Демон

Дождь зарядил надолго и всерьёз. «Дворники» не справлялись. Юля припарковала свой Ауди рядом со входом в БЦ. Повезло, ничего не скажешь. Шпильки, юбка. Напялить на себя больше, видно, нечего в такой период. В десять вечера очень мало кто остаётся в здании. Прикрывая голову плащом (зонт не был предусмотрен), она прошмыгнула в двери серого, без ярких красок, здания. Охранник лениво поздоровался и продолжил изображать важность своей работы.

В оупен-спейсе на несколько сотен человек было, конечно же, пусто. Ещё бы. Когда большая часть города будто вымерла, здесь трудились немногие, остатки специалистов. Она же прошла в отдельный кабинет, с остеклением. Немногим удавалось в двадцать пять занять такое кресло с таким окладом и бонусами. Юля Баталова вполне имела право собой гордиться. Девять лет бессонных ночей не прошли даром. Честный и упорный труд хоть и лишил её когда-то многих прелестей свободной жизни, но взамен дал вполне сносную успешную карьеру, за которую многие её ровесницы ложились под циничных и очень часто, не самых красивых, мягко говоря, мужчин.

— Да где же эта гребаная папка, чёрт...

Документы лежали на облаке в сети, а пароль магическим образом слетел в самый подходящий момент. Найти оригиналы в печатном формате нужно было до утра. Иначе — большой бадабум персонально для неё на ковре начальства. И это всё очень некстати. К тому же, удар по её самооценке и педантичной натуре. Ещё не хватало косяка с такой ерундой. Прошло бесконечных полчаса. Папка синего цвета с нужными пометками была найдена. Юля успела запыхаться и присела в своё кожаное кресло, отдохнуть. Туфли пришлось снять. Уж очень неудобно. Айфон пискнул уведомлением о сообщении в мессенджере.

Она посмотрела на дисплей.

А: Привет, кис, как дела? Что делаешь?

Твою ж мать! Она предпочла бы сменить телефон или кинуть в блок этого мерзавца. После того одного единственного раза, когда она позволила себе расслабиться в его компании. Её в тот вечер ноября буквально гипнотизировал его взгляд и руки. На общем корпоративе в клубе, куда он заявился на правах подрядчика. Алексей Королёв тридцати пяти лет работал этажом ниже от неё. Занимался пресс-релизами, наводил лоск для крупных и не очень, торговых компаний в СМИ.

Она вздохнула и написала:

Ю: Привет. В офисе, заехала на пять минут.

Она хотела соврать и вообще закинуть его в ЧС. Он производил впечатление двойственное. С одной стороны циничный мизантроп, с другой — слишком хитёр и непредсказуем. Юля не была совсем уж глупой, несмотря на возраст. Да и опыт отношений был так себе. Она смущалась каждый раз, когда видела его. Высокого брюнета с немного небрежной прической и в вечно потёртых джинсах. Он общался с ней вежливо и во взгляде нет-нет, да сквозила лёгкая насмешка. Не делал сальные комплименты про жопу и губы. А посмотреть было на что. От мамы ей достались прекрасные чёрные волосы, а от отца — ум и пронзительные голубые глаза. Милые черты лица компенсировались строгим голосом. Но на Лёшу не действовали ни голос, ни привычная повелительная манера общаться. Он смотрел на неё плотоядно-изучающе своими серыми глазами в редкие встречи.

А: Какое совпадение. Я тоже.

Ю: Поздравляю.

Хотелось отвязаться.

А: Я хотел спросить, когда к тебе можно зайти и занести это?

Ниже она увидела фотографию, где на двух пальцах под вспышкой камеры свисали её кружевные трусики небесного оттенка. У неё пропало дыхание. Выждать неделю! Падла! Неделю! Нахально трахнуть пальцами в общей кухне посреди дня! Когда офис кишит людьми! Воспользоваться слабостью и с честными глазами запустить руку в трусики. Без прелюдий, без уговоров. Не было смысла себя обманывать. Они уже были почти насквозь мокрые, когда ладонь легла на горячий лобок, а пальцы спокойно и привычно оттягивали губки. Она просила его. Умоляла прекратить, вжимаясь в стену между грёбаным холодильником и шкафом. Он с улыбкой наблюдал, как она корчится от оргазма с его рукой между ног и закрывает рот ладонью. А потом снял мокрые насквозь трусики и положил в карман. А она до вечера ждала, когда привезут новый комплект белья, чтобы не запалиться мокрыми ногами перед коллегами.

Ю: Знаешь, Лёша. Ты перешёл все границы. Я тебе не студентка. Оставь на память.

А: Как скажешь, принцесса. Тогда я соберу небольшую коллекцию. Они чудесно пахнут тобой. А какие на тебе сейчас?

Она тихо застонала про себя. Она не знала этого чувства, когда пошлого нахала хочется послать. И одновременно от него бегут мурашки по телу. Он давно перешёл любые границы! У неё есть парень! Она приличная воспитанная, из хорошей семьи! Ей хотелось, безумно хотелось, чтобы он переходил границы и дальше!

