Не лучшее начало дня

Глава 1: Простыня

Женщина сорока двух лет по имени Мишель готовила завтрак на своей кухне. Из одежды на ней была только мужская рубашка, застегнутая на половину верхних пуговиц, а еще легкие белые трусики. Держа в руке лопатку, которой переворачивала бекон на сковороде, она повернулась к своему новому ухажеру, который был на четыре года ее младше и с которым она уже встречалась около двух недель. Он ей нравился. Даже очень. С ним она чувствовала себя моложе, как будто сама еще не разменяла пятый десяток. А это для разведенной женщины дорого стоит.

— Фрэнк, иди разбуди Тайлера. Он опять не успеет позавтракать, а школьный автобус уже будет через пятнадцать минут.

— Мишель, но почему я? Он же твой сын, а не мой.

— Если ты хочешь оставаться на ночь в этом доме чаще, чем раз в неделю, то советую уже начать искать общий язык с моим сыном. И я серьезно.

Мишель пригрозила ему лопаткой и повернулась обратно к газовой плите, где на огромной сковородке шипело масло.

— Ладно. Как скажешь. Но учти, если что пойдет не так — я пытался.

— Не парься. Он добрый мальчик. Он тебя еще потом по барам затаскает.

Фрэнк ничего не ответил, встал со своего места и пошел в сторону лестницы, ведущей на второй этаж. Меньше всего на свете он хотел становиться папашей, да еще и для чужого ребенка. В конце концов, все, что он знал об этом парне, укладывалось в пару предложений: ему недавно исполнилось во18 лет и он старшеклассник. Все. Конец биографии. Зачем все усложнять?

Фрэнк поднялся наверх и, позабыв о любых нормах приличия, без стука открыл дверь в комнату мальчика. То, что он увидел, шокировало его еще сильнее чем, когда он застукал свою мать на коленях перед своим отцом. Ему тогда было восемь, и родители очень долго пытались объяснить мальчику, что же такого потеряла мама в штанах у папы.

Тайлер лежал на кровати с чуть приподнятыми согнутыми коленями, раздвинутыми в стороны, его наготу укрывала тонкая ткань простыни, его руки были под тканью, глаза закрыты. А еще был странный приглушенный жужжащий звук, походивший на игрушечную моторную лодку на пульте управления, погруженную под воду. Фрэнку нравились те воспоминания, что его мозг вырисовывал, слыша подобное жужжание. Но прежде чем он смог понять, что это далеко не моторная лодка, Тайлер застонал и, содрогаясь в конвульсиях, уронил какую-то баночку с кровати на пол.

От резкого звука парень открыл глаза и тут же заметил Фрэнка, стоящего в дверях с приоткрытым ртом.

— Какого черты ты тут делаешь?

— Прости... я это... твоя мама... я... ничего не видел... честно.

— Убирайся прочь!

Жужжащий звук все не прекращался, и Фрэнк, еще раз взглянув на простыню, в ужасе закрыл дверь.

Тайлер, не зная злиться ему или сгорать от стыда, выключил свою игрушку, обтерся простыней и только сейчас заметил, что вся его смазка стекает из незакрытой баночки прямо в портфель на учебники, тетрадки и...

— Черт!

Его эссе, которое он так усердно готовил целую неделю, было испорчено. Тайлер попытался еще как-то соскрести гель, но от этого буквы на титульном листе лишь размазывались в ужасные черные кляксы.

— Плохи мои дела. Мистер Гаррисон ни за что мне не спустит это с рук.

Скомкав эссе, Тайлер швырнул его в мусорную корзину. Умылся, почистил зубы, оделся и вышел из своей комнаты с портфелем наперевес.

— Милый, ты опять ничего не поешь?

— Мам, мне надо идти. — И пытаясь не сталкиваться взглядом с Фрэнком, натянул кеды и добавил — Поем что-нибудь в школе.

— Ну ладно. Веди себя хорошо.

— Ага.

Мишель, держа в руке сковородку, посмотрела на Фрэнка.

— И что с этими подростками не так?

— Кто ж его знает. Гормоны, девочки, прыщи... я могу получить добавку?

— Конечно.

Держать мужика удовлетворенным в сексуальном плане недостаточно, необходимо его еще и подкармливать. Мишель боялась, что ее бойфренд сбежит так же, как три других до него, так же, как и ее муж, так же, как и ее кот. Вся ее жизнь была одним большим разочарованием.

Глава 2: Двойка

— Двойка. Ты прикинь, он влепил мне двойку. Моя первая двойка по истории, пиздец.

— Ну и что? У меня тоже двойка. Подумаешь, какое горе.

— Да, но для тебя это просто очередная двойка. А я? Как мне теперь жить дальше?

Чед, лучший друг Тайлера, был не самым умным парнем в классе, но все же у него хватало мозгов к концу четверти подтягивать средний бал. Правда, чаще всего за счет лучшего друга, но все же как-то выкручивался.

— Я тебя умоляю. Он же дал нам задание. Чем не шанс исправить положение?

— Да, наверное, ты прав. Я слишком все драматизирую.

— Вот именно, относись ко всему проще.

Мистер Гаррисон дал парням сделать доклад на тему «Единство народов мира» с презентацией, слайд-шоу и прочими фишками. Одним словом, так, чтобы он «поверил», что мы не безнадёжны. Работа большая, рассчитанная на совместное времяпрепровождение. А еще их оставили после уроков. Наравне с другими отстающими и просто хулиганами Тайлеру пришлось отсидеть целый час в кабинете без возможности выйти в интернет с телефона или почитать какую-нибудь книгу. Просто сидишь и сверлишь взглядом парту, пока твои мозги не затекут дремотой, и ты не получишь указкой по рукам от местного надзирателя. Вернее, это был просто учитель труда, но мужик был просто зверь, за словом в карман не полезет, а когда он на глазах у всех отдубасил парня из параллельного класса, навешав ему подзатыльников, Тайлер и вовсе сидел словно на иголках, боясь даже лишний раз взглянуть на часы.

Был там в классе и еще один парень. Тоже из параллельной группы. Он сидел у окна, весь такой из себя крутой, с черными тоннелями в ушах, короткостриженый, спортивного телосложения. Тайлер был уверен, что его грудь была мега накачана, так как через черную футболку отчетливо проглядывались острые сосочки. А еще у этого парня из сумки торчал скейтборд, отчего его балы автоматически увеличивались вдвое.

Парень сидел в том же ряду что и Тайлер, из-за чего было отчетливо видно, что тот держит одну руку в кармане своих спортивных штанов и что-то там мнет. Это продлилось не долго, но сам факт наличия неспокойного члена в столь тесной комнате, целиком наполненной одними парнями и, естественно, как минимум одним геем, делало обстановку еще более нервознее.

— Ты как? Я чуть не уснул. — Чед догнал своего друга в коридоре, так как от разного рода мыслей, тот совершенно про него забыл.

— Я тоже. Дурацкое наказание.

— Ну так что, идем к тебе?

— Что? Зачем?

— Что значит зачем? Заниматься. Нам доклад сдавать, дурилка, к следующему понедельнику.

— Да. Да. Точно. Конечно, пойдем ко мне.

Так как отдельного автобуса для опоздавших и наказанных не было, парням пришлось идти четыре квартала пешком, мило беседуя обо всем и ни о чем одновременно. Парни дружили с самого детства, но чем старше становились, тем больше их интересы разбегались в разные стороны. Чед постоянно трещал о девчонках, которых он мечтает завалить в постель, а Тайлер скрывал от него гигабайты гей-порно на своем телефоне, не до конца уверенный в его отношении не к таким как все. Возможно, такие откровения никому и не нужны, ведь через полгода они разъедутся по разным штатам в поисках высших знаний и бесконечного студенческого секса.

Дойдя до дома, Тайлер понял, что Фрэнк, как назло, сегодня выходной, и пока его мать вкалывала до позднего вечера, ее муженек раскинулся в гостиной в одних трусах и, почесывая свои яйца, пялился в телевизор. Услышав, как открывается дверь, и заметив, что Тайлер пришел домой с парнем, его выражение лица очень сильно изменилось. Встретившись друг с другом взглядом, Тайлер посчитал нужным оправдаться:

— Нам задали совместный доклад в школе. Поэтому мы пойдем наверх.

— Да, кончено. Можете даже закрыть дверь. Я не против. Обещаю, что мешать вам не буду... занимайтесь.

— Окей.

«Придурок.»

Поднявшись наверх Чед сделал гениальное замечание:

— Какой-то он странный. Тебе так не показалось?

— Ага. Моя мать вечно встречается с какими-то ебнутыми.

Парни заржали и с грохотом захлопнули дверь в комнату, чтобы всякие Фрэнки не грели свои уши и не отвлекали от занятий.

Глава 3: Стелька

Побросав свои рюкзаки возле письменного стола, парни разбрелись по комнате. Тайлер подошел к шкафу, чтобы переодеться в домашнюю одежду, а Чед завалился на кровать своего друга, несколько раз подпрыгнув вверх, оценивая на сколько та пружинит.

Тайлер в ужасе осознал, что кровать так сильно прогнулась, что ее пружины несколько раз чиркнули по крышке коробки из-под обуви, в которой парень хранил свой вибратор, упаковку батареек и банку с интимной смазкой.

— Прекрати прыгать на моей постели.

— Да перестань. Прикинь как круто на такой драть девчонок.

Тайлер фыркнул, пытаясь не поддерживать подобные разговоры, чтобы они поскорее закончились сами собой, но Чеду было мало просто об этом сказать: он сделал захват руками на невидимой заднице и с силой пару раз дернулся вверх, имитируя половой акт.

— Боже, ты хоть о чем-нибудь другом можешь думать?

Тайлер снял с себя рубашку, повесил ее на вешалку, потом надел любимую белую футболку с рисунком Супербоя, на котором часть костюма была разодрана, оголяя наружу накачанный торс и бицепсы, и только после этого стал стягивать с себя джинсы, своевременно повернувшись к другу спиной.

— Да, ты прав. Думать о сексе, когда тебе нихера не обломится, не стоит. Возвращаемся к теме доклада.

Чед встал с кровати и плюхнулся своей задницей на стул. Достал из рюкзака учебник, тетрадку и ручку и, с умным видом уставился в окно, дожидаясь, когда его партнер по работе соизволит уже присоединиться к нему.

Вскоре Тайлер сел рядом, достал все то же самое из своего портфеля и только после этого почувствовал, как же неудобно сидят его домашние кеды, которые заменяли ему обычные тапочки.

«Чертова стелька».

Парень нагнулся, скрывшись под столом, чтобы поправить неудобную прокладку, и тут же услышал знакомую фразу Чеда:

— Яйца ломит, аж пиздец.

Тайлер машинально посмотрел в паховую область своего друга, на которой просматривалось определенное беспокойство его дружка, стянутого джинсовой тканью и прижатой к внутренней стороне бедра. Даже при столь слабом освещении парень смог оценить по достоинству размеры его сардельки.

«Интересно, если бы Чед узнал, что я готов ему отсосать в любую минуту по первой же просьбе, какова бы была его реакция?»

Словно прочитав его мысли, член Чеда от переизбытка напряжения чуть дернулся в сторону, отчего Тайлер тут же дернулся вверх, ударившись затылком о деревянную столешницу, и вылез из-под стола, боясь, что не сможет контролировать свои желания. В конце концов, в любой другой день он бы еще мог рискнуть их дружбой, но никак не сейчас. Ведь им всю неделю еще предстояло делать этот чертов доклад.

Работа тронулась с мертвой точки. Парни провели несколько часов сидя за столом, что даже не заметили, как прошло время ужина. Чтобы хоть как-то передохнуть, Тайлер размял свои косточки, встал со своего стула и переместился на кровать, доставая из кармана мобильный телефон.

Первое, что бросилось в глаза, это несколько новых оповещений от приложения по поиску геев в округе. Тайлер установил его недавно и не до конца еще разобрался, как оно работает. Ему только хватило ума поставить свою фотку на аватарку, даже не задумавшись, что открыто выставлять лицо не лучшая идея для новичка.

