Вишенка (начало)

Алина

Легкой уверенной походной, цокая высокими каблуками о тротуарную плитку, она шла вновь и вновь привлекая внимание парней. Подтянутые и стройные ножки, Алина много лет занималась бальными танцами и другими видами хореографии, а сейчас pole dance, а эта округлая и подтянутая спортивная попка, в которую хотел «вдуть» каждый девственник университета и не только. Со вкусом подобранный элегантный гардероб и приятный макияж, чарующая улыбка – все это делало ее невероятно привлекательной в глазах противоположного пола. Голубоглазая блонда Алина, даже в обычных обтягивающих колготках и старой курточке, в которой шагала от крыльца общаги до мусорки оставалась желанной в глазах каждого, кто обратил на нее свой взор. Даже в универе, где смазливых девчонок пруд пруди, она могла дать фору многим соперницам.

Алинка, казалось бы, очень добрая и скромная девочка, знала себе цену, искусно отбривая настырных, но не интересных ей ухажеров. Она сохраняла обворожительную улыбку и женственную плавность движений, элегантно покачивая бедрами в любой момент. Красавица подсознательно ощущала, что ее молодость, сексапильность, очарование, олицетворение девичьей сексуальности, а также ум, что также не маловажно, — отличный капитал, который просто нельзя потратить по напрасно среди широких возможностей большого города.

Алине Дмитриевне Швец было 19 лет, но она уже училась на последнем, 4-м курсе бакалавриата главного вуза региона. И в этот погожий день выходя ранним утром из общежития и возвращаясь туда поздним вечером она строила планы на будущее, по работе, и по личной жизни. Она хотела стать логистом в крупной транспортной компании, последних уже было много, а специальность являлась редкой и очень перспективной. «На самом сложном пути не встретить конкурентов» — вспоминала она слова одного успешного бизнесмена, хоть говорил об этом не только он.

Алина, Алинка, Алинча, иногда просто Ангелок, родилась в большом рабочем поселке, который в свое время гремел заводами на весь край, и даже за его пределами. Прошли годы и родной пгт стал типичным депрессивным городком, из которого уезжал каждый молодой и активный человек. Посреди тихих, казалось бы, невзрачных улиц, застроенных унылыми пятиэтажками, по вечерам кроме гопоты, порой и встретить было некого. Она выросла в одном из этих домов, в большой семье, помимо нее – старшей сестры, была еще младшенькая и два брата. Мама со временем стала домохозяйкой, всю себя посвящая семейным заботам. Отец трудился в поте лица, на местной тепловой электростанции, пожалуй, на последнем крупном предприятии, оставшемся в их родном поселке. Папа, столь занятой, а также увлеченный мужскими охота-рыбалочными хобби, не забывал уделять внимание детишкам, особенно нежен и ласков был к дочуркам, доченькам, доням – как он их ласково именовал. И сам толкал их к тому, чтобы они, как и сыночки уехали отсюда, получив хорошее образование и работу в городе. Спустя 3,5 года инженер Дмитрий Иванович нет, нет, да похвастается вновь как его старшенькая любимка успешно сдала все ЕГЭ, по русскому даже на 100 баллов!

Почему звали Алиной, она и не знала, не успев еще поинтересоваться у родителей. Может в честь гимнастки – Алины Кабаевой, спортивные достижения которой были у всех на слуху, когда она родилась, то ли по другой причине… Рано начав жить, даже в школу пошла в 6, а в вуз поступила в 16 лет, одаренная светлой головой и светящимся обаянием Алинка уверенно шагала на каблучках по жизни, осваивая все новые и новые горизонты.

Прекрасную леди желали и обладали ей уже не раз. Впервые ее «натянули» после дискотеки. Первый раз для Алины и вовсе был никакущим, она даже не поняла, — вошел в нее член или нет! Больше ее занимало то, что бы родители и особенно папа не узнали. Поселок, почти все знакомы, а слухи разносит ветром мгновенно. Позже ее хорошенько отымел парень-байкер, на которого она сама вешалась, будучи без ума от него. Однако, столь харизматичный, брутальный спортсмен не заморачивался по поводу отношений, потрахивая одну няшку за другой. Ее активная сексуальная жизнь началась в студенческие годы, когда Алина периодически просыпалась не в «родной» общаге, а на шелковых простынях в большой спальне своего хахаля-мажора или стучалась в дверь общежития посреди ночи, после секса на заднем диване какого-нибудь прадика. В свои 19 Алина потеряла две девственности из трех, давно пробили ее целочку, однажды дала в попку одному пацанчику, отчего правда не была в восторге, лишь минет ей еще предстояло постичь.

