Вика. Часть 5: Продолжение

Я сошла с дороги, и, двигаясь по ее обочине, старалась взять как можно дальше от дорожного полотна. Я боялась, что проезжающие мимо в машинах мужчины, посчитают меня за проститутку и захотят воспользоваться мной. Как только я начинала себе представлять это, как мой мозг сразу начинал играть со мной в игры воображения. «А что, — думала я, — если он будет не один?» И дальше и дальше возникало именно это множество если.

Идти по земле в туфлях и моей одежде было очень сложно. Во-первых, туфли застревали каблуками в земле, во-вторых холодный воздух проникал, под мою верхнюю одежду и неприятно холодил, что усиливало мою дрожь от страха.

Веревки, завязанные на мне, и удерживающие, торчащие во мне фаллосы больно терли тело между ягодицами и в паху. И для того, чтобы все же идти и не ощущать этой боли мне приходилось, отклячивать задницу и очень широко расставлять ноги.

Машина, в которой уехала моя Хозяйка, не скрывалась из виду, а просто находилась всегда на приличном расстоянии от меня. Хозяйке было интересно наблюдать, как я мучаюсь двигаясь, высоко поднимая свои колени вверх, чтобы выдернуть каблуки туфель из мягкой земли и при каждом шаге такого движения широко расставляя ноги и отклячивая свою задницу. При всех таких движениях я ощущала, как два торчащих во мне стержня трутся при каждом шаге внутри меня. От их соприкосновений внутри по телу проходила дрожь. В поле, мягкая почва обочины сменилась грязью, по которой идти было невозможно, и я вынуждена была выйти на дорогу, двигаясь в попутном направлении вместе с машинами. А город был не далеко, мне хорошо были видны его границы, первые дома начинались после окончания бесконечной череды полей.

Грузовик неожиданно появился у меня из-за спины, и, проехав чуть, остановился впереди. В окне появилась седая голова водителя.

— Что порезвились и бросили? — спросил он меня.

— Да, — коротко ответила я.

Не буду же я ему объяснять, что нахожусь в рабстве. Что мне вставили в пизду и жопу по пластиковому члену и отправили добираться до дома. Представляю, как он бы смотрел на меня.

Мужчина поморщился немного.

— Садись. Тебе же в город? — спросил он меня.

— Да, но у меня денег нет и мне нечем заплатить, — ответила я.

— Садись, — опять сказал он.

В туфлях, в очень короткой юбке, с хуями в обеих дырках, мне было трудно забраться в кабину машины. Ставя ногу на подножку, я думала только о том, чтобы они не выпали из меня. Если бы хоть один фаллос выскочил из меня, то позорнее и смешнее вида не было бы. Усевшись на автомобильный диван и захлопнув дверь мужчина дернул ручку скорости и машина, начала движение, очень резко вдавливая меня в спинку дивана.

Могу сказать сразу, что ехать с такими стержнями в жопе и пизде, было хуже, чем идти. От вибраций двигателя, они тоже стали во мне вибрировать и тереться друг от друга. Я ели сдерживалась, чтобы не застонать и не закричать, пыталась найти положение тела и ног, чтобы прекратить все это или как-то замедлить. Но у меня не чего не получалось, если я сводила ноги, и сильно сжимала их, то ощущала как стержни трутся друг о друга. Если пыталась раздвинуть ноги, то ощущала, как фаллос, загнанный мне в пизду, начинает мне долбить по матке.

Я стала смотреть в окно, чтобы мужчина не видел моего выражения лица. Водитель был очень разговорчивый.

— Что прямо так и бросили? — спросил он неожиданно меня.

— И что пошли за козлы? Попользовался, отвези бабу туда, где взял — бормотал он себе под нос.

Я, чтобы сразу прекратить все домогательства, которые могли бы быть, когда мы приедем на место, ответила: «С любимой поругалась».

И сразу опять услышала его реакцию.

— Оппа, бля. И как давно ты на баб переключилась? — спросил меня он.

— Не очень.

— А чего так в мужиках разочаровалась или иные, какие причины? — продолжал интересоваться водитель.

— Иные, — в ответ буркнула я.

— Ты не обижайся, я интересуюсь потому что у меня у самого беда такая, — дочка старшая тоже с девкой встречается. Даже нас с матерью на днях знакомила, как с женихом.

