Естество в Рыбачьем. Глава 2. Часть 2

Луна сияла над озером, когда пришёл любовник. Он позвал женщин купаться. Айгуль посмотрела на головы людей, затеняющих дорожку. Вспомнилась казахская степь с цветущим ковылём, который так же сверкал серебром при свете солнца. Женщина, окончательно охмелевшая от обнажённости друзей и алкоголя, всё же подумала, что спать в мокром купальнике будет не комфортно, сняла его, с разбегу нырнула в воду, поплыла к спутникам. Наплававшись до боли в руках, вышли на берег. Айгуль двигалась за спинами спутников, готовая прикрыть срам руками. Прохлада воздуха, постепенно остужала разгорячённые тела. Три тела, плотно прижавшись, создавали длинную тень на песке. А озеро всё больше блестело, отражало свет ночного светила, магически действовало на сознание людей. Каждый жалел, что не может запечатлеть волшебство момента, с которым не хотелось расставаться. Женщин начало трясти от озноба, Юра поднял руки и как птица крылами накрыл женщин, притянул к себе плотнее.

Левая ладонь проскользнула подмышку Ульяны, ухватила за грудку. Правая рука поступила так же. Полноценная женская грудь приятней ощущалась ладонью, просилась на осязанье. Айгуль не оттолкнула ладонь, плотнее прижала плечом. Сигнал от гипофиза обоих женщин, впрыснул в кровоток гормоны, влияющие на процессы при половых актах — первым делом произошло истечение слизи из желёз вагины, затем сжались соски. Тихий чмок из обеих промежностей донёсся практически одновременно. Айгуль ещё могла одуматься, остановить возбуждение, но волшебство ночи, прохлада воздуха уже затмили её разум. Тело действовало само.

Парень повернул голову к азиатке, рассмотрел её профиль с этого ракурса — губы показались пухлее чем с анфаса. Женщина подняла лицо к юноше. Он поцеловал Айгуль. Не ожидавшая подобного, женщина отстранилась. Посмотрела в его глаза, высматривая толику жалости в них. Не обнаружив её, расслабила губы, свободно вздохнула, позволив более продолжительный поцелуй. Уля уже тянулась своими губками навстречу поцелую, так же расслабила уста и вздохнула, поняв, что любимый не бросит её одну на берегу. Надо только подождать. Мужчина лёг на спину, потянул ещё пару пледов, укрыл женщин. Поворачивая голову для поцелуя к одной, ласкал тело другой. Ладонь Ульяны накрыла орган парня. Она теребила яички, сжимала ствол.

— Айгуль ты первая!? — Вопрос с нотками утверждения прозвучал от Ульяны. Ей нужна была сперма. Полмиллиарда хвостатых переносчиков информации о генеалогии мужчины, самое оптимальное число.

Женщина не думала, что такое возможно — допустить третье лицо к интимному делу. Точнее будет сказать, Айгуль сегодня, сейчас, даже не думала о соитии — она пришла всего лишь отдохнуть, посмотреть на дорожку. Затем лечь отдельно от Ульяны с Юрой спать...

Это было за пределами её понимания и поверхностных знаний в области любовных игр между мужчиной и женщиной. Но чёткий вопрос, прозвучавший с явной ноткой возбуждения Ульяны, требовал ответа. Она хотела быть первой и... единственной. Ту чушь, которую выдал опьяневший мозг, она запомнит надолго.

— Я... я... давно не дел... давно не... во мне давно не было мужчины. Я забыла... боюсь... ах, чёрт... я хочу быть первой, но... трушу как... девушка. Могли... бы вы... проверить... готова... ли я? — Зефир возбуждения сменился ветром экстаза, мороча сознание, путая речь.

— Юра, куни. — Как доберману скомандовала Уля.

Юре не надо говорить, что, да как, делать. Высунул ноги в прохладу, головой опустился к лону женщины. «Проверить готова» для Айгуль означало произвести те же действия, которые делал Марат Советович, помогавший ей в лечении — пощупать пальцами влажность пещерки.

— О, боже! Юра, что ты делаешь? Так нельзя. Мне сты... дно. Не... надо... , ах... где ты... там? Уля... зап... рети ему... там... — Женщина пытается оттолкнуться от охвативших её таз рук. Но от каждого прикосновения языка её тело действовало по-другому — ножки раздвинулись пошире, прогнулось в пояснице, чтобы придвинуть своё постыдное к его лицу. Подобных ощущений она прежде не испытывала. — ... да... , да... , да! — Промежутки между «да» становились длиннее, томливость слов подошла к границе стона.

Лицо Юры показалось из-под пледа. Он приник губами к онемевшим от микрооргазма устам. Обхватив лицо парня ладонями, Айгуль целовала в различные места, как самого близкого и любимого человека. А возбудившееся от куннилигуса тело, взяв управление на себя, начало двигать тазом навстречу фалдусу. Но Юра, оберегая женщину от возможной боли, наносимой большим пенисом, отодвигал свой таз, стараясь медленно войти в истосковавшееся без мужчины лоно. Жар вагины постепенно согревал сначала головку, затем по небольшому участку ствола. Несколько фрикций понадобилось парню, чтобы упереться лобком о лобок женщины. Испытанным способом — сначала монотонное движение, затем ускорение с сильным касанием к лону женщины, затем плотное прижатие ко всей поверхности тела, Юра поднял разум женщины к высотам, на которых она никогда не бывала.

Твёрдое древко гораздо большего размера чем известные ей три пениса, временами натыкалось на шейку матки, которой касались только врачебные инструменты, чмокало это чувствительное устье. Первые несколько поцелуев причиняли боль, в одно мгновение исчезнувшую, освободившую место неге массажа. Массаж нагнал больше крови к шейке, она стала совсем чувствительной, увеличилась в размере, приблизившись к тарану.

