Сломанная вертикаль. Часть 7

Татьяна сидела на коленях, привязанная к унитазу тонкой цепочкой. Унитаз находился в туалете на первом этаже банного комплекса, который принадлежал Давиду — подчинённому Ашота. Другой конец цепочки вел к колечку на ошейнике, который Татьяна то и дело поправляла и ослабляла. Она была абсолютно голой, из вещей у неё было только маленькое полотенце, которое она подложила под колени, чтобы не стоять коленями на твердом кафельном полу.

— Эй, блядь, — раздался голос очередного посетителя отхожего места.

— Что? Спросила Татьяна тихим голосом, вздыхая и уже зная, что ее ждет.

— Соси, давай! — приказал вошедший, и добавил: впрочем, я сначала поссу.

Мужчина начал мочиться в унитаз, но вскоре ему это надоело, он был пьян и хотел развлечений, поэтому он направил струю прямо на Татьянину грудь, потом поднял на лицо и взревел:

— Глотай, сука! — и мужчина, с этими словами дал Татьяне пощечину, от которой щека женщины сразу вспыхнула алым цветом.

— За что? — со слезами на глазах спросила Татьяна Олеговна

— За все! — ответил мужчина, — твое счастье, что Ашот не мусульманин! Не то бы такой воровке как ты, поотрубали бы нахуй руки!

— Я не воровка! — плачущим голосом сказала Татьяна.

— Ладно, попизди мне здесь еще! Давай соси, проблядь! — и мужчина с широко расставленными ногами развалился на унитазе, за волосы пригнув Татьяну к своему члену. Таня сосала сквозь слезы, впрочем, мужчина долго не продержался и, буквально через минуту, прижал Татьянину голову к своему паху и начал кончать прямо в горло женщины мощными струями спермы. Он выпустил все в рот Татьяны Олеговны, но не отпускал ее, собрав в кулак пучок волос. Затем он встал и не отпуская Татьяниной головы развернулся к женщине задницей.

— Лижи жопу, тварь! Да, поглубже!

Татьяна начала водить языком по кругу, постепенно сужая диаметр, пока, наконец, не добралась до сфинктера мужчины.

— Бля! Как заебись-то! — посетитель был на седьмом небе от полученного кайфа. Уж что-что, а доставить удовольствие своим ртом она умела.

Но как же так случилось, что Таня оказалась в таком положении. Впрочем, обо всем по порядку...

Лейла вечером, почти уже ночью после того, как все гости ушли, лежала на кровати, потягиваясь и зевая от удовольствия. Для удовольствия было несколько причин:

— Во первых, она блистательно сыграла роль радушной и приветливой хозяйки дома, сумев и как следует накормить гостей и развлечь их, разговорами и показом своих драгоценностей, что немало потешило самолюбие Лейлы;

— Во-вторых, Лейла Михайловна просто мурлыкала от приятного чувства, вызванного наличием языка Татьяны в глубинах заднепроходного отверстия Лейлы. Грузная хозяйка, оттопырив огромную задницу, возлежала на кровати, а Татьяна, кстати, абсолютно голая, свернувшись калачиком, орудовала языком в недрах Лейлиной попы.

Дверь в спальню открылась и в комнату вошёл Ашот, хозяин дома:

— А, вот вы где? Не возражаешь, Лейла, если я полежу с тобой полчасика?