Мужчина сделал паузу, в своем рассказе опять переключая скорость. Я перестала смотреть в боковое окно машины и стала искать впереди машину своей Хозяйки. Думала о том, видела ли она, что я села в машину или нет.

— Вот и думаю теперь, что нам с женой не видать от нее внуков, на одну младшую теперь только надежда. И что Вас в нас в мужиках не устраивает? Что за время, что за нравы? — задавал вопросы он.

— И главное дело нечего слушать не хочет, начинаешь говорить, а она в ответ: «Папа ты отсталый — это было всегда».

Чтобы до конца не казаться ему нелюдимой букой, и как-то скрасить оставшуюся дорогу, я начала рассказывать о том, что бывают моменты, когда хочется нежности ласки.

Боясь сорваться на стоны, из-за вибрации, происходившей внутри меня, я говорила маленькими предложениями. Внутренняя часть моих бедер была вся мокрая из-за выделений, вытекающих из меня. Про себя я желала только одного, что бы все мои выделения попали мне на одежду. Мне было стыдно представить, что этот человек может увидеть, что я испачкала дерматин сидений. Слушая пространные рассуждения, мужчина либо делал вид, что он меня понимает или действительно понимал. Мы въехали в город. Он спросил, куда меня довести. Я назвала адрес. Он только покачал головой сказав: «На грузовике мне туда нельзя. Я тебя за три улицы высажу. Там пешком пройти быстро».

Я согласилась с этим. Оставшееся время мы ехали молча. Я опять старалась найти положение тела и ног, чтобы прекратить движения стержней, находившихся во мне. А у самой было только одно желание, попросить остановить машину, выйти из нее, задрать юбку вверх и умолять его, чтобы он вытащил из меня это и чтобы трахнул меня. Он остановился там, где и обещал. Я открыла дверь и стала неуклюже выбираться из кабины. Водитель внимательно смотрел за всеми моими неуклюжими действиями: как я ставлю ноги на ступеньку, как медленно выбираюсь из кабины.

Когда я ощутила прикосновение каблуков с поверхностью асфальта, от резкого движения мое тело содрогнулось, сотрясая стержни, воткнутые в меня.

— Эка тебя от ласки и нежности раскорячило милая, — задумчиво сказал мне в спину водитель, видя какую позу я приняла.

От этих слов мои щеки запылали, словно две лампочки в десятки тысяч вольт. И на фоне этих слов радость, которую я ощутила понимая, что моя мука, заканчивается потому что до моего дома нужно было пройти всего четыре двора, была перечеркнута.

Озадачивало меня так же то, что я не вижу машину Эльвиры. Простившись с водителем, я пошла дворами домой, было уже начало ночи и дворы, которые я проходила, были пустынны. Но все равно я бежала, так как мой мозг, опять напугал меня разными мыслями. Мне казалось, что за каждым углом, за каждым деревом кто-то стоит. В своем дворе я увидела машину, и стоящую опершись на капот мою Хозяйку. Двери машины были открыты, водителя на месте не было. Увидев меня она сразу приказала: «Подойди ко мне!».

Я подошла и даже очень быстро.

— Я хочу знать, где моя сучка прохлаждалась так долго? Почему она еще не дома?

Я, смотря в темный асфальт, пыталась оправдаться, объясняя, что шла домой выполняя ее приказ.

Это сильно взбесило Эльвиру.

— Молчать, проблядушка, — рыкнула она, на меня, отвесив мне пощёчину.

— Еще спорить будет со мной, блядь, недоебанная, — добавила она.

У нас воцарилась маленькая пауза. Эльвира смотрела на меня, на то, как я переминаюсь перед ней с ноги на ногу. Потом прозвучал ее новый приказ.

— Быстро подняла юбку. Я хочу посмотреть сколько раз ты мне, блядища, изменила.

Вот этого, я, как оказалось, боялась больше всего, так как боялась, что кто-нибудь стоя у окна или проходя мимо, мог увидеть меня. Ведь это двор, в котором я живу. Но это понимала и моя Хозяйка и, желая меня унизить сильнее, именно приказывала это.

— Ну, корова, я долго буду ждать выполнения того, что я приказала?