Во входящих, в основном, были сообщения из пустых анкет, где не было ни фотографий, ни возраста, ни предпочтений. Такие запросы улетали прямиком в корзину, даже не получая шанса быть прочитанными. Но вот на одной анкете все же была фотография, хоть и без лица, но все же.

«Привет. Хочешь отсосать?»

В анкете написано «Девятнадцать лет, строго акт», а на единственной фотке были узкие черные спортивные штаны и чуть запыленные черные кеды.

Проверив, что Чед сидит на своем месте и не собирается оттуда уходить, Тайлер написал ответ:

«Вышли еще фотку.»

Через минуту он получил файл, на котором были те же самые штаны, но чуть приспущенные вниз, с вывалившимся наружу торчащим членом. У Тайлера пересохло в горле.

«Боже, сантиметров двадцать. Как он с таким вообще ходит?»

Дрожащими пальцами парень набил отвел:

«Только я сегодня никак не могу. Много домашки.»

И в ту же секунду получил ответ:

«Окей. Тогда давай завтра. После школы. Знаешь, где скейтпарк?»

У Тайлера уже от всех этих сообщений дико стоял.

«Да. Знаю.»

«Приходи после трех.»

«И как мне тебя там узнать?»

«Придурок, напишешь сообщение.»

Тайлер хотел было уже обидеться на столь дерзкое обращение к его персоне, но получил еще один файл с фотографией, на которой был тот же самый член, но уже зажатый в кулаке с оттянутой вниз кожицей.

«Окей.»

Выключив телефон, Тайлер вытер со лба испарину, почувствовав ужасный голод, поэтому, недолго думая, спустился на первый этаж дома и нарезал стопку бутербродов. Заодно и проветрил свои мозги. Ведь вечер будет еще очень долгим.

Глава 4: Мюзикл

Все последующие минуты до встречи Тайлер чувствовал себя не в своей тарелке. С одной стороны, его мечта вот-вот осуществится, а с другой — ведь это его первый раз. Разве на какой-нибудь обшарпанной площадке, на улице или еще хуже за гаражами, где бездомные ходят ссать и откладывать свои личинки, лучшее ли это место для первого раза? Разве все не должно быть красиво, романтично, с ухаживаниями и прелюдиями?

Тайлер на секунду задумался, и представил, как его жестко дерет раком незнакомый парень на парковке.

Ответ был очевиден:

«Я сделаю это сегодня. Пойду на эту чертову встречу, и кто бы там не был носителем столь огромного члена, я возьму у него в рот и сделаю все как надо. Как положено маленькой испорченной шлюхе.»

Парень от всех этих мыслей закусил губу, но тут же услышал знакомый голос Чеда:

— Эй, чувак, ты где летаешь? Я у тебя уже второй раз спрашиваю: к тебе идем сразу после школы или нет?

— Что? Не-е-е... мне надо кое-куда съездить. Давай часов в пять приходи сразу ко мне. Лады?

— Окей. Тогда до встречи.

Чед на прощание сжал не сильно плечо друга. Такой жест часто был вместо рукопожатия. Сказать по правде, Тайлера это даже немного возбуждало. Каждый раз он представлял, как трется о его руку щекой, и его волосы на теле от одной только мысли вставали дыбом, а на коже пробегали мурашки.

— Увидимся.

Тайлер свернул за школу и чуть ли не вприпрыжку, отгоняя ненужные мысли о своем лучшем друге в сторону, отправился в назначенное место. В трех кварталах от школы был парк с большой детской площадкой, лавочками и деревьями. Чуть в стороне, под огромным наземным мостом находился скейтпарк, а за ним были старые заброшенные гаражи. Парень был уверен наверняка, что именно туда его и поведут, но все же до конца не верил в происходящее.

Тайлер чувствовал себя персонажем какого-то новомодного школьного мюзикла, где у него была главная роль. Он бежал вприпрыжку по полю, все усыпанное цветами. Ярко светило солнце, освещая его грациозные движения. На нем была надета камуфляжная форма бойскаута, а в руке он держал трость, походившую правда на обычную сосновую палку. В определенные моменты всего путешествия из чащи леса выпрыгивали огромные черные хуи, пытающиеся доскакать до главного героя и расплющить его своими огромными волосатыми яйцами. Чтобы выжить и пройти дальше, необходимо было спеть песенку, чтобы задобрить страшных монстров. От ангельского пения цвет их кожи становился белым, они уменьшались в размерах и превращались в безобидных плюшевых зайчиков, которые разбегались врассыпную по полю, оставляя нашего героя одного продолжать свой путь. И так до следующей партии монстров, по кругу.

«А вдруг что-то пойдет не так? Вдруг это какая-нибудь подстава? Черт, зачем я поставил в это приложение фотку своего лица? Вот я идиот.»

Дойдя до парка, Тайлер достал телефон, чтобы убрать с анкеты свою фотографию от греха подальше, но отвлекся на только-что полученное новое сообщение.

«Чувак, ну ты где?»

У Тайлера учащенно забилось сердце.

«Я только пришел. Стою возле парка.»

«Тогда будь там. Я скоро к тебе подойду.»

Прежде чем на горизонте замаячил парень верхом на скейтборде, прошло уже минут десять. Тайлер так устал ждать, что страх сменился скукой, потом легким раздражением и, в конце концов, гневом, но при виде того самого парня, который вместе с ним вчера отбывал наказание после уроков, у него опять что-то затрепыхало в животе. Он не верил своим глазам. Парень был словно Бог: с черными туннелями в ушах, в кепке, повернутой задом наперед, черной рокерской футболке с изображением каких-то сатанинских пиктограмм, и, в конце концов, в тех же самых спортивных штанах, что и на тех вчерашних фотографиях.

— Привет. Это мы с тобой здесь договаривались встретиться?

Парень слез с доски, одним ударом ноги поднял ее в воздух и тут же эффектно поймал рукой. Тайлер лишь сглотнул слюну и кивнул.

— Курить есть?

— Нет. Я не курю.

— А если найду?

Тайлер не знал, как себя вести при таком сленге.

— Да ладно. Я шучу. Пошли за мной.

Глава 5: Гаражи

Парень вернул доску на асфальт, встал на нее одной ногой и медленно покатил вперед, отталкиваясь другой от дороги. Хоть парень и не гнал, но Тайлеру пришлось постараться, чтобы не отставать. Впереди, возле скейтпарка, стояла группа парней, которые о чем-то ржали, кто-то с кем-то толкался, кто-то просто сидел на доске и курил. В любом случае, их было много и выглядели они немного агрессивно. Когда он поравнялся с этими ребятами его очко немного сжалось, так как его новый друг остановился и стал жать всем руки, а его даже не представил. Тайлер был уверен, что его сейчас всей дружной компанией отпинают прямо на месте, но как ни странно, все закончилось лишь косыми взглядами в его сторону.

Пройдя скейтпарк, парни свернули к гаражам. Здесь было грязно, везде полно мусора, все стены исписаны граффити, но хотя бы не было ни единой живой души.

Парень свернул за углом первого же гаража и остановился. Достал из кармана пачку сигарет, прикурил и вопросительно уставился на Тайлера.

— Ну и хули ты ждешь? Будешь сосать или как?

— Да, да... прости. У меня это просто первый раз.

— И что с того? Ты же знаешь, что нужно делать.

Тайлер подошел к парню практически вплотную и хотел было его поцеловать в губы, но тот отвернулся в сторону, намекая, что ему эти нежности не интересны.

— Давай, чувак, спускайся вниз. У меня еще сегодня куча дел.

Тайлер покорно сел на корточки, пару секунд посмотрел на спортивные штаны, потом осторожно потянул сбоку за ткань одной рукой. Спортивки неравномерно стали съезжать вниз. Трусов парень не носил, поэтому через несколько секунд его член вывалился наружу вместе с большими яйцами. Тайлер от возбуждения чуть не проглотил язык. Член у скейтера был еще мягким и нежно свисал вниз толстенькой сарделькой. Боясь причинить ему неудобства, Тайлер провел языком по всей длине ствола, чуть смачивая его кожу. Потом осторожно взял его в руку и погрузил головку в свой рот.

Скейтер все так же курил, смотря сверху вниз на паренька, который по своей собственной воле унижался сейчас перед ним, беря в рот пацанский член. Мысль, что кто-то добровольно может хотеть отсосать, заводила его. Член стал подавать признаки жизни и расти прямо во рту у этого паренька.

Тайлер, свыкнувшись с происходящим, отметил для себя, что челюсть с непривычки уже после первых минут дико онемела. Он попытался взять передышку, но почувствовал сильную мужскую руку на своем затылке. После этого скейтер стал запихивать свой член так глубоко, насколько только мог. У Тайлера брызнули из глаз слезы, рвотные позывы разнеслись по округе характерными звуками, но хуже всего было то, что у него самого просто дико ломило член. Он был так возбужден всем происходящим, что уже ничего не соображал.

Скейтер взял всю инициативу полностью в свои руки и через пару минут с силой кончил Тайлеру прямо в горло. Не отпуская парня из рук, он чуть ослаб, но все же дождался, когда тот все проглотил. Только после этого он вынул свой член, обтер головку о губы Тайлер и погрузил своего дружка обратно в штаны.

— Для первого раза не плохо.

Парень встал обратно на доску и укатил по своим делам.

Тайлер, чуть придя в себя, тут же ломанулся к себе домой. Путь пришлось выбирать обходной, чтобы обратно не встречаться с теми ребятами из скейтпарка. К дому он подходил весь запыхавшийся, так и не приведя свой внешний вид в порядок, а главное напрочь позабыв, что к нему должен был зайти Чед.

— Чувак, ты где пропадал? Я уже устал тебя ждать. Мы же договорились на пять. И телефон почему выключен?

— Прости. Я совсем забыл.

— Как можно было забыть? И почему у тебя такой вид, будто ты из задницы кенгуру вылез?

— Пошли уже в дом.

Поднявшись наверх, Тайлер оставил своего друга на несколько минут в комнате, а сам закрывшись в ванной, увидел в зеркале потрепанного паренька с взъерошенными волосами. Ему хватило ровно минуту, чтобы довести себя до оргазма стандартным кулачным способом. После этого он вымыл руки, умылся и вернулся в свою комнату, где тут же получил словесную оплеуху от своего друга:

— Ты там чего, дрочил, что ли? Я уже тут не знаю, чем себя развлекать.

Тайлер фыркнул и обессиленный приземлился на стул возле письменного стола. Доклад они делали опять до поздней ночи, но на этот раз никто ни на что больше не отвлекался.

Глава 6: Сортир

Утро следующего дня у Тайлера началось как обычно, без особых изменений в поведении или восприятии мира. Он был таким же немного озабоченным старшеклассником, который поглядывает почти на всех парней, проходящих мимо него, пока ожидает у входа в школу своего лучшего друга Чеда. Тот редко ездил по утрам на автобусе, довольствуясь тем фактом, что его старший брат проезжает в свой университет по той же улице, на которой стояла его школа.

В момент, когда Тайлер пожимал руку Чеду, на горизонте замаячил знакомый силуэт на скейтборде. Парень едва ли мог скрыть свою улыбку, и чуть ли с дуру не выдал свои намерения, желая поздороваться со своим первым «неофициальным» парнем, но строгий ответный взгляд чуть остудил его пыл.

— Знакомого увидел?

Чед топтался рядом, не упуская возможности сунуть свой нос не в свои дела?

— Что?

— Ну, кому ты там улыбаешься?

— Никому. Забей.

— Тогда пошли в класс. Если мы опоздаем, математичка наши жопы на британский флаг порвет.

— Ой, только не начинай опять за старое. — Тайлер закатил глаза, зная, что за этим последует.

— Что? Я же не виноват, что их сериалы лучше, чем наши ремейки. Я всегда считаю, что оригинал на голову выше любой адаптации...

— Да, да... и поэтому ты дрочишь на их флаг и любишь пить английский чай.

— По этой логике я дрочу на твою задницу.

— Что? Ты хоть сам понял, что сказал?