— Конечно, Ашотик! И я вижу в твоих глазах вопрос, любимый! Да, ты можешь поебать эту шлюху! — ответила Лейла. И правда, в глазах Ашота появился, сразу после того, как он увидел голую Татьяну на кровати, неподдающийся двоякому прочитанию вопрос. Ашот по-хозяйски облапал Таню, проведя руками по обнажённому телу женщины, уделив особое внимание полной груди Татьяны Олеговны, и закончив свое путешествие в Таниной промежности. Он быстро разделся и вставил свой член в прямую кишку своей домашней шлюхи. Татьяна негромко охнула, но больше ничего сказать не смогла, потому что её голову Лейла сильно вжала в свою задницу. Так она и продолжала оставаться в положении, когда ее в попу трахал Хозяин, в то время как она лизала задний проход Хозяйке. Ашот трахал Татьяну размашистыми движениями так, что женщине приходилось держаться изо всех сил за кровать, чтобы языком попадать в дырку сфинктера Лейлы, которая тоже была в преддверии оргазма. Кончили супруги почти одновременно — Ашот изливаясь мощными струями теплой спермы непосредственно в задний проход Татьяны, а Лейла, вжимая ещё больше голову домашней шлюхи себе в попу, забилась в пароксизмах оргазма, трясясь всем телом, и издавая при этом громкие стоны.

— Бляяяяять! Охуенно, то как!! Танькаааа! Не могу поверить, что кончила только от того, что ты лизала мне жопу! Шлюююха! — кричала Лейла. Ашот ей вторил:

— Да уж! Просто пиздато! Танька ты зе бест! — с этими словами Ашот вынул со чпокающим звуком обмякший член из прямой кишки Татьяны. Та лежала без сил, свернувшись калачиком на кровати.

— Ты ничего не забыла, блядь? — сказал Ашот. Татьяна без слов все поняла и, наклонившись к паху мужчины, взяла хозяйский член в рот, вычистила его языком, и, так же аккуратно и нежно, положила его, поцеловав напоследок.

— Молодец, сучечка! Как же неохота тебя отпускать! — воскликнул Ашот. — Но раз я дал слово, то я его сдержу! — ответил Ашот на немой вопрос, застывший в глазах Татьяны.

— А, может останешься? — спросила Лейла. — Платить много будем.

— Нет, Лейла Михайловна, спасибо за предложение! — тихим голосом ответила Татьяна.

— Ну, по крайней мере подумай над этим вопросом, — сказала Лейла, — а теперь давай иди к себе, мне с Ашотом поговорить надо.

Татьяна встала, и как и была, голой направилась в свою комнату. Ашот с вожделением, а Лейла с завистью, смотрели на это роскошное тело с плавным изгибом бёдер, идеальной формы попой и, даже из-за спины видными полными грудями Татьяны.

— Подожди, сумочку свою возьми с подарками. Вот тебе сколько всего надарили. — бросила Татьяне вслед Лейла.

— Спасибо, Лейла Михайловна, — поблагодарила Таня.

— Что тебе хоть туда наложили? Дай-ка посмотрю, — с любопытством спросила Лейла и начала выкладывать на кровать косметику из сумочки. — Ну, помада эта тебе не пойдет, я сейчас на другой цвет заменю. Так, а это что такое? Ты что же это, сука ебаная делаешь? Ашот, посмотри на эту суку! Блядь!

— Что такое? Лейлушка? — проворковал Ашот.

— Что случилось, Лейла Михайловна? — недоуменно спросила Татьяна.

Лейла кинулась к своей шкатулке с драгоценностями и начала в ней судорожно рыться. Порывшись пару минут, она закричала:

Спиздила! Воровка! Все! Танька сука! Я то тебе доверяла! — кричала Лейла, плача навзрыд.

Ты объясни толком Лейла! — прикрикнул на жену Ашот.

Что тут объяснять! Танька украла ожерелье, которое ты мне подарил!

А это действительно Танька? С чего ты это взяла? — с сомнением в голосе спросил Ашот.

Я ничего не брала! — прокричала сквозь слезы Татьяна.

С чего я это взяла? Да, пиздец, просто все! Ожерелье пропало, а вот что я нашла в сумочке этой бляди! — с этими словами Лейла протянула мужу раскрытую сумочку. Ашот посмотрел внутрь, убедился, что в сумочке лежит жемчужина, и с презрением в голосе спросил:

— Это что такое, блядь ебливая? Воспользовалась нашим доверием! Ну это тебе даром не пройдет! Я тебя накажу! Тебя будут ебать собаки и ослы! Ты мужской хуй будешь почитать за счастье! Ну надо же! Кто бы подумал! Пригрел воровку!

