Товарищ майор: Сильный и слабый.

Служба в армии давалась достаточно просто. Я был обычным деревенским парнем, который мог постоять за себя, но при этом не лез на рожон, не участвовал в разборках, а просто был солдатом, отдавал свой долг Родине и ждал дембеля. Первые месяцы были службы были тяжёлые, врать не буду: постоянно приходилось доказывать сержантам, другим солдатам и старщинам, что ты не терпила, не кусок говна, об который каждый может вытирать берцы. И когда стало понятно, что меня не сломать, не сделать из меня канцелярскую крысу, не вечного мойщика туалетов, то просто свыклись с этой мыслей и приняли как положено. Лишний раз не дрочили работой и нарядами, но так как прям неприкасаемым я не был, как некоторые кавказцы, мазанные родственники командиров части и т.д.,то иногда приходилось втухать. Но и тут мне фортануло: как то раз я попал в наряд по патрулю, и так мне это понравилось, что я просил меня почаще ставить в этот наряд нашего командира роты. Тот был особо не против, свое дело я знал, ко мне никогда не было вопросов и претензий: обязанности,инструкции я знал на зубок, выглядел всегда опрятно.

В партруле всегда был разный состав, но неизменными его членами было двое: я и товарищ майор Воронской. Молодой, смазливый и спортивный, он был явно молод для своего звания, всего 28 лет. Мне было на тот момент 23, пошёл служить после института. Такой быстрый подъем по карьерной лестнице был обусловлен тем, что майор был из старой династии военных, имел много родни и связей в армии, что и помогало получать звания быстрей положенного. В патруль он ходил по своей прихоти, ему ужасно нравилось красоваться в приталеной, ухоженой форме на улицах перед гражданским, сверкая звездами и начищенные до блеска берцами. Да и как оказалось позже, его не особо долюбливали другие офицеры, считая выскочкой и заносчивым сопликом,так что он предпочитал уходить в наряды, желательно по максимому не сталкиваюсь с другими офицерами части. К тому же, ему обещали перевод в другую часть, под бочек к родне и друзьям, в этой он типо нарабатывал опыт и стаж.

С самого начала у нас с ним завязались очень хорошие отношения: не смотря на то, что я обычный смертный рядовой, а он представитель династии военных, статный и спортивный красавчик, вёл себя он максимально просто и обычно. Не было в нем заскоков, высокомерия, тараканов, присущих офицерам, особенно молодым, эгоцетричным и наглым. Весёлый, юморной, он был как старый добрый знакомый, который старше тебя, но не ставит при этом себя выше. Так как я был в партруле постояно, то он и доверял мне больше остальных, оставляя за старшего либо поручая какие-либо задания. Не раз, будучи в партруле, он угощал меня ништяками, даже пару раз был у него на съёмной квартире, где играли в Соньку или просто отдыхали от патруля.

Немного отойдя от рассказа, надо немного поведать о себе. Меня зовут Миша (да, банальное имя, получил в честь умершего маминого брата), мне 23, я обычный деревенский парень, не особо высокий, 175, спортивного телосложения, но не качек: годы занятий лёгкой атлетикой ещё давали о себе знать. И я би, актив. Да, в деревне, в достаточно консервативной семье, с этим живётся тяжеловато. Но, уехав в город, я уже дал себя там волю в плане сексуальной жизни, зажив полноценно. Удовлетворять как парней, так и девушек, я научился быстро, однако выдающимся размерами пениса не славился, всего 16 сантиметров. Зато моей фишкой была толщина члена: 5,5 сантиметров. Да,этого хватало, чтобы девушки и парни визжали подо мной от кайфа. Хотя тут наверное играло умение пользоваться, а не размер. Но не об этом.