— Математичка, опоздание, наши жопы, британский флаг... не улавливаешь?

— Бля, я отсяду от тебя за другую парту. Ей Богу.

От столь интеллектуальной беседы Тайлера отвлекла вибрация на телефоне:

«Какого хуя ты на меня уставился?»

«И тебе привет. Думал, ты захочешь поздороваться.»

Ответ пришел не сразу, но столь дерзкому парню это позволительно:

«На втором уроке, отпросишься в туалет. Я буду ждать.»

«Ты за кого меня держишь?»

«Дальний туалет для мальчиков на втором этаже. Только попробуй не прийти.»

«Ла-а-адно, красавчик.»

После пяти минут от начала второго урока Тайлер поднял руку и дрожащим голосом отпросился в туалет.

— На это была перемена, а сейчас идет урок.

— Ну, пожалуйста, Мистер Гаррисон, мне очень надо. Правда.

— Вот я всегда поражаюсь молодому поколению. Ваши проблемы стоят превыше всех остальных...

Зная своего учителя история вдоль и поперек, Тайлер состроил мучительную гримасу и под смех некоторых ребят из класса, перебил затягивающееся ворчание:

— Нет сил терпеть. Честно.

— Ладно. Мы же не звери какие. Останешься после урока мыть класс.

«Черт!»

Пулей подскочив со своего места, парень побежал по направлению к двери, потом по длинному коридору, бесконечным ступеням лестницы, на два этажа вниз и, наконец, еще одному коридору, ведущему прямиком в комнату «запретных желаний».

— Бля, я думал ты не придешь.

— Прости, наш учитель бывает редкой сволочью.

Скейтер, имя которого Тайлер до сих пор не знал, зашел в дальнюю кабинку туалета и не закрывая за собой дверь сказал:

— Тебе особое приглашение нужно.

— Нет... — Тайлер зашел следом. — А если кто увидит?

Парень ничего не ответил, лишь закрыл дверь на щеколду и облокотился на нее спиной. Тайлер чувствовал в нем власть. Этот парень получает все что захочет, и как бы в подтверждение его мыслям, крепкая рука схватила его за шею и стала нагибать вниз. Сесть на толчок не получилось, иначе бы он просто не дотянулся до его члена, поэтому, сидя на корточках, ему пришлось держаться руками за берда парня.

Скейтер не теряя времени сам стянул свои штаны вниз, освободив своего дружка, который уже в готовом состоянии стал раскачиваться из стороны в сторону. Тайлер опять замешкался. Ему нравилось смотреть на чужой член. Вдыхать его аромат. Приклоняться перед ним. Он чувствовал, как сам возбуждается, не в силах ясно и трезво мыслить. Открыв свой рот, парень приступил к делу. В конце концов, чего стесняться, если ему самому этого чертовски хочется.

Через пару минут хлопнула дверь, и в туалете послышались шаги. Тайлер от страха чуть не прикусил головку члена зубами, а скейтер лишь приложил указательный палец ко рту, намекая не издавать ни звука. Соседняя кабинка задрожала. Кто-то с силой закрылся внутри и стал расстегивать ремень джинсов. После во всю комнату раздался громкий отвратительный пердеж, да так, что стекла на окне издали легкий дребезжащий звук.

В обычной бы ситуации, Тайлер заржал что есть мочи, но сейчас он стоял на корточках с огромным членом во рту и ему было не до смеха. Его «бойфренд», недолго думая стал совершать поступательные движения тазом, аккуратно вгоняя своего дружка по самое горло. Потом все быстрее и быстрее. Кончил он быстро, в тот самый момент, когда из соседней кабинки раздавались звуки, походившие на выливание протухшего супа в толчок. Тайлера чуть не вырвало, так как ему казалось, что кто-то срет жидким стулом ему прямо в рот. Естественно, его возбуждение прошло моментально.

При первой же возможности он выскочил из туалета, даже не взглянув в зеркало и не умывшись.

— Какие люди к нам вернулись. — Мистер Гаррисон, посмотрел на часы, потом на всего растрепанного Тайлера, и продолжил свой урок.

Парень сел на свое место и тут же столкнулся со взглядом Чеда.

— Ты где пропадал?

— В туалет ходил.

— И что, там взорвалась атомная бомба? Видок у тебя не очень.

— Отвали.

— А пахнет от тебя чем? — Чед без стеснения стал принюхиваться к Тайлеру, вызвав у того приступ паники. — Ты что, ел сырные наггетсы?

Урок закончился через пять минут и, к сожалению, это был лишь только второй.

Глава 7: Слежка

Если не считать постоянных вопросов со стороны лучшего друга, у Тайлера жизнь явно налаживалась. Его заветная мечта сбылась, у него появился новый «друг», о котором он практически ничего не знал, но уже запомнил каждый миллиметр его эрогенной зоны, а еще он оттачивал свое мастерство, доводя парня до экстаза за считанные минуты. Им обоим это нравилось. Даже тот факт, что Тайлер все также дрочил дома один, ни сколько его не расстраивал. Все было прекрасно.

Что не скажешь про любопытного Чеда. Парень уже развил целую теорию про своего друга и его странное поведение. Наблюдения за ним уже можно было записывать в отдельный трактат, тянувший как минимум на Нобелевскую премию. Но как бы он тактично не задавал неудобные вопросы, белых дыр с каждым разом становилось все больше. Пока он не решился на отчаянных шаг и как-то после школы не проследил за Тайлером.

Как обычно его друг, ссылаясь на какие-то дела, попросил приходить к нему в пять. Ведь доклад они так и не закончили. Чед в обычной своей манере пожал Тайлера по плечу и пошел в сторону автобусной остановки, но в самом конце свернул в сторону и из-за дерева, словно какой-то накуренный Джеймс Бонд, стал следить за парнем. Перебегая от укрытия к укрытию, Чед с удивлением заметил, что Тайлер свернул за площадку для скейтеров и исчез за гаражами.

«Либо этот парень решил поссать, либо я чего-то не догоняю.»

Парень последовал за своим другом, выбрав предельно допустимое расстояние, чтобы не быть застигнутым врасплох.

Ранее Чед был уверен, что его лучший друг записался в какую-нибудь постыдную секцию, вроде бальных танцев или курсов игре на бадминтоне, поэтому и пытался это от него скрыть.

Сейчас же Чед просто не верил свои глазам. Тайлер стоял на коленях перед каким-то парнем и по своему собственному желанию и с каким-то извращенным усердием ему отсасывал.

У Чеда отвисла челюсть. Он смог лишь достать свой телефон, включить видеозапись, и только после этого понять, что такой версии у него даже и не было.

«Мой друг педик! Чертов защеканистый засранец врал мне все это время.»

Парень, который все это время стоял, взял Тайлера руками за голову и стал со всей дури долбить его в рот и через минуту кончил ему прямо в глотку. То, что парень испытывает оргазм, было видно по тому, как он приоткрыл немного свой рот и закрыл глаза. Тайлер стал задыхаться и, когда его перестали держать, выблевал свою слюну вместе со спермой того пацана прямо себе под ноги.

Чед с отвращением заметил, что дико возбужден, похлеще чем от обычной «классической» порнухи. Убрав телефон в карман, он скрылся с места «преступления», пытаясь разгрести кучу новообразовавшихся мыслей, а через час он смог подготовить самый что ни на есть важный вопрос.

— Тайлер, ты что, гей?

Чед находился один на один со своим лучшим другом, которого знал почти с пеленок, и которого, оказывается, толком и не знал.

— Что за дибильный вопрос? Кончено же нет.

— Не ври мне!

— Я не вру! С чего ты вообще это взял?

Чед достал из кармана джинсов мобильный телефон и в два тапа включил во весь экран видеофайл, где Тайлер насаживается своими губками на чужой пенис.

— Кто тебе это скинул?

Тайлер весь красный, хотел было выхватить телефон из рук друга, но тот вовремя его поднял вверх.

— Дай сюда.

— Нет.

— Откуда у тебя эта запись?

— Я сам ее сделал, пару часов назад?

— То есть это не выложено в интернете?

— Нет. С чего бы? Хотя идея мне нравится.

— Ты не посмеешь!

— Может, и нет, а может, и да.

Тайлер кинулся на своего друга, пытаясь выхватить его телефон. Тот несмотря на резкую атаку, все же удержал столь важный предмет в своих руках, но не рассчитал силу удара и повалился на кровать. Сверху, словно щеночек, повалился и Тайлер. Парни начали бороться друг с другом, что со стороны больше походило на какие-то странные телячьи нежности. В итоге, Чед поддался и оказался придавленным спиной в матрас, но все также крепко сжимая в кулаке свой телефон.

— Отсосешь мне за молчание?

— Эй! Какого хрена, чувак?

— У меня пиздец сейчас стоит. Сил нет.

— А мне то, что с того?

— Ты же это уже делал. Тому левому парню за гаражами.

— Нет. Ты же мой друг.

— Ну, пожалуйста. Я никому не скажу. Всего разочек.

Тайлер тянул резину, лишь для вида ломаясь перед своим другом.

— Я не думаю, что это будет правильно. Ты же даже не гей.

— Ну и что? Как говорится: один раз не пидарас.

Почувствовав, что у парня джинсы просто разрываются, Тайлер спустился вниз и стал нервно расстегивать ремень.

Чед сглотнул слюну и добавил:

— Ты же никому об этом не скажешь?

— Разве я не делаю это, чтобы ты как раз молчал?

— Да... точно... тогда осторожнее... у меня это...

— Впервые? Ты шутишь?

— Бля, поменьше трепа, побольше слюны.

Следующим, что услышал Тайлер, был стон его лучшего друга.

Глава 8: Дырка

— Пиздец. Я с тебя просто хуею.

Чед сидел за одной партой с Тайлером и поправлял свои джинсы.

— Мне еще так никто не отсасывал.

— Потому что тебе еще вообще никто не отсасывал.

— Да, но это не главное. Это было правда супер.

— Мне теперь что, сказать спасибо за похвалу?

— Нет, но просто знай это.

Вести подобные беседы в школе прямо посередине урока было немного не удобно, но чтобы заставить Чеда замолчать, необходимо было как минимум заклеить ему рот скотчем, а еще привязать к стулу, и лучше бы это был электрический стул, а чья-то рука для страховки лежала на рубильнике и нервно сжимала рукоятку.

— Тебе правда это нравится? И даже не противно?

— Я не знаю. Cлушай, урок идет.

— А если не секрет, у кого больше? У меня или у того типчика с туннелями?

— Все. У него больше. Доволен?

— Не очень. Но я слышал, что половой член растет до двадцати пяти лет.

— У тебя он и так не маленький. Успокойся уже.

— Да, но нет пределу совершенства.

Чед опять поправил свои «проблемы», и Тайлер непроизвольно это заметил:

— Хватит там уже наминать.

— У меня рядом с тобой теперь постоянно стоит.

— Пидор.

— На себя посмотри.

Учительница литературы заставила кого-то из класса прочитать отрывок, а сама уткнулась в свой мобильный телефон. Тупее предмета в этой школе еще не было.

— А ты в зад ему тоже даешь?

— Что?

— Ну, кочеряжет он тебя уже в задницу или у вас букетно-минетный период?

— Нет. Этим мы с ним не занимаемся.

— А жаль, я бы посмотрел.

Тайлер перевернул страницу учебника, поймав себя на мысли, что сам бы не прочь уже почувствовать в себе что-то новое и живое, нежели его резиновый трехскоростной вибромассажер.

— А мне дашь?

— Что?

— В задницу, придурок?

— А как же правило одного раза?

— К черту правила. В нашем возрасте я готов трахать даже подушку.

Тайлер закусил губу, чтобы подавить улыбку. Еще неделю назад он даже не знал, как найти себе хоть кого-нибудь для своих плотских утех, а сегодня уже выстраивается очередь.

— Я не знаю. У меня точно не получится. Там постоянно обитает мамин хахаль, да и вообще...

— Не парься. Я все уже продумал. Сегодня пятница, и мои родители опять уедут на все выходные к родственникам, а брат... он редко бывает дома, тем более в конце недели.

