Белая полоса

***

Лифт, с торжественным писком остановился на седьмом этаже и открыл дверь. Я вышел и уверенно повернул налево по коридору. Я уже примерно знал, куда идти, потому что охранник у входа подсказал, где нужный кабинет. Передо мной был хорошо освещенный коридор с рядом ритмично уходящих вдаль закрытых дверей. Я нервничал и следил за чередой номеров кабинетов, идущих в эту строну по убывающей. По большей части, на дверях были только номера. Но на некоторых, были таблички с именами и должностями. Пройдя, наверное, полкоридора, около одной из таких я остановился и, постучав, заглянул в дверь.

***

-Здравствуйте. Вы Андрей? – серьезная крупная женщина в очках поприветствовала меня и указала рукой, — Садитесь, пожалуйста.

-Да, здравствуйте. Я.

-Вы опоздали.

-Извините, не там свернул, пока искал ваш офис.

Я сел на казавшееся уютным кресло, на которое указала мне менеджер по персоналу. Тяжелое, на вид мягкое, оно оказалось достаточно неудобным. Твердая прямая спинка не давала возможности почувствовать себя комфортно. Я стал осматриваться в незнакомом месте.

Женщина напротив холодно и строго меня осмотрела.

-Я Ирина Михайловна, менеджер по персоналу. Мы с вами сейчас немного побеседуем, потому что в вашей анкете не все для нас ясно, – её слова лились неприветливо и сухо, чувствовалось, что дело для неё привычное и не новое.

-Конечно. Без проблем.

Этот кабинет был самим воплощением бюрократического минимализма. Несколько шкафов с закрытыми дверцами, диван у стены, стол со стулом Ирины Михайловны, пара простых стульев справа от входа и то самое, неудобное кресло для посетителей. Человек, занимавшийся обстановкой этой комнаты явно знал своё дело. Следуя тонкому психологическому расчету, посетитель должен был чувствовать себя неуютно. Почему-то в голову лезла навязчивая ассоциация с комнатой для допросов. Хотя, конечно, это было ошибочное впечатление.

Я старался отвлечься и сосредоточиться хоть на чем-то. С удивлением я заметил для себя, что в этой странной комнате не было совсем ничего такого, что могло бы указать на личность или характер её владельца. Не было ни растений в горшках, ни фотографий на стенах, никаких человеческих мелочей, говорящих об увлечениях или привычках.

— Андрей Михайлович Стриженов? Все верно?

-Да, все правильно.

-Вредные привычки? Курение, наркотики?

-Нет, никаких. Курить бросил уж пару лет.

-В вашей анкете указано, что вы женаты, но детей нет. Почему? Вам ведь уже тридцать шесть.

-Это мой второй брак, не успели еще.

Ирина Михайловна посмотрела на меня поверх очков и сделала какую-то пометку в своих бумагах.

Вопросы сразу начали казаться мне странными.

-Тут указано, где вы работали. Какова причина вашего ухода?

-Еще работаю, — я её поправил. — Не устраивает политика нового руководства. Знакомая посоветовала обратиться к вам. Подсказала, что есть вакансия.

-Вот как? И кто ваша знакомая?

-Алексеева Света. Она тут работает – я напрягся, опасаясь, что сказал лишнего.

-А-а-а, Светлана Николаевна. Да, всё верно – Ирина Михайловна снова сделала пометку и стала перелистывать многочисленные страницы моей анкеты. Когда я заполнял их стандартную форму для резюме на сайте, я и не подозревал, что в бумаге получится так много листов.

Надо отметить, что такого большого вопросника мне еще нигде не попадалось, хотя это было далеко не первое место, куда я приходил. И некоторые вопросы были довольно необычными.

От моего внимания не ускользнуло, что моя знакомая по институту Света тут была не кем иным, как Светланой Николаевной. Мне стало немного неловко. Хотя пока непонятно, было это знакомство для меня минусом или плюсом.

-Ваш рост?

-Простите. Что?

-Назовите свой рост, пожалуйста?

-Метр и восемьдесят. Простите. А для чего это?

-Если вы хотите у нас работать, вам придется принять наши правила. У нас очень подробная анкета для каждого сотрудника. Это все будет потом использоваться в вашей карте психологической совместимости, если вы нам, конечно, подойдете. Кроме того, всем нашим сотрудникам мы оформляем от предприятия медицинскую страховку. Так что на некоторые вопросы вам придется ответить. У нас на сайте ведь указана подробная информация для соискателей. Вы не читали, или у вас есть возражения?

-Хм. Нет. Никаких возражений нет, – я еще больше напрягся.