Майора я откровенно хотел трахнуть. Или отсасать. Или хотя бы подрочить ему. Его, к слову, звали Дима. Будучи первый раз у него дома, я видел его абсолютно голым, и в другой раз не удивился бы особо этому: сила привычки себя чувствовать комфортно голым в присутствие других мужчин в армии дело обычное. Многие этого уже тупо не замечают. Но то, что увидел я, трудно было не заметить: спортивное тело, смазливая внешность, невероятно красивый накаченым зад и член, выбритый и чистый, что редкость среди служащих в армии, неревероятно красивый, венистый даже в спокойном состоянии, обрезанный и большой. Реально, в лежачем состоянии он был чуть ли не как мой в состоянии эрекции, но немного уступал в толщине. Я еле отвёл взгляд, чтобы не спалиться перед Димой, который искал чистый комплект формы. В этот момент я жаждал ему отсасать, поласкать руками и своим ртом это произведение искусства природы.

До этого момента я никогда ещё не жаждал мужчину так сильно, больше все же предпочитая девушек. Но майор с его телом и членом засел в моей голове крепко.

Большая часть моей службы была уже за плечами, кроме как в патруль я больше ничего и не делал. С Димой мы виделись и в обычные дни, сидели часто в чипке (магазин-столовая на территории части), где он все так же щедро меня угощал, козыряя тем, что я и так получаю маленькую зарплату, а у него денег куры не клюют. Я был доволен: многие косо смотрели на меня в роте, даже мазанные, так как в такую дружбу особо никто не верил, но Дима только мне разрешал себя называть по имени и на «ты», не давая этой возможности даже мазаным.

Шли дни, и наша дружба и общении были все ближе и ближе. Дима во мне видел отдушину, так как я уже говорил, своим он особо не был в части. Я же жаждал его все больше, чуть не воюбляясь в него,что сводило меня с ума. Сказать, что я часто дрочил, фантазирую на тему нашего с ним секса, ничего не сказать. Но я знал, что ничего не получиться. Он был гетеро, будучи у него в гостях в увале, я часто встречался с девушками, которые у него оставались на ночь. И каждый раз разные. Мне оставалось только мечтать…

В один из увалов, я как обычно сразу поехал к Диме. Он уже был дома, выпроваживал очередную даму, убирался и стирался. Он обожал порядок и чистоту, и это было скорей на уровне генов, нежели воспитания или привычки. Я зашёл в квартиру (Дима дал мне для этого дубликат ключей), разулся и зашёл в зал, снимая надоевший уже мне китель. Играла музыка, Дима, в одних трусах лежал на диване и пил пиво. Лицо было задумчивым, даже грустным. Было видно, что настроениея у него нет.

— Диман, что случилось?

— Бля, Михан, я заебался. Меня это уже так заебало, ты даже не знаешь, на сколько… Голос немного дрожал, будто будто Диман хотел заплакать, но держал себя.

— Э, товарищь майор, ты чего раскис? Я недоумевкл, от чего у него так резко ухудшилось настроение. За все время нашего знакомства я не разу его таким не видел.

Дима молча протянул мне бутылку пива, и присев с ним рядом на диван, не упусти случай посмотреть на его выпирающий бугорок в трусах, стал слушать его.

До самого вечера мы пили пиво, играли в Соньку и просто разговаривали. Дима жаловался на давление со стороны командиров нашей части, как ему надоело их завистливые взгляды, как он устал чувствовать себя одиноким среди этих самолюбивых и завистливые ублюдков,как ему уже хочеться перевестись в другую часть к друзьям, ближе к дому, семье. Разговор плавно перетек к теме девушек и секса, что и тут у него не ладится, девушки в нем видят лишь статного военного, денежный мешок и умелого ебаря. Как он хочет ласки и тепла, обычного понимая.

Я слушал его, стараясь не перебивать и утешал как мог. Не думал, даже в мыслях не было, что Диман так загонялся мог бы по своему положению, что у него столько проблем.

— Спасибо, что выслушал все эти розовые пиздастрадания, Михан. Мне неловко, брат, но ты единственный, кому я могу выскзвть все это дерьмо. Диман похлопал меня по плечу, тепло улыбаясь. Его глаза блестели от застывших в них слез.

— Да ладно тебе, бро. Бывает всякое. Это малое, что я могу сделать.