Боль. Кайф. Что-то третье оглушило женщину, вдруг почувствовавшую спазм влагалища. Сжатие было до того неожиданным и сильным, что подсознание отключило двигательные функции. Эпилептическая тряска женского тела, очаровала и Ульяну, и Юру.

— Айгуль, в тебя можно кончить? — Спросил парень успокоившуюся женщину.

Секунда и решение принято: «Забеременею, рожу поддержку на старости лет! По сути я ведь этого подсознательно хочу. Ради этого гормона устроила свой отпуск именно в это время.»

— Да, я хочу, чтобы ты излился в моё лоно. Мне не хватает именно твоего гормона.

— А вдруг беременность? Вдруг... — «Откажись!» слышалось во фразах Ульяны, — «Эта сперма предназначена мне!»

— Молчи, Ульяна! Не порти прелестные минуты! Ради такого экстаза я перенесу все тяготы беременности.

Мысли о том, что женщина желает зачать от него, польстили Юре, он скоро излился большими порциями, сила ударов спермы накрыла Айгуль новой волной эйфории.

— Лежите, вы потные, сразу замёрзните... — Из-под покрывала тумана, донёсся голос Ульяны. — На выпей вина, Юр... Ты будешь, Айгуль... ? Вот пей.

— О, Аллах! Хорошо то как... ! — Следующую глупость женщина так же долго будет помнить. — А тебе кАк хорошо? До какой степени я тебе понравилась?

— Извини, но я не могу оценить. Тем более по степеням... Ещё раз прости, если сравню тебя и других партнёрш, не шокирую?

— Тогда не надо. У вас, у мужчин наверно всё по-другому. Но я счастлива, как никогда. Не припомню в своей жизни такого момента, когда была счастлива до такой степени.

— А ты знаешь, что я с ***надцати лет мастурбировал на твой образ?

— Как ты мог видеть меня в том возрасте?

— Лицом и телом ты похожа на артистку Светлану Светличную. Твой типаж, когда вчера ты шла мне навстречу, был чрезвычайно похож на тот образ в фильме. Такая же прямая причёска, те же самые губы, нос. Только Светлана блондинка, ты брюнетка.

— Мне тоже Светличная нравилась. — Вмешалась в разговор Ульяна. — Я мечтала иметь такую же фактуру как она. Юр, ты уже остыл? Пошли, искупнёмся?

— Да. Пошли. А ты лежи, не вставай.

***

Молодые люди с визгом вбежали в воду, энергично задвигали руками, уплывая в серебро. Женщина лежала, оценивала произошедшее. Только сейчас она поняла, что, не раздумывая отдалась парню, который годился ей в сыновья. Вспомнив, что Ульяна присутствовала при соитии, Айгуль покрылась краской смущения как спираль накаливания. Списав своё бездействие на опьянение, порадовалась такому стечению обстоятельств.

Прислушалась к своему организму — приятная, неизведанная нега в тазовой области, внизу живота напомнила о соитии. Кровь в возбуждённых органах ещё пульсировала, мышцы слегка подёргивались. Айгуль опять покраснела — поцелуи и ласки языком срамных губ вообще не вписывались в процесс коитуса, но оказались очень обворожительны. Воспоминание будто свежий ветерок, подувший на тлеющие угли, вновь согрело. А её поцелуи измазанных ЕЁ влагой губ Юры?

«Не противно ли было... ? Нет. Повторила бы... ? Да! А сперма? О, Аллах! Умоляю тебя, Всевышний, позволь мне родить!»

Более десяти раз беременЕла. Сейчас сопоставив свой менструальный цикл и молодость партнёра, она прислушивалась к своему телу, чувствовала происходящие в себе знакомые изменения. За десять минут, пока молодые купались, она осознала, что понесёт от Юры. Через день-другой она с уверенностью может сказать о тяжести или лёгкости сплетения её судьбы и семени Юры. Она хотела девочку. Девочку она не отдаст на растерзание родовым кастам, даст ей самой выбрать любимого человека.

— Бр-р-р. Хорошо-то как!!! Айгуль, не хочешь искупнуться? Смыть пот?

— А Юра где?

— В воде, ждёт тебя.

Айгуль резко скинула покрывала, прикрывая ладошкой срам, отчётливо видимый Юрой в свете Луны, разбрызгивая прохладную воду, окунулась в озеро. Холодный Юра прижал горячее тело женщины к себе. Поцеловал. Кинокартинно выровнявшись с парнем ростом, обвила его за шею. Плотно прижимаясь телом к мужскому телу, женщина впитала энергетику молодости, очарование момента. Это было то мгновение, от воздействия которого хотелось остановить время на вечность... Женщина вздохнув расцепила звено рук.

Она быстро замёрзла, начала выходить из воды. Юра с диким ором побежал за ней, она от него, чтобы погоня осушила их тела.

Быстрые движения, вновь разгорячили опьянённую кровь, расслабили сознание азиатки. Уже не стараясь прикрыться, Айгуль спрятала волосы под полотенце, легла под плед согреваться.

Ульяна требовала от Юры свою порцию. Счастья, любви, спермы. Девушка, укутав спину большим полотенцем, оседлала парня и таким образом показала женщине, которая хотела отвернуться, боясь взором смутить Ульяну, ещё одну позу. Первый порыв укутаться с головой, чтобы «не присутствовать» при любовных играх других людей, внушённый ещё в детстве, сменило любопытство — чего это они такого вытворяют, что слышны развратные речи, скверные русские слова, чваканье чего-то в чём-то желеобразном.

Так женщина впервые узнала о разнообразии в соитиях. Увидела руки партнёров, которые ласкали тела. Видела глаза мужчины в момент наивысшего блаженства. От вспышки восторга Юры, взорвалось тело Ульяны. Она затряслась — мелко как кони, скидывающие оводов. Потом Уля легла по другую сторону от мужчины. В лоне Айгуль появились новые ощущения. Нет, не боли от беременности — до них ещё как минимум пара дней. Тепло пришедшее с большой волной крови в возбуждённые органы таза. Но можно ли сказать об этом? Нет, нельзя! Это будет совсем распутство...

