Любить шлюху…

Расскажу одну историю, которая недавно произошла со мной. Сам от себя не ожидал, что способен на такое, но…Что случилось, то случилось. Итак, немного обо мне. Зовут меня Марат, и я на половину татарин ( правда, по мне фиг скажешь – я светлый и высокий ), мне 39 лет, успешен, недурен, и до тошноты умен. Абсолютный циник, хам, эгоист – неизбежная участь умного человека, когда он подходит годам к 35. Как следствие не женат, друзей почти нет. Исключение – мой единственный друг, еще с юности. Полная противоположность мне, Олег был добряком, альтруистом и мечтал свить гнездо, усадив в него какую-нибудь клушу – наседку. Да и внешне мы были как два антипода – он здоровый, накачанный, вечно сидящий на здоровом питании спортсмен, а я такой жилистый, заядлый курильщик, ненавистник физических нагрузок. Он всегда коротко стригся, а я носил волосы до плеч, он одевался абы как, а я тщательно следил за гардеробом…Во всем мы были разные. Но ближе друга и быть не могло бы. Всякое в жизни было, и только он смог удержаться на почетном месте моего лучшего друга.

Как уже говорил, женат я не был. Но вот уже пару лет как сердце мое выцарапала одна кошка. Ее звали Алина. Как ей это удалось, я до сих пор не понимаю – ни разу в жизни не был влюблен, а ее полюбил, причем сразу, в первый же день знакомства. Наверное, звезды сошлись или еще какая-то фаталистическая херня. Но это была МОЯ женщина. Когда увидел ее, все сразу понял. Ничто меня не остановило – ни то, что она еще училась в школе, ни то, что она была девственницей, ни то, что ее папаша, всего годом старше меня, грозился засадить меня. Ну я по-умному поступил – дождался, пока моей киске стукнет 18, и только потом трахнул. Хорошо мне было с ней до ужаса. Я все в ней любил – ее длинные каштановые локоны, кукольное личико с умными зелеными глазами, маленькие ножки, большую попку, сочные сиськи, узкую киску…Ммм, от одной только мысли об ее теле встает, как каменный. Но такому, как я, сладкого тела конечно недостаточно. Умная она была просто охерительно, с зачатками цинизма, которые непременно разовьются в ту же гипертрофированную форму, что и у меня. Одной фразой, небрежно брошенной, могла умыть кого угодно, иногда даже меня. И при этом романтичная, какая-то по-детски наивная, пассивная, мягкотелая. Поступила на худграф после школы, и вся была погружена в своих импрессионистов, как сумасшедшая носилась по выставкам, и меня на них тоже таскала. Столько в ней противоречий, может, поэтому она свела меня с ума.

Интимная жизнь наша была потрясающая. Не хочу хвастать, конечно, но я не раз за свою жизнь слышал от раскрасневшихся женщин, что я лучший. В юности был горячим самцом, трахал, трахал, трахал без устали, но со временем прощупал, в чем основной кайф – доставлять женщине незабываемое удовольствие, быть для нее единственным, самым лучшим, о котором она всю жизнь будет со вздохами вспоминать. Поэтому на меня никогда не обижались, когда я бросал – кайф от моих ласк был сильнее женской обиды. Алине повезло, как никому – к моменту нашего знакомства для меня не было секретов о женской физиологии. Я буквально приручил ее удовольствием, как она только не кончала со мной, каждая близость заканчивалась для нее как минимум пятью оргазмами, причем первый она ловила еще только тогда, когда я поглаживал ее тело сквозь одежду. Она оказалась такая сексуальная, страстная, жадная до секса. Иногда даже упрашивала меня на коленях, вроде как в шутку, чтобы я оттрахал ее ( ну да, возраст, иногда уставал на работе…). Отказать ей не получалось – когда она хотела, всегда получала оргазм, даже если сил на то, чтобы трахать ее у меня не было. От природы она была чуткая, как все творческие люди, и быстро просекла, как меня ласкать, что мне нравится. Лучше, чем она, минет мне никто не делал, она была очень покорной, принимала меня всего, абсолютно. Мы частенько играли в «доченьку и папочку», ее безумно заводила наша разница в возрасте, моя властность и сила. Я и в жизни был лидером, вспыльчивым, и мне казалось, что она меня боится, но я заблуждался – эта маленькая сучка притворялась жертвой, вынуждая меня быть ее хозяином – ловила кайф от подчинения. Вечно выводила меня, злила, добивалась, чтобы я сорвался и зверски трахнул ее. На самом же деле она ничуть меня не боялась, и весьма умело мною манипулировала.