Я ему улыбнулся в ответ и мы стукнулись бутылками светлого нефильтрованого. Допив пиво, я пошёл искупался, подрочив при этом. Было уже достаточно поздно,уже хотелось спать да и пиво давало о себе знать. Я пошёл спать в другую комнату, Диман остался в зале допивать пиво, смотря какую-то комедию.

Я встал посреди ночи от невыносимого желания сходить в туалет. Не до конца проснувшись, ещё в полусне, чуть ли не на ощуп, я пошёл в туалет. Я проходил мимо зала, где ещё работал телевизор, из которого доносились какие-то неразборчивые звуки. Прошаркав мимо, я кинул беглый сонный взгляд на диван, где лижел абсолютно голый Диман надрачиваю своей огромный мясистый член. Зайдя в туалет, справив нужду, я умылся. Холодная вода сняла остатки сна с меня и я оторопел. Диман дрочил! Голый, сексуальный и красивый, словно бог, он лежал и надрачивал свой огромный хуй. И я это видел! Только сейчас я все понял и не знал, что делать. Диман меня увидел полюбому. Ебать, что делать? Вдруг звуки, которые раздовались из зала стали более мне понятные. Порно. Он дрочил под порно. Мой член уже дымился в трусах только от одной мысли, что там делал Диман.

Но нужно было выходить и я, собрав всю волю, сделав как можно более сонное лицо, вышел из туалета.

Рядом с туалетом, прислонившись к стене, стоял Диман. Его лицо было испуганым и виноватым. Я, думая играть роль сонного, вышел из образа сразу от неожиданности.

— Мих, извини за это. Я думал, ты спишь крепко. Еще это пиво в голову ударило, разошёлся прям. Да, люблю я дрочить на мужиков иногда,но только по пьяни такое бывает. Ты извини, братан… Пиздец как неудобно. Извини…

Диман тараторил извинения, переминаясь с ноги на ногу, светясь красным от стыда.

Я его внимательно слушал и понимал, что он мне нравиться все сильней. Такой сильный и крепкий, и в тоже время ранимый и чуткий парень. Я смотрел прямо ему в глаза, слушая все эти извинения и понимал, что хочу его. Телесно и духовно.

Диман замолчал, уже не зная как оправдываться. В этот момент я подешел к нему в плотную и поцеловал. Его губы были нежными и отдавали горечью пива. Поцеловал его, я посмотрел в его ошалевшие глаза и убылнулся, погладив его щеку.

— Да хватит тебе уже извиняться. Это хуйня все, Дим.

Его глаза запомнились слезами за несколько мгновений и он тут же бросился на меня, впившись своими губами в мои. Схватив друг друга в настолько сильные объятия, будто боясь, что-то кто-то из нас убежит, мы целовались, еле переводя дыхание. Горячие дыхание, горечь пива, страсть, нежность губ и тепло тел, которые терлись друг об друга, наполняя наши члены кровью и жаром страсти и возбуждения, сводил с ума.

Еле оторвавшись от моих губ, Дима смотрел мне в глаза, улыбаясь от счастья.

— Что же ты молчал… Почему сразу не сказал?

— Ты прикалывешься? Товарищь майор, я би, актив. А вы?

Дима рассмеялся, понимая, что брякнул глупость. Рассмеялся и я, понимая, что нахлынувшие чувства не давали особо мыслить здраво.

— Извини, Миш. С первой встречи ты мне понравился. Думал, если ты такой же, как и я, покажешь знак. Я и так перед тобой голый ходил сколько раз, но все бестолку.

Я, не выпуская его из своих обьятий, начал мять его упругий зад, чувствуя, как наши члены трутся друг об друга через толщину трусов.

— Чуть с ума не сошёл, надрачивая на тебя. Твоя член и зад просто с ума меня сводили! Но я не мог же молча подойти и взять тебя за зад, насадив на свой хуй?

Дима улыбнулся, снова горячо поцеловал меня и прошептал:

— Теперь можешь это делать сколько угодно.

Взяв меня за руку, он повёл меня в зал, освещенный лишь экраном телевизора,где бросив меня на диван, и в один момент стянув с меня трусы, начала ласкать мой уже просто раздутый от возбуждения хуй.

