Ваня. История одной семьи. Окончание

Дорогу, по понятным причинам, я и не запомнила. Кстати, до этого, в гостях у него я ещё не была. Не знаю, чего ожидала, но приехали мы к одной из высоток. Там было этажей n, не меньше.

Хорошо, что ехать на лифте пришлось не на последний этаж. Не люблю высоту, разве что высоту шпилек, на которых я сейчас и была выше на целых 15 сантиметров. Но даже с учётом этого, всё равно, рост был чуть ниже парня. Он с вниманием, держал меня за руку, поразившись моими невероятными шпильками. Спасибо ему. Я хоть и привыкла уже к каблукам, но такая высота, всё ещё, вызывала у меня некоторый страх. Поехать же, на меньших, не могла. Я должна показать себя только с лучшей стороны. Почему-то это было жизненно важно.

Двери лифта выпустили нас в довольно чистый тамбур. Видно было, что за порядком здесь следят. Даже обычных «украшений» в виде жвачек и надписей, на стенах было мало, хотя иногда и попадались. Цокот наших с Мариной каблуков разнеслись далеко по коридору, будя во мне клаустрофобию. Вообще-то, ничем таким я не страдала, но страх перед этим визитом, брал своё.

Маленькую заминку в шаге, Антон расценил, как неудобство каблуков, и обнял меня, давая опереться на себя. Со шпильками никаких проблем не было, а вот психологическая поддержка очень понадобилась. К железной двери я подходила уже спокойной и уверенной в себе. В конце концов, где он ещё такую девушку как я, найдёт?!

Не буду отвлекать вас деталями обеда. Они скучны. Я ожидала намного большего. Разве что, стоит отметить квартиру его родителей и их самих. Папа и мама имели очень культурный и даже интеллектуальный вид. Как позже выяснилось, я не ошиблась.

Его отец преподавал какой-то заумный предмет в институте, где я собиралась учиться! Вот это был сюрприз, а Антон всё время молчал об этом, гад. Марина как-то очень ехидно улыбнулась даже. Понятно, что улыбка предназначалась мне, только легче от этого не стало.

Мать работала технологом на ткацкой фабрике. Собственно, больше никаких значимых и наукоемких производств в городе не было.

Нас пригласили к столу. Несколько слов о квартире. Она была большой. Как минимум, две спальни, помимо зала, я увидела. Обстановка тоже была подобрана со вкусом. Поначалу меня это сильно смутило, хотя девушка Аня, отражавшаяся в зеркале рядом с рослым парнем, очень даже подходила окружению. Мы с мамой и бабушкой жили значительно беднее.

Антон, в очередной раз, спас меня, привлекая к себе внимание и проводя в зал. Стол был не менее шикарен и теперь я поняла, почему меня так гоняли по этикету. Рыгнуть за таким столом было бы святотатством.

Около часа я довольно успешно демонстрировала свою культуру еды, чем и вызвала одобрительное выражение лиц его отца и матери. Они постоянно следили за мной и, думаю, поняли меня достаточно. Это выразилось в тосте.

— За красавицу Аню! — оценили меня достойно, но расслабляться было рано.

Были ещё тосты. Один даже прозвучал за «красивую пару». Всё было бы хорошо, но никто и словом не обмолвился о свадьбе или, хотя бы, помолвке. Лишь общие, ничем не обязывающие темы. Обед уже заканчивался а они всё молчали, спокойно глядя на меня. Вы издеваетесь? Внутри всё кипело, но проявлять это было нельзя.

Наконец, этот ад закончился.

Мама Антона, её звали Наталья, пошла убирать всё со стола. Конечно, я увязалась за ней, помогая, чем могла. Платье давало не так уж и много свободы для этого.

— Ты любишь моего сына? — наконец, я дождалась хоть чего-то, когда мы с мамой Наташей остались наедине.

— Очень, и хочу быть с ним всегда. — я могла ошибиться, но на красивом лице уже не молодой женщины, промелькнуло какое-то странное выражение.

— Это хорошо. Наш мальчик достоин лучшего. — она снова оценивающие посмотрела на меня. Да, оценивайте, сколько угодно, только ответьте же, наконец!

Его родители, как будто, жили в какой-то сказке и сейчас оценивали, подхожу ли я для неё. Что-то у них не складывалось, вот и тянули.

— Возьми чайный сервиз в шкафу в зале, а я приготовлю чай. — меня раздражало это молчание, но что я могла поделать? Конечно, я пошла расставлять посуду.