Все началось где-то через год нашего романа. Первое время мы надышаться друг на друга не могли, я не мог ею напиться, она не могла от меня оторваться. Вместе мы не жили – не получалось, не уживались мы на одной территории. Она по-прежнему жила с родителями, которые меня ненавидели, но иногда перебиралась ко мне – иногда на ночь оставалась, а иногда и на неделю, если за это время мы не ссорились. Честно говоря, жениться я не собирался, не на ней, а вообще. Я любил, очень любил Алину, но муж из меня…А уж из нее жена!!! Ни к чему это было. Она слава богу мою позицию разделяла, замуж не хотела, детей вообще ненавидела. Нам было и так хорошо. Но вот однажды я заметил, что моя куколка загрустила. Вся такая задумчивая стала, спокойная, и во время секса поостыла. Поговорив с малышкой по душам ( да, мы чувствовали друг друга, дорожили нашей крепкой духовной связью ), я вытянул из нее, в чем причина. Поскольку она у меня была красотка, и весьма темпераментная, мужики к ней клеились, как мухи к варенью. Я видел, как она вертит перед ними своей задницей, провоцируя еще больше, но был спокоен – знал, что я для нее единственный. И вот моя кошечка, моя девочка, которая принадлежала мне одному, заявляет, что хочет попробовать секс с другим мужиком! Сначала я думал, что придушу ее. Но через неделю расставания – она хлопнула дверью и ушла, бросив напоследок, что я эгоистичный козел, я скрепя сердце вернул ее и разрешил попробовать, велев предохраняться – мы с ней не пользовались резинками. Почему я так сделал? Нет, не потому, что мне было все равно, конечно нет. Я ревновал, пиздец как ревновал, но в глубине души понимал, что она права – сколько у меня было любовниц за всю жизнь, а я у нее только один. Нечестно. К тому же я был в себе уверен – лучше меня ей никого не найти – не раз слышал от женщин жалобы на мужиков.

Я оказался прав – она попробовала с одним, другим, третьим, а потом прибежала ко мне, и когда я очередной раз довел ее до оргазма, злой как черт, жестко натягивая на себя ее бедра, придушивая шейку, она разгорячено прошептала:

— Ты самый лучший!

С того дня тема оказалась закрыта. Я простил ей походы налево – сам же разрешил, а она больше не заикалась об этом. Нас снова было только двое, она все чаще признавалась, что так как со мной ей никогда больше не будет хорошо. Но ее хитрые манипуляции на этом не закончились. То она захотела попробовать с девочкой, то ей вздумалось наказывать меня воздержанием. А потом она изобрела еще кое-что. Я был строгим, баловал ее, но в меру, под каблуком у нее никогда не плясал. Ее видимо это не устраивало, она была явно против того, что я так явно демонстрирую свое лидерство, и она научилась мною вертеть. Стоило мне ей в чем-то отказать, как она после офигительного минета, томно размазывая мою сперму по губам, наивным голоском говорила:

— Ну пожалуйста, ну можно?..

Конечно, блядь, можно! Теперь-то уж конечно! Стерва. Но мне это даже нравилось – не любил я лохушек никогда. Моя Алиночка была просто потрясающей женщиной, все в ней было – и мягкость, и покорность, и теплота, и красота, и ум, и сексуальность, и хитрость…За два года она ни капли мне не надоела, напротив, я все больше убеждался в том, что она моя. Моя навсегда.

Олег, мой единственный друг, подбивал меня жениться. Я ничего от него не скрывал, и он знал о похождениях Алины, знал даже то, чего не знала она – пока она скакала по другим мужикам, я напивался в говно у Олега, размазывая сопли и слюни в пьяных слезах, жалуясь на неверную и неблагодарную проститутку. Он меня поддерживал, убеждал, что она непременно вернется, надо только переждать ее всплеск, подождать, пока она разочаруется, и тогда она снова моя. А теперь, когда все у нас наладилось и Алина больше не гуляла, он настаивал, что нам пора жениться.