Все трое практически сразу уснули. Во сне Юра лёг на спину, две женские головы легли ему на плечи. Ночью женщина проснулась по малой нужде. Восток, окрашенный ультрамарином, не высветлил мест для исправления нужды. Отойдя на десяток метров, Айгуль помочилась в песок. Найдя свой купальник, надела его. Хмель прошёл. Лечь к обнажённому мужчине? Стыдно. Однако деваться некуда — пледы здесь. Идти домой по незнакомым улицам вообще невозможно. Айгуль легла к спутникам. Запах пота от друзей опять опьянил, разбудил воспоминание, в свою очередь пробудившее возбуждение. Положив голову на плечо мужчины, впервые открывший азиатке прелесть соития, женщина мгновенно уснула с приятной мыслью, что возможно это не единственный случай и акт повторится.

Солнце разбудило их. По традиции люди пошли досыпать в дом.

Юра и его подружка пригласили Айгуль омыть песчаную пыль в душевой. Солнце уже светило ярко, однако тень сада можно было сравнить с освещённостью при Луне. Прикрывая срам ладонями, женщина вошла в кабинку после друзей, вообще не скрывающих свою обнажённость.

— Пойдём с нами досыпать. Там кровать широкая, поместимся. — Позвала подружка. — Не надевай купальник. Потом найдёшь своё бельё.

— А твоя кровать?

— Она тоже широкая, но там Вадька на соседней. И возможно не один. К тому же у Юрика утренняя эрекция такая сильная...

— Эрекция? Нет... О, Аллах, что ты со мной делаешь? — Женщина засеменила за Ульяной.

Ульяна первая оседлала вертикаль, быстро дошла до оргазма. Освободив пенис, позвала присевшую к ногам любовников Айгуль. Женщина повторила действия Ульяны — медленно осела на стержень, придерживаемый парнем. Глубоко вздохнув от невероятного ощущения, улыбнулась новым друзьям. За улыбку была награждена поцелуем Ульяны. Ласки подружки перешли на железы...

По традиции мама пришла будить сына. Сильно удивилась женщине, сидящей на Юре. Ульяна ласкала ей груди, присасываясь к соскам.

Тех десяти секунд хватило маме, чтобы понять — ревность к сыну прошла. Он уже взрослый, занимается любовными играми с разными женщинами. О четверых женщинах она точно знает — Нина, Ульяна, Оля и вот теперь Айгуль.

«Ну и живи, сынок, со своими женщинами, мне как мужчина ты уже не нужен, я живу своей жизнью.»

***

На завтрак все трое пришли одетыми, женщины сидели по бокам от Юры, докладывали ему в тарелку свежего салата, который Нина успела приготовить, делились омлетом из своих порций, который Лена умела мастерски комбинировать с сыром и овощами. Периодически они о чём-то говорили полушёпотом, затем чему-то смеялись. Женщины поворачивали лица к юноше, он целовал их по очереди в губы. Старшая, в отличии от Ульяны, всё-таки смущалась, чуточку краснела, бросала взоры на Егора и Елену с Ниной. Те не осуждали, не иронизировали. На лицах Юриных спутниц сияли следы восторга, вызванные обычным женским счастьем — мужчина подарил им свою частицу любви. Своеобразная семейная идиллия.

Калитка отварилась, и вошёл мужчина.

— Витька! Наконец-то приехал. Юрка! Папка приехал... Проходи, чего остолбенел? Кушать будешь?

— Ты слезь с меня, прежде. Здравствуйте все... Вроде речь шла только о Синцовых и нашей семье. Что? Хозяйка подселила ещё народу?

— Сначала знакомься. Синцов Егор. Его супруга Нина. Вадим и Ульяна, они с соседнего двора, но мы сдружились и отдыхаем вместе. А это Айгуль. Она...

— Моя женщина, пап. Здравствуй... Глазки сделай чуть поуже... , вот так. Айгуль, позволь познакомить тебя с моим папой. Звать его Виктор. Мама его ласково называет Витя. Пап, с Вадимом мы сдружились, когда снимали ролик об этом посёлке.

— Пошли, отнесём твои вещи в комнату, потом покажу тебе душевую, помоешься с дороги. А мы соорудим ещё пищи. — Елена как вцепилась изначально в плечо Виктора, так и не отпускала ни на миг.

«Мы» ушла с папой. Внезапно выпершая её попка походила на хвост течкующей кошки. Так же приподнялась столбом, так же тёрлась об ноги. Ничего не подозревающий муж, счёл это голодом похоти. Хотя в сущности это и была самая настоящая похоть — в мозгу ещё проявлялись картинки совокупляющегося сына, свои мысли пришедшие ей на ум после осознания, что у неё не может быть ничего с родным телом сына, но вот с этим, мужниным телом, она может делать всё что её естеству пожелается.

Елена вернулась только через полчаса. Такая же мокрая и довольная как мужчина. Даже не искушённая в вопросах секса Айгуль поняла — эта женщина сбросила какой-то балласт и приняла на «борт» три эмоции — миледи Эйфорию с детьми — Экстазом и Оргазмом.

Виктор светился своей аурой. Продлившийся всего пятнадцать минут акт включил в себя те страсти, которые были меж ними на протяжении двадцати лет.

Не успел он оголиться, как супруга припала к его ногам, охватила бёдра руками, прижавшись щекой к восставшему органу произнесла слова заклинания: «Как я по тебе соскучилась, мой твёрдый и желанный хуй! Хуище впервые раскрывший мою женственность!»