1 сентября – самый грустный праздник, даже для девочек-хорошисток и отличниц в школе, успешно поступивших в универ, куда они хотели. Тем больше омрачался День знаний, тремя парами, поставленными с раннего утра. Две лекции, от которых устала даже умничка Алина и третья практика по финансовому прогнозированию. Она была избалованна мужским вниманием. Верно подмечали ее подруги появление нового ухажера, завидев с новым смартфоном или украшением. Алина и не подозревала о встрече с самым интересным мужчиной в ее жизни, привыкнув к роли желанной всеми телочки и умело обращая это в свою пользу, скоро она сама будет сгорать от страсти и желания…

Виктор Андреевич

Он был старшее ее вдвое, успев построить неплохую, особенно для человека моложе сорока лет, карьеру финансового консультанта. Его сексуальные победы были еще более внушительны, а он сам были более чем искушенным в постельных делах. Виктор Андреевич был дважды женат и оба брака распались. Первый брак со студенткой третьего курса, когда был молодой преподаватель Виктор Андреевич, проще говоря Витя, продолжался два года и не выдержал из-за расхождения интересов. Тогда молодого выпускника, как одного из самых одаренных на курсе, оставили на кафедре финансов и управления в качестве ассистента. Научная и преподавательская деятельность не оставляла много времени, и тем более денег для тусовок горячей женушки. Защитив кандидатскую диссертацию, Виктор Андреевич Проскуряков вскоре ушел с преподавательской работы, благо быстро нашел теплое место в крупной компании, погрузившись в зарабатывание денег, строительство дома и создание новой семьи.

Вторая супруга не в пример первой, была на 5 лет его старше. Будучи очень приятной наружности, но уже отягощенная целлюлитом и растяжками, хоть последние он замечал нечасто. Она имела маленького сына. Полюбил он свою Елену Прекрасную, как порой называл ее, за невероятное женское обаяние, разом совмещавшее в себе и стервозность и материнскую нежность, доброту и вспыльчивый темперамент, томный, но умный взгляд и ослепительную улыбку. А распался идеальный брак в одно мгновение. Узнав о похождениях молодого мужа, все еще красивая, но уже начинающая стареть жена собственноручно сожгла все мосты. Да, Виктор снимал молоденьких нимфеток и тех, что старше, в клубах, иногда на вечерних прогулках по набережной, на сайтах знакомств, куда же без них! Имел во все отверстия, наполняя сладкие дырочки секретом пениса или собственной слюной, спуская мощные потоки спермы в растянутые ротики. Порол их в гостиницах, авто, бывало даже в туалетах, испытывая небывалый прилив тестостерона, чувствуя себя альфа-самцом, секс-героем, оставляя партнершам яркие воспоминания. Неудивительно, что уважаемый специалист Виктор Андреевич стал натуральным сексоголиком, порой не растрачивая сил на знакомства и общения, а заказывая шлюх!

Однако второй развод, а скорее пресыщенность жизнью серьезно поубавили его пыл. Давным-давно преодолев тридцатилетний рубеж он многое переоценил, переосмыслил в жизни, хотел наконец-то, под старость лет построить новую, крепкую и уже последнюю семью. Героизацию секса заменило более спокойное к нему отношение.

Предложение вести часы практических занятий по финансовому прогнозированию, даже еще на некогда своей кафедре, которой отдал 5 лучших лет жизни, воспринял он с удивлением, но вскоре согласился. Ему очень льстило что его, уже закоренелого практика звали поделиться знаниями с будущими специалистами, заканчивающими обучение студентами-бакалаврами, которые уже скоро пойдут на работу, а некоторые, не дай Бог, думал он, в науку! И да, совсем забыл, все чаще Виктор вспоминал скромные, но все равно счастливые годы студенчества и работы на кафедре, хоть и не жалел о том, что в свое время ушел оттуда. О толпах миловидных куколок, заполняющих студенческие аудитории, он, кажется, думал в последнюю очередь.