— Боже, какой он толстый и красивый, — еле прошептал Дима.

— Возьми его, прошу, — выдавил я из себя.

Дима, уже полностью завороженный моим членом, стал его облизывать и надрачивать, словно голодная шлюха. Его горячий язык умело гулял по всему толстому стволу члена, облизывая каждый сантиметр, не забывая ласкать и яички, по очереди посасывая каждое. Подразнив меня, он словно фокусник проглотил мой член, полностью спрятав его в своём горячем и влажном рту. Меня накрыло волной наслаждения, я лишь постанывал, положив руки на голову Димы. Того лишь это завело сильней, и его рот стал гулять вовсю длину моего члена, не выпуская его не на секунду. Волной за волной кайф накрывал меня, я уже вовсю трахал рот Димы, схватив его за волосы и насаживаю на свой жаждущий ласки член. Я его трахал все жёстче, не контролируя себя, но Диман был не в меньшем экстазе и заглатывал мой член по максимому. Он умел сосать, это было видно. Опыта у него было больше моего, это 100 процентов.

Наконец,насосавшись вдоволь, Дима стал надрачивать мой хуй, оставив в своём рту лишь головку. Я понял, что он хочет, чтобы я кончил и я, не выпуская его головы, чуть позже начал изливаиь свое семя. Он старательно дрочил, выдаивая из меня все до капли, глотая. Я же, озверев от оргазма, что накрыл меня так, что все тело дрожало, а в глазах помутнело,сливал свое семя со стоном, смешанным с рыком.

Наконец-то меня отпустило и я распластаться на диване, довольный как удав. Дима же облизывая мой уже обмякший член, полируя его, забирая последние капли спермы.

— Бля, я в аухее… Ты просто огонь, Дим…

Диман, с довольной улыбкой лёг рядом, прижавший ко мне, словно кот, нежно целуя меня. Мой взгляд упал на его стояк, который намеревался прорвать его трусы.

— Так, ну это не честно, бро. Я довольный остался, а ты мучаться будешь? Сказал, стягивая струсы с его огромного стояка.

— Брось, Миш, главное тебе в кайф… Главное тебе хорошо сделал.

Его голос был тихим и нежным, будто рядом лежал скромный юный девственник.

Я же положив его на спину, стянул с него трусы. Моя мечта сбылась. Теперь этот гигантский стояк, мясистый и сочный 23-сантиметровый хуй в моих руках. Дима был на грани, его член просто горел жаром похоти и возбуждения. Много времени не потребуется, чтобы он кончил. Я взял в руки его член и начала медленно надрачивать его, наслаждаясь его толщиной, его венами, его бархатистостью и жаром. Диман стонал, вцепившись руками в диван. Я наращивал темп, при этом взяв его в рот. Его пульсирующая головка и часть ствола, что смогли поместиться в мой рот, готовы были взорваться в любой момент и я, впервые в жизни, решил позволить кончить мне в рот. Посасывая головку и все так же надрачивая член, смотрел прямо в глаза Диме, который не отрываясь смотрел на меня, поглажиаая мои волосы. Его глаза были наполнены эйфорией и слезами счастья, на лице застыла тёплая и лёгкая улыбка. Он кайфовал и любовался мной,так же, как и я. Я знал, я чувствовал, что ему это нужно и я давал это: тепло, понимание, заботу и наслаждение.

Через пару минул его огромный стояк окаменел, Дима задрожал, тихо застонав, и сперма, невероятным потоком густой массы стала выливать я мне в рот. Я глотал её впервые и мне это чертовски нравилось. Порция за порцией, глоток за глотком, я выдаивал член Димы, который запрокинув голову стонал и дрожал, не переставая гладить мои волосы. Кончив, он притянул меня к себе, обнял, положив голову на грудь и уснул,мирно посапывая. Он был счастлив и доволен. Как и я.

В ту ночь мы оба поняли, что это начало чего-то большого, интересного и долгого.

Прислано: Rasputnovskii

Дата публикации 02.01.2022
Просмотров 1676
Скачать

Комментарии

0