-Наши правила могут показаться вам строгими. Но пусть вам будет известно, что по статистике большинства рейтинговых агентств, наша кампания может похвастаться самым низким процентом увольнений за прошедшие три года. Многие хотят к нам устроиться, а уходить не хочет никто.

Предприятие начало казаться мне каким-то сверхсекретным НИИ, или, как минимум, тоталитарной сектой. Если бы я не знал, где нахожусь, то, наверное, сразу бы так и подумал.

Но все было достаточно не секретно.

Фирма, в которой работает Света, и куда она мне посоветовала обратиться с поиском работы, называется «Прометей-М». Её сейчас многие знают. Занимаются они проектированием, изготовлением и установкой элементов уличного благоустройства. Чугунные скамейки, урны, красивые дорогие ажурные фонари, перила и прочее в том же духе. Их производственные цеха располагаются тут, недалеко, в Люберцах на улице Маршала Полубоярова. А головной офис, в котором я сейчас и нахожусь, неприметно расположился в новеньком здании недалеко от метро Жулебино. Так что на этом предприятии причины такого пристального внимания к своим сотрудникам для меня были загадкой.

Но, тем не менее, я решил поддаться и плыть по течению. В нашем НПО сейчас дела шли совсем скверно. Многие хорошие и толковые сотрудники уже уволились. А по полупустым коридорам ходили слухи, что новое руководство специально «банкротит» контору по заказу конкурента. Оно могло быть и правдой. А могло и не быть. Но легче от этого никому не стало.

Счастливый случай. Кажется, так это называют.

Месяц назад кто-то из выпускников нашего потока предложил всем вместе собраться в честь десятилетия окончания «политеха». Все стали дружно искать друг друга, вспоминая контакты. Наша группа в социальной сети быстро наполнялась, мы делились историями и интересовались, что у нас всех произошло за десять лет после выпуска. Конечно, не все было радостное, были и огорчения. Но у большинства тех, кто нашелся, все было более-менее. Я был старше остальных ребят на два года, потому что пошел в институт после армии. Наверное, поэтому, ко мне всегда отношение было уважительное и доброе. Меня и самого тогда забавляла такая роль «старшего брата».

Уже после встречи, Света сама написала мне через сеть с предложением о вакансии. Там в кафе, я, ничего не скрывая, честно сказал, что подумываю сменить работу. Так что это предложение пришлось очень кстати.

К слову, с самой Светой мне тогда нормально поговорить не удалось. Если меня все устроит, и я тут останусь, мы, возможно, восполним этот пробел. До сих пор я о ней знал только то, что она после института долгое время работала в Москве.

-Тут написано, вы принимали участие в проекте реконструкции Арбата?

-Да, принимал.

-Что конкретно вы там делали?

-План с расстановкой элементов благоустройства. И «рабочку» по консолям фонарей. Немного.

-Понятно, – и снова какая-то пометка в бумагах.

-Как давно вы женаты?

-Три года.

Ирина Михайловна снова изучающее посмотрела на меня поверх очков.

-График работы у нас может быть ненормируемым, — она вопросительно посмотрела на меня, не задав толком вопроса.

-Ничего, у меня уже такое было, — новая пометка.

-Страдаете хроническими заболеваниями?

-Нет, — пометка.

-Как относитесь к командировкам?

-Спокойно, — пометка.

-Если длительные?

-Ну, длительные, так длительные, — новая пометка.

-Страдаете импотенцией?

-Что? – мне показалась, что я ослышался.

-Вы не расслышали?

-Хм, расслышал. Нет, не страдаю. А это-то зачем? – я начал немного выходить из себя.

Ирина Михайловна внимательно рассматривала меня. Если это был контрольный вопрос, чтобы проверить моё самообладание, то эта тонкая психологическая уловка почти удалась. Я мысленно улыбнулся про себя, я уловил суть. Я почти сразу заметил, что вопросы намеренно чередуются. Если среди простых вопросов оставить несколько неудобных для абитуриента, то ему будет проще честно на них ответить. Так вот какая тут была игра!

-Это, Андрей Михайлович, для медицинской анкеты. Лично мне это не интересно, поверьте.

Судя по её тону, я поверил.

Я утвердительно кивнул, готовый теперь к любым каверзам этого собеседования.

-В анкете указаны программы, которыми вы владеете. Как вы оцениваете уровень владения?

-Хм, — я подбирал более подходящее определение, — уверенный пользователь!

-Вы сова или жаворонок?

-Жаворонок, — да, я действительно не могу спать по утрам.

-Болели венерическими заболеваниями?

-Нет, никогда, — ответил я, не имея об этом ни малейшего представления.

-Верно, что вы правша?