И две сильных пощёчины опять сотрясли мою голову. У меня не было ни какого выбора, я опустила руки вниз и, нащупав подол своей короткой юбки, потянула вверх. Минута, и я стою перед нею с голой пиздой, которая прикрывается только веревкой, которой крепится торчащий из моей пизды фаллос. Она, наслаждаясь мои страхом и покорностью, не спешит, медленно проверяя натяжение веревок и выделения вокруг ручки торчащего фаллоса. Я стою с лицом, залитым краской стыда. Смотрю по сторонам, боясь быть увиденной, и не удерживаюсь от стонов, когда она шевелит его, — «Повернись теперь жопой ко мне», — опять приказывает мне она.

Я выполняю, что мне приказали и ощущаю опять стандартную процедуру, что была спереди. Хозяйка убирает свою руку, и я уже с нетерпением жду, когда прозвучит разрешение опустить мне юбку. Но Эльвира его не дает разрешения, она приказывает опять повернуться мне лицом к ней. И когда я выполняю это, она приказывает: «Покажи свои сиськи».

Я отпускаю юбку, чтобы расстегнуть кофту. И опять получаю пощёчины.

— Я тебе, блядь драная, разрешала делать это? Я тебе суке такой говорила опускать юбку? Ну ка быстро подняла опять!

Чтобы прекратить пощёчины и ее негодование, я поднимаю юбку и, скомкав ее, держу левой рукой, а правой рукой стараюсь расстегнуть пуговицы блузки. Пока я дрожащими пальцами расстегивала блузу, она оторвала свой зад от капота, — «Быстрей, что ты ковыряешься?» — подгоняла она меня.

Пальцы сильно дрожали, а маленькие пуговицы не очень быстро поддавались. Я так же смотрела по сторонам, так как боялась, что кто-то может увидеть меня в таком виде. Когда все же мне удалось расстегнуть кофту, Эльвира подошла ко мне, я ощутила ее прикосновения к моим сиськам. Она прошлась пальцами по ним, прикасаясь к рубцам, оставленным плетью, руководимой ее рукой, сутки назад. Ее пальцы были чуть прохладные и очерчивали каждый рубец, от этого мне стало не очень приятно, я чуть дернулась телом назад от них, за что получила очередную оплеуху, отпущенную ее не маленькой рукой

— Стоять, я не ясно тебе сказала?

Ее пальцы нежно погладили скользящими движениями сверху и снизу, так обычно делают, когда сжимают пальцы в пригоршню, а затем я ощутила, боль, когда пальцы Эльвиры начали щипать меня за соски и тянуть сначала на себя, а потом вверх. Я даже вскрикнула и переступила с ноги на ногу.

— Очень хорошо, — произнесла она, делая шаг в сторону.

— Ляг на живот, — сразу последовал другой приказ, при этом она показала рукой на капот машины.

Я выполнила все, что она от меня требовала. Так как очень хотела, чтобы эта уличная сцена быстрей закончилась. Мне было жутко стыдно крутится как жук на палочке, здесь перед ней. Я лежала, ощущая как мои сиськи сосками касались лакированной поверхности капота машины, ещё теплого от работы двигателя.

— Что разлеглась, как на пляже? — проговорил Эльвира, звонко шлепнув меня по заднице ладонью.

— Или ты нерадивая шлюха забыла, как передо мной лежать?

Я, повинуясь этому укору, раздвинула ноги, и закрыла глаза. Если мне кто бы ни будь сказал в моей прошлой жизни, что я буду рабыней женщины, и она будет понукать мной, как ей хочется, что буду лежать перед ней на капоте автомобиля во дворе своего дома с пластиковыми хуями в пизде и жопе, я бы просто не поверила ему. Но сейчас было именно так. И я, лежала на капоте машины, и послушно раздвигала перед ней ноги. Я не была привязана, могла и встать и уйти, но не делала этого.

Моё лицо пылало от стыда. И мне хотелось только одного, чтобы она закончила все это намного быстрей. А моя Хозяйка не спешила, она хорошо умела наслаждаться стыдом, который я испытывала. Она медленно подошла ко мне, просунув пальцы под веревку, проверил ее натяжение, затем потрогала фаллос, торчавший из моей задницы, и отойдя от меня с довольным видом, произнесла: « Я накажу тебя за то, что медленно возвращалась домой».

С этими словами она медленно подошла к машине и взяла с правого сидения впереди плеть. И так же медленно, не заботясь о времени вернулась ко мне. Остановилась, не дойдя до меня шаг, подняла руку и кистевым движением нанесла первый удар.