На некоторое время, я отвлеклась на посуду. Она была очень красива и слишком изыскана. Сомневаюсь, что такое можно купить за углом в магазине. Марина, до того беседующая с Дмитрием Алексеевичем, стала мне помогать. Я прекрасно видела в глазах её невысказанный вопрос, но он и для меня оставался загадкой. Подруга всё поняла и начала расспрашивать о сервизе.

Видимо, это была «любимая мозоль» отца Антона, потому что он, с удовольствием, стал рассказывать историю, как он стажировался в Чехии.

Наталья, когда зашла с дымящимся чайником, лишь головой покачала. Похоже, это одна из его любимых историй. Желание хозяина дома — закон, и нам пришлось выслушать всё, до конца. Хотя, если подумать, это был один из самых интересных моментов вечера.

Другим таким долгожданным событием стало обсуждение нашего с Антоном будущего. Первым начал Дмитрий Алексеевич, после того, как чай был благополучно допит, а вкусный и красивый тортик занял своё положение место у нас в животах.

— Аня, видно, что ты девочка хорошая и воспитанная. — Ещё бы, знаете сколько мне пришлось вытерпеть, чтобы подойти к этому разговору!

— К сожалению, Антон сейчас учиться и мы не можем допустить чтобы он отвлекался на тебя сейчас, когда ему осталось всего три года до конца учёбы. А вдруг у вас детки пойдут. — поддержала того Наталья.

И вот я, как воздушный шарик, вдруг стала сдуваться. К счастью, рядом была моя лучшая подруга. Её ладонь накрыла мою и этим придала мне сил. Бороться за Антона мне никто не запрещал. Я снова улыбалась, демонстрируя понимание.

— Но мы с отцом видим, что ты девочка хорошая и чтобы ты подождала, не против. — мама Наташа прекрасно поняла мой настрой и теперь пыталась даже скрасить свой отказ.

— К тому же, ты тоже идешь учиться к нам в институт. Ты же хочешь уметь больше? — вопрос с подвохом, но я была готова к нему.

— Да, очень. — своей счастливой улыбкой я демонстрировала верх позитива, несмотря на то, что в душе вовсю грызли кошки.

— Я тоже там училась. — добавила мама Наташа.

— Да ещё как! Отличница! — с гордостью добавил отец Антона.

Кажется, контакт начинает налаживаться и я впервые, за вечер, почувствовала надежду. Лёгкое пожатие моей руки Мариной показали, что она тоже это поняла.

Ну, что же, это тоже неплохо. Может получиться. Только вот, застрявшая мысль»А вдруг детки пойдут?« застряла в голове намертво. Где я детей собираюсь брать?

В целом, вечер закончился хорошо. Меня приняли и даже стали относиться, как к родной. Было, конечно, ещё сожаление, что не совсем девочка, но это буду решать потом. Интересно, а что было бы, если бы узнали? Надеюсь, никто не проговориться. Как бы я от себя это не скрывала, но без любви Антона я не выживу.

Прощались уже почти родными людьми.

Цокот моих шпилек и лёгкое неудобство ходьбы привели меня в себя. Ну и что, что скорой свадьбы не будет. Это даже лучше. И Марина, ни на секунду, не составляющая меня в тяжёлых ситуациях, и Антон, мой любимый человек, тоже были преисполнены позитива.

Вдруг на меня что-то накатило, возможно, нарисованное на стене большое красное сердечко. Остановившись, я крепко обняла своих близких людей, вся отдаваясь этому дивному чувству любви. И пусть у нас будет любовный треугольник, зато я знаю, что мы все любим друг друга.

— Ты подаришь мне ребёночка? — спросила я Марину. Вопрос был настолько дикий, что сначала та, не сразу поняла, о чём идёт речь. Подруга, широко открытыми глазами, посмотрела на меня, потом на Антона и ничего не сказала. Впрочем, я и не настаивала на немедленном ответе. Просто хотелось, чтобы ребёнок был именно от Антона, а не кого-то ещё.

Пока подруга не пришла в себя, я накрыла её губки своими. Сначала она

целовалась неохотно, но скоро пришло желание и её уже не оторвать от меня было. На лице Марины блуждало странное выражение после поцелуя.

— Я всегда буду любить тебя. — сказала я для закрепления эффекта. Всё это произошло буквально за пять — десять минут, а изменило нашу жизнь навсегда. Это я уже потом поняла, через годы, держа на руках «своего» малыша Диму, в честь его деда, а пока мы были молоды и полны надежд.

