Необычная подработка Ани (1 часть: Предисловие)

Необычная подработка Ани. Часть первая. Предисловие.

— Мам! Я дома! Что вкусненького? — после 6 пар в универе, желудок был готов наброситься на мои ребра.

— О, Анютка пришла! Как отучилась? — мамуля выглянула из кухни в переднике, держа в руках кулинарную лопатку. Где-то у нее за спиной, на плите, что-то шкворчало, и ароматный запах разлетался по всей квартире — На ужин котлетки с пюре, только я хлеба не купила, сходи пока не разделась, ладно?

— Блин, ну сто раз же просила! Сложно было позвонить? Я возле магазина проходила! — возмутилась, но принялась натягивать, уже успевший оказаться на полу, кроссовок.

— Ну забыла я. Пока ходишь, как раз все готово будет.

— Привет — папа прошаркал из комнаты, где находилось его кресло-убежище, в сторону туалета — ничего, молодая еще, не умрешь.

Я лишь покачала головой, закрывая за собой дверь. Постоянно одно и то же, не могут заранее попросить? Ну ничего, вечером оторвусь. Серега с Темычем давно уговаривали меня на одно предприятие, но до сегодняшнего дня я не соглашалась.

Поужинали как всегда вкусно, благо мама любит и умеет готовить.

Отужинав, быстренько сбегала в душ, обязательный скраб после шугаринга пропускать нельзя, а у парней ничего такого конечно же нет. И вот, сытая, посвежевшая, пошла собираться.

Папа мой, бывший военный. В Питер перебросили из Новосибирска. Дали однушку в расселенной коммуналке. Привыкать к местному климату пришлось долго, в шкoле часто болела. Ну и конечно Нева. Что такое Нева, по сравнению с размахом Оби? Ладно, это все лирика. Сейчас уже так вжилась, что не уеду ни за какие коврижки.

Военная строгость отца всегда меня задевала, когда девочки ходили гулять, я сидела над учебниками. А если все же удавалось вырваться, то к вечерней поверке, в 20:00, должна была быть у себя в «камере».

Такие деспотичные условия, классу к 11, меня капитально угнетали, в связи с чем, бунтарская натура заставляла идти наперекор приказаниям нашего домашнего генерала.

В итоге, к окончанию шкoлы, я уже успела пуститься во все тяжкие и прослыла «давалкой» среди парней. А подруги, хоть и общались со мной мило, за спиной грязно осмеивали.

Дома, естественно, я вела себя как примерная девочка. Бунтарство бунтарством, однако лучше оно останется для отца секретом.

Конечно, нечистая репутация рано или поздно бы вскрылась, но, по воле случая, наша семья переехала из купчинских дебрей на другой конец города, собственно, в не меньшие дебри. Зато квартира побольше. У меня появилась отдельная комната.

Поступила сразу в три института, выбрала СПбГУ, где для меня открылись новые горизонты.

— Куда собираешься на ночь глядя? — строгий взгляд отца, пытающийся прожечь на мне дырку, словно кричал: «можешь даже не пытаться врать, я тебя раскушу с полуслова!»

— К Юльке. Нам реферат задали по истории, в паре делаем. На учебу от нее вместе поедем — я не колебалась, нарушая безмолвный приказ не врать. Уж что что, а это я научилась делать в совершенстве, пока отбывала срок «до 18». Однако, пока живу и ем за счет родителей, открытый бунт был противопоказан.

— Какая тема? — не оставлял попыток мой генерал.

— Временное правительство как рассадник кросс-дрессинга.

— Чего? — шутка явно не для военных мозгов конца советской эпохи.

— Про Керенского, папуль. Шучу я, не обращай внимания. Он же… Ай, ладно, мне бежать надо — поцеловав ничего не понимающего отца в щеку, я быстро напялила кроссовки, накинула свой рюкзачок под спорт, и схватилась за дверную ручку.

— Опять в своем рванье? — отец никогда не упускал возможности пожурить меня за то, как я одевалась: обтягивающие джинсики с дырками в разных местах. Спортивные кеды, или кроссовки, на ровной подошве, майки, топики и прочие нательные тряпки, лишь бы подчеркивали всю прелесть подтянутой фигуры и не мешали быстро передвигаться. Когда я выбрила левый висок, оставив не тронутой челку справа, думала, он вообще меня в дом не пустит. Но нет, смирился.