Била она медленно, ловя конец плети левой рукой, и отпуская его вновь. Меня первый раз пороли не связанную, и выдержать это было очень сложно для меня. Я дергала ногами при каждом попадании по моим ягодицам. Мне хотелось свести ноги, чтобы как — то защититься от всего этого. Так же мне очень хотелось засунуть руку под себя и начать теребить свой клитор.

Кистевые удары сменились на удары с замахом, и они сыпались на мою жопу градом, и были очень ощутимы. Я вскрикивала после каждой серии ударов и просила не бить меня сильно. Это заводило мою Хозяйку еще сильней и она била со всей своей силой. Эльвира быстро насладилась всем этим и отошла, опустив плеть.

— Можешь идти домой, — приказала она мне, — Завтра я жду тебя в семь утра.

Я встала с капота машины и отпустила юбку, не застегивая блузки, направилась к подъезду.

Дома было тихо, мама спала. Я быстро разделась и пошла в ванну, где осмотрела себя. Все мое тело было исполосовано рубцами от хлыста и плети, некоторые из них были плохо видны, многие еще заживали и ярко выделялись. Веревка вокруг пояса и на лобке была сильно натянута и впивалась в тело.

Все пережитое мною в этот день казалось большим непрекращающимся ужасом. Я вспоминала поездку к Алли, что делали там с Лидой, что потом делали со мной и опять возбудилась.

Я отошла от зеркала и села на стиральную машинку, раздвинув пальцами левой руки веревку, сунула указательный палец между своих половых губ и стала стимулировать свой клитор. Палец медленно скользил до моей дырки, в которой торчал фаллос и касался его, немного шевеля. Все это вызывало сильную дрожь моего тела. Натяжение веревки спереди изменило положение фаллоса, загнанного в мою жопу. Я терла клитор, касаясь пластикового члена, от этого он прижимался то к одной, то другой стенке моего влагалища. Я ерзала бедрами по поверхности, на которой я сидела. Оргазм опять стеной двинулся на меня, выгибая мое тело и извергая из меня стоны.

Я приняла душ, особенно тщательно отодвигая член, направляя струю воды к стенкам влагалища и пытаясь вымыть следы своего маленького интимного проступка. Отправилась спать.

Уснуть было очень сложно. Два вставленных в меня пластиковых фаллоса не давали мне покоя. Я очень долго крутилась, чтобы найти то самое положения тела, при котором я бы забыла об этих раздирающих меня стержнях. Бечевка, которой крепились эти фаллосы между собой, сильно впилась в тело. Мне пришлось даже подоткнуть в некоторые места простынь, которой я укрывалась.

Как только мне удалось удобно лечь и закрыть глаза, так перед ними вставали увиденные за день картины того, что делали в заведении Алли с Лидой.

Я лежала и думала, представляя себя на ее месте, и понимала, что рано или поздно мне все это предстоит. И что Эльвира за то, что делает для меня, может потребовать от меня такого же.

Почему-то вспомнилась Лида, стоящая на четвереньках, и во рту у неё были воткнуты мужские носки и завязаны глаза. И как мужчины в масках подходили к ней сзади, трахали ее меняя друг друга. Потом став вокруг нее просто ссали на нее.

От таких воспоминаний меня бросало в дрожь. Страх вперемежку с возбуждением прогнали в момент сон. И так в раздумьях и в борьбе со страхом, я провела остаток ночи до рассвета. Я встала, приготовила маме еду на весь день, а так же лекарства. Одевшись, отправилась на работу. Эльвира была на ногах, но одета в домашний халат. Я уже без всяких напоминаний встала, как мне полагалось на четвереньки, и таким образом переступила порог квартиры своей Хозяйки. Медленно, стараясь не спешить, я проделала весь ритуал приветствия. После чего замерла в ожидании новых приказов. Эльвира, смотрела на все проделываемые мною манипуляции молча и с горделивой улыбкой на лице. И ее можно было понять, она гордилась тем, что за несколько дней воспитания достигла такого успеха.

— Молодец быстро осваиваешься, — произнесла она.

После этого она приказала мне раздеться. Я быстро села на колени и опустила руки вниз, нащупав подол чёрного платья, одним движением сняла его. И

придраться было не к чему, я, как полагается такой бляди как я, была без бюстгальтера и трусиков.

— Открой сумочку, — приказала она мне. Но и здесь ей придраться было не к чему.

