Три… Вы слышите мой голос… Два… Ваше тело пока не принадлежит Вам, но это скоро пройдёт… Один… Сейчас я щёлкну пальцами – и Вы проснётесь!

Щелчок пальцев раздался возле самого носа. Пациентка открыла глаза и увидела вблизи себя бородатую физиономию склонившегося над ней очкарика средних лет. Он тут же выпрямился и деловито поправил на носу очки.

— Ой… – это всё, что ей было под силу сейчас вымолвить.

В беспамятстве она выскочила из кабинета и, шатаясь, пошла по коридору. Было ужасно стыдно. А ещё очень хотелось спать. Но на душе было отчего-то невероятно легко и беззаботно, как бывало разве что в детстве. Прежде чем выйти на улицу, Кате пришлось нарезать круг по этажу в поисках дамской комнаты, чтобы сменить свою промокшую насквозь ежедневку. Впереди, в рамках выбранного курса, у неё было ещё несколько сеансов реабилитационной гипно-терапии…

Прислано: niki720

Дата публикации 15.08.2022
Просмотров 2342
Скачать

Комментарии

0