***

Эти слова он уже слышал однажды, когда соседка нашептала ему о изменах супруги. В тот день они сильно поссорились, слова «развод», «обойдусь», «проживу и без тебя» с одинаковой частотой повторяли оба. Виктор тогда даже удивился отсутствию слёз в глазах блондинки, никогда не упускавшей возможности всплакнуть. Елена попрекала его тем же, чем он её. Мол его прежняя страсть поугасла, раз в неделю ОБЯЗАННОСТИ выполнялись отвратительно. И ебля с другим, всего лишь месть ему, супругу, отвернувшемуся от своей «пиздёнки». «Развод» сказали оба одновременно. Виктор пошёл собирать вещи, снял, желая поменять, грязные трусы. Вот в этот миг и прозвучало заклинание, произнесённое с хрипотцой плача и энергичностью истины. Джентльмен восстал мгновенно, упёрся в щёку Елены, которая начала отирать об него слёзы и слюни, выделившиеся по краям рта. Страсть вскипевшая в обоих телах, частично разорвала платье и бельё Елены, собрала в эти минуты все накопленные обиды, и новые, полученные с любовниками эмоции. Сила соития была до того бешеной, что они проспали время, когда нужно было идти в садик за Юркой. Отсыпающихся от усталости разбудил звонок из детсада — нянечка уже целый час перерабатывала, ожидая родителей Юрочки.

***

И сегодня Елена показала новое — постояла долгих полминуты, мысленно прося прощения за чуть не свершившийся инцест, пустила слезу. Чмокнув головку, повернулась кормой к супругу.

— Витюш, эти дыры изголодались по хую. Накорми их.

Лена притянула свои ноги к туловищу, грудями касаясь ног, изламывая позвоночник вместе с входящим по самые кокушки членом. Бес похоти всё-таки влез в сознание, зажёг картинку — сын, ласкает её соски, которые сейчас трутся о голени, сильно, до боли, притягивает её круп к себе, входит крупным членом в шейку матки.

Женщина резко выпрямилась, повернула голову для поцелуя. Затем повернулась всем телом — сын растаял. Супруг, чуть присев, приподнял её левую ляжку. Член влетел в родное отверстие, не встретив никакого сопротивления, раскрыл вход в шейку матки. Венец пениса, на обратном пути притянул слизистую к влагалищу — Елена уже ничего не контролировала, ни вскрик, ни паралич таза.

Виктор пытался произвести ещё фрикции, но движение члена происходило только за счёт скольжения шкурки по стволу. Поэтому эякуляция стала величайшим кайфом за последние две недели.

***

Большой пакет с колбасами, копчёностями, привезённый Виктором затолкали в холодильник. По три бутылки вина и водки, окончательно заполнили агрегат. По русской традиции — за знакомство, за приезд, за отпуск, откупорили два напитка. Алкогольных.

«Не употребляющие» убирали одни грязные тарелки, мыли их и ставили на стол новые порции нарезок мясопродуктов.

— Можно к вам? — Во двор, продолжая день визитов, вошла женщина. — Здравствуйте... Я Вера Сергеевна, владелица вот этого дома. А кто из вас Юра?

— Вера Сергеевна... ? В жизни вы гораздо красивее, чем на фото в одноклассниках. Чем могу служить? Как ролик? Понравился?

— Вот поэтому я приехала. Лично отблагодарить. После публикации на сайте, заявки полились сплошным потоком. Пришлось даже девушку специально посадить за комп, чтобы принимала их.

Вера Сергеевна являлась владетельницей большинства здешних домиков для отдыхающих. Скупала по дешёвке, ремонтировала и сдавала приезжим.

Начальный капитал она заработала, занимаясь проституцией. В девяностые годы, молодая красивая девушка, (да простят меня дамы неочаровашки, они тоже пробиваются в люди. Просто по повествованию мне нужна именно такая личность) могла пробиться в люди только таким способом. Кто-то сошла с дистанции, кто-то со временем стала невостребованная. Однако смекалистость, молодецкий напор, практичность, двигали Веру вперёд. Её мечта купить домик, устроить там бордель, осуществилась к двадцати шести годам женщины. Свой заработок, доходы от других молоденьких девушек, быстро обогатили её. Ещё один бордель не требовался. Толпы отдыхающих просились на постой, неся доходы хозяевам. Шлюшка Вера скоро стала Верой Сергеевной. В глаза так её называли, и постепенно забылось прозвище Верка-минетчица. Красоту свою она со временем не растеряла. Сделала пластику груди, увеличив бюст на три размера.

Сегодня на ней было платье, привезённое ею из Баварии. Лиф под пышными грудями. Сами бидоны не прятались — красовались в большом вырезе декольте, казалось — вот ещё капелька и должны показаться ареолы. Тридцатичетырёхлетняя женщина мягкой комплекции, при росте за метр семьдесят казалась крупной. Чёрная смоль густых до шеи волос, не скрывала уже отросший тёмно-соломенный родной оттенок.

Она оглядела присутствующих, дольше всех задержала внимание на Викторе, уж больно ярко блестели его глаза, отражая её декольте. Когда она повернулась к остальным, Лена подняла нижнюю челюсть мужу — слюна выступила к краю губы и вот-вот перелилась бы.

— Вера Сергеевна, просим за стол. — «Прощение», которое Елена «выпросила» у супруга, сделало её весёлой и жизнерадостной. — Наш папа приехал из командировки, ну мы и пригубили за это дело. Вот смотрите, что Витя из Илецка привёз, тамошние продукты. Уверяет что всё натуральное.

— Спасибо... Мне водочку.

Юра познакомил Веру со своими друзьями и родственниками. Объяснил их статус, для пущей важности. Очень похвалил Вадима, как соавтора ролика. Айгуль опять назвал своей женщиной.

После ещё одного тоста, Вера перешла к настоящей причине своего визита.