— Я не брала! Не брала я! — в истерике прокричала Татьяна. Инстиктивно стараясь прикрыться, — я не воровка! Не брала я ничего!

— Попизди здесь еще у меня, сука! А как у тебя в сумке оказалась жемчужина? — гневно спросил Ашот.

— Я не знаю! — ответила Татьяна.

— Короче, готовься! — Ашот взял в руки телефон и набрал номер:

— Давид, привет! Ты, кажется, давно уже хотел трахнуть мою Таньку? — у Татьяны замерло дыхание. Она, пожалуй, больше всего на свете боялась Давида, который возглавлял бригаду бандитов, которые решали проблемы, возникающие у Ашота в процессе его не самого честного бизнеса. Давид был огромный, волосатый и очень грубый. Он с первого дня ее пребывания у Ашота пускал на Татьяну слюни, но боялся Ашота — своего хозяина, а теперь сам Ашот отдавал ее в руки зверя. Она даже на расстоянии услышала ответный радостный рев Давида в трубку.

— Я тебе совсем ее отдаю. Что? На сколько? Думаю, что недели на две, пока фуры не поедут на юг за товаром. Я хочу ее в горы отдать. Да, чтобы ее ослы ебали! Что? Когда приедешь? Ну давай. Ашот положил трубку.

— Давай, собирайся! Ты поступаешь в распоряжение Давида, пока я не отправлю тебя к ослам и собакам.

— За что Вы так? — сквозь пелену слез тихонько прошептала Татьяна.

— За то, что укусила ту руку, которая тебя кормила! За то что ты воровка!

— Я не воровка! — прокричала Таня.

— Ладно, это уже разговор в пользу бедных. У тебя есть два варианта. Первый вариант — ты отдаешь ожерелье и тебя везут только к псам, которые тебя будут ебать. Второй вариант, ты не отдаешь ожерелье и тебя везут к ослам и коням, которые тебя будут ебать. Какой ты выбираешь?

— У меня нет никакого ожерелья. Я не брала! — опять прокричала Татьяна.

— Значит, второй вариант! Ну ладно, пошла вниз. Сейчас Давид приедет. И не одевайся. Одежда тебе теперь не понадобится долго, может быть даже никогда!

Татьяна обречённо вздохнула и плача пошла вниз за Ашотом.

— Правильно, пусть её поебут ослы с конями! Чтобы знала, как красть — вдогонку прокричала Лейла.

Как только они вышли на улицу, причем Ашот все же разрешил ей надеть плащ на голое тело, как сразу же подьехал огромный черный джип Давида, впрочем Татьяна не видела Давида за рулем, потому что окна были затонированные, а, скорее почувствовала, что это едут за ней и что относительно спокойная, если можно так выразиться, или, по-крайней мере, стабильная жизнь, с надеждой на скорое возвращение к жизни нормальной, закончилась. «Кто же меня так подставил?» — размышляла Татьяна, — не иначе как Лариса! Она подложила жемчужину, это точно» — Татьяну из мысленных рассуждений вывел только строгий окрик Ашота:

— Что задумалась, проблядь! Давай, иди уже!

— Иди ко мне, сучечка моя! — Давид поманил Татьяну пальцем из приоткрытого окна джипа. — Наконец-то ты у меня в руках, и я тебе гарантирую, что к концу этих двух недель ты будешь мечтать свалить в деревню, где тебя будет ебать весь домашний скот — от собак до свиней!

— Садись ко мне назад, — добавил Давид. Татьяна распахнула заднюю дверь и, тут же отпрянула, потому что на нее с вожделением смотрели два громилы, по-видимому, боксеры со свернутыми набок носами, которые сидели рядом с Давидом.