В аудитории и не только там…

Машка Елизарова была старостой 405-406 гр., с самого начала, перед любым зверем-преподом она держалась уверенно и доброжелательно, решая необходимые вопросы. Но ей повезло работать в тандеме с надежным человеком, что в политике не редкость! Алинка Швец была ее правой, а иногда и левой рукой, она также находила контакт с любым преподавателем, будь то солдафонского склада мужик или старая дева в годах бабульки. Староста умело включала свое обаяние, прекрасно понимая, что это крайне важная компетенция, общеобразовательная и профессиональная!) Но об алинкиных чарах она и не мечтала!

Только зайдя в аудиторию Виктор Андреевич представил, что находится на обследовании, где-нибудь на флюоростанции, так пристально его рассматривали студенты, большинство из которых девчонки-красотки 20-22 лет. Глянцевая попка без единого намека на целлюлит, красивая и высокая грудь, иногда торчащие соски, размеры точно 90-60-90, по сему, кажется включены в базовую комплектацию каждой из них. Но с любыми эротическими фантазиями и другими посторонними мыслями Виктор Андреевич справился моментально, уверенно и последовательно вводя девчуль и редких парней в курс дела. Будто он и не новый преподаватель, а 20 лет один предмет ведет, думали «старосты».

Занятия его проходили незаметно, погруженные в расчеты студенты проникались практикой финансовых дел, большое количество кропотливой работы позволяло не скучать, но и усидчивости требовало не малой. Алина, как всегда заинтересованная, еще бы, — она шла на красный диплом, отлично трудилась, не вызывая вопросов у препода по учебе, но и за ее пределами тем для общения будет предостаточно…

Она не любила очки, надевая их лишь на парах, чтобы рассмотреть материал с доски. Только их ношением среди молодежи ныне никого не удивить. Даже темноволосые бестии, у которых словно на лбу написано – «огонь, воду и медные трубы прошла», футляр с очочками всегда имели в дамской сумочке. Что бы не портить вид своих очей Алинка переехала с третьей парты левого ряда, считай от стола Виктора Андреевича, на первую парту центрального, хвостиком за ней переместилась ее подруга и соседка по комнате в общаге – Машка, староста.

Но внешность лишь ширма, на новое место ее тянул необъяснимый интерес, недоступный разуму, но чувствам прекрасной леди. Виктор был видный, статный мужчина. Высокого роста, косая сажень в плечах, без живота, он все также привлекал внимание противоположного пола. Большие кисти рук с выступающими венами, интеллигенту достались по наследству, отец и дед были рукастыми мужиками во всех смыслах этого слова.

Алина видела перед собой сильного, уверенного, зрелого и опытного мужчину, в объятия которого ее так и тянуло… Возможно, он напоминал ей отца, та же комплекция, крепкие руки и возраст…Виктор был моложе папульки всего на 2 года! Студентка Алина Швец, безусловно была счастьем для преподавателя, искренне интересуясь предметами, периодически оставаясь на несколько минут после занятия, чтобы обсудить с педагогом отдельные учебные вопросы. Раскрыв перед Виктором Андреевичем тетрадку и невольно надевая очки она задавала все новые и новые вопросы. Однажды, когда Алина уже последней уходила из аудитории, Виктор бросил похотливый взгляд на попку и ножки, осиную талию и роскошные белокурые локоны девицы, словно типичный студент-онанист!)

Вишенки и яблоньки, данную градацию женских фигур он использовал, отведав в полной мере и тех и других, визуально наслаждаясь, впитывая тепло и энергетику стройных куколок и дам с формами. Входя в киску сзади он часто быстро углублялся чуть ли не до косточек первых, и не мог охватить своими ручищами ягодицы последних, энергично загоняя состав в туннель, туда-обратно многократно. К сексу с годами он действительно стал относиться проще, не только опыт, но и наличие дочери делали свое дело. С омерзением бывало он представлял, как и ее могут поиметь и сразу выбросить из жизни. Хоть его Лизоньке и было только 8 лет, он с нежеланием предвидел тот скорый момент, когда пацанчики начнут ухлестывать за ней, а Лиза без ума втюриться в одного из этих упырей!

Легко, но плодотворно, быстро, но содержательно прошел первый месяц возобновленной «профессорской» работы. В суровом климате краевой столицы на смену приятной прохладе сентября пришли первые октябрьские заморозки.