— Ребятки! Дом в вашем распоряжении ещё восемь дней. И как удачно получилось, что

и съёмщики соседнего домика тоже в вашей компании. Но... заявок так много, что я как бизнесмен, не хочу терять выгоду, вы же понимаете!? Я живу практически одна, дом находится здесь же в посёлке. Комнат там много. Чужих, не знакомых, людей я не хотела бы туда подселять. А с вами я уже познакомилась, вы культурные приятные люди. Переезжайте ко мне в дом, а сюда я поселю других. Ну, что? Никто не против... ? Тогда машина уже ждёт за воротами.

***

Сборы были не долгими. Скоро микроавтобус подъехал к огороженному высоким забором дому. Виктор и Егор присвистнули, обозревая громадину «дома».

— Да это целый дворец, по нашим меркам. Чувствуется промышленное прошлое здания. Я правильно думаю, Вера Сергеевна?

— Да, это здание бывшего управления рыбсовхозом. Я выкупила по остаточной стоимости, отремонтировала. В будущем планирую здесь что-то типа пансионата организовать.

— Где-то рядом кони живут. — Айгуль вдыхала чистый воздух, широко раскрывая ноздри.

— Ух, ты! Не думала, что так сильно пахнут. За домом в глубине двора конюшня. Конь и две лошади.

— Можно к ним? Несколько лет не грелась о шею лошади. Можно?

— Конь свирепый, осторожно с ним. Сначала выберите себе апартаменты. Можно на втором этаже, но и на первом не плохо. Как определитесь, я вам постельное бельё выдам.

Комнаты были небольшими, но двуспальные кровати, шкаф для белья, присутствовали. Два туалета и три умывальные комнаты находились в конце коридора, который делил ряды спален. Уже скоро все собрались в большом зале, бывшим когда-то актовым, где читались лекции о величии вождей.

— Пищу можно готовить здесь, можно под навесом во дворе с солнечной стороны. Пойдёмте я вам всё во дворе покажу.

— Я к лошадям. Можно?

— Да, Айгуль, идите... Минуточку! Давайте перейдём на «ты». Вы мне так нравитесь, что я позволю себе такую слабость считать вас своими друзьями. Юра, к тебе особенная просьба, не называй меня по отчеству. У нас женщин пунктик на старость, поэтому если молодой человек называет нас по имени и на «ты», мы молодеем. Всё пойдёмте.

Айгуль бежала к лошадям. Охватила одну за шею, другую, потом коня. Вера схватилась за грудь, испугавшись последствий, но конь так же положил голову на плечо женщины, фыркал, будто что-то говоря. Женщина тоже стояла рядом с ним и говорила по-казахски, слёзы катились из глаз обоих. Конь, почувствовав родственную душу, лил слезу от счастья. Айгуль также исполнилась счастьем от встречи с животными.

— Я приобрела их в счёт долга, даже не знаю, что буду с ними делать. Три месяца они уже у меня. Нашла мужчину, который более-менее разбирается в них. Айгуль, как ты смогла подойти к коню? Максимыч боится его.

— Конь чем-то болен. Я посмотрю. И им нужен простор. Есть поблизости лужайка или лучше степь? Тут вокруг пролески с камнями. Лошадь должна бегать, не то будет застой в мышцах.

— Я сейчас соберу коптер, полетаем с тобой, поищем подходящее место. — Юра пошёл за гаджетом, остальные осмотрели другие дворовые постройки.

Солярий, окружённый практически со всех сторон поликарбонатом, все приветствовали. Испросили у Веры кратчайший путь к озеру. Пятиметровый надувной бассейн на сегодня заменил им озеро. порно рассказы Вскоре коптер взлетел, совершая расширяющиеся круги над поместьем. Определили в какую сторону лучше обратить внимание. Большое свободное от деревьев и камней пространство нашли в нескольких сотнях метров на север. Там же виднелось какое-то озерцо.

***

Две амазонки и воин повели животных под уздцы. Дорогу определили по азимуту на три больших сосны. Их и держались пока не вышли на требуемый участок. Молодые лошади сразу начали навёрстывать круги по простору. Конь нюхал воздух, зыркал глазом на Айгуль, явно прося что-то. Женщина начала ощупывать ноги коня. Между копытом и подковой виднелся гвоздь с палец толщиной, он и причинял боль животному. Общими усилиями с помощью камней выбили занозу. Конь вздохнул как человек, освобождённый от пут. Он сначала осторожно, затем всё быстрее шагал по лужайке. Громкое ржание коня огласило округу. Айгуль что-то кричала по-казахски, животные отвечали ей ржанием.

Люди смотрели на животных, испытывали такое же счастье от лёгкости бытия.

— Надо посмотреть водоём. Не желательно им пить грязную воду.

Вода оказалась чистой, пригодной для питья и купания. Люди сразу разделись, нырнули вглубь озерца, распугали рыбёшек. Азиатка, стесняясь раздеться до гола, (сейчас сказывались трезвость, яркое освещение), пыталась походить в купальнике. Ульяна подошла сзади, поправила лямку её монокини, посоветовала отбросить стеснение:

— Согласись — глупо совершать с мужчиной коитус, а затем прятать прекрасное тело.

— Не такое уж прекрасное. — Покраснев от стыда воспоминаний, ответила Айгуль оглядев тела спутников.

— Но гораздо красивее тел калек и старых людей. Расслабься, красотка, ты не самая страшная из известных мне людей.

— Твоя мудрость, милая Ульяна, достойна восхваления. — Несколько секунд обдумав, вспомнив вчерашний разговор с Надеждой, её спутницу Наталью, сняла купальник, свернула его комочком, затолкнула в самый дальний угол пляжной сумки. Подставив тело лучам солнца, сравнила их ласку с взором мужчины, сейчас разглядывающим её покалеченное тело. Оба излучения были приятны — женщина окончательно расслабилась.

— Я первая буду. — Сказала одна амазонка другой. Возбуждение Ульяны началась ещё по прибытию к поляне — Ты хочешь?