— И?

— Приходи вечером. Можешь и на ночь остаться, если хочешь.

— Только на твоих подушках я спать точно не буду.

— Почему?

— Ты их трахаешь.

Вечером, сидя напротив друг друга, Тайлер и Чед нервничали. У обоих это было впервые. Оба не знали, как себя надо правильно вести и что говорить. Оба предвкушали удовольствие и стеснялись подобных мыслей.

— Может, хочешь пиво?

— Хочу.

Чед стал открывать баночное пиво, заранее приготовленное и спрятанное в прикроватной тумбочке его комнаты. Из-за резких движений пена из горлышка окатила его футболку, и парень выругался, тут же стягивая ее с себя.

— Растяпа.

— Зато соски видишь какие возбужденные.

Тайлер сделал глоток пива, не в силах терпеть сушняк в горле.

— Тебе надо помыться или типа того?

— Я все сделал еще перед выходом.

— То есть подмыл задницу?

— И не только. Или ты хочешь долбиться в говно?

— Фу...

— Вот и я про то.

Чед залпом осушил свою банку и поставил ее на пол под кровать. Потом встал и закрыл жалюзи окон, оставив чуть приглушенный свет от лавовой лампы в дальнем углу комнаты. Вернулся к кровати и стал стягивать с себя джинсы. Тайлер последовал его примеру и тоже допил пиво.

— Мне надо как-то тебя завести или можно прям так вставлять?

— Ну для начала, можешь снять с меня одежду.

Тайлер по-хозяйски лег на кровать Чеда и с интересом наблюдал, как парень мучается, пытаясь расстегнуть ремень его джинсов. Когда у него это все же получилось, обеими руками он стал стягивать штаны вместе с трусами вниз.

— У тебя уже стоит? Меньше моего. Я так и думал.

— Можешь потрогать, если хочешь.

— Не хочу.

Чед все это время стоял перед своим другом в одних трусах, в которых отчетливо топорщилось желание. Тайлер, недолго думая, потянул парня за руку на себя, и тот упал на него сверху. Впервые они почувствовали тепло друг друга так искренне, без сложностей, лишних разговоров и предрассудков. Их члены горели, дымились, кричали и жаждали плоти друг друга. Тогда-то Тайлер впервые поцеловал парня в губы. Чед, естественно, тоже. Это был долгий и влажный поцелуй, в процессе которого Чед потерял свои трусы и уже терся о живот своего друга, еле оттягивая приближающийся оргазм.

— Стой.

— Что?

— Я с таким напором скоро кочну.

— А разве не в этом смысл твоей жизни?

— Да, но я хочу большего.

Тайлер еще раз поцеловал Чеда в губы и сам закинул свои ноги ему на плечи.

— Я думал, это будет по-собачьи...

— Да, но так я смогу видеть твое лицо.

— Шлюшка...

Чед всем своим весом надавил вперед, вставляя своего толстячка в заветное отверстие друга. Легкий вдох, и он оказался внутри целиком.

— Бля, вошел даже без смазки. У тебя там дупло просто.

— Эй, ты между прочим говоришь о моей дырке.

— Да, но оно у тебя просто разворочено. Ты уверен, что я у тебя все-таки первый?

— Ну, был еще дядя Сэм. Моя резиновая игрушка, но у нас ничего серьезного.

— Пиздец. Походу диаметр побольше моего будет.

— Может чуть-чуть. Не бери в голову.

— А ты бери в задницу. Буду драть тебя, пока мои яйца не отобьют на твоих булках чечетку.

— Смелое заявление для девственника...

Чед прервал диалог и, что есть силы, подался вперед, отчего у Тайлера сбилось дыхание.

Глава 9: Сэндвич

— Это... было... великолепно.

— Ну, да. Не плохо.

— Шутишь? Ты же кончил?

— Да, но ты слишком быстро...

— А разве можно было оттягивать? Ты так стонал... Пиздец.

— Во мне теперь болото. Мог бы сделать это и не в меня.

— Я бы все равно не смог остановиться. Прости.

Чед вытер пот со лба простыней и грохнулся обессиленный рядом с Тайлером. Достал телефон из джинсов, валявшихся рядом с кроватью на полу.

— Нас что, хватило на десять минут?

— Не нас, а тебя.

Тайлер все той же простынет вытирал свой живот от своей же спермы, при этом подмечая, что Чед все же не безнадежен. По крайне мере для первого раза. Как услышал откуда-то из недр дома щелчок.

— Ты это слышал?

— Что? Ты о чем?

Парни на мгновение замерли, прислушиваясь к звукам дома. И когда на первом этаже хлопнула входная дверь, они в ужасе подорвались с кровати.

— Блядь, блядь, блядь...

Чед, прыгая на одной ноге, пытался натянуть на себя джинсы, в следствии чего упал прям мордой о ковер.

— Кто это? Ты сказал, что дома никого не будет.

— Это брат... блядь... если он нас застукает в таком виде, нам пиздец.

— Ты сказал, что его не бывает по пятницам дома!

— Что ты на меня орешь? Я удивлен не меньше твоего.

Дверь в комнату открылась без стука, без предупреждения, по-хамски дерзко и властно. В комнату вошел Сойер — старший брат Чеда. Тайлер знал о нем не много, разве что тот учился на последнем курсе какой-то шараги, в которую его пропихнули родители, своевременно подмазав приемную комиссию. Учился он из рук вон плохо. А еще он славился своей любовью к выпивке. То, что сейчас парень вошел в комнату пьяным, не удивило ровным счетом никого.

— И хули ты дверь закрыл? Я же сказал, чтобы она всегда была открыта. И почему здесь так темно? Блядь, ты что опять дрочишь? Я же запретил!

Только после того, как на стене щелкнул выключатель и комнату озарил яркий свет дешевых лампочек, Сойер заметил в комнате чужака.

— А это, блядь, кто? Твоя подружка?

— Мы... просто... это... занимались... нам задали совместный доклад по истории...

Чед заикался, как первоклассник, которого заставили выйти с речью в Белом доме перед президентом и всей его свитой. Сойер не поверил ни единому ему слову.

— Ага, и поэтому тут так темно, и воняет каким-то дерьмом.

Брат вплотную подошел к Чеду, отчего ему в лицо ударил резкий запах перегара.

— Вы что, блядь? Трахались что ли?

— Нет... ты чего... мы просто...

— Не гони. Я же вижу, когда ты мне врешь. И почему футболка мокрая?

Сойер оттянул ткань, отчего Чед тут же опустил голову вниз и получил резку пощечину. Его лицо стало красным, словно панцирь у сваренного рака. Он хоть и привык к унижениям старшего брата, но сейчас, на глазах у своего лучшего друга, ему было в разы стыдно.

— А постель хули мятая?

Парень отдернул одеяло и сразу же заметил огромное мокрое пятно. Поднес к лицу край простыни и сделал глубокий вдох носом, принюхиваясь к терпкому запаху сомнительного происхождения.

— Сперма, сука! Я так и знал! Пидоры!

— Нет, Сойер, это не то, что ты подумал.

Чед пятился к стене в противоположную сторону он надвигающегося на него брата.

— А что я по-твоему подумал?

Сойер схватил брата за горло и припер его к стенке.

— Это... я... ничего... случайно...

— Ты его? Или он тебя?

— Я... я... он... сам...

Парень отпустил младшего брата, исказился в улыбке и повернулся к Тайлеру, который в ужасе обдумывал план побега, но все так быстро происходило, что он лишь нервно глотал воздух, не в силах даже шелохнуться.

— Так это ты решил сделал из моего братца пидора?

— Что... ? Я... лишь... он сам этого захотел.

— И что с того? Пацан захотел, и ты тут же встал раком? Или помацал за щекой?

— Да...

— Что, блядь, да?

— И то и другое.

— Пиздец.

Сойер стоял к Тайлеру так близко, что тот мог видеть каждый волосок на его шее.

— Тогда, может, и мне пососешь? Раз такой отзывчивый.

— Если хочешь...

— А ты как думаешь?

Тайлер впервые сделал что-то по-настоящему смелое и вызывающее. Не отводя взгляд от Сойера, он просто схватил парня за член через тонкую ткань спортивных шорт. Помял его, чуть подрачивая, а после сам спустился вниз на корточки без лишних наставлений. Шорты съехали следом, освобождая монстра на свободу. Член у парня и правда был достойный, куда больше чем у Чеда, рельефный, с крупной головкой. Тайлер поднял его рукой к животу и провел языком от самого основания до верха, особенно уделяя внимания крупным яичкам.

— Бля... чему вас только учат сейчас в школе.

Тайлер взял в рот, полностью погружая пенис в себя. Это было чертовски сложно, но сам факт его стараниям не остался без внимания. Сойер застонал, чуть пошатнулся в сторону и облокотился рукой о стену.

— Пиздец... где ж ты раньше был, мой хороший?

Тем временем Чед, чуть успокоившись, с интересом наблюдал, как его лучший друг отсасывает его старшему брату. На мгновение он даже подумал, что не так уж все и плохо, пока не услышал худшее из худших:

— А ты хули там стоишь? Присоединяйся к своему приятелю.

— Нет... Сойер... ты же не хочешь, чтобы...

— Давай, давай. Думаешь, сможешь стать пидором и не понести наказание?

— Пожалуйста... я больше не буду...

— Это уже не тебе решать. На колени... быстро!

— Сойер... нет.

Чед умолял брата не делать этого, но все же встал на колени рядом с Тайлером, в ужасе наблюдая, как тот водит губами по толстому стволу.

— Приступай, а иначе я тебе челюсть сломаю.

Чед, чуть ли не плача и морщась от отвращения, высунул язык и осторожно прикоснулся к члену брата.

— Активнее там, мне еще вас в жопу пидорить.

У Чеда из глаз текли слезы. Он пытался пересилить свое отвращение, но давалась ему это не легко. Тайлер пытался поддержать друга и чуть усерднее вылизывал член языком. Двое друзей одновременно ласкали губами и языком член подвыпившего парня, который на пять лет был старше них и который для одного из них был родной кровинушкой.

— Достаточно... а теперь поворачивайтесь ко мне своими сраками... будем проводить воспитательные работы.

Тайлер, под всхлипы своего лучшего друга, уже стягивал с себя свои джинсы. В конце концов, это всего лишь член, а не эпидемия птичьего гриппа на куриной фабрике, являющейся поставщиком всеми любимого сраного KFC.

Глава 10: Стручок

Впервые за долгое время выходные прошли в тишине. Тайлер был настолько удовлетворен, что даже ни разу не достал Сэма из коробки, а всем знакомый жужжащий звук и правда принадлежал моторной лодке, которая рассекала гладь озерной воды на экране телевизора. Парень все свободное время от уроков провел за просмотром Nеtflix, подбирая сериалы с тематикой лагеря, семейных отпусков и прочего позитивного шлака. Хоть на пару часов, Тайлер хотел опять погрузится в беззаботное детство, когда ему еще не нужно было ублажать свою похоть и члены других парней.

«Какие же скучные все-таки были тогда деньки.»

В понедельник утром Тайлер прождал своего друга у школы до первого звонка. Чед так и не появился, поэтому достав на ходу свой мобильный телефон, парень пошел на урок.

«Чувак, ты где? С тобой все нормально?»

Ответ пришел не сразу, но хотя бы стало ясно, что Чед жив и здоров.

«Да, прости. Я опоздал на автобус, а брат сказал, что не подвозит шлюх в своей тачке. Мне пришлось идти пешком.»

«Шутишь?»

«Нет. А дежурный — ублюдок, не пустил меня на урок. Отвел к директору и теперь я подметаю раздевалку для мальчиков в спортзале. Тут так воняет. Пиздец.»

«Ха-ха-ха... Смотри, не трогай чужие трусы, спортсмены этого не любят.»

«Очень, блядь, смешно.»

«Ладно, увидимся на перемене, а то, кажется, химичка заметила, что я держу обе руки под партой. Не хватало еще ее пробирки мыть после уроков.»