-Да.

-Как вы относитесь к лицам нетрадиционной сексуальной ориентации?

Это был точно вопрос с подвохом. Надо было или обдумывать подходящий ответ, что могло показаться подозрительным, или сразу отвечать честно. Я решил сказать, как есть:

-К лицам нетрадиционной сексуальной ориентации я отношусь отрицательно, — пока я произносил свой длинный ответ, повторяющий вопрос, я выбирал между «отрицательно» и «негативно». Выбранный вариант показался мне более отражающим суть и в то же время не носящим агрессивного оттенка.

Ирина Михайловна что-то записала в бумагах. Почему-то мне показалось, что мой ответ был правильный и соответствовал корпоративной политике кампании.

-Ваш любимый цвет?

-Хм, красный, — почему об этом я никогда особо не задумывался.

-Вы не будете возражать, если на некоторые вопросы мы попросим по телефону ответить вашу жену?

-А вот это еще зачем?

-Для полноты анкеты. Это только с вашего согласия. Если вы не будете против.

-Тогда я буду против.

-Значит, на несколько вопросов в анкете вам придется позже еще ответить самому.

-Вот это можно, — я четко дал им понять, где граница моего личного пространства.

-Вы подали заявку в проектный отдел, все верно?

-Да, надо полагать, — честно говоря, я ничего еще не понимал в их корпоративной структуре.

-К сожалению, в «проектном» сейчас вакансий нет, – она замолчала, изучая мою реакцию.

Моя реакция был никакой. Я не мог себе представить, что столько времени сейчас было потрачено впустую. Я ожидал продолжения.

-С вашим опытом и знаниями, мы можем предложить место в отделе защиты от коррозии. Мы готовы вам обеспечить тот уровень зарплаты, который вы указали в своей анкете в качестве желаемого. Но, только после трех месяцев испытательного срока. На этот период вам будут предоставлены семьдесят пять процентов от этой суммы.

Я даже не пытался скрыть своё удивление. Потому что сумма, которую я указал, была достаточно оптимистической. В принципе, я был готов согласиться и на её половину.

-Честно говоря, я никогда этим не занимался. Но я готов попробовать, — я внутренне напрягся, и у меня почему-то перехватило дыхание.

Название отдела, правда, звучало ново и непонятно. Были опасения, что придется многому доучиваться по ходу.

-Хорошо, Андрей Михайлович, тогда мы можем начинать вас оформлять. Я пока что подготовлю договор и небольшой вопросник дополнительной анкеты. Сообщите нам об условиях и дате вашего увольнения с текущего места работы. А пока вы можете подойти к начальнику отдела, она вам все расскажет и покажет. Дальше по коридору, кабинет 703.

-Хорошо. Как начальника зовут?

-А вы с ней уже знакомы, Андрей Михайлович, — я приятно удивился и подумал, что возможно это интересный поворот моей жизни. При таких условиях я готов был заполнить любую анкету.

***

Я постучался и вошел.

-Привет, Света. Ну, у вас тут и строгость.

-Привет, Андрей, проходи. Садись. Ну что? Поработаем вместе?

-Еще бы, конечно поработаем! — кажется, я сиял от счастья.

-Помучила тебя Ирка?

-Есть немного. Хуже, чем на «госах»!

-Тяжело в учении…, Я рада, что тебя все устроило. Чая?

-Да, хорошо бы. А насчет зарплаты это не шутка?

-Нет, тут с этим не шутят. Сколько «испытательного»? – Света захлопотала с кружками и чайником.

-Три месяца.

-Ну, в принципе, могли бы и меньше сделать. Ну, я поговорю там, наверху. – На столе появилась ваза с печеньем и конфетами.

-Ого, даже так? Ну, спасибо! – мне еще было тяжело принять мысль, что в моей жизни началась «белая» полоса. Я совсем расслабился.

Кабинет Светы был обставлен совсем иначе, чем у холодной и сухой Ирины Михайловны. Вся мебель была удобная, всего было достаточно. Много шкафов и полок, заставленных журналами. Вокруг длинного стола для планёрок в центре кабинета стояли полдюжины мягких стульев. Я сел наугад в одно из тех, что стояли напротив окна. В противоположном от входа конце кабинета стоял стол с креслом начальницы отдела. Стены были обильно завешаны разноцветными декоративными тарелочками. Эта коллекция была явно собрана силами всех сотрудников. География мест, откуда они были привезены, впечатляла. Дела у фирмы явно шли прекрасно, если даже рядовые работники могли себе такое позволить.