— Так она точно будет только твоей. – наивно убеждал он. Будто штампом в паспорте можно заклеить женскую мандюшку! Если она гулящая, то все-равно будет гулять. Но объяснять это ему – себе дороже. Он так мечтал найти «свою половинку» и быстрее наплодить с ней детей, что верил в то, что свадьба решит все проблемы и у нас.

Олег часто бывал у нас, и мы к нему ходили. Я знал, что Алина ему симпатична, не то чтобы как девушка, а вообще. Она была очень мила, любила гостей, вкусно готовила для них. Видимо Олег завидовал, что меня кто-то ждет по вечерам с теплой тарелкой, а он готовит себе сам. Откуда ему было знать, что готовила Алина раз в пятилетку, под настроение. Он видел в ней то, что хотел бы иметь сам. Не раз он восхищенно признавался, что завидует мне, Алина в его глазах была просто мечтой, но меня это не напрягало – я был уверен в друге. Он бы не посмел, никогда не предал бы меня. А вот Алина…

Я не сразу это заметил, но однажды мне бросилось в глаза, как она вертляво крутит задом перед моим другом. Потом пару раз якобы случайно присела к нему на колени, и смотрела на него так, как смотрит сучка на кобеля. Зная, что эта маленькая сучка способна на все, я устроил все так, чтобы Олег к нам больше не приходил, когда она была дома. Алина сразу это просекла, и начала интересоваться куда делся мой друг.

— Что-то давно его не видела. –с наигранным безразличием бросала она.

— Что, захотела под моего друга? – злостно бросил я, и по ее бегающему взгляду понял, что попал в точку.

Ах ты сука! Я просто в бешенство пришел. Ну почему, почему моя любимая такая шлюха? Ей мало было моего унижения, когда я сам позволил ей трахаться с другими мужиками, так теперь ей понадобилось раздвинуть свою пылкую щель перед моим единственным другом? Я не подал виду, что меня это выбесило, но ночью оторвался на ней за все. Я ее буквально ненавидел, трахал ее жестко, как шлюшку, бил по лицу, хватал за волосы, долбил прямо по матке – благо размер моего члена это легко позволял. Почти насильно отымел ее в позе, которую она ненавидела – с задранными вверх сомкнутыми ногами. Больно ей видите ли было. Потерпишь, шлюха. Ты ведь шлюха? Ух и злой же я был. Когда засаживал ей сзади, исхлестал ее задницу, так что та покраснела, а потом кончил ей прямо на волосы, не обращая внимания на ее недовольные вопли. А потом трахал снова и снова, всю ночь, от злости, а не от возбуждения. И что вы думаете? Она так обкончалась, как никогда до этого. Аж обрызгалась. Я ее бил, а она скулила от удовольствия, я душил ее, а она закатывала блаженно глаза, плевал ей на лицо, а она становилась еще мокрее, елозя подо мной от вожделения. Ну точно, шлюха. Когда все закончилось, я нарочно закурил прямо в постели, стряхивая пепел на нее, а она, блаженно растянувшись на одеяле, прильнула ко мне, как пиявка, и восхищенно прошептала:

— Это был самый лучший раз. Я тебя обожаю.

Время прошло с того дня, моя злость на нее утихла, и снова все пошло гладко, только Олег теперь реже к нам захаживал. Алина перестала о нем спрашивать, и я успокоился. А зря… Через какое-то время она опять стала грустно-задумчивой, и я понял, что ее похотливая пиздюшка затосковала по новым впечатлениям.

— Что на этот раз? – поинтересовался я как-то после тухлого секса.

Она помялась для приличия, и призналась заикающимся голосом, что мечтает о сексе с двумя мужчинами одновременно. Чтоб один ее держал, а другой трахал, а потом бы они менялись местами. Я даже отвечать ей не стал – дал пощечину и пошел в душ. Разбивая от злости кулаки в кровь, представлял что молочу ее по обманчиво милому личику. Сука, вот сука! Послать бы эту шлюху на хуй, забыть о том, что она вообще существует! Но я знал, что не смогу – я дышать без нее не мог. Ни одна женщина не была со мной так долго, ни одной не удалось меня прогнуть, только ей, ей одной…И самое противное – я уже знал, что и это блядство я ей разрешу. Я ведь ее знал, она все-равно сделает по-своему, пойдет и перепихнется за моей спиной. Представив, как ее дерут в два ствола какие-то ублюдки, а она сладострастно извивается под ними, насаживая текущую пизденку на их хуи, я снова ударил кулаком по кафелю, тот треснул и по моей руке побежала густая струя крови. Боль отрезвила меня, и я принял нелегкое, пиздец какое нелегкое решение.