— Пап, ну так модно сейчас. Да и тепло уже на улице — я открыла дверь, стремясь убежать от этих надоедливых разговоров.

— Модно у нее, видите ли. А если завтра модно будет… — конец фразы я не услышала, потому что захлопнула дверь, но что-то подсказывало, говорил он про прыжки с крыш.

Молодая, стройная, в рваных джинсиках и коротенькой маечке. Я вышла, нет, выпорхнула из парадной. Очки авиаторы, черные, довольно короткие волосы, выбритые с левой стороны. Сексуальная, с крепкой троечкой. Пухлые губы и выразительные брови дополняли картину.

Взглянула на телефон. Два сообщения: «позвони в десять» — от отца, «ты где? Мы тебя ждем!» — от Артема.

Не ответив ни на одно, достала пачку Кента, чиркнула zippo, и вся такая модная, под звуки showdown (Pendulum) в наушниках, быстрой походкой направилась к остановке.

Только забравшись в маршрутку я отписалась на заданные вопросы: «хорошо» и «уже выехала, не скучайте»

Серега с Темой были лучшими друзьями, и вместе приехали поступать из другого города. Первый поступил в Инжекон, второй учился со мной в одной параллели. Привыкшая не отказывать себе в мужском внимании еще в шкoльные годы, я тут же заприметила видного красавчика, а учитывая, что внешними данными меня не обделили, затащить этого стройного высокого брюнета в «койку» особого труда не составило.

Когда, после пары свиданий, прямо в туалете кафе, где мы сидели, я обрабатывала его член, он конечно думал, что это он всего сам добился. Мальчики, что с них взять?

Осуждайте сколько хотите. Плевать я хотела на ваши нравственные нормы и правила. Берегите себя для «того единственного», который через несколько лет будет ходить ко мне в гости, и жаловаться, как достал вечный пилеж о ремонте и вечернем пиве. А я буду внимательно его слушать, причмокивая где-то внизу.

Шлюха? Пользуясь терминологией пуританско-зажатого общества, да.

Именно это определение услышал мой, залитый коктейлями мозг, когда, ничего не подозревавший Артем открыл кабинку в мужском туалете. По странному стечению обстоятельств, не договариваясь в этот вечер о встрече, мы оказались в одном заведении.

Нет, он не полез драться с моим любовником, не стал выяснять отношения. Только тихое, спокойное: «шлюха».

Развернулся и вышел.

Я мельком взглянула на опешившего парня, черт знает как его звали, который сидел на закрытом бачке унитаза, держась руками за мою талию.

— В другой раз, красавчик — быстро чмокнула его в губы, слезла, оправила короткую юбочку, подтянула чулочки — это тебе на память — подобрав трусики, запихнула ему в нагрудный карман рубашки. Ничего не понимающий, он не проронил ни слова за эти секунды. Лишь, облаченный в резинку член печально качал головой, умоляя не уходить.

Артема я настигла у выхода. Вырваться ему не давала, вполне себе милая с виду, девочка, которую он соблазнял целый вечер, заливая в нее вкусный алкоголь. Да да, я с любопытством следила за этой парочкой, с того самого момента, как наткнулась на них взглядом. И знаете, не случись нашей встречи, примерно в такой же позе, что и я, эта «милашка» объезжала бы моего коллегу по вузу, знаю я местные обычаи.

— Ты офигела моего парня тут клеить? — вроде не переигрываю, подумалось мне — ну ка убрала свою тощую жопу отсюда — в глазах этой белокурой дурочки явно читалось недоумение, смешанное со страхом.

— Но я! Мы! — мямлит, словно в шкoле yчилка за минетом застукала.

— Что мы? В толчке перепихнуться решили? Другого ищи, шолашовка, у этого сегодня инструмента не станет — победа, губы на милой мордашке уже подрагивают — а ты кобелина?! Нормально с «пацанами» посидели? Где они кстати? — я показательно посмотрела по сторонам — кинули тебя одного, бедняжку? Да еще и с этими шлюхами? — кивнула в сторону, почти ревущей, и кстати, совершенно не виноватой блондинки. Артем не казался растерянным. Скорее, он принял игру, и старательно изображал испуг. Молчал.

— Ну ка пошли быстро — я схватила его за шиворот. Смешная картина: девочка, хрупкая, метр семьдесят, орет на парня почти метр девяносто два. Чтоб за шкирку его схватить, пришлось встать на носочки — еще раз тебя с ним увижу… — уже в дверях, взглянула в полные слез глаза, и так жалко стало. Просто подмигнула и улыбнулась. Окончательно добитая произошедшим, блондиночка стояла, хлопая ресницами и открыв рот. Эх, не в таких бы обстоятельствах, я бы с ней….