Во двор главного корпуса университета, через поднимающийся шлагбаум, на преподавательскую парковку почти ежедневно въезжал дерзкий, красного цвета кроссовер – Toyota Venza, с левые рулем, привезенный с американского авто аукциона, с TRD-шным обвесом, тонированными стеклами и кожаными сиденьями внутри. Виктор Андреевич не понтовался перед всеми на фоне представительского авто, но все, кому было интересно уже знали его пушку.

Аля, как про себя он называл Алину, по-прежнему радовала его преподавательский ум и душу. Но если бы все только закончилось фигуркой, окинутой мужским взглядом… Он далеко не в первый раз приходил в заметный трепет при виде Алины, вплоть до учащающегося сердцебиения, не говоря уже про встающий член. Постоянное ее близкое нахождение только усугубляло его начинающееся любовное заболевание. А Виктор уже и забыл, что прекрасная юность провоцирует не только сексуальное влечение, но и высокие чувства! У него уже был номер телефона Алины, как и старосты Марии, цифры, которые они сообщили для связи еще месяц назад. Просыпаясь по утрам, имея не хилый стояк, т.к. видел во сне, как занимается сексом с Алиной, он писал ей на What Sapp теплые и нежные сообщения, невероятно быстро получая на них радостный ответ, отправлял голосовые и даже звонил по аудио и видеосвязи. От делового формата, вопросов учебных они быстро переходили к нейтральным темам, говоря обо всем на свете. Она много рассказывала про то, как любит прогулки на свежем воздухе, о танцах, все упомнить Виктор не мог, но слово «пилон» в его голове звучало словно раскат молнии, с этого момента он слушал куда внимательнее. Ее красивый шебет был отличным фоном, словно песня, слова которой и не слушаешь порой, но приятная музыка сопровождает тебя непрерывно.

А однажды, когда Алина вновь осталась последней в аудитории, и проходя мимо Виктора Андреевича, уже прощалась, он неожиданно взял ее за руку и задержал в помещении. Его здоровая, словно расплющенная лапоть обнимала маленькую девичью лапку, вызывая мурашки у обоих. Он спросил у Алинки планы на ее ближайший вечер. Она совсем растерялась, что-то пробормотав про учебу, курсовую, ответственную тренировку и т. п. Виктор не давил, но и не отступал от своего, настаивая на том, что хочет провести с девушкой свободное время… Не сразу, но в итоге она согласилась. Испытывая смешанные чувства, толи зверек, угодивший в капкан, то ли золушка, повстречавшая принца. Он вновь проводил ее томным взглядом, уже через 20 минут будучи на офисе.

Первое их свидание проходило в солнечный и теплый октябрьский день, пройдя по набережной, зайдя в кафе на чашечку кофе, они шли чинно рядом друг с другом, не держась за руки, словно профессор с умницей-аспиранткой. Алина – натуральная вишенка, была не только стройна, но и миниатюрна, на каблучках она едва доставала до плеч своего ухажера, но ей были по душе высокие и большие мужчины, в тени которых она чувствовала себя в безопасности. Виктору уверенности предавала не только красота и очарование его спутницы, но даже некоторая детскость в ее поведении, девчачья непосредственность. С легкостью он мог нести роль самца, и наставника, являясь настоящим лидером в этой паре.

На одной из вечерних прогулок она очевидно прижималась к его большому телу, он в долгу не остался и опустил руку на осиную талию, остановившись в верхней части ее соблазнительных ягодиц-булочек. Остановившись у ступенек, спускавшихся к самой реке, он поставил ее на ступеньку выше и поцеловал. Они слились в сочном поцелуе, сплетаясь языками, будто дыша друг другом. Ее бархатная кожа ходила по всей голове Виктора, вороша волосы, лоб, щеки и шею возлюбленного. Сладкие губки стали больше, сосочки набухали, и она с наслаждением всхлипывала… Алина попросила проводить ее до дома, он без вопросов домчал до общежития на алой Venza, но остановившись за квартал до пункта назначения. В темноте ночной он довел ее до входа, еще раз, коротко, но смачно они поцеловались. В тот момент, они оба понимали, что влюбились, и никто их не может остановить, осталось лишь выбрать время и место для соития…

