Как я спасал Ирку и Лариску

Эта история случилась со мной в далеком 1979 году, когда я учился на втором курсе одного московского ВУЗа. Гормоны уже играли вовсю, и больше всего в группе мне нравилась вторая красавица группы Ирина Елгина. Она была высокой фигуристой девушкой с длинными волосами, реальной грудью и волоокими серыми глазами.

Мне к тому времени уже исполнилось 18, как и всем нам (кроме нескольких ребят и девушек, которые поступили в институт не сразу после школы и поэтому были постарше). Однако тогда мы прилично отличались от нынешних 18—20 летних. Например тем, что в те далекие времена секса в СССР не было. Шутка. Естественно, взрослые трахались все и по многу. Но в городах среди студентов секс был редкостью, особенно на младших курсах. В нашей группе, например, из 28 человек этим могли похвастаться два наших парня, которым было уже по 23 года, и чешка, которой было 20. Ну, чешка, конечно не хвасталась, но все знали, что она трахается с парнем из ГДР из соседней группы. Кстати и термина такого — трахаться — тогда еще не было. Но про секс, конечно, все всё знали. И мы тоже. И много об этом думали.

И вот однажды на одну из пар в аудиторию, где сидела вся группа, врывается, по иному и не скажешь, наш зам. декана по учебно-воспитательной работе (тот еще был придурок) и сходу начинает вопить, что он этого так не оставит, потрясая какой-то тетрадкой.

«Чья!!! ?» — орет он — «Признавайтесь, а то хуже будет, когда выясним по почерку кто писал!!!»

Я, конечно, ничего не понял, как и все. Никто и не сознался. На том и разошлись. Но с этого все и началось.

Была у меня такая привычка, делать задания еще в институте, когда все уходят. Садился в какой-нибудь открытой аудитории и делал. Наверное, в тот раз заданий было много и я здорово задержался. Вечернего отделения на нашем факультете не было, и ближе к четырем-пяти часам все вымирало. И в аудиториях, и в кабинетах, и в коридорах стояла гулкая пустота. Оставались только некоторые преподователи. Вот к одному из преподователей я и решил зайти по дороге домой. Появился вопрос в процессе выполнения заданий. Как сейчас помню, это была преподовательница по математике, и она очень приветствовала все вопросы, да и вообще была норм теткой. Захожу к ней в кабинет,... никого. Ну, правда, как к НЕЙ в кабинет? Это был не её персональный кабинет, там стояли столы нескольких препов, включая и стол зам. декана. Отдельный кабинет был только у декана, даже из двух комнат, в проходной комнате сидела секретарь факультета.

И вот пока я замер в нерешительности, что же делать, подождать или идти домой, смотрю — а на столе зам. декана лежит та самая тетрадка, которой он потрясал днем. Любопытство пересилило, и я стал её листать. И что я там увидел? Ровными строчками и аккуратными буквами были исписаны несколько страниц, но что там был за текст? С употреблением мата! Причем не один мат, и не мат-перемат, а так... Например, вопрос одним почерком: «Какие у имярека уши?» и ответ другим: «Х... вые». Или: «Какой х. й у имярека?» и ответ «Пиз... тый». Вот и все. Казалось бы, ну и что?

Но в те времена это было неслыханно! Мат, конечно был, но он был совершенно не так распространен, как сейчас. Мужчины при женщинах не матюгались, женщины тоже практически не матюгались, не говоря уже о детях, за мат в общественном месте (в транспорте, во дворе, и т. д.) совершенно реально было получить 15 суток и кучу сопутствующих проблем. А здесь явно студентки (а почерки были явно женскими) упражняются в мате. И я узнал один из них, — это был почерк Ирины. Второй почерк, как я решил, принадлежит её лучшей подруге Лариске Уляковой. Ничего себе, подумал я, а вроде тихони! Лариска была не такая секси, как Ирка, просто худенькая не оформившаяся еще по настоящему по-женски девушка, но все равно достаточно симпатичная и, кстати, гораздо более шустрая.