-Тут у нас работают все молодые, способные ребята. Я тебя скоро со всеми познакомлю. – Света налила кипятка в «френчпресс» и, захватив две кружки, села напротив меня. – Ну, рассказывай, как живешь?

-Да так, нормально. Вот, ищу хороших перемен в жизни.

-Тогда ты пришел, куда надо!

-Кажется, да, — я чувствовал себя, почему-то, окрыленным. Первый раз за несколько лет.

-Андрей, ты вроде, как-то изменился?

-Наверное. Хуже? Лучше?

-Не знаю даже. Наверное, лучше. Но, кажется, ты какой-то напряженный. Или уставший. Тебе надо обязательно побывать на наших корпоративных встречах! Мне кажется, тебе должно понравиться. Как раз уже почти лето!

-Даже не знаю. Я вообще эту «карнеговщину» не люблю. Читал несколько книг на эту тему. Полная ерунда.

-Нет, Андрей, тут все по-другому. Но, в любом случае, пока ты на «испыталовке», тебя никто не зовёт. Так что надо тебе её как-то сократить.

Света разлила заварившийся чай по кружкам.

-А ты как поживаешь? Устроилась, вроде, неплохо?

-Да, тоже нормально. Тоже ищу хороших перемен, — Света тепло улыбнулась и посмотрела на меня.

Еще когда мы учились вместе в институте, я не без волнения замечал, что Света, кажется, никогда не носит бюстгальтер. Это было иногда видно по характерно проступающим через ткань выпуклостям её небольшой груди. Сейчас я заметил, что за прошедшие несколько лет она не изменила своим привычкам. Всё опять волнующе угадывалось. Воздух в кабинете был прохладным и сухим от тихо работающего кондиционера, который висел на простенке между окнами.

***

Уже в метро я ненадолго отключился от реальности, погрузившись в свои мысли. Даже в самых смелых мечтах я не мог себе представить, что все может сложиться так хорошо. Крупная фирма, стабильный большой заработок, знакомый начальник, очень приятный коллектив.

Кстати мои будущие коллеги меня действительно приятно поразили. На какой-то миг мне показалось, что я попал в какой-то розыгрыш. Потому что все было как в кино. И девушки и парни, сидящие за компьютерами и обсуждающие рабочие вопросы, были каким-то идеальными, как мне показалось. Все молодые, подтянутые, стильные и красивые. Все дышало молодостью и жизнью. Даже те из сотрудников, кто был постарше, выглядели очень хорошо. Всеми без исключения женщинами можно было любоваться и тешить себя дерзкими фантазиями. Как будто специально, чтобы усилить этот сюрреалистический эффект, каждая из женщин очень тепло и открыто отвечала улыбкой на любой твой взгляд. Разумеется, мне, привыкшему к работе в угрюмом и склочном коллективе, вся эта атмосфера казалась нереальной и фантастической. Света подмигнула мне, заметив моё удивление. Она знакомила меня со всеми. Я тщетно пытался запоминать имена.

Мои будущие коллеги тепло отвечали мне, показывая удивительную доброжелательность.

-Я уверена, мы все сработаемся! Ребятам ты понравился, — Света с улыбкой подбодрила меня.

Моего куратора на срок испытательного срока звали Михаил. Совсем молодой парень, коренастый и стриженый «под ноль». По его рукам высоко под закатанные рукава рубашки струилась темная вязь красивых татуировок. Света вкратце его представила как мотоциклиста, металлиста, музыканта, и просто выдающегося специалиста. Михаил крепко пожал мою руку. Я, мне показалось, заметил, что Михаил и Света заговорщически переглянулись.

Уже когда меня всем представили, на минутку в общий кабинет отдела заглянула и Ирина Михайловна. Теперь, кажется, она выглядела как будто приветливее и моложе. Она передала мне для изучения мою копию трудового договора и, кажется, ту самую дополнительную анкету.

Проехав станцию Рязанский проспект, я как раз вспомнил про неё и стал невнимательно просматривать вопросы. От некоторых мне стало немного не по себе. Но раз решение было принято, и я точно настроился работать в «Прометее», то я отвечу на все. Успокаивало, что этот вопросник будет храниться в папке, закрытой для посторонних глаз.

Кажется, моё лицо немного покраснело, пока я думал, как буду отвечать на некоторые вопросы. Если среднее количество сексуальных актов в неделю я мог назвать смело, то длину пениса в эрегированном состоянии я измерять не собирался. Меня серьезно волновало и заводило, для каких целей им может быть нужна такая информация.

***

Света действительно добилась того, о чем говорила.

Меня приняли на работу в среду, через полторы недели после собеседования. Начальник с уже для меня прошлой работы совсем никак не отреагировал на моё заявление об увольнении по «собственному». Чтобы уйти «по-хорошему», мне не потребовалось даже двухнедельной отработки.