Шли молча. Была поздняя осень, и мелкая мокрая взвесь противно холодила лицо.

— Зайдем? — предложил Артем, кивнув в сторону какого-то подвального бара. Не очень романтичное место, для свидания с девушкой, но…

— Давай — хотелось укрыться от мерзкого водяного тумана, смешанного с липким снегом. Ну и выпить.

Через открытую дверь в нос ударил зловонный, но очень уместный для этого заведения, смрад табака. «…а по белому снегу, уходил от погони, человек в телогрейке, или просто ЗК…» — подвывали за одним из столов завсегдатые местной фауны, заглушая хрипящий голос в колонках. Словно на диковинных зверей, эти неандертальцы разглядывали двух чужаков.

В чулочках, короткой юбке и легкой курточке, да еще и без трусиков, я только теперь поняла насколько замерзла.

Артем уверенно провел меня в дальний угол крохотной разливухи и усадил за столик.

— Сейчас согреемся — бросил он, и направился к барной стойке. Спустя пару минут Тема присоединился, и мы стали сверлить друг друга глазами.

На столе появились тарелки с тем, что тут было принято называть «мясо по французски», а так же бутылка капитанского джина. Брюнет молча разлил алкоголь по стопкам и, не дожидаясь пока я созрею, опрокинул одну в себя. Тут же налил еще.

— ты бы так не налегал — попросила я, оглядываясь по сторонам. Про нас уже все забыли, но я-то помнила, как похабные взгляды срывали с меня одежду, когда мы вошли.

— Кто он? — Артем явно требовал объяснений. Я выпила. Едкий, сивушный, с нотками можжевельника джин обещал тяжелое утро. Хорошо что завтра суббота.

— Понятия не имею — морщась, я подвинула опустевшую стопку, прося добавки — а она?

— Не сравнивай — наливая, он посмотрел мне прямо в глаза.

— Почему? — забрала свою порцию яда — или ты особенный?

— Я мужчина и…

— И тебе можно? А я должна дома сидеть и гладить твои рубашки, отстирав с них чужую помаду? — возмущенная, опрокинула в себя пойло, и чуть не разбив, опустила стопку на стол.

— Ну не переиначивай. Просто у нас другие потребности… И вообще! Это не я в туалете трахался..

— Ой, да не встреть ты меня сегодня, занимался бы именно этим — ноготком постучала по стеклу бутылки — И вообще, с какой стати ты мне что-то предъявляешь? Я тебе кто, жена или может быть девушка?

— Нуу… — ха, словила! Не знает что ответить. Вечно так: заявлять права мы готовы, а ответственность брать, извиняйте.

— Гну! То, что я тебя трахаю, не делает меня обязанной хранить верность! И вообще, у меня тоже есть потребности — вот это удар ниже пояса. Ведь в его представлениях трахает меня он. Явно разрыв шаблона.

Над нами повисло молчание. Новый заунывный голос просил какого-то кольщика наколоть купола. Интересно, а местные знают, что уже не 93 тий?

Выпили. Мой визави неотрывно смотрел мне в глаза.

Еще по одной.

— Тем, мы же друзья?

— Не знаю — отводя взгляд, он опрокинул еще одну стопку.

— Друзья — подтвердила я за него — вот и подумай, чего больше хочешь: лучшую подругу, которая может с тобой посидеть в сомнительном баре, выпивая метиловый джин, а потом переспать, без проблем и уговоров? Которая не против твоих походов по бабам? Которая с легкостью послушает, как ты кому-то там вдул. Или хочешь «любимую», которая будет считать тебя своей собственностью, как и ты ее. Будет клянчить у тебя свадьбу, детей и безбедную старость, постоянно меняя тебя под себя? Кстати, если выбираешь первый вариант, в следующий раз зови с собой — я проглотила обновленную стопку, поднялась и нагнулась к его лицу. Губы застыли над ухом, почти касаясь его. Мужики сзади явно пытались заглянуть мне под юбку. Их взгляды я чувствовала не оборачиваясь — всегда хотела попробовать жмж.