— Да ты не бойся, они не кусаются! — успокоил ее Давид и усадил Татьяну на маленькое откидывающееся сиденьице, которое было расположено спиной к направлению движения и лицом к задним пассажирам. Тут Давид заметил, что у Тани из одежды только плащ, и сказал: Плащик-то сними. Он тебе вряд-ли больше понадобится. А, впрочем, давай я сам! — с этими словами Давид сдернул плащ с Татьяны Олеговны, и присвистнул:

— Ну ничего себе! Знал, что Ашот скрывает красивую шлюху, но это просто пиздец! Ты охуенная Татьяна! — сделал комплимент Давид. Он оценил все Танины прелести, как то полные груди, которые почти не обвисли с возрастом, полную и упругую попу, красивые плечи, чувственный рот с полными губами, в который он через несколько минут засунет свой член, а уж в чем, в чем, а в этом Давид был уверен. Он развалился на сиденье, сказал водителю, чтобы он ехал, вытащил член из брюк и приказал Тане сосать, что Татьяна, собственно говоря, и ожидала. Подумав про себя « до чего же все мужчины примитивные существа» и « легко отделалась пока» она без помощи рук засосала член Давида себе в горло и начала сосать по принципу глубокой глотки, то почти выпуская член изо рта, то всасывая далеко в горло. В голове Татьяны сквозила мысль « надо бы получше отсосать, что Новому Хозяину понравилось», но эту мысль сразу настигла другая « докатились Вы, Татьяна Олеговна, что всякого бандита Хозяином называете, да еще стараетесь ему угодить изо всех сил». Но вторая мысль быстро ушла на второй, или даже на третий план, оставив после себя только желание угодить новому Господину. Ртом Татьяна работала замечательно, не прошло и пяти минут, как Давид начал кончать, предварительно вынув член из Таниного рта, на лицо женщины длинными струями спермы. Вытерев член о волосы Татьяны, Давид сказал:

— Встречал я всяких хуесосок и минетчиц, но ты превзошла их всех! Охуенный отсос, просто охуенный! Нет слов!

— Спасибо — поблагодарила Татьяна, поймав уже свалившееся было с языка слово Хозяин.

— Ну теперь соси моему другу! — приказал голосом не терпящим возражений Давид.

— Что, прямо во время движения! А не разобьемся? — спросила Таня.

— Тупая пизда! Ты подумала, что надо водителю сосать? Какая же ты глупая! Аркадий мне конечно друг, но я имел ввиду не Аркадия, а Варяга! — сказал Давид.

— А кто это Варяг? И где он? — недоумевающе спросила Татьяна Олеговна.

— Варяг — это моя собака и сидит он перед тобой! — довольным голосом, предвкушающим унижение женщины, ответил Давид.

— Собаке я сосать не буду!!! — возмутилась женщина и тут же получила удар в лицо. Давид ударил изо всей силы, Татьяна моментально слетела с сиденья и свалилась под лапы Варяга.

— Чтобы я никогда! Слышишь сука, никогда больше не слышал от тебя этих слов! — вскричал Давид, — ты поняла? И он склонился над женщиной, занося руку для еще одного удара. — Или ты сосешь Варягу или я тебя изобью до смерти! И никто тебя не спохватится! выбирай! считаю до трех! Раз, два...

Татьяна не стала дожидаться счета три, и, борясь с позывами рвоты, подлезла под собаку. Член Варяга был огромен, он с трудом поместился в Танином рту. Где — то на задворках сознания, пролетела мысль « да ты, Татьяна Олеговна, опустилась дальше некуда».

— Вот так-то лучше! — опустил руку Давид. — Если Варяг не кончит до приезда — будешь наказана! Осталось около 10 минут...