Зато Анатолий Геннадьевич, с которым я встречался, когда подписывал временный договор, кажется, был искренне рад нашей встрече. Этот молодой директор был красив и подтянут. Его твердое рукопожатие не оставляло никаких сомнений на счет его искренности и силы.

Сейчас я уже знал, что фирмой руководят он, и его жена, Марианна Викторовна. До сих пор мне не довелось с ней встретиться. И оно было понятно. Из разговоров я понял, что она уже с месяц в Таиланде, на какой-то духовной практике. Надо было полагать, что именно она с мужем задавала психологический тон для своих сотрудников. В интерьере директорского кабинета сразу бросалось в глаза некоторое увлечение супругов Котлиных восточной культурой. Я, конечно, был не большой её знаток, но откровенные мотивы некоторых скульптур и фотографий явно указывали на Индийское происхождение.

Конечно, работать надо было много. С непривычки, это было тяжело. Мне пришлось в ускоренном порядке изучить три толстых книги по основам материаловедения, и еще штук пять, потоньше, о методиках современных способов защиты конструкций. Михаил внимательно проверял все мои чертежи и пояснительные записки. Судя по его реакции, наука пока что давалась мне тяжело.

Когда незаметно подходила к концу четвертая неделя моей работы в «Прометее», меня опять вызвал в свой кабинет Анатолий Геннадьевич, и предложил подписать уже постоянный трудовой договор. Вот так буднично закончился мой испытательный срок.

Я стал «своим».

В течение трех недель я пропускал все эти загадочные корпоративные мероприятия, потому что еще не был полноправным членом коллектива. Но теперь я смогу ходить и в тренажерный зал, и в бассейн, и даже на настольный теннис и волейбол. Хоть на всё сразу. Фирма предоставляла и оплачивала практически любой вид отдыха и проведения досуга для своих сотрудников. Мне начало казаться, что я попал в сказку.

***

-Ну что, Андрей? Все еще сомневаешься насчет корпоративных встреч? – Света стояла напротив моего стола и помешивала ложечкой свой кофе. – Думай быстрее, завтра у нас будет игра на природе. Я бы очень хотела тебя там видеть.

-Свет, завтра же суббота, — честно говоря, меня интриговала загадочность их развлечений. Но я серьезно боялся, что жена не одобрит моё участие.

-Конечно суббота. Ну, так что? За тобой заехать?

-Во сколько?

-Утром, в девять надо быть там.

-Ого. Свет, я что-то сомневаюсь…

-Ну, как знаешь…, — Света обошла мой стол и, наклонившись к моему уху, сказала чуть слышно: — А я так хотела тебя принять к нам в коллектив. И не только я.

У меня внутри что-то щелкнуло. Если откажусь, я, наверняка, потом сильно пожалею.

-Во сколько ты заедешь? Адрес, давай, продиктую.

-Адрес я знаю. Заеду в половину девятого.

-Что с собой брать?

-Ничего. – Света загадочно и волнительно улыбнулась.

***

Соврав жене насчет срочной важной работы, я нервно одевался в прихожей. Я не имел ни малейшего понятия о том, куда мы поедем. Но, чтобы не вызывать подозрений, я оделся как обычно и как обычно вышел без десяти восемь. Жена, не вставая с кровати, пожелала удачного дня.

Утро выдалось солнечное и жаркое, день обещал быть таким же.

Чтобы скоротать время, я обошел наш дом со стороны и, купив в ларьке минералки, сел в тени на площадке летнего кафе. Кафе откроется только через пару часов, так что сейчас тут никого не было.

Время тянулось томительно и долго. Я прокручивал в голове всевозможные волнующие перспективы.

Когда синий «Субару» моей начальницы въезжал во двор, я уже стоял в оговоренном месте. Водила Света уверенно. Быстро подрулив ко мне, она резко затормозила. Глядя на меня в окно двери через темные стекла солнцезащитных очков, она, кивнув головой, пригласила садиться.

Как только я захлопнул дверь и пристегнулся, Света резко нажала на педаль газа. Водила она удивительно резко для женщины.

-Доброе утро, Андрей.

-Доброе. Выглядишь классно. Ехать далеко?

-Нет, не особо. Недалеко за Мытищами есть один закрытый поселок с прудами. Летом там собираемся. У Котлиных там загородный дом. Кстати, опаздываем.

Стекла окон водительской и пассажирской дверей были опущены. От резкой езды воздух порывами врывался в салон и приятно освежал. Длинные, светлые волосы Светы то наполнялись ветром, то успокаивались на её голых плечах.