Это был туз, завершивший мой роял стрит флеш! Что мог ответить 19ти летний парень, когда ему предлагают свободный секс с перспективой затащить на себя сразу двух девушек? Забрав бутылку, через 2 минуты мы уже выходили из бара. В дверях, продолжая ощущать на себе жадные взгляды, я нагнулась, как бы поправить сапожки. И, на долю секунды, слегка задрав юбку, засветила свои прелести на весь зал. Пускай романтики бандитизма забудут про распухшую печень хоть ненадолго.

— Заходи — Артем открыл двери своей съемной квартиры. Голова от выпитого кружилась, и пошатываясь, я вошла внутрь. Пока папина «Аня», мирно спала у подружки, настоящая, пьяненькая, стягивала сапожки, собираясь хорошенько развлечься.

— Ты мне секс обломал — схватила любовника за ремень и расстегнула его прямо там, не дожидаясь пока пройдем в комнату — так что будешь отрабатывать — молния на джинсах поползла вниз, и я запустила руку в штаны.

Обычно, на этом этапе у него уже стоял колом, но, видимо, выпитый джин мешал. Что делать я знала прекрасно и, спустив с него штаны вместе с трусами, села на корточки. Без того короткая юбка задралась, оголив округлую попку. Двумя пальчиками я стянула кожицу с вялой головки и взяла в рот мягкую плоть. Тема оперся спиной о стену, а мои напомаженные губки с живым энтузиазмом обрабатывали ствол, приводя его в боевую готовность.

Именно за этим занятием нас застал Сергей. Он появился совершенно незаметно, и замер в дверях комнаты. Первым его заметил Артем, когда приоткрыл глаза, чтобы найти полупустую бутылку, и тут же протрезвел.

— эээ, Серый, давно стоишь? — растерянно произнес мой любовник. Не понимая с кем это он, я продолжала самозабвенно сосать.

— Да как бы это сказать… — раздалось у меня за спиной. Только тут мое пьяное сознание стало догадываться: «что-то идет не так». Отпустив, уже окрепший член, повернула голову. Подкаченный, светловолосый, примерно моего роста, он был совсем не похож на худощавого и высокого Тему.

— Аня — я поднялась в полный рост ничуть не смущаясь.

— Сергей — его холодные серые глаза с любопытством косились куда-то вниз.

— Приятно познакомиться, Темка про тебя рассказывал — я протянула руку.

— Взаимно — блондин легонько потряс мою лапку, продолжая смотреть вниз. Тогда-то я и вспомнила про свою юбку. Она висела на бедрах, сложенная гармошкой, и все мои прелести, что находились ниже пояса, прекрасно обозревались.

— Ой! Прошу прощения, неловко вышло — пошатываясь, я стала оправлять ткань.

— Ты где это чудо откопал? — Серый улыбнулся моему несостоявшемуся любовнику.

— Учимся вместе — Тема застегивал джинсы.

Мы сидели на кухне, допивая остатки джина. «А этот Сергей ничего» — вертелись в голове пьяные мысли. Спустя час меня развезло развезло до беспамятства. Шатающуюся Аню повели спать.

Когда погас свет, ко мне под одеяло забрался Тема. Серега лег в свою кровать. Не смотря на приличную подпитость, чувство неудовлетворенности не давало уснуть. Рукой я нащупала вялый член и стала его массировать.

— мы не одни — зашептал Артем.

— Плевать я хотела. «Отрабатывать», помнишь?

Ручки быстро сделали свое дело, и парень сдался. Не помню как меня раздевали, но лежала я на боку (так меньше кружилась голова) уже абсолютно голая. Крепкая ладонь опустилась на мою попку, смяла ее, разводя полукружия в стороны. Крупная головка коснулась нежной щелочки. Артем поводил ей, раздвигая розовые лепестки и, через секунду, вошел. Я подалась на встречу, глубже насаживаясь на член. Брюнет обнял меня сзади. Стиснув пальцами налитую грудь, стал вколачивать со всей силы. Через пару минут, я уже не сдерживала стоны, наблюдая, как на соседней кровати ворочается новый знакомый. Мои «охи» явно мешали ему уснуть. Тема, видимо из-за выпитого, кончить никак не мог, как и я собственно. Но приятное тепло заливало каждую клеточку тела. Пока он входил в меня, лежа на боку, я представляла как его друг мастурбирует у моего лица, головкой касаясь губ. Кстати он и правда подрачивал. Характерные подпрыгивания одеяла легко различались в ночной темноте.

Фантазируя, как я скидываю его одеяло и он заливает мое лицо и губы своей спермой, помогли кончить. Очень мощно! Не сдерживаясь, перешла со стонов на крики.