— Ты, о чём?

— Значит, не хочешь, не то сразу поняла бы, о чём. Иди, пока с животными пообщайся.

Айгуль пошла к пасущимся животным. Ульяна поманила Юрия.

— Я хочу от тебя родить. Уже поговорила с Вадькой. Он ещё раздумывает, скоро примет решение. Он ведь бесплодный. Но вне зависимости будет Вадя отцом ребёнку или нет, я ЖЕЛАЮ ребёнка и именно от тебя, мой любимый, мой счастливчик. Где ты нарвался на такое счастье? Женщины отдаются тебе после одного поцелуя.

— ... Ночью Айгуль, теперь ты... не боишься одна растить?

— Глупости говоришь. Даже если это будет тройня — выращу! Мне уже двадцать пять, самый хороший возраст для зачатия... Хватит трепаться, давай делать живых людей.

Девушка повалила парня на плед. Юра лежал на спине, размышляя об услышанном, Ульяна возбуждала любимого орально. Издалека Айгуль не поняла, почему голова Ульяны часто наклоняется над телом Юры.»Молится она, что ли на него? Странная женщина». Скоро Юра повалил женщину на спину, голая попка мужчины явно не молилась. Айгуль поняла, о чём её спрашивала подружка. Вспомнила о ночи, утренних играх. Огонь как степной пожар мгновенно охватил тело женщины. Уже не стесняясь и не боясь причинить неудобство друзьям, подошла к влюблённым.

Лёжа под своим мужем, Айгуль не была так страстна как сегодня с Юрой. В далёкой степи не было сексопатологов — как любить мужчину, как самой получать блаженство её никто не обучал. Поэтому под мужем она лежала в миссионерской позе, только слегка разведя ноги. Сейчас она увидела, как подружка подхватила свои ступни руками, высоко поднимала их навстречу любовнику. Чем ближе был оргазм, тем выше подмахивала Уля. Такие, казалось бы, простые движения — таз вверх, навстречу тазу партнёра и те не применяла азиатка во время соитий с первыми мужчинами. Айгуль решила обязательно, сейчас же, в своей очереди поднять ноги вместе с тазом. Оргазм мужчины она увидела со стороны и поняла, какие чувства испытал Юра от соития.

Влюблённые легли на спины. Уля плотно сжала бёдра, не позволяя сперме вытечь из влагалища. Учащённое дыхание, жар от тела женщины, возбудили Айгуль окончательно. Она легла рядом с подружкой, понимая, что той нужно успокоение, гладила грудки, опять бубнила по-казахски.

— Спасибо, милая... , мне так приятны твои поглаживания. Надеюсь, твои молитвы помогут мне зачать.

— Да. И груди твои вырастут для кормления сына. Юра, пусть она отдыхает. Пошли покупаемся... я тоже хочу твоей любви... Ой, бесстыжая... ! О, Аллах! Как я хочу... Пусть бесстыжая, пусть падшая, пусть... , но как я хочу... я до старости лет буду помнить эти минуты. — В голосе слышались вибрации плача — глаза подтвердили — слёзы, означающие новый этап в жизни женщины из далёкой степи, скопились в уголках очей. — Уля, ты научишь меня молитвам?

— Каким?

— Когда ты меня отправила к лошадям, я видела, как ты кланялась, молясь чтобы орган Юры отвердел...

— Ха-ха-ха-ха-ха! — Двое ржали как кони. От смеха у них скоро начали болеть скулы.

— Ха-ха-ха, уморила... Ладно, научу. Ха-ха-ха... Идите, купайтесь, я пока вспомню слова.

Обнажённые тела нырнули в прохладу водицы. Юра всё ещё посмеивался. Айгуль не понимала, чем вызван смех. Вышла из воды, выкрутила влагу из волос. Замотала их полотенцем. Голая Ульяна подвинулась, освобождая место любовникам. Юра лёг на спину.

— Садись рядом с Юрой. Возьми пенис руками, согрей его теплом ладоней, ласкай, как сегодня ласкала шею лошадей... Вот так хорошо... Видишь, он начал увеличиваться... ? — Казашка впервые держала в руках неокрепший мужской орган. Флюиды, исходящие от пениса, были схожи с энергетикой конской шеи, но гораздо мощнее будоражили сознание. — Если ты так будешь продолжать довольно долго, то он, в конце концов, отвердеет достаточно. Можно чуть помолиться... , хи-хи-хи. Молитву надо произносить, впустив головку члена в рот...

— Это же грязно!!! Нет, я не буду... впускать его в рот. — Женщина отдёрнула руки.

— Тогда жди. Двигая на нём шкурку можно ускорить срок возбуждения. Но самый быстрый способ — минет... Сосание члена. Давай покажу... , это не противно... , даже возбуждающе и для меня.

Уля ухватила за корень пениса, нагнулась к головке и всосала. Сделала несколько таких движений.

— Поняла... ? Ладно... ! Вытри член салфеткой и пользуйся — он уже достаточно окреп. Садись уже, амазонка. Не то сама сяду, с этими уроками опять возбудилась. Не буду отвлекать. Ох! Счастливчик!

Айгуль впервые в жизни взяла пенис руками, чтобы ввести в себя. Твёрдое древко, пульсируя по пальцам, своей морзянкой слала телексы: «Наконец-то я войду в твою плоть, передам тебе свою энергетику, от которой ты взлетишь ещё выше чем в первые разы!» Поглаживая тело помолодевшей кобылицы,

Юра возбуждал соски, которые не подвластные желанию разума, одеревенели. Женщина посмотрела в глаза Юре. Волна смущения залила нитью накала лицо Айгуль — парень смотрел на срам. Более того, он раздвинул ей бёдра шире, направил хулиганов к стыду. Хулиганы ласками по наивысшей точке удовольствия, откинули смущение женщины, внезапно захотевшей вообще отстегнуть ноги, оставить один лишь срам. Отстегнуть ноги Айгуль не может, но в её силах наклониться назад, раскрыться для этих хулиганов и глаз, которые вовсе не нагло, а изучающе исследуют её трепещущее лоно. Опоры — руки на колени парня, лицо к небу как в мольбе. В такой позе шейка матки придвинута к влагалищу, трётся о головку, когда женщина двигает тазом вперёд-назад.