Она еще лежала голенькая на моей постели, когда я вернулся. Увидев меня, призывно выгнула шикарный зад и просительно заглянула мне в глаза. Хороша, как же эта сука была хороша! И она уже не только моя, хочет другого…А вернее, других. Впервые в жизни я почувствовал, что сейчас заплачу перед бабой. Она значила для меня намного больше, чем я думал. Я больше не принадлежал себе, ей все-таки удалось заставить меня лечь под каблук.

— Тебе это так необходимо? – спросил я. Услышала ли она мою боль в голосе?

Она быстро села на кровати и прижалась ко мне, касаясь налитыми сиськами моей спины, и шепнула на ушко:

— Я только попробовать хочу, один разик. – зарылась в мои волосы носиком, добралась до шеи, нежно поцеловала.

— Если я соглашусь, у меня условие… — я сам не верил, что говорю это. Фактически, я уже дал ей согласие, и она тут же воодушевилась.

— Конечно, любимый. Любое условие, что скажешь.

— Это буду я. И кто-то еще. Ищи второго.

Все, пизда, я только что развязал ей руки, а вернее, письку. Она знала, что если я сказал что-то, то слов своих назад не заберу. Теперь зависело от нее, от степени ее блядства, от того, насколько она шлюха.

— А что его искать? – удивленно воскликнула моя шлюшка. – Пусть это будет Олег.

— Олег? – я тут же разозлился.

— Да, а что? Я ему нравлюсь, это точно, я давно заметила. Ты сам рассказывал, что вы молодости трахали одну на двоих. – хитро напомнила она.

Разозлившись на себя за излишнюю болтливость, я не знал, что ответить. Да, было дело, много лет назад, еще когда учились, мы с Олегом трахали девчонку вдвоем. Случайно тогда повернулось дело, мы выпили, девочка тоже, ну и завертелось. Но блядь, это была случайная девушка, которую мы даже не знали, как зовут, а тут моя Алиночка, моя малышка, и мой лучший друг увидит ее пизду, будет натягивать ее, давать ей в рот???

— Или вам тогда не понравилось? – ядовито подколола она, видя, что я не отвечаю.

— Понравилось. – злобно прошипел я. – Нам понравилось, а ей не знаю. – И тут я сорвался: — Ты вообще представляешь, что это такое? Думаешь, два мужика, значит и удовольствия в два раза больше? Да ни хуя, ни хуя!!!

Я заорал на нее и схватил за волосы, бешено тряся ее, как тряпичную куклу. Я делал это, я знал, что думает мужик о девке, которая отдается нескольким хренам. Я не хотел, чтобы о моей девочке кто-то думал так же, тем более Олег. Алина болталась в моих руках, безропотно снося мою ярость, откинув нежную шейку назад. Ну как, как она могла хотеть такого унижения? Она, моя возвышенная девочка, умная, знающая себе цену, великолепная…Почему ей досталась такая течная щель, которая руководила ею, превращая в самую настоящую шалаву?

Не знаю, как я пережил эту ночь и не задушил ее во сне. Она спала, сладенько посапывая, совсем как невинная девочка. А я курил одну за одной, пока сердце не задавило, думая о том, что своими руками отдаю любимую женщину на растерзание. Она не знала, что это такое, наивно думала, что ей понравится, хотела этого, выпрашивала у меня разрешения… Конечно, я знал, что Олег не зверь, к тому же Алиночка нравилась ему, и он не обидел бы ее, но когда перед мужиком оказывается готовая раскинутая шлюшка, он звереет. Что мы с ней сделаем? А самое главное, что будет потом? Сможем ли мы сохранить наши отношения? Смогу ли я дружить с Олегом дальше, помня о том, что он ебал мою девушку? Наверное, этого я боялся больше всего – потерять их. Даже не того, что она изменит – она уже изменяла мне, и я это пережил.