В моей сумочке не было ничего, кроме помады, тёмного карандаша, пейджера и носового платка. Эльвира смотрела, на все это молча. Она разрешила мне закрыть сумочку и многозначительно произнесла: «Я не верю, что такие своенравные твари как ты быстро исправляются. Свои обноски можешь оставить на полу, сама марш в комнату».

И через секунду добавила: «Заберешься на стол, будешь меня ждать».

Я отправилась выполнять все, что мне приказали. Эльвира прошла в ванную, где пробыла пять минут, потом на кухню, где пробыла очень долго. Все это время я стояла на четвереньках, с широко расставленными ногами и ждала, когда придет моя Хозяйка, отдаст новый приказ или займется моей дрессировкой. Я напоминала себе дрессированную собачку. Я не знала, что и как будет со мной через минуту, но меня это очень возбуждало. Я смотрела на свое отражение в буфете и то, что я там видела, возбуждало. Эльвира вошла очень тихо. Подойдя ко мне, она шлепнула своей ручищей по ягодицам.

— А ну, блядь, раскорячься, я хочу посмотреть, насколько тебе идет искусственный фаллос в заднице.

— Тебе, блядь, что не ясно? Я кому сказала ноги шире!

При этом она ударила меня еще раз ладонью по жопе. Она старалась попасть по оставленным рубцам и синякам, чтобы причинить мне новую боль. Я расставила ноги настолько широко, насколько, позволяла ширина поверхности стола.

— Раздвинь свои ягодицы! — прозвучал следующий приказ.

Мне было не очень удобно, но я, напрягаясь, оторвала руки от поверхности стола, завела их назад, развела свои ягодицы. Я почувствовала, как Хозяйка подошла ко мне в плотную, как ее пальцы прошлись по веревке вверх к моему анусу, и коснулась резким движением ручки члена торчащего из моей жопы. Мой анус был, и так сильно растянут, а шевеление во мне заставили меня застонать и прогнуться в спине. Она взялась за ручку, пошевелила ещё раз. Я застонала, и изогнула спину. Она продолжать шевелить фаллосом в моей заднице.

— А ты у меня, блядь, сладострастная, — произнесла она.

Я стонала и извивалась перед ней. Она вспомнила, что в моей пизде торчит ещё один фаллос. И когда она пошевелила торчавший фаллос из моей пизды, меня как пронзило током, я выгнула спину, а она продолжала эти шевеления то, выгибая, то пригибая меня. Я то вскрикивала, то стонала. Она остановилась и наклонилась чуть вперед, наверно чтобы видеть мои глаза.

— Ну что, блядь, похотливая хочешь, чтобы тебя трахнули? — спросила меня Эльвира.

— Да, — ответила я.

— По-моему, ты опять забыла, как надо отвечать, — издеваясь, проговорил она.

Ее рука опять стеганула меня со всей силой по моей жопе.

— Быстро повторяем, Хозяйка, я хочу, чтобы меня трахнули, — она сделала паузу и заменила одно слово.

— Итак, повторяем, Хозяйка, я хочу, чтобы Вы меня выебали. Я похотливая и ебливая шлюха, — продолжила она.

Я, запинаясь и сгорая от стыда, тихо произнесла: «Хозяйка, я хочу, чтобы Вы меня выебали. Я похотливая и ебливая шлюха».

— Громче, — приказала она мне.

Я сглотнула ком в горле и произнесла все громче.

— Хорошо, — удовлетворенно произнесла Эльвира, — Теперь повернись ко мне мордой. Я пришлю тебе пару пощёчин, чтобы знала, как делать правильно.

Я развернулась и закрыла глаза. Я стала послушно ждать удары по своему лицу. Пощёчин было всего три, но очень сильных.

— Я тебя сука научу делать все правильно.

Отбив пощёчины она сунула мне руку почти в нос. И я сделала все, как требовала она, я поцеловала ей руку в знак благодарности за воздействия и науку.

— Ну, пошла на пол, — приказала она мне.

— Я тебя трахну, — сказала она, — Но если будет время. А теперь у нас с тобой много дел. Мне нравится, как ты мелькаешь передо мной своей пиздой. Поэтому ходить ты будешь сегодня на четвереньках. Фаллосы будут еще в тебе, для ускорения твоих действий.