Я засмотрелся на мою молодую начальницу. Её светлая кожа светилась в лучах низкого, утреннего солнца. Только сейчас я с удивлением рассмотрел, как свободно и по-летнему она была одета. Из всей одежды на ней, кажется, был только верх от разноцветного купальника и обтягивающие, неприлично короткие джинсовые шорты. Кажется, сделанные из старых облегающих штанов, они были обрезаны так дерзко высоко, что между штанинами была оставлена одна узкая полоска ткани со швами. Только совсем символически что-то прикрывающая. Воздух, еще не остывший за ночь после вчерашней жары, уже был горячим и сухим. Света рулила, немного раздвинув ноги, подставив свои красивые бедра порывам иногда врывающегося в окно ветра. Почувствовав мой взгляд, Света улыбнулась и, пряча свою улыбку, отвернулась к своему окну.

Я не мог отвести свой взгляд от её гладких, округлых бёдер. Вид её шорт будоражил и волновал.

Света потянулась и включила радио.

-Что? Нравлюсь? – Света посмотрела на меня поверх солнцезащитных очков и, заметив моё смущение, рассмеялась, вернувшись к дороге.

Я сглотнул. Во рту пересохло.

-Еще бы. Ноги у тебя шикарные. Глаз не отвести.

-Только ноги?

-Все шикарное, Света. Ты вообще красавица. Я на тебя еще в институте засматривался.

-Да? Мало засматривался, значит!

Поерзав на сидении, она сделала вид, что изнемогает от жары. Игриво поджав губы, Света рулила левой рукой. Правой, держа за пояс, она еще выше натянула свои хулиганские шорты. Как будто этого ей показалось мало, она, просунув пальцы под края штанины, стала все выше и выше их задирать. Я, не отрываясь, следил за каждым движением моей спутницы. Откровенно оголившаяся впадинка между бедром и низом живота волнующе терялась в коротких завитках мягких светлых волос. Отсюда я заметил, что та самая полоска ткани теперь заметно врезалась в тело между двумя возбуждающими выпуклостями с короткими светлыми волосиками. Кажется, угадав мою мысль, Света оттянула пальцами плотную ткань в этом месте и передвинула её левее. Мой член напрягся. Света начала качать коленями в такт играющей песне. Теперь я видел её почти всю. Кровь начала стучать у меня в висках.

-Наташа в курсе, куда мы едем? – Света задала неожиданный для этого момента вопрос.

-Неа. А откуда ты знаешь? – Свою жену я ни с кем на работе еще не знакомил.

-Стриж, я про тебя все знаю.

Я напрягся. Что «всё» она могла обо мне знать?

-Андрей, достань свой член.

-Чего?

-Доставай, доставай. Я всё вижу.

Я вообще не понимал, что происходит. Света возбуждающе качала бедрами, ни на секунду не отвлекаясь от управления машиной. Мой член действительно предательски напрягся под левой штаниной, выдавая моё возбуждение.

-Андрюша, давай! Мы все этого хотим. Правда?

Света чуть шире раздвинула ноги и, проведя там пальцами своей руки, вытерла о мою ладонь то, что хотела мне показать. Я все понял без слов.

Я расстегнул брюки и, привстав, стянул их вместе с трусами. Мой член резко выпрямился и напрягся, как резиновый.

-Рубашку снимай. Плохо видно.

Я отстегнул ремень безопасности и выполнил просьбу моей спутницы. Разувшись и заодно стянув до конца неудобно приспущенные штаны, я теперь сидел совсем голый и снова пристегнулся.

Света осматривала мой член, бросая на него короткие взгляды. Сбросив скорость, она перестроилась в правый ряд. Сняв руку с рычага переключения передач, она сильно обхватила мой член и стала его изучать. Оголив головку моего члена, она, помассировала её пальцами и, поднеся к носу, понюхала. Никак не показав своей реакции, она обтерла пальцы об ткань своих шорт.

-Я сразу поняла, что в анкете ты про его длину пошутил. Хоть по верху, хоть по низу, у тебя там столько нет. Сантиметров на десять соврал. Хоть что-то в анкете есть правды?

-Хм, а ты-то, откуда знаешь?

-Вообще-то вопросы для этой анкеты начальник отдела будущим сотрудникам сам составляет. Так что твои ответы только я и видела.

Я не верил своим ушам.

-Так это все была твоя шутка? Про длину моего члена, любимые позы и прочую фигню?