Но решение было принято, оставалось только поскорее воплотить его, а там будь что будет. Наступил день икс, точнее, вечер. Я пригласил Олега, Алина была дома – мы заранее с ней решили, что я сам сообщу Олегу, так ей будет менее стыдно. Он еще ни о чем таком не подозревал, как обычно мы болтали, сидели все на диване, Алина между нами…Я чувствовал, что она уже возбуждена, помимо воли прижималась ко мне бедром, наверное, и к Олегу тоже. Мы пили коньяк, Алина вино – в трезвом уме вряд ли кто-нибудь из нас, кроме разве что Алины, решился бы на еблю втроем. За стояк я не волновался – у меня всегда работал, даже в пьяном состоянии я был способен часами трахаться. А злость всегда придавала мне сил. Вот Алина встала, призывно качнула попкой перед нашими лицами, и направилась в туалет – наверное, по-маленькому захотела от возбуждения. Я воспользовался ее отсутствием и начал разговор:

— Классная у нее жопа, да?

Олег замешкался, не зная, что ответить, и я подбодрил:

— Да ладно, расслабься, я же видел, как ты на нее смотрел. Слюни потекли.

Друг смущенно улыбнулся и признался:

— Ну, она красивая. Я тебе всегда говорил – Алина класс.

— Ты бы ее хотел, да? – спросил я деланно расслабленным голосом.

— Марат, ты че… — замялся он. – Не думай ниче такого, она классная, но я даже в мыслях никогда твою..

— Помнишь, как мы драли телку вдвоем? – не дал ему договорить я.

По лицу Олега я понял, что он изрядно охуел от догадки, и поспешил ему все объяснить:

— Она хочет тебя. Нас обоих, сечешь?

Друг был в ахуе, и я его понимаю – я сам не верил, что говорю все это. Наконец он спросил:

— Ты пьяный, Марат? Алина твоя девушка, а не телка.

— Да знаю я все… — горько протянул я. – Только понимаешь, шлюха она. Ею пизда управляет. Если захотела – обязательно получит свое. Хочу, говорит, с двумя, умираю. Только разик, любимый – прогнусавил я, изображая Алину. – Лучше мы, Олег, чем какие-то ублюдки. Это ради нее, понимаешь?

Олег не отвечал, но по его лицу я понял, что он уже представил мою кошечку на своем члене. Наверное, не в первый раз.

— Ну как, поможешь? – спросил я.

— Бля, ну это как-то неожиданно… -протянул он. – Но вообще-то она мне нравится, правда нравится. Я хочу ее давно. – признался друг и тут же добавил: — Прости. Я бы никогда к ней за твоей спиной…

— Да знаю я. – Перебил я. – Просто трахнем ее, ок? Будто это шлюха. Ну, хочет она так – чтобы в два ствола, жестко.

Он не успел ответить, Алина вернулась и вновь уселась рядом с нами, протискиваясь упругой пышной попкой между нашими бедрами. Представив, как ее голая задница скользит по нашим телам, я возбудился, и в то же время взбесился. Снова глотнул коньяка, Олег тоже – видимо, и у него уже стоял. Я был уверен, что Алина текла. Поставив стакан на столик, я притянул ее к себе и грубо поцеловал в губки, прикусывая их. А затем развернул ее и пихнул к Олегу, держа ее за волосы:

— Хочешь попробовать какая она сладенькая? – спросил я.

Олег замялся, не решался сделать этот первый шаг, но тут вмешалась Алина:

— Вы такие красивые, оба… — протянула она уже тягучим полупьяным голосом. – Я ваша. Возьмите меня.

Вот тварь! Убил бы ее! Но куда было деваться – я сам ей позволил. Олег придвинулся ближе, вжимая Алину в меня, и она беспомощно пискнула, оказавшись зажатой между нашими телами. Я еще держал ее за волосы, оттягивая шею назад, и тут я услышал ее сладостный стон – Олег поцеловал ее в губы, обвивая руками за талию. Она тут же вся обмякла, откинулась на меня, подставляя свое тело поцелуям моего лучшего, сука, друга. Я предполагал, что он будет нежничать, и предупредил:

— Не затягивая с соплями. Она любит горячую еблю. Да, сука? – я тряхнул ее, и она промычала в знак согласия.