Тайлер убрал телефон в карман и, с умным видом, закусил гелиевую ручку в уголке рта. Учитель химии — молодая стройная женщина, в приталенном строгом костюме и с огромным вызывающим вырезом на груди, стояла возле доски с длинной указкой в руке. Каждые три минуты она невзначай поправляла свои сиськи, выпячивая их еще сильнее вперед, отчего половина класса, а вернее вся ее мужская часть, не в силах были отвезти от нее своих стеклянных глаз. Из-за ее сисек средняя успеваемость по химии жестоко страдала, а директор, который к слову тоже был мужчина, на каждом собрании, не сдерживая своего восхищения, гадал, как у такой милой и умной учительницы со столь прекрасным дипломом не получается научить этих оборванцев уму разуму.

На перемене Тайлер встретился с Чедом на лестнице и, отведя его в сторону к подоконнику, спросил, как у него дела.

— Все ужасно. Просто хуже некуда. Это кошмар какой-то.

Чед был подавлен, и по интонации в голосе было понятно, что он на гране нервного срыва.

— Да в чем проблема то?

— У меня все тело болит. Я даже ходить нормально не могу.

— Твой брат что, избил тебя?

— Нет.

— Тогда что?

— Ты сам знаешь!

Голос у парня стал более звонким, походивший на вскрик сумасшедшей девочки, орущей во сне всякие непристойности.

— Ты про секс?

— Это был не секс! Он изнасиловал меня против моей же воли.

— Ой, да перестань. Ты так рыдал, что он переключился на меня почти сразу же.

— А что мне оставалось!? Он порвал мне задницу. У меня до сих пор там болит. Ощущение, что дырка вообще больше не закрывается. А каждый раз, когда я хочу пернуть и тужусь со всей мочи, ничего не происходит! Ни единого чертового звука. Как будто моя задница выкуривает сигару.

— Не накручивай себе.

— Я серьезно! Как он мог!? Ладно ты, тебе это хотя бы нравится. А мне то за что? Чем я так провинился перед богом?

— Думаю, бог тут не причем. Просто ты ведешь себя как баба. Нормальный пацан лучше бы получил в морду, чем взял в рот. А ты не долго сопротивлялся.

— Тебе легко говорить. Ты не терпел издевки старшего брата всю свою никчемную жизнь. А я теперь опущенный трусливый кусок дерьма, который даже пернуть нормально не в состоянии. Я теперь даже не мужик... а не пойми что. Кто я теперь?!

Чед всхлипнул и вытер ладонью свои глаза. Тайлер одобряюще сжал его плечо. Он даже хотел прижать его к своей груди, но постоянно снующие подростки не давали ему по-настоящему быть добрым и искренним лучшим другом.

— Да будет тебе. Ты сам мне говорил: смотри на жизнь проще. Вокруг есть только члены, которым ежедневно требуется разрядка. Есть более активные, которые сами прокладывают себе путь к удовольствию, не боявшись запачкаться, а есть и такие, которым нравиться болтаться без дела вялым стручком, пока их хозяин стоит раком и ублажает другие члены.

— Ха. Ха. Очень смешно.

— Я серьезно. А итог всегда один: проливается много спермы. У одних — сильной и резкой струей, выстреливающей из головки подобно водяному пистолету, а у других — медленно выползает по уретре, стекая на живот или на матрас. Как видишь, при любых обстоятельствах ты остаешься парнем. Просто будь собой и не копайся во всем этом дерьме в поисках смысла или прозрения.

Чед, растрогавшись столь дешевой и бессмысленной речью, обнял своего лучшего друга, с силой прижав его к себе. Тайлер даже развел руки в стороны, чтобы это походило больше на шутку, нежели на то, что двое парней обнимают друг друга на глазах у всей школы, но косые взгляды все же постепенно стали проноситься рядом с ними, и ему становилось все не комфортнее.

— Но это еще не все...

— Как не все? Я думал, тебя беспокоит только это.

— Нет... не только...

Глава 11: Помощь

— Что значит: у тебя не встает?

— Совсем, блядь, не встает!

— Но это же чушь. Я не вижу никакой связи.

Чед вздохнул и опустил глаза в пол лестничного пролета.

— После той пятницы во мне как будто что-то сломалось. Понимаешь? Я больше не могу даже думать о сексе. Я постоянно вижу перед глазами толстый член брата и то, как он бьет им мне по лицу, оставляя неприятные влажные отпечатки на моей коже... это так ужасно! До этого момента я дрочил каждый божий день, бывало кончал по несколько раз за вечер, а теперь... целых два дня... и ничего!

— Чувак, это просто из-за стресса. Никто в во18 лет лет еще не становился импотентом. Я тебе отвечаю.

— Но я пытался! Вчера я несколько часов смотрел порнуху, но каждый раз, когда на экране мелькал член, меня всего передергивало. Один раз меня даже чуть не вырвало.

— А без порнухи не пробовал?

— Он как будто объявил мне бойкот. При этом мои яйца так сильно переполнены, что я уже не знаю, как избавится от этого неприятного зуда.

— То есть, хочешь сказать, что после того, как Сойер тебя выебал, ты так и не кончил?

— Вот именно.

— Ладно. Пошли после школы ко мне домой, я постараюсь тебе доказать, что у тебя все там работает, как и прежде, и ты просто слишком все усложняешь.

Тайлер похлопал друга по спине, и они отправились на урок. Мысль, что Чед превратился из нормального озабоченного парня в подобие сопливой тряпки, его нисколько не радовала, но кем бы он был, если бы именно сейчас отвернулся от него, оставив парня наедине со своими проблемами? Ведь так и до беды не долго.

— Раздевайся.

— Что? Зачем?

— Посмотрим, что у тебя там не так.

Чед смущенно стал стягивать с себя футболку, следом на пол полетели и джинсы. Трусы Тайлер снял с друга сам. Пенис парня, скукожившись, свисал вместе с яичками, подобно двум сливам, растущим на одной веточке. Вокруг было немного кудрявой растительности.

Тайлер осторожно провел кончиками пальцев по внутренней стороне бедра, еле прикасаясь к коже и едва, как бы случайно, задевая гениталии друга. Чед немного нервничал, но дышал спокойно, член на ласки никак не реагировал. Тогда Тайлер чуть грубее схватил друга за яйца, помял их, как бы пытаясь раздавить их в своей ладони, а после аналогично помял и сам ствол пениса.

— Вот видишь! Это пиздец какой-то.

— Перестань. Ты просто нервничаешь. Подумай о чем-нибудь пошлом, грязном, то, над чем ты фетишируешь больше всего на свете.

— У меня все равно не получиться.

Тайлеру надоело корячиться на коленях перед стоящим другом, поэтому он попросил его лечь на кровать и закрыть глаза. В комнате послышалась какая-то возня и через мгновение что-то холодное прикоснулось к сфинктеру бедного парня, который сразу же сжался от страха.

— Что это? Что ты делаешь?

— Расслабься, это всего лишь интимный гель, чтобы смазать твой задний проход.

— Но зачем? Я же сказал, что мне это не нравится!

Чед заскулил, почувствовав, что что-то скользкое проникает в недра его задницы.

— Прекрати, пожалуйста.

Тайлер, не обращая внимания на жалобный писк лучшего друга, ввел палец до самого конца, чуть прокрутил и стал надавливать на стенки прямой кишки в поисках заветной точки. Нащупав простату парня, палец что есть силы стал на нее надавливать, отчего Чед застонал, а из его члена стали вытекать мутные белесые капли какой-то жидкости.

— Что это? Это сперма?

— Нет. Но так твое тело реагирует на массаж предстательной железы.

— Какой железы?

— Черт, ты хоть что-нибудь вообще знаешь о строение своего тела?

Тайлера всегда бесила необразованность Чеда, поэтому в качестве наказания, не вынимая указательный, стал пропихивать в друга второй палец. Парень заерзал, учащенно и нервно глотая воздух, но от каждого надавливания на заветную точку, его мозг расплывался в истоме, и, в конце концов, член ожил. Сначала он просто дернулся в сторону, потом стал медленно увеличиваться в размерах и, в итоге, встал по стойке смирно, обильно выделяя смазку.

— Черт, ты просто волшебник.

— Это физиология.

— И что теперь?

Тайлер не в силах сдерживаться, находясь рядом со столь упругим и упитанным бананом, заглотил его в рот. специально для bеstwеаpоn.ru Чед застонал, при этом он не знал на что именно реагирует его тело: либо на первоклассный минет, либо на столь активные и дерзкие движения пальцев у себя в заднем проходе. Еще каких-то пару минут, и его член стал выстреливать порцией спермы прямо в горло лучшего друга.

— Бля... а я уже боялся, что жизнь закончена.

Тайлер облизал свои губы, заодно вытаскивая свои пальчики из мягкого укрытия. Чед блаженно расставил ноги в стороны и все никак не мог отдышаться.

— Могу тебя поздравить, чувак, ты становишься все голубее.

— Не говори так.

— Походу, без анальной стимуляции тебе теперь не кончить.

— Не-е-ет!

— О, да... и у меня для этого, кажется, есть решение.

Глава 12: Посылка

Тайлер сел за письменный стол и открыл крышку своего ноутбука.

— Только не говори, что мне теперь придется пихать в задницу всякие морковки. Я этого унижения не переживу.

— Перестань. Ты в каком веке живешь? Сейчас уже давно появилась целая куча специализированных магазинов под любой даже самый немыслимый фетиш.

На экране компьютера замелькали всевозможные красочные картинки товаров какого-то популярного секс-шопа, что тут же привлекло внимания Чеда. Парень подошел к столу и сел рядом с другом.

— Боже, что только люди не суют себе в задницу.

— Не обольщайся. Тебе стоит начать с малого. Во-первых, так ты обретешь гармонию со своим телом. А во-вторых, это не отпугнет тебя от дальнейшей сексуальной жизни.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Я хочу сказать, что ты, Чед, педик. И, походу, всегда таковым и был.

— Не-е-ет!

— Да. И чем раньше ты это примешь, тем больше удовольствия получишь.

— Это все из-за тебя, придурок! Если бы не ты, я даже и не думал бы об этом. Если бы не ты, мой брат никогда бы не сделал со мной того, что сделал.

— Ну, Сойер, походу, тоже не против потрахаться с мальчиками. У вас это, видимо, наследственное. Вот только, в отличии от тебя, он предпочитает активную позицию.

Чед насупился, его лицо покраснело, и, судя по сбившемуся дыханию, у парня опять началась какая-то сопливая истерика.

— Может уже перестанешь рыдать? Лучше выбери себе понравившуюся игрушку.

— Но я не могу себе этого позволить. А если курьер приедет в тот момент, когда кто-то из родителей будет дома? А если дома будет Сойер?

— Это я беру на себя. Закажу на свое имя, а потом принесу тебе посылку лично. Не парься.

— Правда?

— Ну, да. К тому же у меня скидка постоянного клиента.

— Фу-у-у, не может быть?

Тайлер засмеялся, видя, как подобные разговоры поднимают настроения его другу. И пока тот не пришел в себя, кликнул мышкой по заказу, и через пятнадцать минут уже договаривался с курьером о удобном для него времени.

Курьер приехал на следующий день во вторник. Как назло, опоздал и позвонил в дверь, когда за окном уже был поздний вечер, а мать Тайлера Мишель вместе с Фрэнком лежали в гостиной перед телевизором.

Парень чуть ли не вприпрыжку побежал открывать входную дверь, взял посылку в виде непрозрачного пакета, расписался в электронной накладной и с силой захлопнул дверь перед самым носом курьера.

«Чертова ебонашка, он бы еще ночью пр

иехал.»

— Милый, кто заходил?

— Никто, мам, это ко мне.

— А что у тебя в руках?

Мать редко так досконально проверяла своего сына, чем в данный момент ввела Тайлера в небольшой ступор. Пока парень думал, что ответить, Мишель уже чесала в сторону прихожей.

— Мам, это обычная курьерская доставка из магазина.

— Да? И из какого? Не скажешь мне название?

— К чему такая опека?