-Почему шутка? Мне это все нужно точно знать. Нам с тобой еще работать. Но, видимо, придется все самой. Но это потом. А сейчас бардачок открой, там салфетки влажные. Ага, руки вытри. Теперь, там внизу тюбик лежит…. Да, этот. Нажми там…. Пару капель на пальцы. Ага. Знаешь что делать. Да, вот так…. Можно чуть сильнее…. Да. Так хорошо….

Закусив губу, Света рулила куда-то прямо по трассе. Она больше не гнала на всех парах. Мне даже показалось, что минут пять назад мы уже проехали Ивантеевку. Боюсь, что через полчаса нам придется разворачиваться и прилично долго ехать в обратную сторону.

Я испытывал удивительное удовольствие от прикосновений к её нежному, горячему телу. Она была великолепна. Красивая, раскованная женщина. Начальница моей мечты.

Не снимая белый «Айфон» с подставки на торпеде, Света кому-то позвонила, и сообщила по громкой связи, что мы опаздываем. Красивый женский голос из динамика звонко рассмеялся и выразил понимание.

Наверное, пытаясь бороться с сильным возбуждением и, в итоге, поддавшись ему, скоро Света сбавила скорость и свернула направо на грунтовку за каким-то путепроводом. Проехав в сторону от трассы несколько сотен метров, она остановила машину и заглушила двигатель. Я продолжал ласкать её. Она вздрагивала и по её шее вниз, через грудь, прочертив влажную полоску, покатилась первая капелька пота.

Справа от машины высоко вверх уходил зеленый откос насыпи. Слева, из прохладной тени от крон деревьев небольшой лесопосадки, было слышно непринужденное щебетание дроздов.

Света сняла солнцезащитные очки и, отстранив мою руку, открыла водительскую дверь.

-Пойдем! – она вышла из машины и, поправив сзади почти ничего не прикрывающие шорты, осмотрелась по сторонам. Осторожно ступая обутыми в светлые кеды ногами, она решительно отправилась куда-то вглубь этой рощи, даже не закрыв водительской двери.

Я, наспех натянув свои кеды, кое-как их зашнуровал и пошел следом.

Она уверенно шла куда-то вперед, возбуждающе качая наполовину оголенными круглыми ягодицами. Скоро я догнал её и, крепко обняв, начал покрывать поцелуями её шею и плечи. Мой член твёрдо упирался в её горячий и мягкий зад. Света в пол-оборота развернула ко мне голову, подсказывая поцеловать и, может быть, укусить её ухо. Вдыхая сладкий аромат её волос, я чувствовал, как она глубоко дышит. Поддавшись наслаждению, Света расстегнула пуговицу и змейку своих шорт и начала их медленно снимать. Я почувствовал, как их плотная ткань между нашими телами щекотала кожу, стягиваемая с бедер. Наклоняясь вперед, Света спустила их до земли и, перешагнув, сняла совсем.

Упершись руками в дерево, Света, сильно выгнув гибкую спину, расставила шире свои красивые, фигурные ноги. Больше мне не нужно было подсказок. Я, направив свой член рукой, аккуратно и медленно ввел его в Свету. У неё там все было влажно и очень горячо. Света резко вздрогнула. Или моя эрекция была выдающейся, или обычный партнер Светы сильно мне уступал, но у неё там все было несколько узко для меня. Про себя я удивился, что у девушки с такими шикарными бедрами, может быть такая скромная «изюминка». Как у совсем молоденькой девушки. Придерживая руками её талию, чтобы не сделать ей больно, я медленно, не до конца, вывел член. Стараясь нежно и аккуратно, короткими мягкими движениями, я вводил свой член всё глубже, пока не уперся бедрами в её мягкое и горячее тело. Света стонала и дрожала. То ли от возбуждения, то ли от сырой прохлады. Теперь я стал глубокими, уверенными мазками писать картину её оргазма, всё увереннее, сильнее и глубже. Моя подруга затихла, только шумно и жадно хватая ртом воздух. Мне сейчас показалось, что, именно так бывает, если ты у девушки первый. Напряженное, горячее нежное тело, непривычное, но уже открытое для сильных ласк и сурового мужского напора. Я поддался этому ощущению, отдавшись одной цели. Этот раз, как будто он был у Светы первый в жизни, должен стать для неё самым лучшим. Должен запомниться навсегда. Я чувствовал все, каждое движение. Я сосредоточился на своем члене. Я исчез, растворился. Меня не было. Я стал упругим, пульсирующим ритмом, который своими движениями заставлял сейчас её сердце биться в унисон с моим. Я стал волей, твёрдой и уверенной. Я открою и покажу ей все грани наслаждения здесь и сейчас.

Кажется, я слышал каждую её мысль, каждое желание. Я стал для неё всем, что она хочет. Я стал для неё оргазмом.