Член предательски выпирал из штанов и упирался ей в поясничку, наверное и у Олега точно так же торчал. Уж не знаю, во что там упирался его хрен на теле моей потаскушки, только она стонала, как будто ее уже вовсю трахают. Это должно быть от вина – стоило ей выпить немного, как она начинала течь и подставлять свою развратную пизденку. Иногда я специально подпаивал ее, чтобы насладиться тем, как она умоляет меня трахнуть ее.

— Хочешь нас? – спросил я.

-Да! – выпалила Алина. – Очень хочу, пожалуйста!

Олег замычал, примыкая к ее груди поцелуем, и я понял – пора. Молча подняв ее за плечи, я встал с дивана. Олег взял ее под задницу, и мы понесли ее ебать. Пока несли, она стонала и извивалась, видимо предвкушая развратный трах. Самое стремное, я так хотел ее сейчас! Меня так возбудило все происходящее, ее похоть, то, что она готова обслужить нас обоих. Швырнув ее на кровать, мы разделись, и я заметил, как она похотливо скользнула взглядом по нашим членам. У Олега был толстый, как дубина, правда, короче, чем мой. У меня тоже был внушительный, но у него прям дубина, я даже подумал, что он не влезет в узкую пизденку Алины. Она еще была одета – платьице задралось, попка в кружевных трусишках заманчиво выгнута, чулки на аппетитных ляжках…Шлюха.

Мы улеглись по обе стороны от нее. Она лежала на боку, спиной ко мне, и терлась своей горячей задницей об мой хуй. Олег снял с нее платье, а я лифчик, и мой друг, впервые увидев ее охуенные сиськи с вечно торчащими бежевыми сосками, присвистнул. Он принялся их ласкать, целовал соски, она вся извелась бедная, так и норовила насадиться на меня, но я ловко увиливал. Пусть потомится, сучка. Затем он переключился на ее губки, целовал и целовал, они сосались, его руки гуляли по ее спинке – я чувствовал их животом. Она все-таки была моей девушкой, и я властно оторвал ее личико от его губ, повернул к себе и тоже поцеловал ее. Она простонала, поласкала меня языком, и тут к нам присоединился Олег – склонился над нами и провел языком по ее раскрытым губам, задевая и мои. Это было и отвратительно, и обжигающе сладко. Такого разврата я еще никогда не знал. Не контролируя себя, я лизнул его язык, а потом мы принялись вдвоем вылизывать ее ротик, изредка спуская слюну в нее. Алина просто изнемогала, она так хотела, так дрожала от желания.

Мы так распалились, сил не было терпеть, хотелось ей сунуть, и еще больше хотелось посмотреть, как ей присовывает Олег. Она все еще лежала на боку, я стянул с нее трусики, обнажая гладенькую писюльку, раздвигая бедра, демонстрируя ему ее текущую плоть.

— Смотри, какая она шлюха. – прошептал я.

— Я хочу ее. –прохрипел Олег, и сунул ей палец во влагалище. Она вздрогнула, прижалась ко мне плотнее, отдаваясь его толчкам. – Узенькая такая. – восхищенно сказал Олег, вытащив палец из моей Алины.

— Давай я первый. – я присунул ей немного, нарочно медленно потрахивая, а затем вытащил, подставляя ее Олегу. Он тут же сунул следом в мокнущую дырочку, и Алина вскрикнула от восхищения. Вскоре выйдя из нее, он отдал ее мне, и мы принялись по очереди совать в ее мокрющее влагалище.

— Тебя это возбуждает? Этого хотела? – спросил я Алину.

— Да, очень! – пискнула она, и задвигала жопкой. – Еще, я хочу еще!!!

Тогда я вогнал на всю длину и жестко потрахал, заставляя ее скулить от вожделения. Когда я вышел из нее, она в порыве страсти забралась на Олега и насадилась на его член. Запрыгала на нем, прикрыв глаза от наслаждения, а он затуманенным взглядом осматривал ее прыгающие сиськи. Скоро он скинул ее с себя, перевернул, и вошел в нее сзади. Алина закричала, вцепилась в простыни, прогнула спинку перед ним. И тут меня накрыло. Ревность обуяла меня, глядя как он натягивает мою девочку, а она с блаженной улыбкой мокрой суки подставляет ему свой зад.