Квартира Вити ее не впечатляла. После второго развода, он приобрел крошечную однушку в одном из спальных районов на окраине, ставшую типичной холостяцкой берлогой. Виктор, разумеется, подготовился к приему столь желанной гостьи, приведя все в порядок и даже улучшив интерьер своего нехитрого жилища. Алина с наибольшим вниманием рассматривала фотографии из различных путешествий своего избранника, по России и за ее пределами. Ей и впрямь было непривычно видеть фото где-либо за пределами инстаграма или других соцсетей. Напоив ее чаем, от какао и тем более конфет она наотрез отказывалась, строго блюдя фигуру, он повел ее к кровати. Виктор долго расспрашивал ее про отношения, про парней с которыми у нее было… испытывая недоверие, страх, удивление от приукрашенных деталей поведанного. Сам не скрывал факт неудачных браков, похождения опытного ебаря. Она сидела у него на коленях и чувствовала невероятно возбужденный пенис своего мужчины, словно он может ее усадить на один член. Он ласкал ее шею, гладил волосы, целовал плечи, мял ее сиськи, нежно огибая руками едва заметный, слегка выступающий животик, попутно стягивая блузку и расстегивая лифчик. Быстрым движением руки он снял с нее юбку и стянул колготки, резким движением уложив ее спиной на матрас. Не быстро стянув с ее ножек стринги, он сделал ей кунилинугс, облизывая ее милую пизденку, лаская клитор, и так и сяк теребя ее красивую писечку. Она всхлипывала, закрыв глаза, и не думая, что главное вторжение в ее лоно еще впереди.

Какой огромный, да он порвет мою матку, округлив рот и выпучив глаза подумала она, стоя раком и не видя своего партнера, что вовсю ебал ее сзади. Завороженная чувством непредсказуемости, состоянием удовольствия она немного позже стала с радостью воспринимать возвратно-поступательные движения его члена, долбящего в ее нутро, ударяясь в стенки матки. Переполненная ощущениями и возбуждением она начала стонать, громко, что только увеличивало мощь и без того стального орудия.

— Ааааа, а, а, ааа, стонала она. Да, да, трахай меня, трахай, — проговорила Алина.

Не зная сколько она стояла раком, час или два, Алина уже не выдерживала, тоненькие струйки, затем высокие потоки жидкости хлынули из ее влагалища, она кончала сквиртом. Феромоны источаемые ее организмом, идеальные, точеные формы тела совсем свели с ума Виктора, он вновь на себя примерил роль трахальщика-террориста, после которого телочки уходили пошатываясь.

Казалось круче и быть не может, вот что значит взрослый, опытный мужик, думала усталая, но довольная Алина, ложась на спину. Но ее самец был неутомим, наконец-то вынув дымящийся ствол, он ушел на кухню и вернулся тут же с банкой кулинарного крема. Выдавив из аппликатора большое количество его, обмазав ее фигуру, он стал слизывать крем, попутно лаская соски, животик бедра и ягодицы девушки. Прикосновения его шершавого языка словно били легким током девочку. И уже, похоже бесчувственную, но довольную Алину Виктор садит себе на бедра, снова вонзает хуй в пизду, как нож в теплое масло, и она снова прыгает на его члене, находясь полностью во власти ебаря. Алина низко склонила голову и ссутулилась в плечах, а ее таз продолжал ходить ходуном, все вертелся на колом стоявшем пенисе. Он стал кончать с грубым мужским стоном, словно они герои порнофильма. Во время извержения вулкана, он в разы сильнее прижимал ее промежность, вцеплялся в ягодицы. Закончив он снял презерватив, Алина видела переполненный спермой кондон и стекавшие с выпуклых вен на члене ее остатки, едва умешавшиеся во всем презервативе. Он с гордостью вымыл своего «боевого коня», стоя перед зеркалом, она приняла легкий душ. Обнявшись они крепко уснули вдвоем. Не знали сколько было времени, два – три часа ночи, или вовсе под утро, ночь с субботы на воскресенье чрезвычайно длинна, а утро воскресенья невероятно позднее.

По парам на парах

Люди кучкуются в группы, а затем разбиваются на парочки, не обязательно по гендерному, сексуальному принципу. В девчачьих коллективах, много милых однополых парочек, хоть иметь парня здесь главный престиж. Не думаю, что у большинства юных девушек есть лесбийские наклонности, всего лишь не расходуемая нежность и ласка переходит на дорогих подружек, которых искренне любят, но и не думают делить с ними одну постель!

— Алинча, А-а-а, Алинка, с кем у тебя был секс? Игриво и как бы невзначай спрашивала ее Машка.

— Чего? Округлив глаза, переспросила Алина.