Дел действительно было очень много: я с тряпкой в руках на четвереньках, под присмотром и руководством Хозяйки ползала и мыла пол, встав с четверенек, я ставила стол в углу комнаты и расставляла кресла. Потом вновь опускалась на четвереньки без приказа и шла в ванную или на кухню, где вновь ползала с тряпкой.

Периодически я поднимала глаза и смотрела на свою Хозяйку, пытаясь понять, довольна она мной или нет.

После обеда стали привозить вина, и готовые блюда для этого званого обеда. Эльвира принимала, что доставляли, расписывалась в накладных.

Когда дверь закрывалась, она ставила это на стол, на колесиках приказывая вести все на кухню. Все было готово и расставлено, когда до начала презентации оставалось всего три часа. Я ждала в ванной, стоя на четвереньках, когда она меня позовёт. Я задумалась о том, что будет на презентации, и что будут делать с Лидией.

Дверь открылась и на пороге ванны появилась Эльвира, в руках она держала наручники.

— Ну — ка быстро в ванну, — приказала она мне.

Я встала на ноги, и занесла ноги по одной через борт ванной, выполняя приказ.

— Дай мне свои руки, — приказала она, — Наклонись.

Я послушно выполнила приказ и почувствовала, что металлический наручник защелкнулся у меня на запястье правой руки. Она потянула меня вниз, и быстро открыв второй браслет, защелкнула его за сливное отверстие ванной. Ее пальцы погладили меня по спине, потом я почувствовала, как ее пальцы ощупывают веревку и развязывают узлы.

Я вздохнула облегченно, когда почувствовала, что натяжение веревки ослабло. Мгновение и от веревки освобожден мой пояс, ручки обоих фаллосов. Но от самих фаллосов она освобождать меня не спешила. Эльвира отошла на шаг, любуясь тем, как я стою в этой не удобной позе. Потом вернулась, и я почувствовала, как ее рука хлопнула меня по пизде. Я вздрогнула от неожиданности и попыталась свести ноги инстинктивно вместе. За что получила еще один удар по заднице, и грозный окрик.

— Стой, как я тебя поставила, — она убрала руку и осмотревшись, нашла маленькую скамейку, взяв ее в руки, всунула между моих ног, — Это тебе корова, чтобы не брыкалась.

Она нащупала пальцами пластиковый хуй в моей пизде и одним движением вырвала его из меня, вызывая мои крики и стоны, и слёзы на глазах. Тяжёлое пластиковое дидло упало ко мне под ноги и глухо ударило о дно ванны. А я прорезала эфир ванной комнаты криком и стоном. Как только я успокоилась, то же самое было проделано с фаллосом, торчащим у меня в жопе. Опять мои охи и стоны, и опять глухой тяжёлый удар о дно ванной.

Окончив все манипуляции, она скинула халат. Эльвира осталась обнаженной в черных кожаных трусах, к которым был прикреплен белый бугристый широкий член. Медленно занося ноги через борт ванны, она перелезла ко мне. Сейчас я тебя, корова, вымою, чтобы от тебя, блядища, не пахло гавном и пиздятиной, и чтобы мне за тебя не было стыдно перед гостями.

С этими словами она направила струю воды на мою пизду. Я опять вздрогнула от неожиданности и от того, что вода, была очень горячей. Попыталась свести ноги, но мне это не давала сделать скамейка, стоящая у меня между колен. Убрав от моей пизды душ, Хозяйка полила водой на свою руку и намылила пристёгнутый себе член. Я смотрела на все это в перевернутом изображении.

Сначала ее намыленные пальцы проникли в меня, заставляя вздрогнуть от сильного грубого движения, ее пальцы мыли мое влагалище, делая круговые движения, я сдерживалась, кусая губы, чтобы не кричать и не стонать. И чем она

продвигалась во мне дальше, тем ближе я чувствовала надвигающиеся приятные ощущения. Я закрыла глаза.

Эльвира выдернула из меня руку и, намылив ее повторно, проникла не глубоко двумя пальцами в мой анус. Потом я ощутила ее руки на бедрах.

— Сейчас я тебя, блядь похотливую, так вымою, что ты это надолго запомнишь.

Я ощутила движения ее бедер, и намыленный член нырнул в мое влагалище. Я ощущала его каждой своей складочкой там. Сильные поступательные движения. Я не могла больше сдерживаться и сильный вой вырвался из меня. После пяти движений в моей пизде, Хозяйка опять выдернула из меня член, и раздвинув мои ягодицы, вонзилась в мой анус, раздирая меня там напополам.