И без того кружащаяся голова, закружилась еще сильнее. Член внутри запульсировал, зажатый моими мышцами, и я провалилась в сон.

Утреннее похмелье навалилось неотвратимой головной болью и пересохшим горлом. Я лежала в пустой кровати, брошенная на произвол судьбы. Собравшись с силами скинула одеяло и села. Обнаружив следы высохшей спермы у себя между ног, натужно попыталась вспомнить вчерашний вечер. Удалось не сразу и не все. Перебарывая себя, голенькая я направилась в душ. Там уже кто-то был. Тихо открыла дверь и проскочила внутрь. Занавеска была задернута. Моется беззаботно!?

— Ты в меня вчера кончил, идиот! — грозным голосом прокричала я, одергивая занавеску.

— Не, ну нормально? — голый Сергей, если честно, заставил меня забыть даже про похмелье. Мускулистое мокрое тело сковало все мои мысли — вчера уснуть не давали, сегодня помыться нормально.

— Прости — извинилась, но взгляда не отвела. В отличии от Артема, член которого окружала аккуратно постриженная растительность, блондин был похож на младенца. Не такой длинный, но гораздо более толстый, чем у его друга, ствол был абсолютно гладким со всех сторон.

— Так и будешь стоять и пялиться? — Сергей ни капельки не смущался. Я не ответила на вопрос. Какое-то время, голая я стояла перед другом моего вчерашнего любовника.

— Не буду, я вообще тоже ополоснуться хотела — и с этими словами перебралась через край ванны — подвинься.

— Эй, ты чего!!? — блондин посторонился, оттесняемый моим голеньким телом — скоро Тема вернется.

— И что? — я пожала плечами, будто ничего не случилось — лучше спинку потри — я развернулась к нему спиной, оперевшись руками о кафельную плитку и слегка прогнувшись. Вода успокаивала, барабаня по моей нежной коже. Парень явно не знал что ему делать — ну и долго мне еще ждать? — покосилась через плече.

Серега тут же взял мочалку и намылив, коснулся меня между лопаток. Как-то не уверенно, он стал натирать мою кожу. Одну руку я опустила к своей перепачканной щелочке, смывая остатки Теминой спермы. Блондинчик продолжал мяться у меня за спиной. Видимо так и не решится перейти в наступление, все сама. Я резко развернулась, и его голый крепыш стукнулся мне о бедро.

— у тебя вообще девушки были? — посмотрела на него с вызовом.

— Чужих не трогаю, а тем более девушек друзей.

— А кто сказал, что я его девушка? — тонкие пальчики обхватили крепкую плоть, и я придвинулась вплотную, как бы насаживаясь рукой — знаешь чего мне вчера очень хотелось? — Серега медленно отступал, пока моя ладошка скользила по члену то вверх, то вниз. В конце концов он уселся на широкий выступ у стенки ванны. Я медленно опустилась на коленки и лизнула уздечку — мне хотелось помочь тебе кончить — улыбнулась, и поцеловала головку, нежно прихватив губками — ты так усердно наяривал, пока мы с Темычем трахались. Блондин молчал, видимо так и не поверив до конца в происходящее — а желания надо воплощать — с этими словами заглотила торчащий член в ротик и втянула щечки. Ласковый язычок проскользил по окружности несколько раз. Потом обхватила кулачком горячий ствол у самого основания, образуя с губами единое целое, и как бы закручивая голову в одну сторону, а руку в другую, стала насаживаться на него головой.

— Нравится? — на секунду выпустив член, прошлась язычком по всей длине, не забыв захватить и яички.

— Ты волшебница — Серега запрокинул голову, закатив глаза.

— а так тебе делали? — приподнялась, немного вытянула шейку, чтобы ротик и горло образовали единый тоннель, и насадилась на кол, пока носик не уперся в гладкий лобок.

— Где он тебя нашел? — простонал блондин. Заглотив его член еще несколько раз, я снова отстранилась, облизывая губы. Не помню в какой момент это случилось, но от похмелья не осталось и следа.

Пальцы левой руки уже во всю раздирали пещерку, а Сережа рычал под натиском моих губ. Я быстрей и быстрей двигала головой, помогая любовнику язычком. И вот долгожданный финал. Горячая, даже обжигающая струя ударила в нёбо. Выстрел за выстрелом, блондин наполнял мой рот, горьковатой после выпивки, спермой.