— А то я тебя не знаю, каждый раз когда ты не ночуешь в общаге, не уезжая при этом домой, тебя имеет очередной самец. Уж я то знаю, редко, но метко это наблюдаю…

— А тебе скажи, это мой секретик – с улыбкой, умело скрывая появившееся волнение отвечала она.

— Расскажешь, как захочешь, добавила ее подружка и открыла тетрадку.

По коридору, в направлении учебного кабинета шел Виктор Андреевич и Николай Михайлович Васильев. Васильев был деканом экономического факультета, доктором наук и профессором. Он был видным, статным мужчиной, хоть ему и было под шестьдесят. У студенток он пользовался большим авторитетом, хоть и вовсе уже не представлял для них сексуального интереса. К Виктору он относился с особой добротой, в свое время был его научным руководителем, и за годы с того момента, как разошлись их пути, его отношение не сильно изменилось. Дисциплину финансового прогнозирования они вели вместе. Николай Михайлович читал лекции, Виктор Андреевич вел практические занятия.

— Как тебе наши детишки, с небольшой ухмылкой спрашивал он Проскурякова.

— Какие же это детишки, уже готовые специалисты, профессионалы – иронично отвечал Виктор, видев насколько разительно отличаются старшекурсники от студентов младших курсов. Последние часто терялись в коридорах, переходах и корпусах, побаиваясь преподов и возможного отчисления, порой удивление и легкий испуг читался в их глазах. Четверокурсники, в отличии от первокурсников, имели вид сытых котов, ходили с таким видом лица, как будто жизнь удалась. К «абитуре» они относились по-разному, от снисходительного и заботливого отношения вплоть до дедовщины. Жизнь шла по кругу, бакалавры и магистры выпускались, а их места жирных котов занимали вчерашние робкие котятки.

В кабинет к 405-406 гр. они вошли вместе, студенты, как обычно встали, удивившись неожиданному появлению декана.

— Садитесь, все занятия у вас по расписанию, только хотел предупредить, что меня пригласили на важнейший научный симпозиум в Москве, куда я отправляюсь уже послезавтра. В период моего недельного отсутствия лекции у вас будет вести Виктор Андреевич Проскуряков, наш старый, новый доцент – отчебучил Васильев.

Новость была воспринята как должное. Только Алина засветилась еще больше, каждая лишняя минута рядом с возлюбленным, кто бы он не был, и в каких обстоятельствах происходил их роман, являлась счастьем. Стремительно развивавшиеся отношения меняли их реакцию друг на друга, от захватывающего дух волнения до доброго любования, непринужденной и естественной заботы. Маша Елизарова считывала реакцию соседки как медицинский томограф, словно видя ее насквозь, зная ее сокровенную тайну…

Дни проносились все быстрее и быстрее, неумолимо приближая к концу год, что будет дальше, конечно же, никто не знал. Прогнозы, любые, кто бы их не строил, дело не благодарное, ибо часто они ничего не предсказывают…

Виктор и Алина уже не стеснялись появляться вдвоем в людных местах и в светлое время суток, только предпочитали не держаться за руки и тем более не обниматься, мол между ними лишь деловые отношения и ни о каком сексе речи не идет, и не укрываются они одним одеялом после страстного порева.

Они шли на шопинг в крупнейший торговый центр города, в котором можно было встретить буквально каждого жителя краевого центра, знакомых и подавно. Виктор платил за свою девочку, что ему только льстило. И в XXI в., в эпоху равных прав и всеобщей дозволенности, возможность иметь на содержании жену или любовницу, а может сразу обоих, лучше любых вещей характеризовало статус мужика и самца.

За время похода по магазинам он изрядно устал. Тут уже не он вел, а она его, в милой, хрупкой девушке помешалась неуемная энергия, она словно маленький ядерный реактор, не только забирала, но и давала очень и очень много энергии. Последним был магазин нижнего белья – «Дикая орхидея», в примерочной они отбирали комплекты кружевного белья, филигранно украшавшего и без того идеальное девичье тело. Алина снимала один комплект белья, примеряя другой, обнажая высокую девичью грудь и соблазнительную писю лодочкой. На очередном светло-бежевом комплекте он не сдержал своей похоти… Оглянувшись и убедившись, что на потолке нет камеры, он усадил ее на выступ, что был у стены примерочной, раздвинул ее подтянутые, мускулистые ножки: икры и бедра, сдвинул в сторону полоску трусиков и вставил свой прибор. Насаженная на кол Алина готова была всхлипнуть, но он как маньяк быстро перекрыл ее ротик здоровой ладонью, что ни одно живое существо ее не услышит. Алина даже не смутилась, что в нее вошел голый член, без резинки. Она быстро сообразила, зная, что Витя по долгу не кончает, в примерочной магазина не сможет ее пороть до окончания при всем желании. Спустя 10 минут ультракороткой секс-дистанции, он вынул орудие так и не пометив самку изнутри. Чтобы лишний раз не нервировать персонал, оставшиеся трусики и лифчики он взял и оплатил без примерки! На обратном пути, за рулем автомобиля его не покидало чувство незавершенности, обусловленное прерванным половым актом, трахом без извержения.