В общем, я решил их спасти. Нет, серьёзно, решил забрать тетрадку и вернуть её им. Почему именно спасти? Дело в том, что хотя пятнадцать суток девчокам, конечно, не светило (ведь это была их личная тетрадь), но дело могло кончиться исключением из института. Кроме шуток. Не смотря на то, что мы были совершеннолетними, это был серъезный проступок. Как же, нарушен кодекс строителя коммунизма! Сначала обсудили бы их поведение в группе, потом на комитете комсомола, и если бы там вдруг решили наказать не выговором, а исключением из комсомола, то следующим шагом было бы исключение и из института. Так я вначале и начал делать.

Схватил тетрадку и рванул по коридору до лестницы, потом поднялся бегом на несколько этажей, а потом по чужим факультетам, где меня бы все равно не узнали и не запомнили, партизанскими так сказать тропами дошел до выхода, где смешался с другими студентами и выбрался из института.

Но потом история спасения пошла другим, гораздо более интересным путем. Тетрадку я и правда сильно заныкал. У себя дома побоялся: а вдруг найдут? Спрятал в общаге у друга в комнате (ему, конечно, ничего не сказав).

А на следующий день был скандал. Уже на первую пару прибежал зам. декана и произнес проникновенную речь, что вчера был совершен подлый поступок и у него прямо из стола (почему ИЗ, подумал я, а не СО) была украдена тетрадь, и если владельцы её не вернут, то им еще хуже будет. Видимо решил, что сперли её те, кто и писал. Понятно, что Ирка с Лариской вернуть тетрадку не могли, и они опять промолчали. Я был очень возбужден происходящим, и видимо на нервах меня осенило!

На следующий день я печатными буквами написал записку следующего содержания: «Я знаю, что это ты с Лариской написали эту тетрадь, и где вы её прячете! Если хотите, чтобы никто не узнал, завтра в 3 часа, после уроков, ждите меня у тебя дома». И засунул не перемене её в тетрадку Ирки. К тому времени мы уже походили дркг к другу в гости и я знал, что сестер-братьев у неё не было, а родители работают и приходят домой поздно. Потом убедился, что записка найдена, и пронаблюдал неоднократное оживленное общение двух подружек в разных укромных местах.

На следующий день в 3 часа я стоял на пороге Иркиной квартиры и ссал. Не в прямом смысле, конечно, а в том смысле, что не мог решиться нажать на звонок. Наконец я решился, звонок зазвонил,... а я позорно рванул бежать по лестнице. За несколько секунд, пока дверь не открылась, я успел убежать через 2 этажа и замереть. В тишине подъезда я отчетливо расслышал тревожный девичий шепот, и это меня как-то сразу успокоило. Ага, тоже ссут, подумал я. В общем, через 3 минуты я позвонил снова,... и в этот раз уже не убежал. Дверь открылась, — и на пороге стояли Ирка с Лариской прямо в той же школьной форме, в которой я их час назад видел в школе.

«Это ты?» — спросила Ирка.

«Да! Чё, не ожидала?» — ответил я.

«Чё те надо, ты дурак что ли?» — это уже вступила в разговор Лариска.

«Сама ты дура! Не хочешь, я и уйти могу!»

«Ладно, Ларис! Давай, заходи!» — вступила в разговор Ирка. И я зашел. Но тут меня опять скрутила робость. Я тихо разулся и прошел в комнату.

«Где тетрадка? Давай отдавай её!» — снова начала наступление Лариска.

«Нет!» — ответил я, и это нет опять меня вдохновило, — «Чё это я её вам должен отдавать?! Вы же там все писали о... ну, всем,... вот давайте теперь вместе!»

«Что вместе?» — не поняла Лариска.

«Ну то! Вам это интересно, и мне тоже. Давайте вместе попробуем».

«Что попробуем?» — не отставала она.

«А то. Вам же интересно про... хуй? Вот я разденусь и вы сможете и посмотреть и потрогать! А вы тоже разденетесь и я тоже... «.

Ирка залилась краской. Лариска то

же покраснела.

«Ишь ты!!! Нет, отдавай тетрадку!» — возопила Лариска.