До

мой мы приехали и нас уже встречали. Естественно, Антона тоже задержали. Теперь ему предстоял допрос моего семейства.

Марина, к этому времени, уже отошла от моего шокирующего вопроса и, кажется, сделала, для себя выводы. То, что я предложила ей, было не так уж и плохо. Подруга могла быть с предметом своей любви и не потерять плод своей связи. Я ей твердо обещала, что у ребёночка будет две мамы.

Антон, видимо, ещё не понял всю глубину проблемы и относился к этому спокойно. Всё зависело от Марины, но что-то мне подсказывает, что она согласиться.

Глава 18.

Отгремело первое сентября. Пошли тяжёлые первые недели учёбы. Я уже и забыла об этом разговоре, когда о нём мне однажды напомнила сама Марина. Передав привет от всех девчонок в группе, училище я бросила, она поинтересовалась вдруг.

— А ты это серьёзно тогда сказала?

— Конечно, подруга. Ты меня извини, понимаю, какой это болезненный вопрос. Просто хотелось подарить что-то достойное Антону.

— Не извиняйся. Я согласна. — а вот теперь настала моя очередь удивляться. Честно говоря, я и не надеялась на такую удачу.

— Люблю тебя. И сделай Антону самый большой подарок в его жизни. — мы обнялись, понимая друг дружку до самой последней клеточки.

— Вместе сделаем. — она хитро подмигнула. Впрочем, я в лучшей подруге и не сомневалась.

Жизнь наладилась. Наше трио полностью оформилось. Всем было хорошо. Антон получал двух девушек сразу, которые, не щадя своей нежности и любви, сражались за него, а мы получали стимул жить. Это не давало застаиваться нашим отношениям и чувства всегда были на пике.

Через год Марина понесла от Антона. Это был мальчик. Я с подругой возилась, как сумасшедшая, отдавая всё время и внимание. Если у Марины раньше и были какие-то сомнения насчет этого безумного плана, то теперь они полностью растаяли, словно лёд под жарким летним солнцем. Я не отходила от неё ни на минуту. Про сон молчу. Я забыла, что это такое. Мама и бабушка иногда насильно отправляли меня спать. Не понимаю, зачем мне это, но остановиться не могу.

Мама, огромное ей спасибо, взяла на себя больницу. По документам, я была беременна и даже успешно имитировала это. Во всяком случае, в моей медицинской карточке это было. Родовые боли и неприятные ощущения преследовали меня постоянно. Эту участь мы, с Мариной, разделили на двоих.

Самое главное, Антон нас не бросил, а полюбил ещё сильнее, как и его родители. Пришлось им, скрепя сердце, дать разрешение на наш брак.

С родами тоже всё сложилось нормально. Я «родила» красивого мальчика, кстати, совсем рыжего, а у Марины случился выкидыш. Без взяток, конечно, не обошлось, но зато ребёнок был в семье и любим сразу двумя мамами. Это оказалось так умилительно. Ради этого, я даже была готова снова пройти через ад. Впрочем, пока ребёнок растёт, у меня будет ещё достаточно времени для этого.

Было ещё кое-что удивительное. Мы, с Мариной настолько сроднились, что даже ходили вместе, да и за ребёнком легче смотреть было. Антон не возражал. Ещё бы. Жена и любовница всегда были рядом.

— Я люблю тебя. — его голос проникал в каждую клеточку моего тела, такого близкого и желанного. Я выгнулась навстречу жадной руке мужа. Я и так вся его, чего ещё надо? Бархатная кожа бёдер была слишком нежной, чтобы выдержать эту пытку лаской. Я застонала и ещё сильнее раскрыла ножки, открываясь для любимого.

Где-то, в соседней комнате закричал наш малыш.

— Успокойся. Сейчас твоя мама покормит тебя и пойдёт покажет этим двоим, как надо любить. Да, малыш? — Марина была всегда наготове. Это была её кровь. Да и родила она от любимого человека.

Судя по угуканью малыша, он был с этим согласен. Мы тоже. В это время рука Антона добралась до моей груди. Это было хорошо, очень хорошо и подалась вперед, навстречу его ладоням. Однако тот не спешил. Антон слишком хорошо знал меня, чтобы дать вот так просто кончить. Он мучил меня ласками и я, конечно, была благодарна за это.

Когда к нам присоединилась Марина я и не заметила. Просто стало больше рук на мне, но после определенного уровня возбуждения, я себя не контролировала и ничего не заметила.