— Ты что, так вчера и не кончил? — проглотив последние капли, вопросительно посмотрела я на него.

— Когда вы затихли, возбуждение как-то пропало.

— Ну ты даешь, жаль вырубилась, так бы вчера помогла, когда Темка уснул.

— И много таких… — пауза — много у вас таких учится?

— Кого таких? Блядей? Ты же это имел в виду? — я вернулась под душ, прополоскала рот и стала намыливать свое тело.

— Ну ты не подумай, просто мы вчера только познакомились, а сегодня ты уже. ..

— Да не парься, я уже привыкла к тому, что парень может за вечер десяток сменить, и друзья его только похвалят, а как девушка, сразу шлюха.

— Нуу..

— Да говорю же, забей. Сделай лучше чайку, если не трудно.

— Да, конечно — спасительный предлог избежать неприятного разговора был принят с радостью.

Когда вернулся Темыч, мы мирно сидели на кухне, прихлебывая горячий сладкий чай. Серый в трениках с голым торсом. Я же укуталась в короткое полотенце.

— Встали уже? — занося пакеты, он обвел нас подозрительным взглядом.

— И тебе привет — я поставила кружку с надписью «The BOSS» на стол — где был?

— Пивка прикупил, голова никакая.

— А мифегина или постирона случаем не купил?

— Чего?

— Да так, ерунда. Как назовем не думал еще? Я бы девочку хотела. Правда лет через пять-шесть, но чего уж теперь — Артемка побелел. Надо же, дошло.

— Я, эмм.

— Ты ты. Вынимать не учили?

— А ты сама о чем думала!?

— Дурак? Ты меня вчера видел? Я бы и роту солдат пропустила в таком состоянии.

— А я типа трезвый был. Уснул даже не вынув!

— Надо было Серегу третьим позвать, самый трезвый был. Давай сюда пиво — повисла неловкая пауза — слушайте, ну чего я такого сказала? Вот кто из вас сразу двух девочек откажется в кровать затащить? — молчат — ну вот и закрыли тему. А с тобой мы кажется вчера уже все обсудили — я сама взяла себе бутылочку Миллера, и уселась на коленки к Сереге. Тот растерянно посмотрел на друга, мол «она сама!»

— И что, нам тебя на двоих расписать? — желваки на скулах шевелились, будто он перемалывает орехи во рту.

— Так, понятно — я встала — все о чем вчера говорили, пустой звук. Как об стенку горох. А этот — посмотрела на Серегу — когда мне в рот спускал, нормально все было, а теперь словно мать Тереза.

— Ты сказала вы не встречаетесь.

— А если я тебе скажу с крыши спрыгнуть? (Папуля, спасибо) Ты спрыгнешь?

— Аня бля! Чего ты хочешь?! — взорвался Артем.

— Чтобы вы дураки выключили свои гендерные замашки, осознали, что я могу спать с кем хочу, и уже трахнули меня наконец. Без всей этой пафосной: «ты моя самка, и никому больше принадлежать не можешь!». Хватит! Я себе принадлежу. Это ясно? — нечего на меня голос повышать, я тоже кричать умею — Хочу, отсасываю тебе. Хочу, даю ему в зад! А хочу, шлю вас обоих куда подальше, и седлаю парней в туалете ночного клуба! — надоела эта возня, если честно.

— Аня… — попытался влезть в разговор блондин.

— Что Аня? Я уже 18 лет Аня — развязала полотенце и швырнула в сторону, обнажив свое спортивное тело — выбирайте. Или мы сейчас отлично проводим время, или я закрываю за собой дверь, и никогда больше сюда не вернусь.

Не знаю что именно, мой ультиматум, или реальное осознание своей неправоты сыграли тут роль, но остаток дня мы провели вместе, в полном согласии друг с другом.

Так состоялось мое знакомство с Сергеем, другом Артема. Парни всегда находили чем заняться и как меня удивить. В клубы ходили вместе. Однажды даже девочку подцепили, втроем. Я улыбнулась, вспоминая ту самую глупенькую блондинку. Услышав нашу историю, она назвала нас идиотами, но все же согласилась поехать в гости.

Вот и сегодня, предстояло воплотить очередную сумасбродную идею парней. Я набрала в домофон номер квартиры.

— Анютик, ты? Заходи. Мы уже заждались.

Продолжение следует.

Дата публикации 10.04.2021
Просмотров 1520
Скачать

Комментарии

0