«Не отдам!!! И вообще я её спрятал даже не у себя дома. Вам её ни за что не достать. Или делаете, что я говорю, или я возвращаю тетрадку классной, да еще и скажу что видел, как вы её прятали!»

Немая сцена. Как не странно, первой решилась Ирка и начала успокаивать Лариску.

«Ладно, Ларис, отстань от него. Давай!

Что такого-то?»

И Лариска вдруг сразу сдулась.

«Давайте вместе» — предложил я, и начал расстегивать рубашку. Ирка спустила лямки от школьного фартука и тоже начала расстёгивать пуговицы на юбке. Когда я снял рубашку, а Ирка расстегнула пуговицы на юбке и сняла её, зашевелилась и Лариска. Через 2 минуты я стоял в одних трусах, а девчонки в трусах и бюстгальтерах. Возникла пауза. Следующий, последний шаг было трудно сделать всем.

«Ладно, Лариск, выйди на 2 минуты, мы с Иркой сначала сами» — предложил я. Почему-то я решил, что проще начать с Ирки.

Лариска посмотрела на Ирку и та кивнула. Когда Лариска вышла, я стянул с себя трусы. Мой член уже стоял, и я его стыдливо придерживал одной рукой от качания. Неотрывно смотря на мой член, Ирка сначала сняла бюстгальтер, а потом и трусики, и тоже полуприкрыла одной рукой свои немаленькие сиськи, а другой — золотистую поросль между ногами. Да, забыл сказать, Ирка была блондинкой, а Лариска брюнеткой.

«Ну что, можно?» — раздался Ларискин голос из-за двери.

«Да, давай, заходи» — ответил я. Ирка молчала, смотря мне между ног.

Зашла Лариска и, кинув короткий взгляд на Ирку, а потом тоже уставившись на мой полуприкрытый член, сняла с себя сначала трусики, а потом и бюстгальтер и тоже прикрылась ладошками.

«Давайте поближе посмотрим» — предложил я и шагнул к Ирке. Та вдруг покраснела и судорожно вцепилась в свои прелести. Тогда я развернулся и присел перед стоявшей Лариской. Та молча убрала руку от свой киски. Первый раз я наяву видел женские прелести так близко. Девчонки были молодые и волос у них там было совсем мало, поэтому видно все было отлично.

«Дай я тоже посмотрю» — вдруг сказала Лариска. Я встал, она присела передо мной на коленки и сама убрала мою руку. Потом она дотронулась до члена и потрогала яички.

«Ирка, иди смотри» — позвала она. Ирка уже подуспокоилась, перестала заливаться краской и тоже присела перед мной. Несколько секунд они смотрели на мой член и яйца, а потом снова Лариска, а потом и Ирка потрогали их своими пальчиками.

«Ладно, теперь моя очередь» — заявил я. Голос мой дрожал от возбуждения. Теперь все пошло проще. Они обе встали и Ирка сама убрала руку от своей пизды. Правда, разместив её на груди — теперь каждую грудь прикрывало по руке. Рассмотрев её киску внимательно и даже потрогав (Ирка при этом немного вздрогнула, отчего я чуть не кончил), я поднялся и убрал её ладони с сисек. Они призывно закачались передо мной, увенчанные крупными темными торчащими сосками. И тут у меня хватило ума сделать комплимент: «Офигительные у тебя груди, Ирк!» Она сразу совсем расслабилась и улыбнулась. Тут я вспомнил и про Лариску: «И у тебя, Ларис!» И они обе захихикали.

«Слушай, а ты подрочить можешь?» — вдруг спросила Лариска.

Конечно, я мог. Ведь я практиковался в этом уже года два. Девчонки, как выяснилось потом, тоже. Я кивнул и прямо стоя начал дрочить. Девушки завороженно уставились на меня, вернее, на него. Правда, долго любоваться этим зрелищем у них не получилось. Я был уже сильно возбужден и кончил буквально через 10 секунд. Зажав член, я убежал в ванну, благо планировка квартир была у всех одинакова и дорогу я знал отлично.