— Давай, Анечка, отрабатывай свою любовь. Ты же любишь его. Покажи как, не стесняйся. — Марина могла меня завести и так, а сейчас, тем более.

Я прильнула к мужу и сразу же почувствовала в себе его великолепный прибор. После столького времени вместе, он знал меня, да и я была готова. Опытный мужчина сразу нашёл ту волшебную точку внутри меня, после которой тебе уже на всё наплевать, кроме этого.

Не знаю, как там Марина, но я была на седьмом небе от счастья. Антон уже был давно готов и сразу же со мной излился в меня, заставляя чувствовать себя любимой. По телу прошли электрические разряды и я выключилась.

Придя в себя, обнаружила, лежащих рядом Антона и Марину. Они целовались, не забывая и про другие важные части тела. Я даже замерла, наслаждаясь этой картиной. Чего врать себе, я любила их обоих.

Марина обернулась на меня, словно почувствовав мой взгляд. Её рука призывно потянулась ко мне. Игнорировать это я не собиралась. В конце концов, жена это я и, соответственно, должна быть лучшей. Пусть у меня не было той сладкой дырочки, что у Марины, но и такой меня Антон любил. Иногда я его спрашивала об этом, но он отшучивался, говоря что «Ты самая лучшая и любимая». Я ему верила. Знаю, что дура, но все мы, бабы, такие, когда нас любят.

Антон лишь довольно замурчал, оказавшись в окружении двух прекрасных нимф, да ещё так любящих его. В любви нет запретных тем. Это мы сейчас и доказывали наглядно. Да ещё этот романтичный лунный свет, превращающий нас в живой памятник любви. Ласки становились всё настойчивее и настойчивее, пока совсем не спустились на желанный орган нашего мужчины. Тот снова проявлял признаки жизни и мы с Мариной, конечно же, помогали ему своими ручками. Красный и фиолетовый лак на ногтях сплелись в едином танце, пытаясь поднять символ нашей любви в рабочее состояние. Не знаю никого, кому бы не понравилось, как его член ласкают сразу две девушки.

Антону нравилось и вскоре его прибор снова был готов дарить счастье. Сейчас была очередь Марины и она не замедлила этим воспользоваться. Перевернувшись на спину и широко раскрыв ножки, она стала подтягивать Антона на себя сверху. Я ей помогала сбоку.

И вот Антон в ней. Глядя на эту возбуждающую картину, я тоже потекла, так хотела его, но единственное, что могла сейчас получить, это энергию их страсти. Я с такой силой впилась в губы девушки, что вызвала у неё приступ желания. Обхватив меня обеими руками, она стала буквально высасывать меня. Это было божественно. Казалось, я чувствую член моего мужа, активно двигающегося внутри подруги. И чем быстрее он двигался, тем быстрее она работала язычком и сильнее становилось притяжение между нами. Словно, я была полноценной девушкой и меня любили.

В результате, оргазм, захлестнувший Марину, перекинулся и мне. Мы так и не перестали целоваться, даже дергаясь в безумной похоти. Лишь полная обезсиленость позволила нам отвалиться друг от дружки.

Впрочем, это ненадолго. Едва оторвавшись, мы набросились на Антона. Спорить с двумя женщинами бесполезно и он упал на постель, зацелованный нами со всех сторон. Всё таки, классная у меня подруга и сестра!

Наконец, мы совершенно выдохлись и просто лежали рядом, упиваясь друг другом. Ребёнок опять требовательно заорал и пришлось вставать. На сей раз, пошла я. Любви к нашему малышу, у меня было не меньше чем у Марины, а может и больше. Он, словно доказывал, что ничего невозможного нет и даже такая девушка, как я, может иметь детей.

Так и сжились вместе, пока что на съемной квартире. Марина себе так никого и не нашла, да и связь с ребёночком терять не хотела. Иногда и мои и Антона родители спрашивают, как мы уживаемся, но мы говорим, что любим друг друга, что есть полная правда. Кстати, все институт закончили и теперь работаем на ткацкой фабрике инженерами и администраторами. Лично я обожаю работать с тканями и даже создала новую линию одежды, что производиться у нас массово. Все мои модели удобные и красивые. Меня очень радует, когда я вижу плоды свой труда на других людях. Таким образом, сложилась целая трудовая династия, чем и гордимся.

Любим, живём и так будет всегда.

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 4710
Скачать

Комментарии

0