— К тому, что я наслышана, что современные дети умудряются через интернет покупать себе даже наркотики. Не удивлюсь, если для того чтобы заширнуться можно теперь заказать мальчика по вызову.

— Ма-а-ам, что за словечки? Я же не какой-нибудь нарик!

— Надеюсь, что нет. Давай сюда пакет.

— Но, ма-а-ам! Ты нарушаешь мое право на личную жизнь!

— Мал еще для таких прав. Пакет!

С учетом, что к данной дискуссии присоединился и Фрэнк, пассивно-безучастно вставший рядом с матерью, Тайлер залился краской и отдал пакет во властные руки.

— И что это у нас здесь? Какая-то баночка. «Ин-тим-ная-гель-смаз-ка». Зачем тебе это?

Мишель вернула пузырек обратно в пакет и достала большую коробку, на которой красовалась картинка, в виде веселого мультяшного грибочка.

— «Райское наслаждение — ваш семнадцатисантиметровый путеводитель во множественные оргазмы»? Тайлер, скажи, что это какая-то дурацкая шутка?

— Мам, это не то, что ты подумала.

— А что я подумала?

— Это не для меня.

— Правда? И для кого?

— Для... моего друга...

— Да? И как его зовут?

— Че... ед...

— Это тот милый мальчик, с которым ты делаешь доклад по истории?

— Да...

— Если это для него, то почему курьер принес это в наш дом?

— Я... обещал ему... что... закажу это для него... что за допрос?

— Нет никакого допроса. Я рада что это не наркотики.

— Правда?

— Да. Не хватало еще чтобы ты стал закладывать мой любимый телевизор в ломбард ради очередной дозы.

— А ты бы ходила и каждый раз выкупала его обратно?

— Именно.

Среди присутствующих только Фрэнк не поверил ни единому слову Тайлера и, чтобы хоть как-то отвлечься от нахлынувших воспоминаний о моторных игрушечных лодках, ляпнул:

— Вы сейчас говорите о «Реквиеме по мечте», или я чего-то не догоняю?

Мишель ничего не ответила, лишь взяла Фрэнка за руку и повела в гостиную, обратно к любимому сериалу. Тайлер же, чтобы не вызывать лишних подозрений, нацепил уличные кеды и вышел из дома.

Через пару кварталов он постучал в нужную дверь и ему открыл Чед.

— Блядь, какого хера ты творишь? Ты бы хоть позвонил заранее.

— Знаешь, что, меня уже и так спалили с потрохами. Забирай свою посылку, и чтобы я больше этого не видел.

— Твое счастье, что Сойера нет дома.

— Это твое счастье, а мне надо возвращаться домой.

Тайлер вывернул на тротуар и, как ни в чем не бывало, крикнул на прощание:

— И обильнее смазывай задний проход. Так будет менее безболезненно.

— Придурок, ты еще с транспарантом возле моего дома походи!

— И я тебя тоже очень люблю. Увидимся в школе.

Ответом была звонко хлопнувшаяся входная дверь.

Глава 13: Страдания

Целых два дня Чед не появлялся ни в школе, ни на улице, ни в интернете. Тайлер постоянно пытался до него дозвониться, но мобильный телефон был выключен, а как звонить с городского на городской, он не знал. Там была какая-то странная «барабанная» система, в которую нужно было в правильной последовательности совать пальцы и что-то куда-то крутить, при этом каждый раз оператор говорил: «Не правильно набран номер».

Встретились парни только в пятницу утром в школьном автобусе. Тайлер, по своей традиции, прогнал какого-то школотенка с последнего ряда сидений, и сел рядом с Чедом, который от явного недосыпа, даже не сразу узнал своего друга.

— Какого хера, чувак? Забил на школу. На связь не выходишь. Заигрался с новым резиновым другом что ли?

— Заткнись. Ничегошечки ты даже не знаешь, а уже осуждаешь!

— Я не осуждаю. Я и сам по первому разу влюбился в Сэма. Думал, он мой единственный, избранный, но в сексе однообразие быстро приедается. Так что у тебя стряслось? Ты вообще хоть спишь? Видок у тебя как у сэндвича с дерьмом.

— Ага... нормально, блядь. Нихера не нормально! Сойер — мудак, пришел в тот день, когда ты мне приволок этот злосчастный пакет, в жопу пьяный. Ввалился в мою комнату и стал ездить по ушам минут тридцать, неся какой-то бред, что он пацан и он не хотел меня опускать, просто так получилось и бла-бла-бла... а потом... потом он увидел этот пакет под моим диваном. Блядь, надо было его прятать в более надежное место! Короче, он увидел пакет, вытряхнул его содержимое на матрас и отвесил мне такую оплеуху по морде, что у меня щека потом горела целую ночью.

— И что он сделал потом?

Тайлер от нетерпения закусил нижнюю губу, вспоминая, как Сойер грубо и властно пропихивал в него свой член, обзывая последними матерными словами.

— Ничего хорошего, чувак... ни-че-го.

— Не томи уже, а!

— Он сказал мне, что если я такая ненасытная шлюха и не вижу смысла в жизни без увесистого члена, то он с радостью мне в этом поможет. Что мне не нужная никакая резина, когда под боком живет такой самец как он.

— И?

Чед опять захныкал. Его глаза и так были красные, а сейчас и вовсе походили на что-то ужасное и нездоровое. Он вытер их рукавом и продолжил:

— И он... он лег ко мне в кровать. Заставил снять с него одежду. Его член был вялый, поэтому мне пришлось его подрочить, прежде чем он заставил меня на него сесть.

— Ты что сел сверху без смазки?

— Нет. Твоя смазка была, как никогда кстати. Я обильно смазал его ствол и очень медленно сел на него сверху. Это было ужасно. Он ухмылялся, пялясь на меня в упор. Ему доставляло удовольствие видеть, как я скулил, разрывая свою задницу его набалдашником.

— И потом он тебя трахнул?

— Нет. Он заставил так сидеть на нем и дрочить. Блядь, я дрочил перед братом, сидя на его хуе! Понимаешь?

— О, я даже представляю.

— И хуже всего было то, что у меня стоял. Я был уверен, что от такого огромного члена, невозможно быть возбужденным, но оказывается, если начать себя ласкать, то боль притупляется. Слава богу, он просто лежал и ничего не делал.

— И чем же все кончилось?

— Я кончил ему на грудь и живот. Он так ругался на меня. Заставил все вычистить своим языком. А она у него знаешь какая волосатая. Мерзость. А потом... он заставил ему отсосать.

— Ты ему отсосал? Какой кошмар.

Тайлер едва ли справлялся со своими эмоциями, чтобы не выделяться от общего настроения рассказчика.

— Да. Это длилось целую вечность. Он так долго не мог кончить, что я уже боялся: этому не будет конца.

— Так засунул бы в него пальчик. Поверь, это бы в разы ускорило процесс.

— Это не смешно, Тайлер! Я отсасывал, как последняя шлюха, даже мял руками его яйца, чтобы ему было хорошо. В итоге он кончил мне в рот и заставил все проглотить. Я думал, меня вырвет, но сперма, оказывается, не такая уж и противная. Немного горькая.

— Не у всех. К примеру, твоя, наоборот сладкая. А у тех, кто курит — немножко горчит.

— Ну, это ты у нас тут эксперт, а я всего лишь жертва.

— А в школу то ты чего не пришел? Вроде не все так плохо.

Чед опять вытер глаза, как будто ничего печальнее его жизни в этом мире не существует.

— Утром, когда я чистил зубы перед школой, он вломился ко мне в ванную. Вернее, это наша общая ванная, но прежде никто на нее не претендовал, если она уже кем-то была занята. Он был злой, с бодуна, что-то начал на меня орать, а потом со всей дури нагнул меня на раковину, спустил единственные трусы, которые тогда на мне были, и без всякой смазки вставил в меня свой член.

— Выглядит не сладко.

— Не то слово. У меня вся задница горела, а этот ублюдок трахал меня со всей дури, даже не дал умыться от зубной пасты. Кончил он быстро, прямо в задницу, но после еще и двинул мне с кулака по ребрам, оставив валяться на полу выебанного и в слезах. Только через десять минут я смог прийти в себя, встать и смыть под душем весь позор.

— И ты подрочил после этого?

— Тебя только это волнует?

— Нет... но просто интересно.

— Нет, я не дрочил. Проплакал весь день в своей комнате, а вечером он пришел с универа, извинился и сказал, что если я захочу подрочить, то могу обращаться к нему за помощью. Ты представляешь!? Представляешь о какой помощи шла речь? За кого он меня держит?!

— Ладно, ладно, успокойся. Мне бы такого брата. Тебе, можно сказать, повезло.

— Не нарадуюсь блядь просто...

— Я серьезно. Может, как в старые добрые времена, переночуем у тебя?

— Ты шутишь?

— Нет. Как в детстве: спальные мешки, пижамы, страшные истории...

— Ну не знаю. Если так хочешь. У меня все равно каждые выходные родаки сваливают.

— Вот и я про что. Тогда сегодня вечером к тебе. И надеюсь твой брат опять вернется пьяным.

— Что?

— Ничего.

Глава 14: Квартет

— Что на тебе надето?

— Пижама. Разве не видно?

Чед взял рукой край ткани и потер ее подушечками пальцев.

— Ты похож на какого-то подростка. Сними это.

— Зачем? Она же такая милая.

Пижама на Тайлере и правда была милая. Мягкий желтый комбинезон с капюшоном и ушками, на пузе молния, а на заднице хвост. Персонаж какого-то мультсериала про «Покедолбышей». Тайлеру давно уже не нравилась эта вселенная, но его мать, не пытаясь особо ломать себе голову, постоянно дарила товары с их символикой. В частности, в его комнате можно было найти не один десяток фигурок с обдолбанныи электрическим «Сракачу».

— Эта пижама тебе явно мала. Во сколько лет тебе ее подарили?

— Не знаю, но зато я под ней полностью голый.

— Фу-у-у... меня это нисколько не возбуждает.

— Я знаю. Ты теперь тащишься от больших и сочных членов. И тебя можно понять.

— Заткнись.

— Да ладно тебе.

На улице раздался звонкий скрежет резиновых колес автомобиля об асфальт. Тайлер и Чед тут же подорвались к окну, чтобы оценить источник шума. У дома, едва ли не вписавшись в гараж, припарковалась машина, из которой сначала вышел какой-то парень, а следом за ним появился и сам водитель. Естественно, это был Сойер, и судя по зигзагам, которые вырисовывали его ноги, парень был в дупелину.

— Блядь, это конец!

— Да перестань. Этого всего лишь твой брат. Интересно, что за мальчик с ним? Вроде милый. Вон, даже с челочкой.

— Почему ты такой педик?

— Я не знаю. Просто я молод. И мне интересны чужие члены. В нашей стране это разрешается.

— Блядь, Сойер никогда не приводил друзей домой. Это все плохо кончится.

Тайлер закусил губу, представляя как эти парни «кончаются» на его лицо, а Чед сидит рядом и плачет, а после его брат заставляет все слизать, обзывая его «сраной швалью» и «пидовочной ошибкой природы».

— Не парься, чувак. Если что, я возьму основной удар на себя.

От резкого хлопка уличной двери, Чед задрожал. На первом этаже дома что-то уронили и разбили об пол, после послышался пьяный хохот, а следом череда бранных слов, среди которых можно было отчетливо разобрать лишь:

— Где мой маленький пидорок? А ну иди сюда...

Опять смех, и, кажется, один из парней упал.

— Давай убежим, Тайлер? Вылезем из окна, пока не поздно.

— И куда мы пойдем? В такой пижаме нас точно упекут в психушку. Хочешь прославиться на весь район?

— А ты хочешь, чтобы нас опять выдрали в сраку по полной программе?

— Ну, я не то чтобы против. К тому же второй парень явно красавчик.

Пока парни пререкались, надвигающаяся угроза уже открыла дверь в комнату с ноги.

— Опана, да у нас Джекпот.