Потом я никогда не спрашивал её, запомнила ли она этот день. Но я точно знал, что она осталась довольна.

Когда я на руках нёс её расслабленное обессиленное тело назад к машине, её кожа покрылась мурашками. Она дрожала, и кажется, оставалась еще где-то там, далеко в волшебной стране своего удовольствия.

Не без проблем открыв дверь, я аккуратно уложил Свету на заднее сиденье. Она посмотрела на меня, ненадолго открыв глаза, и устроилась удобнее на мягком сидении.

Я обошел машину с другой стороны и, сев рядом, положил её голову себе на колени. Она тепло и нежно обхватила мои ноги руками. Мы никуда не торопились. Этот момент стоил, кажется, миллиона любых других.

На все еще открытую водительскую дверь села какая-то бурая лесная птичка. Она вертела своей маленькой головой, высматривая что-то в прохладной тенистой роще.

Сейчас я бы отдал все, чтобы эти минуты простого счастья длились вечно. Чтобы навсегда остаться здесь и сейчас. С моей нежной и милой Светой, в этом тенистом и тихом «нигде».

Я впустил это в себя. Теперь это навсегда будет со мной. Я никогда и ни за что от этого теперь не откажусь. Мы будем возвращаться сюда каждый раз. Я не знаю, кто мужчина моей Светы, не догадываюсь даже, сколько у неё может быть мужчин. Но я смогу стать для неё тем самым.

Света медленно приходила в себя.

Она приподнялась и села, поправляя верх своего купальника. Пока мы были там, и пока я нёс её, он совсем сбился и развязался, только чудом не потерявшись.

-Да, Андрей… Ты меня удивил!

-Ну, не знаю. Наверное.

-Хорошо тут. – Света, будто только тут оказавшись, осматривалась.

Вместо ответа я поцеловал её в губы долгим поцелуем. Света улыбнулась мне, и решительно хлопнув меня рукой по колену, продолжила:

-Андрюша, нас там ждут девчонки. Они тоже хотят поближе с тобой познакомиться. Для тебя приготовили приятный сюрприз. Нас будут ждать в любом случае! Так что, поехали!

Света заметила, что шорт на ней нет, и пошла искать их к нашему месту у знакомого дерева. Когда она вернулась к машине, она снова была в своих возбуждающих шортиках, а я был снова полностью одет, будто действительно собирался ехать в офис.

-Ну, Андрюша, оделся ты зря. Ничего из этого там тебе не понадобится.

Я давно догадывался, что их корпоративные встречи носят очень откровенный характер. Но догадываться и точно знать это разное.

-Света, теперь-то расскажешь? Что у вас там за мероприятия?

-Да ты и сам уже понял.

-Одни догадки.

-Тогда и не думай, скоро сам всё увидишь.

-Ладно. Поехали, посмотрим.

***

Ловко развернувшись на грунтовке, Света повела машину вдоль откоса путепровода назад к трассе. Кажется, мы опаздывали уже на пару часов к назначенному времени.

Она снова рулила, раздвинув ноги и бесстыдно оголив себя, отодвинув там узкую полоску шорт. Я снова начал заводиться. Света качала коленями в такт музыке. Кажется, она была в отличном настроении, и подпевала. Её солнцезащитные очки мы где-то потеряли. Но без них она мне нравилась больше.

-Андрей, достань там из бардачка. Ещё хочу. Просто так ехать скучно.

-С удовольствием, — я ей подмигнул.

-Нравится делать это для меня?

-Еще бы! Тебе я всегда рад!

-Ну, смотри, ловлю на слове! – Света расхохоталась, — Потом не жалуйся.

-А на что тут жаловаться? Ты же просто конфетка. Так бы и съел!

-Прямо съел бы?

-Съел бы! – я буквально пожирал глазами все складки её тела, покрытые короткими светлыми волосиками. Было замечательно, что Света русоволосая русская девушка. Потому что её мягкие светлые волосики там выглядели очень игриво и аккуратно.

Света задумчиво закусила губу и, помедлив, стала перестраиваться в правый ряд. Парой прикосновений она снова набрала на «айфоне» предыдущий номер, и, нетерпеливо всматриваясь вперед, стала искать подходящую безлюдную дорогу, чтобы свернуть.

Я не знаю, какой сюрприз подготовили для меня наши девчонки там, у далёкого пруда. Но, кажется, самый приятный для меня сюрприз я сегодня уже нашел.

Света подмигнула мне и, сбросив скорость, готовилась съехать с трассы.

24 июня 2015 г.

Дата публикации 11.11.2021
Просмотров 1642
Скачать

Комментарии

0