Ю: На мне белые. Доволен?

А: Такие?

На фото крупным планом белые боксеры, натянутые изнутри внушительным стояком. Она тапнула по экрану и отправила фото в галерею. Она поступала так почти с каждой его фотографией. И не дай бог кому-либо об этом узнать. Она свайпнула по экрану пару раз. И открыла любимое фото, сделанное тайком, после их первой ночи, когда он стоял в душе. Татуировка от шеи до бицепса, широкая спина. Юля не обращала раньше внимания на мужской зад. Ровно до того момента.

Ю: Сука ты.

Лицо покраснело. Только бы не закрыть глаза. Иначе всё.

А: Как грубо. Что-то случилось?

Ю: Ты прекрасно знаешь что.

А: Я могу искупить свою вину. Подняться к тебе и как следует поработать языком для тебя. Согласишься?

Ю: Су-ка.

А: Это значит Да?

Она уже опустила руку вниз, задрала юбку вверх и провела пальцем по мокрой ткани. Оттянула в сторону и погрузилась в себя одним тонким пальчиком. Вытащила его и провела кончиком языка по влажной подушечке. Вкус своей похоти ей был в кайф всегда.

Ю: Ты подонок, Королёв. Это значит, я безнадежно мокрая.

Телефон зазвонил. Это он. Чёрт! Она со злостью взяла телефон в руку и свайпнула.

— Будь ты проклят, понял!

— Значит, точно течёшь. Это хорошо. Тогда мне не придётся снова уговаривать тебя и смотреть, как ты пытаешься топать ножкой? — спокойный уверенный низкий голос.

Она опустила руку обратно, вниз. К гладкой сладкой дырочке. Пальцы заработали быстрее. Назло ему. Она часто задышала в трубку. Сейчас я кончу и тебе ни черта не останется! Ха!

— Не придётся, чёрт тебя дери! — ощущения захлестнули. Кажется, она текла ещё круче сейчас, в этом разговоре, в кабинете. Запах похоти понемногу проникал в мозг всё больше и больше. Вместе с пальцами в её вагине. Она застонала в трубку и Королёв усмехнулся.

— Не дотерпела, девочка?

Юля выгнулась в кресле. И улыбнулась. Вот же ж сукин сын! Она хотела его грёбаные пальцы, его чёртов хрен в себе! Прямо сейчас и, блять, поглубже!

— Ну, я же слышу, что вот-вот? Ноги свела, быстро.

Она мигом сжала бёдрами руку, пропуская через себя сотни электрических разрядов, пребывая в лимбе между блаженством оргазма и треклятой реальностью с этим ебучим эгоистом.

— Молодчинка, Юленька. Ну, до завтра. Трусики я занесу, ок?

Как? Что? Какого хера?! Она довела себя до конца за пару секунд и со стоном ненависти словила яркий, ни на что не похожий оргазм. Такая сладкая привычная дрожь... Сука! Ещё некоторое время она пребывала в состоянии отходняка. Королёв отключился. Она не знала, насколько давно. Ну и хрен с ним! Она всерьёз обиделась. Собралась и вышла из кабинета, по направлению к лифтам. Он вырос буквально из-под земли. Сложив руки на груди. В привычных джинсах, походных ботинках. И победной улыбочкой изувера.

Её передернуло от неожиданности! Тем более, он много крупнее и выше!

— Твою мать! Ты!..

Она отвесила ему хороший удар по щеке. Но всё равно, девичий есть девичий.

— Заслужил, что сказать, — невозмутимо выдал Лёша и притянул девушку к себе.

Поцелуй был недолгим. Юля зарычала сквозь зубы и не помня себя от возбуждения, упала на колени. Обломный оргазм, теперь ещё виновник торжества. Алексей сам расстегнул ремень. Большой каменный стояк оказался за щекой через несколько секунд, и она сжала его мёртвой хваткой тонкой ручки. Королёв прислонился к стене и выдохнул с кайфом в голосе. Она даже не сглатывала слюну. Всё сочилось сквозь рот, без остановки. Горячий мокрый стояк упёрся в горло. Мужчина положил руку на её затылок и заработал бёдрами.

— Сука, да! Вот так! — он смотрел вниз, подбадривая молодую женщину.

Горячий ротик и умелый язычок сделали своё сладкое дело. Горячая сперма хлынула из него густыми порциями. Юля не поняла, как её накрыл второй, гораздо более приятный оргазм. Будто в благодарность за мужскую энергию во рту.

Он проводил её до лифта и протянул трусики.

— Возьми и больше не теряй, красотка.

Она испепеляла его взглядом.

— Я тебе отомщу. Ты очень и очень пожалеешь.

И ткнула ему пальцем в широкую грудь на прощание.

Дата публикации 08.02.2021
Просмотров 1304
Скачать

Комментарии

0