— Дай мне. – буркнул я и пристроил головку к ее только что отъебаному влагалищу. Было в этом что-то мерзкое и одновременно сладостное. Я вошел туда, где только что был член моего друга, и это был пиздец, во всех смыслах. Олег поднес багровый член к ее личику, и она жадно впилась в него губами. Я знал, как хорошо ему сейчас – сосала она охуительно. Он застонал, и я даже подумал, что он может и кончить. Злость накрыла меня, и я задолбил с утроенной силой. Я ебал ее так жестко, как никогда, словно мстя ей за подлость, измену, такое распутство. Она визжала как самая настоящая блядь, яростно сосала Олегу, держась ручками за его накачанные бедра. Потом мы поменялись – он трахал ее, а я наслаждался сладким минетом, искоса наблюдая, как мой друг дерет мою киску.

Скоро Алиночка пожаловалась на то, что устала в этой позе, и мы перенесли ее на комод, уложив так, чтобы попка оказалась на краю. Встав по обе стороны от ее ляжек, мы по очереди пихали ей члены, доставляя ей немыслимое удовольствие. Иногда наши члены соприкасались в жадной борьбе за единственную дырку — в попочку моя детка категорически не давала. Когда головка Олега скользнула по моей, я помимо воли замычал от нестерпимого кайфа, на нас что-то нахлынуло, и мы поцеловались, продолжая тереться стояками.

— Ой, бляяя… — прошептала Алина, глядя на нас. – Я щас кончу, щас кончу!!!

Мы оторвались друг от друга, Олег вошел в нее, а я одной рукой надавил на ее животик, щекоча другой торчащий клитор. Она завыла, задергалась, и я понял, что она кончает. Ее трясло, она начала побрызгивать пизденкой, сводя с ума моего друга. Он задолбил ее сильнее, его толстый член порядочно растянул ее узенькую щель, а мои умелые пальцы превратили ее клитор в затвердевший комок пульсирующей плоти.

— Кончаешь, сучка? – прошипел я.

— Еще, еще!!!! – орала она, яростно елозя задницей под Олегом у меня на глазах. Что за шлюха!!!

Когда оргазм отпустил ее, Олег прохрипел:

— Я тоже щас кончу.

С этими словами он вытащил свой жирный член, сжал пальцами всю ее киску, приставил головку к клитору и брызнул густой белой спермой. После он отпустил ее лепесточки, они расправились, и его сперма обволокла каждую ее складочку, клитор, растеклась по вульве. Не знаю, чего во мне было больше – ненависти к ним или животной похоти в этот момент. Не успев подумать, я вошел в Алину и принялся дико трахать, нагоняя оргазм. Сперма Олега украшала писюльку моей детки, вид ее обконченной промежности сводил меня с ума, и я бурно кончил ей внутрь. Спермы было так много, что она вытекала наружу, капая на пол. Когда я вышел из нее, она вся была в нашей сперме, из влагалища капало, на лобке блестело, клитор утонул в белой массе…Бля, самая натуральная шлюха, проститутка, шалава!

Она лежала с раздвинутыми ногами перед нами, довольно улыбалась сытой улыбкой, выгибалась, подставляя нашим рукам свое тело. Мы пощупали ее немного, постучали членами по ляжкам, за сисечки подергали, но всем было уже понятно – кончилось все. Она обкончалась, получила то, что хотела, мы тоже кончили, так что закругляться было пора. Я снял ее с комода и отправил в душ смывать нашу сперму, смачно шлепнув по жопе, она довольно взвизгнула и удалилась, оставив нас вдвоем.

Первым очухался Олег.

— Слушай, это было как во сне…

— Вот и считай, что это был сон. – бросил я, не глядя на него.

Натянули штаны, отвернулись друг от друга, не зная, о чем еще говорить. Тут вернулась Алина в халатике и плюхнулась на кровать.

— Пошли все вон. Я спать хочу. – протянула она и уткнулась в подушку, подтянув ножку к животику.

Мы покорно побрели прочь, как бараны, не глядя друг на друга. Ночь была на дворе, а спать не хотелось. Алина заснула — слышно было, как она сопит, а мы с Олегом раскинулись на диване. Разговор не клеился, неловкость сковала язык. Вспомнилось, как мы сосались, терлись своими членами перед пизденкой Алины… Пидорасами стать готовы были из-за этой поблядешки.