Сойер вошел в комнату первый, откуда-то уже достав банку пива и большими глотками вливал его в свое горло. Второй парень был намного трезвее, да и одет был как-то иначе. В клетчатой рубашке, джинсовых шортах, кедах на босу ногу. Парень оценивающе пробежался по комнате, потом остановил свой взгляд на мальчике в костюме Пикачу. Тайлер смущенно потупил взор и машинально поправил свой хвост.

— А ну-ка, выходим по одному и чешем в гостиную.

Все вчетвером парни спустились на первый этаж в тускло освещенную комнату. Свет поступал только с улицы через тонкую тюль, висевшую на окнах. Сойер включил магнитофон, стоявший на специальной тумбочке, и тут же плюхнулся на диванчик, поставив свои ноги в уличных кроссовках на журнальный стеклянный столик. Достал сигарету вместе с зажигалкой и начал прикуривать.

— Если отец заметит, тебе несдобровать.

— Если шлюха начала говорить, значит ее рот ничем другим не занят. Да братец?

Чед скукожился, пожалев, что вообще сделал ему замечание. А вот парня с челкой подобный разговор явно забавлял.

— Ну так что, пидоры, покажем гостю наше гостеприимство?

Парни молчали.

— Сойер, может не надо? Смотри как они напуганы.

— Шутишь? Да этим шлюшкам палец в рот не клади, все будет мало. Да, Чед?

Парень ответил не сразу.

— Не слышу, блядь!

— Да.

— Вот и хорошо. С тебя и начнем.

Чед задрожал, боясь даже поднимать глаза на старшого.

— Пожалуйся. Я не хочу.

— Зато мы хотим. Разве тебе не все равно чей член ублажать? Так что иди и покажи нашему другу, чему ты научился.

На трясущихся ногах парень подошел к незнакомому парню, встал на колени и стал как деревяшка расстегивать его шорты. Они оба смущались, не говоря ни слова, и когда одежда вместе с трусами съехали вниз, все обратили внимания насколько гладко парень был там выбрит. От этого его гениталии казались еще больше. Чед, нехотя, стал пять его мягких писюн ладошкой, отчего парень чуть не заржал.

— Бля, Сойер, это глупо. У меня никогда не встанет на парня.

— Не зарекайся, — и, повернувшись к Тайлеру, добавил, — Ты, в желтом, иди выручай своего товарища.

Парня просить дважды было не надо. Уверенной походкой он приземлился на колени рядом с Чедом, схватился двумя руками за бедра гостя, пару раз лизнул основание члена, а потом осторожно взял в рот одно яичко. Парень дернулся, но цепкие губы его не пустили. Смочив одно яйцо, Тайлер принялся за второе, при этом с силой тыкался носом в обвисший пенис. Парень ерзал, стоя на одном месте, и как-то на автомате положил свои руки на затылок Тайлера.

— Бля... этот-то поопытнее будет.

Тайлеру большей похвалы было и не нужно. Оставив яйца в покое, парень переключился на член. Полностью взял его в рот и, теребонькая его языком, стал причмокивать, ощущая, как мужское естество увеличивается в размерах, заполняя все пространство полости рта.

Чед сидел рядом, то и дело шмыгая носом и наблюдая, как его лучший друг с удовольствием отсасывает незнакомому парню.

Сойер докурил сигарету, встал со своего дивана и подошел к парням. Приспустил свои спортивные шорты, в которых постоянно всюду ходил, даже дома, и выпустил уже вставший член на свободу.

Тайлер тут же взял его в кулак, сделал пару движений вверх-вниз, и направил к себе в рот. Первого бритого дружка он взял другой свободной рукой и тоже стал надрачивать. А потом попытался взять в рот сразу два, но у него ничего не получилось. Приходилось лишь водить по ним своим влажным языком, попеременно впуская их в рот.

— Я же говорил, ненасытный сука. С таким усердием далеко пойдет.

Сойер схватил Чеда за ухо и направил парня по направлению к двум сочным толстым членам, которым одного рта было явно мало. Парень засопел, но уже не сопротивлялся, стал водить губами по стволу брата, который все еще контролировал его желание своей грубой силой.

— Вот так, мой хороший.

Чед стал задыхаться от того, что Сойер пытался пропихнуть все свои двадцать сантиметров в рот младшего брата. У того уже текли слезы, а из уголков рта вытекали слюни.

— Блядь, когда ты уже научишься выглядеть по-презентабильнее? Мне перед друзьями уже стыдно.

Чед что-то промычал, но с набитым ртом слов было не разобрать.

— Вот видишь, шлюха мычит — чей-то член сторожит.

Тайлер настолько был возбужден столь грязной подачей Сойера, что не выдержал и схватил губами одно яичко парня, стал его обсасывать, словно натирал любимый шар в кегельбане. Впервые Сойер застонал, нежно погладив Тайлера по затылку. Парень с челкой от сей картины лишь сильнее распалялся:

— Бля, я тоже хочу сразу два рта.

Потом скинул с себя шорты, а заодно и снял обувь. Тайлер переключился на него, но на этот раз его руки легли на булки, а один пальчик осторожно лег в ложбинку.

«Блядь, он и задницу бреет. Точно педик.»

Тайлер стал ему отсасывать, медленно проникая в его дырочку, но тут же получил по рукам.

«Вот сука, ломается.»

Сойер отпустил Чеда, заставив его присоединиться к Тайлеру, а сам раздевшись, пошел наверх и вернулся через пару минут с баночкой смазки. Тайлер почувствовал, что кто держит его за хвост, потом ткань его пижамы порвалась по шву, ровно в том месте, где у Пикачу должна быть дырка заднего прохода, и, наконец, что-то скользкое и толстое стало проникать внутрь. Парень застонал, но все так же сосал второй член. Толку от Чеда было не много, поэтому парень большую часть работы делал сам.

Сойер трахал его жестко, глубоко насаживая на свой член, каждый раз шлепая яйцами о ткань пижамы. У Тайлера так сильно стоял, что он просто мечтал подрочить себе, но ему приходилось обеими руками упираться в пол, чтобы удерживать равновесие. Сойер, как будто прочитав его мысли, пнул младшего брата в бок и приказал:

— Соси своему другу. Мальчик заслужил поощрение.

Чед, брезгливо подлез под Тайлера, кое как расстегнул молнию пижамы, и с ужасом заметил, что у того уже вовсю течет с конца смазка. Нехотя, он взял член в рот и стал его ласкать, отчего Тайлера всего затрясло. В момент, когда он стал кончать, двое других парней, словно синхронизировавшись с ним, тоже стали кончать. Один в рот, другой, естественно, в зад.

В ту ночь не кончил только Чед.

Ну не везет ему с этим.

Глава 15: Раздевалка

Как ни странно, молва о том, что Тайлер и Чед обслужили на выходных двоих студентов, пронеслась по школе словно ураган «Катрина». Казалось, что даже буфетчица в столовой на обеде осуждающе цокала и мотала своей головой со смешной сеточкой для волос.

Все вокруг узнали про это, но только самые понимающие не постеснялись об этом заговорить вслух.

— Так это вы, те два пидора, что сосут всем и каждому?

Перед парнями, откуда ни возьмись, нарисовалась группа парней из параллельного класса, которые как один были качками и спортсменами. А еще они были достоянием школьной футбольной команды, поэтому любая их шалость всегда сходила им с рук. Их даже некоторые учителя побаивались, чего уж там говорить о двух напуганных геях, которые едва ли могли сказать нет столь агрессивно настроенным парням.

— Ну что ж. Молчание — знак согласия. Тащим их в раздевалку парни!

Несколько цепких рук схватили Тайлера за шкирку, нагнули мордой вниз и поволокли по коридору прямиком к спортивному залу. Чед стонал где-то рядом. Парней затолкали в небольшую комнату, где воняло грязными порками, носками и трусами.

Первым о пощаде взмолился Чед:

— Парни, пожалуйста, не трогайте нас.

— Да кому надо марать о вас свои руки?

Чед затупил, не понимая, что ожидать дальше, а Тайлер лишь молчал, понимая, что сильно бить вряд ли будут, но все же ему бы этого не хотелось.

— Раздевайтесь.

— Что? Зачем?

За лишние вопросы Чед получил легкую пощечину.

— Раздевайтесь.

Первым расстегивать свои джинсы стал Тайлер. Его это даже немного раззадорило. Сама мысль, что он раздевается перед целой футбольной командой, возбудила его.

— Бля, у этого уже стоит. Пидор, трусы тоже снимай.

Тайлер стянул трусы вниз, освобождая гордо поднятую кверху плоть. Некоторые парни с интересом разглядывали его пенис, скрывая свое восхищение. В конце концов, упитанные 18 лет сантиметров не так уж и плохи, тем более многие спортсмены повернуты на наращивание мышечной массы именно из-за своего маленького членика. Так они компенсируют свою «неполноценность», крича всем своим перекаченным телом какие они мужики.

Чед, пытаясь справится со своим страхом, тоже стал раздеваться. Рукой он пытался прикрыть свой висяк, за что тут же получил пинок под зад.

— Сразу видно, кто из вас девочка.

Парни заржали и стали забирать одежду себе. Потом один из них достал откуда-то широкий скотч, а двое других заставили Тайлера и Чеда опуститься на холодный пол задницами, спина к спине. В момент, их стали обматывать липкой лентой друг к другу, да так крепко, что парни даже не могли пошевелить руками.

— Вот так и сидите до завтрашнего утра. И молитесь, чтобы крысы не залезли в ваши задницы. Пидоплясы.

Парни опять заржали, стали покидать один за другим раздевалку, а последний сплюнул на пол, выключил свет и закрыл дверь на ключ.

— Блядь, что за гандоны?!

— И не говори.

Тайлер заметил для себя, что Чед ругается матом только находясь с ним наедине, а в присутствии других парней, он всегда был каким-то жалким и беспомощным.

— И что будем делать? Если начать кричать, думаешь, нас услышат?

— Не знаю, но попытаться можно.

Парни пару раз выкрикнули «помогите». Потом сделали небольшой перерыв и снова начали звать на помощь. В коридоре была полнейшая тишина. Оно и не удивительно, ведь все занятие уже закончились, последний автобус отчалил, а в школе находились лишь провинившиеся и наказанные, да и те находились в другой части здания, докуда им было просто не докричаться.

Через десять минут бессмысленного ожидания в замочную скважину двери кто-то вставил ключ. Повернул. Замок щелкнул и в проеме показался один парень из той самой футбольной команды, по вине которой двое друзей уже отморозили себе свои задницы. Он спокойно прошел в раздевалку, открыл один из ящиков и достал оттуда спортивную сумку.

Тайлер не выдержал и в самой непринужденной форме окликнул его:

— Эй, чувак, будет тебе... развяжи нас.

Спортсмен ухмыльнулся и подошел в потную к парням.

— Думаешь, мне больше заняться нечем?

— Да ладно тебе. Ты же не только за сумкой вернулся.

Парень ничего не сказал, а просто смотрел на него в упор.

— Мы же можем договориться. Правда? И никто об этом даже не узнает. Тебе понравится. Обещаю.

Спортсмен опять ухмыльнулся, заметив куда смотрит Тайлер, говоря о небольшой договоренности. Провел рукой по шортам, как бы дразня его в области своего паха.

— Ты же хочешь его, да? Вам бы педиком только хуи сосать.

Парень достал свой полувозбуждённый член, практически перед самым лицом Тайлера. Чуть потряс им из стороны в сторону, а потом замер, чуть оголив головку. В какой-то момент, Тайлер предвкушал, как будет сосать у этого натурала, как сделает ему приятное, как он будет стонать и кончать ему в глотку, мечтая, чтобы это длилось вечно, но вместо этого ему в лицо ударила мощная и теплая струя мочи. Парень зажмурился, вовремя успев закрыть свой рот, но все же несколько капель оставили на его языке неприятный солоноватый вкус. Пацан стал мочить и на Чеда тоже. Это длилось так долго, что казалось, он терпел этого целую вечность.