И Таня принялась сосать собачий член энергичными движениями рта, при этом помогая себе руками. Довольный Давид развалился на сиденье и говорил, снимая при этом падение Татьяны на телефон, — ты вообще никто, поняла? — конечно он не мог сдержаться по причине открывающегося перед ним вида — абсолютно голая красивая женщина, стоя раком, сосет член собаке, и он начал мять руками попу Татьяны, всовывая пальцы в заднепроходное отверстие женщины, опускался руками к округлому Таниному животику и большим грудям, в-общем ни на секунду не оставлял Татьяну в покое, как будто не мог ею насытиться.

Как Татьяна Олеговна ни старалась сосать быстро и энергично, все же она не успела, Они приехали к банному комплексу, который принадлежал Давиду, и в котором они с Ашотом несколько раз были, но тогда она была шлюхой Ашота Арменовича, а его все уважали, поэтому его шлюха была неприкосновенна. А сейчас, говорило Татьяне ее предчувствие, будет все кардинально по другому. О, как же она была в этом права!

— Пошли за мной, — сказал Давид. — Да побыстрее! — недовольно повысил голос новый хозяин Татьяны Олеговны, увидев, что она потянулась за плащем. — Он тебе не понадобится!

— Что, мне совсем голой идти? — тихим голоском спросила Татьяна.

— Да. Конечно! Тебя же будут ебать, а для ебли одежда не нужна, — посмеиваясь, объяснил Давид, — да и жить ты будешь в сауне, так что там тем более не нужны тряпки. Сказав это, Давид показал Татьяне на вход в кабинет релаксации, так по-крайней мере было написано на табличке, которая висела на двери:

— Что смотришь? Входи. Там видишь, саунка в углу?

— Да — неслышно пролепетала Таня.

— Вот там ты и будешь жить, пока Ашот не отправит тебя к ослам! Хотя, будь я на его месте, я бы так не сделал, — подытожил Давид. — Ну ладно, оно и к лучшему, что каждый из нас находится на своем месте. Ашот — вон там, — и Давид показал рукой куда-то вверх, — я вот здесь. — он показал руками вширь, — а ты! Вот здесь, — и Давид показал руками вниз. — Да, чуть не забыл. Вот это тебе просила Лейла передать, — он достал из кармана ошейник, подаренный накануне Лейлой Татьяне.

— А теперь, давай на колени сука и соси мой хуй — сказал Давид, подождав пока Таня не оденет ошейник.

— Татьяна встала на колени перед Давидом (Хозяином, подумала она), и покорно принялась отсасывать огромный и бугристый член Давида, который удобно развалился на диване, Давид продержался недолго, и вскоре, вынув член изо рта Татьяны Олеговны, начал выпускать струйки спермы в подставленные Танины ладони.

— Ай, хорошая блядина! Собрала хозяйскую кончину? (Давид теперь уже по-настоящему начал ощущать себя хозяином Татьяны. Ведь в самом деле, он мог сделать с этой красивой женщиной, так уютно сидящей, поджав ноги под себя и обхватив руками колени, все, что могло ему взбрести в голову. И Давид решил для себя, что он опустит расположившуюся перед ним женщину, опустит так, что ей потом будет уже не подняться. Давид сразу же начал осуществлять свой план:

— А теперь я хочу нассать в твой блядский рот! Если проглотишь хоть одну каплю, то пожалеешь об этом, я гарантирую! — с этими словами он вставил свой орган в Татьянин рот и без предупреждения начал изливаться в этот рот струями мочи. Татьяна Олеговна предпринимала недюжинные усилия, чтобы ни одна капля не пролилась на пол. Она была так занята глотанием, что не заметила как Давид достал с тумбочки телефон и стал снимать.

« Да, заебатая поучится порнуха — сначала собака, теперь золотой дождь, что бы еще с ней такого вытворить» — думал Давид.

« Только бы не пролить, не пролить только бы» — думала Татьяна...

Дата публикации 09.01.2021
Просмотров 2686
Скачать

Комментарии

0