Я закричала и застонала одновременно. И опять Хозяйка трахала меня в пизду сильными движениями, стараясь достать до самой матки и долбя ее, заставляя меня кричать. И опять мой крик.

— Сейчас я домою тебя, сука, — было слышно сквозь тяжелое дыхание Эльвиры.

Всего пять движений и началась следующая атака на мой анус, во время которой я потерялась во времени и пространстве. Разноцветные круги начинают плыть перед моими глазами.

Только резкий холод, который просто обжигает меня изнутри, начинает приводить меня в чувства, я вздрагиваю, чуть не подпрыгивая на месте. Озираясь по сторонам, пытаясь понять, где я. Я сильно кричу из-за того, что что-то начинает жечь меня, просто обжигая. Это Эльвира, чередуя горячую и холодную воду, льет на мою пизду.

Лиду привезли за сорок минут до прихода гостей. Она была одета в чёрное платье, на голое тело, сквозь которое очень хорошо просматривались ее стоящие соски. Платье было очень коротким, но спереди оно закрывало ее полностью, а сзади прикрывало ягодицы лишь наполовину, из-за чего хорошо были видны синяки и рубцы. На ее ногах, были одеты белые чулки в сетку, доходившие до ее бедер и закрепленные на поясе.

Два кавказских мужчины, которые ее привезли, свалили ее на пол, как какой-то куль. Как только она коснулась своим телом пола, она быстро встала на четвереньки и отползла к стене. Села пытаясь вдавить себя в стену. Я надолго запомнила ее взгляд. Эти голубые глаза, полные слез и страха. Она реагировала на каждое движение мужчин, вздрагивая и сжимаясь. Я закрыла дверь за ушедшими мужчинами.

Я чуть приблизилась к Лиде, чтобы стоять на четвереньках не на голом полу, и увидела, что она сидевшая у стены с приближением к ней инстинктивно дернулась, раздвинув ноги широко, прижала свои руки к груди, при этом она сильно напряглась и зажмурилась.

Я ещё раз посмотрела на неё, опустошенную и сломленную, встала, как мне было предписано для передвижения, и поползла в зал докладывать, что привезли Лиду. Выслушав мой доклад, Эльвира спокойно поднялась с кресла, пошла, смотреть на неё. Я ползла за ней следом. Я видела, как Хозяйка подошла к ней. Лида, опять увидев, что к ней подходят, раздвинула ноги. Эльвира наклонилась над ней и похлопала ладонью по щеки.

— Ну что, девочка моя, — произнесла она, — Ты узнаешь, кто я тебе?

Лида жалостно смотрела на неё снизу вверх.

— Ты разве не хочешь меня поприветствовать?

Лидия сидела и смотрела на неё, не двигаясь. Эльвира наклонилась над ней и, размахнувшись со всей силы, влепила ей пощечину.

— Не хуя рассиживаться, ну ка встала быстро, как полагается.

Лида испуганно оперлась на руки с одной стороны и, повернув свое тело, встала на четвереньки. При этом она повторяла только одно: «Прошу Вас не бейте меня, пожалуйста, я сделаю все, что вы прикажете мне».

Эльвира поставила ногу в таком же белом чулке, как и на Лиде, перед ней.

— Быстро, дрянь такая, приветствуй меня.

Лида быстро стала покрывать ногу поцелуями. Пока она приветствовала ее. Эльвира приказала мне.

— Вика принеси из зала два поводка.

Я чтобы не прогневать ее больше поспешила выполнить этот приказ.

Мы стояли в коридоре трое. Эльвира стояла в полный рост, и держала два поводка в руках. Я и Лида стояли на четвереньках справа и слева от своей Хозяйки. Я ощущала себя очень не уютно, так как в моей голове, крутилась только одна мысль, что меня сейчас будут видеть, посторонние люди, именно такую, одетую в ошейник, и на поводке, в черном платье, в белых чулках, пристегнутых к поясу. «Что они подумают обо мне, что они скажут?» Каждый из них мог, подойти и приказать оголить грудь, или поднять подол.

От всех этих мыслей румянец стыда, просто пожаром, полыхал на моих щеках. Опять мне хотелось провалиться сквозь пол, встать и прекратить все это. Но я не должна была разочаровывать свою Хозяйку. Я сама уже через многое прошла и слишком много вытерпела, чтобы вот так уйти.