— Че, ебнем? – предложил я, берясь за графин коньяка.

— Давай. – согласился он обреченно.

Выпили, а потом еще, и еще… Алкоголь развязал язык, мы все обсудили, пришли к выводу, что это было классно, и решили забыть об этом во избежание дальнейших проблем.

— Главное, что ей понравилось.– пьяным голосом подытожил Олег и вырубился, упав на диван.

Наутро я первым протрезвел, проводил Олега, делая вид, что все как обычно. Зашел в спальню – моя шалавень все еще спала, приоткрыв ротик. Я посмотрел на нее, вспомнил, как она кончила под моим другом – не подо мной – и понял, что не смогу больше ее трахать. Я так боялся этого, и это произошло. С Олегом как-то все уладилось, а вот с ней…Ну не мог я больше ее видеть.

Мы расстались, я выгнал ее, не отвечал на ее звонки, смски. Замок сменил на двери – забыл отобрать ключи у нее. Но хватило меня на месяц. Я страдал без нее, задыхался, ненавидел ее за то, что она такая блядь, что ею управляет пизда…Она была моей, моей, потерять ее было невыносимо. Я взял отпуск и все 28 дней пробухал, не выходя из дома. Чем больше я ее не видел, тем сильнее понимал, что она мне нужна. Я так любил ее, все готов ей был простить. И это простил…

Когда она вернулась ко мне, я сначала избил ее, а потом так трахнул, что она впервые умоляла остановиться.

— Больше никого здесь не будет! – орал я, хлопая ее по киске.

— Да, да!!! – кричала она, обнимая крепко за мою шею. – Ты самый лучший, самый лучший!!!

Изголодалась по мне за этот месяц. Я знал, что больше не вынесу ни одной измены, что просто умру, если она снова мне изменит…

— Что мне сделать, чтобы ты больше не ходила налево? – устало спросил я, когда мы оба кончили и валялись рядом.

— Убей меня. – обреченно предложила она, и я понял, что ее гульки никогда не закончатся. Я взбесился, она же только что обещала, что не изменит больше!

— Ты издеваешься надо мной??? Ты охуела, ты совсем охуела? – я снова принялся ее бить, трясясь от ярости. – Ты единственная баба, которой я никогда в жизни не изменял, единственная, поняла? Чего тебе не хватает? Что тебе надо, сука? Что тебе еще от меня надо??? Тебя на цепь посадить? Трусы железные надеть? Что сделать мне?

Она плакала – я слишком сильно ее тряс, наносил болезненные удары. Я был готов убить ее – так мне было бы легче, чем пожизненно чувствовать себя рогоносцем.

— Я же тебя так люблю. Почему ты такая шлюха? Ну почему? – орал я ей в лицо. Она боялась меня, впервые в жизни она меня по-настоящему боялась.

— Я не знаю. – оправдывалась она. – Я тоже люблю тебя. Когда ты меня бросил, я думала что умру. Но я не могу иначе. Не знаю почему.

— Тварь! Шлюха! – я избивал ее лицо, пока не разбил припухшую губку, и на подушку не хлынула кровь. Алина зарыдала, и тогда я остановился. Что мне, убить ее? Я бы мог, вполне мог бы сейчас это сделать. Взяв себя в руки, я отпустил ее.

— Извини. – сказал я, обтерев кровку с подбородка малышки. – Я не хотел. Но ты убиваешь меня своим блядством. Я на грани Алина, я реально на грани.

Она подползла ко мне, уткнулась мне в грудь и еще немного поскулила, выдавливая последние слезы. Хоть я и злился на нее, все же начал поглаживать ее роскошные волосы, шелковую спинку, попочку…Она была моя, моя единственная. Я понимал – что бы она ни сделала, я все ей прощу и приму назад. Она сломала меня, прогнула под себя, раздавила…

Мы до сих пор вместе, я с ума схожу от мысли, что потеряю ее. Пока она не гуляет, но надолго ли? Впрочем, я знаю, что заранее простил ей все ее измены. Все-равно я для нее самый лучший.

Дата публикации 21.11.2021
Просмотров 5027
Скачать

Комментарии

0