Он вновь пригласил, без каких-либо проблем, ее к себе домой, на чашечку чая, а также интересно скоротать досуг обоих… По началу слегка замявшись он спросил – хочешь лишиться своей последней девственности??? На этих прекрасных губках еще не было следа спермы, а в эту глотку еще не вторгался чей-либо хуй.

— Не знаю, как это, зачем, только в порно я видела такое, растерялась Алина.

— Ничего страшного, я тебя научу. Вновь обнимая за животик, находясь у нее сзади, он ласкал ее аккуратными движениями, приговаривая, что ничего не может сделать ей плохого, только очень хорошо… Она интуитивно доверяла ему, в состоянии большого волнения с трудом воспринимая какие-либо слова.

Сев на кровать и поставив ее на колени у своих ног он достал из широких штанин мощный, эрегированный ствол. Алина поцеловала головку пениса, затем облизнув язычком, словно змейка или кошечка.

— Бери головку в рот и дальше продвигай член, до глотки, он тебя не укусит, громко и строго скомандовал он. Она не смела ослушаться.

— Лаская гладкую поверхность набухшего мужского конца, преодолевая залупу, Алина все сильнее поглашяла член, ощущая каждым рецептором его секрецию, выпирающие вены богатырской дубины.

— Быстрее, хуй сосешь, а не письку гладишь, — продолжал командовать он. Движения ускорялись, повторяя вновь и вновь опробованные направления. В максимально растянутый ротик он уже с трудом входил, Алина перевала свое пучеглазое личико на него, почувствовав себя настоящей шлюшкой, отпетой сукой, имеемой регулярно во все щели, которую отведает каждый, кто заплатил за нее.

Столь экстравагантное действие близилось к своей кульминации. Зная, что вот-вот кончит, он сильно ускорил движения, направляя ее голову все ближе к основанию пениса. Она понимая, что сейчас произойдет, постаралась убрать хуй изо рта, чего Виктор никак не позволял ей сделать. Извержение проснувшегося вулкана происходило прямо у нее во рту, всю полость заполнила многочисленная вязкая жидкость, слегка соленая на вкус, немного напоминающая привкус крови. Наконец он отпустил ее. Подставив ладони к подбородку, она поймала часть спермы, выливавшейся из переполненного рта, настолько белого, густого, тягучего, вещества невиданной ей консистенции. Алина тут же устремилась в ванную, сплевывая в раковину оставшиеся сперматозоиды и тщательно промывая рот, губы, подбородок, сиськи.

— Ну как, моя маленькая телка, спросил Виктор вернувшуюся Алину. Из своего богатого словарного запаса, неограниченной гаммы чувств она не могла подобрать ничего, только присев слева от любимого, обняв его за ключицы и шею, лишь промолвила – дорогой, ты поражаешь меня вновь и вновь.

— Рад стараться для своего цветочка аленького, с армейским тоном и улыбкой чеширского кота проговорил Виктор. Алина все также скромно обнимала его, лаская плечи, грудь, живот, мягко целуя своего мужчину. Тайна, связывавшая их невиданными нитями все больше увеличивалась. Как ни странно, плотский разврат эмоционально привязывал их все больше и больше друг к другу.

В эти выходные она вновь ночевала у него, совершенно не думав про того, что могут подумать остальные, и не хотела заморачиваться на этот счет. Между тем, их видели вдвоем многие, самые прозорливые уже обо всем догадались. В их городе, не столь большом, оставаться незамеченными до бесконечности было невозможно!

*Является художественным произведением, персонажи и события вымышлены.

Прислано: Veyron

Дата публикации 23.11.2021
Просмотров 1684
Скачать

Комментарии

0