А если применить тот же способ что и Ульяна? Женщина переносит вес тела вперёд, опирается ладонями о сильную мужскую грудь. Скакать на коне ей пришлось с двух лет, так что эти движения были машинальными, позволяющие сосредоточиться на ощущениях пениса, окаменевшего так же как мышцы на груди, не позволяющие впиться в них ногтями.

Тело этой женщины, сейчас увиденное при ясном освещении, притягивало взор окрасом покрова — либо она всегда загорала обнажённой — не видно следов купальника, либо это естественный цвет. Цвет напоминающий некрепкий чай со сгущённым молоком, который он полюбил пить у бабы Нади на даче. По стати тело не отличалось от тел девушек, вообще не было похоже на тела матери, Люськи — первой женщины и тела новой любовницы Нины. Худоба проявлялась только на рёберной части торса — волны костей чаще видны при вдохе, когда грудная клетка наполняется воздухом.

Таз такой же ширины как у Нины, плоский живот рожавшей женщины, и крупные груди с горько-шоколадным оттенком ареол, производили такое же впечатление как стан нерожавших девиц.

Парень ещё не разглядывал какого цвета и размера гениталии у Нины, поэтому сравнить вульву Айгуль мог только опять же с девичьими. Да, они гораздо ярче выражены. Как размером, так и цветом. Окрас напомнил опять же о даче бабы Нади — сливы, созревшие, покрытые восковым налётом. Размер сопоставим с ушными раковинами, но естественно без хрящей. Всё это сейчас прекрасно освещено Солнцем, прячется в тенях густого кучерявого волоса.

Палец-хулиган нащупал твёрдость горошинки под капюшоном малых губ. Очень чувствительный горошек — женщина мгновенно расслабилась, развела ноги, откинула тело. Пенис смог достать до дна влагалища, тёрся об него, принося с собой блаженство орального касания языком. Очарованием выглядел видимый бугорок на плоском животе женщины — головка члена выпирая из-под брюшины, показывала в каком именно месте сейчас находится.

Взоры любовников встретились, передали искренность желаний. Парень заметил сильные изменения в очах подружки, которая вчера выглядела сорокалетней. Роговица блестит чёрным полированным алмазом. Окологубные складки подняли уголки к верху, придали лицу любовницы весёлость.

Женщина увидела серьёзность во взгляде молодого человека, почувствовала, что он относится к соитию с ней не так как с Ульяной. С подружкой он балагурит, произносит срамные слова, хихикает, отвечая на её такие же матерные речи. А с неё Юра нежен, боится навредить её телу. А может быть душе? Тело и душа женщины отвечают парню своей любовью...

Экстаз пришёл разом к двоим любовникам, Юра уже не мог терпеть стонов Айгуль, или это тело женщины требовало тестостерона. Пульсацию члена в себе, Айгуль почувствовала на самом пике оргазма, она опять затряслась в паралитическом припадке.

Лошади учуяв запах секса, подошли к ним, нюхали воздух, фыркали брылами. Айгуль вспомнила своё лето на джайляу. Муж тогда тоже взял её на траве пастбища. И лошади так же обступили их, втягивая запах тел людей. Сейчас она так обрадовалась, что освободилась от мужа с его негодной спермой, теперь её организм впитывал здоровую жидкость, от влияния, которой она сегодня такая счастливая и молодеющая.

Вновь нега во всём теле расслабила его. Женщина положила голову на грудь молодого мужчины. Его сердце потихоньку успокаивалось, дыхание парня стало плавным.

«О! Аллах, вновь благодарю Тебя за проявленное ко мне великодушие. За встречу с такими прекрасными людьми. Верю, что Ты не покараешь меня за распутство, творимое мною. Господи, умоляю Тебя, не подвергай наказанию моих новых друзей, береги их во все дни. Аминь!» — Прочтя свою молитву Айгуль продолжила размышлять. — «Да-а-а-а, такой экстаз стоит многих лет наказания. Ульяна очень раскрепостившаяся девушка. Как легко ей даётся общение с мужчинами. А этот... минет? Видимо ей он действительно понраву, как загорелись её глаза в это время. А пенис! О-о-о-о, какая мощь в нём. Как приятны, казалось бы, болезненные тычки в матку. Определённо тебе, старая женщина, понравились такие уколы. Нет! Ты не старая! Ты женщина в самом соку! Ха! Омолаживающаяся женщина! Интересно, а если вновь ласкать орган, восстанет ли он после двух соитий? Должен восстать. Особенно если... О! Аллах! Я ХОЧУ помолиться с помощью... минета! Сейчас? Нет! Не сейчас! Юра устал. Ты же слышала, как клокотало в его горле. Вечером! Да, точно, тогда и помолюсь. Хи-хи! Какая я всё-таки несмышлёная... , как девственница.»

***

— Витя, ты вроде говорил, что техник по профессии? Пойдём, подскажешь, что можно сделать с одним устройством. — Вера испытанным способом заманила мужчину на второй этаж.

В комнате, куда они зашли, всё было в порядке. С техникой. Влага бежала меж ножек любвеобильной Веры. «Краник» открылся ещё в прежнем помещении, когда она увидела блеск в мужских глазах. Блеск морским семафором передал сигнал, означающий желание мужчины окунуться в ложбинку декольте. Те полчаса, которые ушли на знакомство, выпивку и разговоры, отмечены вехами-взорами, кидаемые Виктором на неё. Поездка к дому едва не привела женщину к оргазму — рычаг скоростей, обтянутый кожей, щекотал нервишки Веры, последний раз около месяца назад имевшей половую связь с главой полиции посёлка.