Я смотрела на Лиду, она стояла справа от Хозяйки, и была равнодушной и опустошенной. Видимо вся эта подготовка к презентации, через которую она прошла, убило все чувства и эмоции, которые были в ней до этого. И это ее состояние наводило меня на другие мысли, неужели Хозяйка, когда — нибудь так же захочет провести меня через это? От этих всех мыслей меня бросало в дрожь.

Первым прибывшим был Алли в сопровождении крупной мулатки, на которой был одет серебристый ошейник с желтым кольцом для поводка. Алли растянул своё азиатское лицо в улыбке, обнажая свои большие жёлтые зубы.

— О мадам Эли, Вы сегодня очаровательны, — начал он свои витиеватые речи, пожимая обеими руками ее руку.

— Здравствуй, Алли, — поприветствовала его она.

— Теперь, девочки, поприветствуйте Алли.

Мы обе наклонились и поцеловали его лакированные ботинки. Когда он отошёл в сторону, к Эльвире подошла мулатка, она опустилась перед ней на колени, склонилась и поцеловала ее туфли, а потом руку. Встала и прошла в зал.

Следующим гостем была маленькая по росту женщина возраста лет двадцати семи, с большими крупными европейскими глазами, очень узкой талией и крупной очень тяжёлой грудью. Она была одета в декольтированное голубое платье, которое очень сильно подчеркивало отсутствие лифчика на ней. Ее сопровождала блондинка, плотного телосложения, в два раза выше ее, которую маленькая вела за поводок.

Увидев ее, Эльвира поприветствовала ее первой: «Здравствуй, Флоренция, здравствуй, моя дорогая».

Девушка пропустила вперед высокую блондинку для приветствия. Сама же остановилась перед Эльвирой за шаг и заговорила: «Здравствуй, Эльвирочка. Как ты хорошо придумала, а то я бы умерла от тоски».

Блондинка освободила площадку перед нашей Хозяйкой. И я поспешила поприветствовать эту Флоренцию. Это не осталось не замеченным.

— О, Эльвирочка, тебя можно поздравить с новым приобретением? — она сделала шаг ко мне, и положив руки на мои волосы, она запустила в них пальцы и зажав их в кулак подняла мою голову вверх. Посмотрев в мое лицо, она не замедлила высказать свое мнение.

— Вау, Элечка, какое послушное чудо. Где ты таких находишь? Отдай ее мне, а я тебе взамен отдам Надежду, — показав на блондинку, сказала она.

На что моя Хозяйка ей ответила.

— Флоренция, я только начала заниматься ее воспитанием, подожди, когда она мне надоест.

Проходя в зал, Флоренция все же подняв подол моего платья. Я не видела ее разочарованных ее глаз, когда она увидела пояс верности с тяжелым замком, которые были одеты на мне.

Следующими пришедшими гостями были две дамы, одна лет тридцати, а другая ровесница Эльвиры, в сопровождении двух молодых девочек лет двадцати пяти, следующих за ними на расстоянии втянутой руки.

Дамы поприветствовали нашу Хозяйку легкими объятиями и поцелуями в щеку. После чего их подопечные так же как полагается, поприветствовали нашу Хозяйку тоже.

И последней из гостей, приехавшей в сопровождении молодого юноши лет девятнадцати, была морщинистая женщина лет пятидесяти пяти. Она сухо поприветствовала Эльвиру, сказав ей пару фраз, допустила вперед юношу, который так же, как и все, встал на колени и отдал ей соответствующие почести.

Когда последняя из гостей исчезла за дверью зала, Эльвира вздохнула тяжело и отдала первый за эти тридцать минут молчания и бездействия приказ.

— Лида — в зал!

Потом она обратилась ко мне: «Ты сейчас пойдешь домой, где будешь ждать моего вызова».

Сделав маленькую паузу, она спросила — Тебе все понятно?

— Да, Хозяйка, — ответила я.

— Хорошо, выполняй!

Я не могу рассказать, что и как я было на презентации Лиды, я этого не знаю.

Я позже видела только отрывки видеозаписей, которые изредка просматривала моя Хозяйка в моём присутствии.

Сообщение с вызовом меня пришло в пять утра, так как я ожидала его с нетерпением и была готова к выходу, то быстро отправилась к Хозяйке.

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 3799
Скачать

Комментарии

0