Когда я вернулся, обстановка совсем разрядилась. Девчонки стояли рядом и о чем-то шушукались, похихикивая. Увидев меня, они тут же подошли вплотную и начали меня обнимать и целовать. Вернее, целовала Ирка, как я и мечтал до этого — прямо в губы. Не помню уже, насколько хорошо она это делала, но тогда мне казалось, что офигительно. Лариска же прижалась ко мне сбоку и стала гладить меня одной рукой по спине, а другой теребить член и яйца. Дело молодое, и через несколько минут у меня снова стоял.

«Давай, садись» — скомандовала Лариска. Я сел на кресло, а девушки разместились на коленках рядом со мной. Я снова стал дрочить. В этот раз процесс затянулся. Я дрочил, а они обе с расстояния буквально сантиметров 30 смотрели во все глаза на член и его головку, которая то исчезала у меня в руках, то появлялась прямо перед ними. Здесь же тряслись мои яйца.

«Давай мы поможем» — снова проявила инициативу Лариска.

«Давай» — выдохнул я, убрал руку и замер в предвкушении. Сначала Ларискины, а потом и Иркины руки легли на мои причиндалы и начали движения. Я сидел, смотрел на их расширенные глаза, возбужденные лица, мелькающие руки и просто млел от удовольствия. «Надо их тоже подрочить» — подумал я и в этот момент меня пробил сильнейший оргазм. Ни бежать в ванну, ни прикрываться сил у меня не было, и я кончил прямо на их руки. Правда и спермы было совсем мало, так что первая встреча с мужской спермой для девушек стала не обременительной. Я почти отрубился, вытянувшись в кресле, и только через полуприкрытые глаза смог наблюдать, как сначала Лариска понюхала свою обкончанную мной руку, потом это сделала и Ирка, а потом они обе чуть-чуть попробовали её на вкус.

Прошла буквально минута и я оклемался. «Ну вот, вы уже меня всего обсмотрели и обпробывали, я тоже хочу!» — заявил я.

«И чего ты хочешь?» — томно улыбаясь, проворковала Ирка. Лариска прыснула.

«Ложись, я тоже тебя хочу потрогать» — обратился я к Ирке.

«А ты поможешь» — это уже Лариске.

Девчонки быстро переглянулись и Ирка, кротко улыбнувшись, переместилась на кровать. Лариска легла рядом, но на живот. Руки Ирка опять положила на груди, но я начал с губ. Я начал их целовать взасос, рукой поглаживая Иркин животик. Потом я рукой убрал одну её руку и стал целовать оголившиеся грудь и сосок. Потом убрал вторую руку и продолжил с обнажившейся грудью. Рука тем временем переместилась с живота на ноги, по пути мимоходом задев Иркину киску. Ирка громко задышала. Потом мои губы вернулись к Иркиным губам, а рука скользнула между её ног. Ирка стала постанывать, её руки снова легли на груди и стали их тереть. Иркины глаза были закрыты, а мои нет, и я смотрел, как её руки мнут груди, а мои скользят у неё между ног, и как её ноги раздвигаются и слегка приподнимаются. Мой член снова встал.

И в этот момент я почувствовал, как у меня между ног появились руки Лариски. Я повернулся набок, чтобы ей было легче мне дрочить и вдруг почувствовал на члене что-то иное. «Сосет!» — пронзила меня новая мысль и мои чувства враз переключились с Ирки на Ларискины губы на моем члене. Полностью сконцентрировавшись на этих новых ощущениях, я все же продолжил ласкать Ирку, но стал делать это спокойнее, что, как не странно, повысило эффективность. Конечно, в СССР не было такого изобилия книжек и пособий про секс, но что такое женский клитор, где он находится и как его надо «обслуживать», все знали. Вот этим я и занялся.

Как потом уже стало ясно, Ирка кончала и вагинально, и клиторально. Сейчас ей было суждено первый раз кончить клиторально от мужской руки. И она кончила. И кончила заметно, то есть она издала протяжный глубокий стон, сжала ногами мою руку, а своими руками изо всех сил прижала меня к себе. Это было круто и я кончил тоже. Потом Лариска призналась, что она кончила тоже, потому что к этому моменту уже здорово возбудилась, сося мой член, да еще и дроча себя свободной рукой.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 11378
Скачать

Комментарии

0