Не зная, как встретит мужчина предложение к соитию, она поцеловала его в губы. С психикой и функционалом у Виктора проблем не было. Руки на ягодицы, толчок их на себя. Нос в ложбину грудей. Поднятие флага с кормы женщины. Проверка на препятствие в виде тканей. Ткань была снята несколько минут назад, чистота в лоне соответствовала требованиям многих мужчин, с которыми побывала Верка-минетчица.

Из ложбины исходил как раз такой аромат, который нравился Виктору...

***

На нижнем этаже, Лена чувствуя исходящий от Веры запах блуда, тоже потекла. Будучи уверенной на двести процентов, что хозяйка специально выдумала причину, чтобы заполучить член меж ножек, зная возможности мужа, его отдых после соития, Лена рассчитала, что как минимум пятнадцать минут у неё есть.

— Нин, ты как хочешь, но я сейчас опять воспользуюсь твоим мужем. Да. Да, по прямому назначению. Десять-пятнадцать минут у нас есть. Блядь! Ты чо тупишь? Хватай Вадьку и на хуй... я тоже на хуй. Егора.

Нина не тупила, она уже кончала. Ступор оргазма охватил её от понимания пикантности, от экстрима действий Ленки. Если Витька застанет Нину с Вадькой, то это её проблемы. А вот... если Ленка с Егором попадутся, то...

— Пятнадцать минут говоришь? Егор марш... В пизду Ленке. Вадя, пошли со мной.

***

Кровать скрипела под Верой. Виктор осторожничал, старался произвести меньше шума. Поддерживая своё тело на выпрямленных руках, он рассматривал прекрасное тело Веры. Огромные груди хозяйки, так страстно отскакивающие от его толчков в лоно, вскоре затмили его разум. Он вошёл в ритм, когда бидоны, не успев вернуться в исходное положение, уже отлетали от очередного толчка.

Как теннисисту нравится отбивать мяч, хотя он может послать его в другую сторону от противника и выиграть битву, так и Виктор любовался волнами на грудях женщины.

Вера смотрела в его глаза, не понимала, что такое с мужчиной. Вроде и присутствует при соитии, а вроде отстранён и вбивает член в неё чисто механически. Даже постанывания и подмахивания не вернули его сознание к ней. От отстранённости влаги стало меньше, появился дискомфорт. Часы на стене показали, что коитус уже длится пятнадцать минут. Вера притянула мужчину к себе, положила его торс на свои груди. И это сняло гипноз с него. Тепло грудей, мягкость их, встрепенули его желание. Сразу же появилась влага...

Вообще-то ей понравился этот мужчина, который сейчас лежал рядом с ней. По крайней мере, оригинал. Не как многие — сунул-вынул, и бежать. Через пять минут они привели себя в порядок. Спустились к остальным. Женщины сидели рядом на диване, тихо шептались. «Надо же!» — мимика Нины, «А я что говорила!» — мимика Елены.

***

— Что там с техникой? Функционирует нормально или может, ещё помощь чья-то нужна? — Тонкая ехидца слышалась в голосе Лены, правильно расставленные интонации говорили, что ей известно всё о «технике»

— Оказывается, надо было правильно подключить. Вот, что значит специалист — пришёл, увидел... , победил. — Вере хотелось сказать: «Наследил» как герою фильма «Они сражались за Родину», но мгновенно передумав сказала: «Победил», как это звучит в оригинале Плутарха о победе Юлия Цезаря. — За это, Виктор, я проставлюсь сегодня вечером бутылочкой шотландского виски. Какие у вас, кстати, планы на вечер?

— Вечером мы идём на нудистский пляж! — Лену, явно унюхавшей запах ебли, исходящей от супруга, увидевшей поалевшие щёки хозяйки, взбесила твёрдость характера Веры.

По крайней мере, такое заявление ввело в ступор хозяйку. Виктор так и застыл с глотком сока во рту.

— Где такой у нас. Я вроде все знаю.

— Всего три дня как функционирует. Наша компания является первооткрывателем этого места, к сожалению, уже не тайного.

— Лена, ты ходишь голышом перед мужчинами? — Сок, наконец, оказался в желудке.

— У меня не уродливое тело, чтобы прятать его от друзей. Или ты считаешь, мои груди недостаточно прельстительными? А у Нины попку, тоже отвергаешь из образцов красоты? — Лена озлобилась, говорила лающими фразами. Если её сейчас остановить и спросить причину злобы, она не ответит, потому что не знает истины. Проницательный человек сразу понял бы — не дотрахана баба.

И правда, секс украдкой, получился скомканным. Нина поняла эту причину. Подошла к подружке, и как бы поговорить, увела из зала.

— Егор быстро кончил... ? Вот чем опасен скоротечный секс. Хотя мне понравилось. Три раза кончила.

— Три? Почему я такая невезучая?

— Ничего, будет и в... твоей пизде праздник! Ха-ха. Перестань кидаться на Виктора. Я, кстати, под твоим мужем ещё не была, в отличии...

— От меня... Пошли к ним...

***

— Вить, извини меня. Это у меня по-женски... Да мы ходим там голые. И не мы одни... Есть ещё желающие себя показать, других посмотреть. Вер, ты с нами пойдёшь?

— В разведку? Пойду. Местных там не будет, а мнение отдыхающих, которые меня не знают, не интересует. Когда стартуем?

— В четыре, когда солнце не так припекает. Один момент! У Айгуль на спине страшные рубцы от побоев. Смотреть на них можно. Высказывать жалость женщине — запрещено! Она сама на этом настояла. — Деликатная и умнейшая Нина, в тонкостях рассказала историю Айгуль, слегка приукрасив её на свой манер.

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 2513
Скачать

Комментарии

0