Опустошив свой мочевой пузырь, спортсмен стряс с головки члена последние капли, убрал свое хозяйство в шорты, поправил лямку своей спортивной сумки и ушел, оставив двух голых и обоссанных парней в грязной и вонючей раздевалке.

Первым молчание нарушил Чед:

— Он, что, бальной какой-то?

— Нет. Просто у каждого свои фетиши.

Где-то через тридцать минут в раздевалку зашла пожилая уборщица, включила свет и, увидев двух голых парней, примотанных друг к другу скотчем, завизжала что есть мочи на весь этаж школы. Парни пытались ее успокоить, умоляя развязать их, но женщина лишь швырнула в их сторону мокрую половую тряпку и выскочила обратно в коридор.

Через десять минут в раздевалку вошел директор школы. Обратив внимания на полную наготу мальчиков, он нервно поправил свои очки и стал разматывать скотч, бубня что-то нечленораздельное себе под нос.

Глава 16: Соглашение

Из-за того, что спортсмены, учудившие столь безжалостное унижение над двумя парнями, забрали все их вещи в неизвестном направление, Тайлеру и Чеду пришлось пройти через все коридоры школы до кабинета директора в полной наготе. Парни лишь прикрывали руками свои писюны, сверкая пятыми точками, подобно звездам на американском флаге. Директор молча шел следом, то и дела бросая взгляд на столь юные и нежные попки своих учеников. Подобное в его практике было не ново, но каждый раз он удивлялся, как подрастающие юноши не понимают своим маленьким мозгом, что подобное поведение приравнивается к сексуальному домогательству, что, если дать выйти в свет подобной истории, школа в жизни не отмоется от скандала, а его место директора напрямую зависит от того, кто из этих мальчиков справится со своим стыдом и пойдет жаловаться в выше стоящие инстанции. Поэтому, как директор школы, педагог и, в частности, психолог, в его интересах давить на стыд, как можно сильнее, и наобещать наказать любого, на кого они только покажут пальцем.

В кабинете директора было светло, окна выходили на лучшую часть школьного двора. Возможно, если бы они выходили на парковку, то случайных беременностей среди выпускников в разы бы сократилось, но увы и ах.

— Присаживайтесь.

Чед сел на ближайший стул, и сразу же положил ногу на ногу, дабы скрыть свой болтающийся и беззащитный пенис от посторонних глаз. Тайлер был менее скромным, поэтому директор раз за разом, как бы случайно, пялился на его промежность, но делал это без каких-либо подтекстов. Просто у него была своего рода привычка, смотреть на учеников с ног до головы, ощущая над ними особое преимущество и власть.

— Так вы хотите сказать, что не знаете, каким образом оказались полностью голые в мужской раздевалке в конце учебного дня?

— Так и есть.

Тайлер был благодарен, что с ними не беседуют по отдельности, а иначе бы Чед сдал всех с потрохами. А первое правило школы: никогда не закладывай хулиганов директору, а иначе проблем только прибавится.

— И куда делась одежда, вы тоже не в курсе?

— К сожалению, нет.

Директор откланялся на спинку своего кожаного стула и поправил вновь свои очки.

— Знаете, на своей практике где я только не ловил голых подростков. И в подсобке, где наша уборщица хранит метла, и в лаборантской, среди немытых пробирок и фаллических колб, даже в буфете, я уже молчу про обычные классы и туалеты. Но обычно это были похотливые созревшие девочки, которые как магнитом тянули к себе своими сиськами глупых и безнадежных мальчиков. Но чтобы это были два голых мальчика, да еще и в мужской раздевалке. Тут мои теории и догадки беспомощны.

Тайлер откашлялся, чтобы привлечь к себе внимание, и, заметив, что ему дают слово, молвил:

— Сэр, я бы хотел спросить, если у вас что-то, чем мы могли бы укрыться? К примеру, полотенце или какая-нибудь старая рубашка.

— Нет. Здесь вам не гостиница. Я уже попросил Кэти вызвать ваших родителей. Они скоро будут и привезут с собой какую-нибудь одежду. Но меня все же волнует одно, если вы не хотите никого закладывать, то кто будет нести наказание? Наша уборщица, женщина старых нравов, я ее и так каждый раз упрашиваю не стесняться заходить в мужскую раздевалку, чтобы навести там порядок. Каждый раз клянусь, что ей ничего не угрожает. В конце концов, пытаюсь ей объяснить, что увидеть чей-то болтающийся пенис, не есть факт измены ее покойному мужу. Вы хоть понимаете, что почувствовала сегодня эта женщина, увидев ваши стручки?

— Нет, сэр. Но, думаю, ей будет полезно освежить память.

Тайлер выдавил улыбку, как будто узнал у гадалки, что вся его жизнь сложится как ни у кого, наилучшим образом. Директора же, подобное заявление ни капельки не порадовало.

— Вам бы лишь шуточки шутить. Да? Ладно, ответьте на последний вопрос: это с вами сделал кто-то из футбольной команды?

— Нет, сэр. Это получилось как-то само собой.

— Отлично. Нет преступления, нет наказания. Вы свободны.

На этот раз голос подал Чед, явно не ожидавший такого отношения к себе.

— И это все? А как мы пойдем, если на нас нет одежды?

— Во-первых, как я уже сказал, вы ожидаете своих родителей. Во-вторых, делайте это в коридоре, а не в моем личном кабинете. Знаете, в истории американских школ был один случай, когда голого мальчика застукали в кабинете директор. Правда, тогда на них обоих не было одежды. Но факт остается фактом: я рисковать своей работой не намерен.

— Вы очень добры, сэр.

— Скажите спасибо, что я не оставил вас после уроков драить сартиры.

— Ну просто огромное вам за это спасибо.

Тайлер вышел из кабинета первым, за ним следом шел Чед. В коридоре, помимо двух лавочек с сидениями, стоял еще стол с откидной столешницей, за которым сидела молодая секретарша. В ее обязанности входило корректировать школьное расписание на предмет замены учителей и важных собраний, а также обзвон родителей, чьи ученики не появились утром в школе. А еще на ее столе была «тревожная» кнопка, через которую она могла вызвать в кабинет директора любого засранца. Девушка была практически школьным Иисусом, доводя мысль от Бога, то есть директора, до всего остального сброда, то есть учащихся.

Заметив двоих обнаженных парней, секретарша с интересом уставилась на то, как они, смущенно пытаются скрыть свои причиндалы. Парни сели на лавочку и в полной тишине уставились на часы, которые каждую минуту делали такой звонкий «щелк», оповещая всех присутствующих, что время как назло решило поиграть в «матрицу», каждый раз все замедляясь и замедляясь.

Через полчаса в дальнем конце коридора послышались шаги. Парни, в надежде, уставились на источник приближающегося шума, и когда из-за угла вывернули так называемые «родственники», они оба про себя сказали слово «Блядь!»

За Тайлером приехала не его мать, которая, в принципе, была на работе и вряд ли бы все бросила, ради каких-то портков. Поэтому за ним приехал Фрэнк. А за Чедом... ну, судя по тому, как парень сжался в подобие грязного носка... за ним приехал сам «кошмар». Речь идет о его брате Сойере, который нисколько не скрывал улыбку, заприметив насколько этим педикам было не сладко.

Не успели родственнички воссоединится, как молчание нарушил возмущенный, но все же напуганный Чед:

— А где моя одежда?

— Я ее оставил в машине. Извини, брат. Добежишь как-нибудь.

После этого Сойер подмигнул Тайлеру и как-то наигранно мило и по-братски взъерошил Чеду волосы на его макушке.

Второму повезло больше. Фрэнк прихватил удобные спортивные штаны, длинную футболку и даже кеды не забыл.

Через несколько минут Тайлер попрощался на стоянке со своим лучшим другом и сел в машину маминого ухажёра. Ехали они медленно, как бы оттягивая разговор, который все это время между ними назревал.

— Заложишь меня маме?

— А должен?

— А разве это не входит в твою обязанность, раз ты встречаешься с женщиной, у которой есть ребенок.

— Ну, Тайлер, ты уже давно не ребенок, если ты понимаешь, о чем я. К тому же, мне выгоднее с тобой договорится, чем полностью портить и так сложные отношения между нами.

— И что ты от меня хочешь?

— Одну маленькую услугу. Чисто дружескую. И, обещаю, я унесу этот школьный инцидент в свою могилу.

Тайлер взвесил все за и против и, в конце концов, решился:

— Ладно. Ты хочешь, чтобы я был сверху или немножко подыграл тебе, поломаясь, пока ты в грубой форме все сделаешь сам?

Фрэнк вдарил по тормозам, и машину чуть не вынесло на обочину.

— Иисусе! О чем ты таком говоришь?

— А разве ты не об этом говорил, когда упоминал о какой-то маленькой услуге?

— Кончено, нет! За кого ты меня держишь? У нас с твоей мамой в этом плане все отлично. Я лишь хотел попросить тебя, сказать ей, что мы нашли друг с другом общий язык, что я тебе нравлюсь, и ты не против наших с ней отношений.

— И все?

— Боже, да! Она мне уже плешь проела о том, что мы с тобой мало общаемся. Для нее это важно. Понимаешь?

— Нет, но я сделаю и скажу все, что пожелаешь.

— Спасибо. И прошу, избавь меня от всех этих своих голубых штучек.

— Как скажешь, Фрэнк. И добро пожаловать в семью.

Глава 17: Платье

На следующий день Чед опять не пришел в школу. Вечером на телефон Тайлера упало сообщение, предвещающее очередную порцию слез и страданий:

«Привет. Я возле твоего дома. С тобой можно поговорить?»

Тайлер не стал отвечать, а сразу же вышел во двор.

— Эй, что за срочность? Привет.

Парни пожали друг другу руки.

— Можно зайти?

— Если это жизненно необходимо. Но учти, моя мама знает, что ты балуешься резиновыми членами. Так что, не удивляйся.

— Ну, спасибо. Моя жизнь и так катится к чертям.

— Не драматизируй.

Тайлер проводил своего лучшего друга к себе в комнату. Для приличия предложил ему что-нибудь выпить или перекусить, но получив отрицательный ответ, просто плюхнулся на кровать, готовый к светской беседе. Естественно, никаких интеллектуальных тем парни не поднимали.

— Так что случилось? Это как-то связано с тем, что твой брат не привез тебе вчера одежду или что?

— Хуже...

— Ой, ну не томи. Давай выкладывай во всех красках и подробностях.

— Он привез мне платье...

Чед всхлипнул, но сразу же взял себя в руки.

— Платье? Что-то типа свадебного?

— Блядь, почему сразу свадебного? Он же меня не замуж позвал.

— Прости, прости. Продолжай.

— Вчера, когда он сказал, что забыл мою одежду в машине, и мне пришлось идти голым через всю школу. Там было только платье. Причем самая что ни на есть пошлая форма официантки. Я подобные костюмы встречал на развязных девочках в Хэллоуин.

— И он заставил тебя его надеть?

— Да... и не просто надеть. Он заставил меня так ходить по дому весь оставшийся день. А оно даже не прикрывало мою сраку, ты представляешь?! Но и это еще не самое страшное. Наши родители отзвонились еще утром, сообщив, что не приедут до завтрашнего дня, и... Сойер закатил шумную вечеринку у нас дома. Была целая куча гостей: парни и девчонки... все много выпивали. Он заставил меня ходить по дому в костюме официантки, держа в руке поднос, и обслуживать его друзей: приносить им выпивку, закуски, убирать за ними мусор.

Тайлер с интересом слушал своего друга, представляя его в черно белом платье с кружевами. В конце концов, не выдержал и уточнил:

— А ты обслуживал кого-то из гостей по-особому?

Чед залился краской и тут же опустил глаза в пол.

— Да...

— Не поделишься с лучшим другом?

— Я... когда я убирался в туалете на втором этаже... убирал мочу с пола, возле толчка. В комнату вошел качек. Спортсмен, метра два ростом с мощными рука. Он был пьяный. Увидел, как я раскорячился, вытирая пол, закрыл за собой дверь на щеколду и начал лапать меня за зад.

— И что же было дальше? Ты сопротивлялся?

— Кончено, я сопротивлялся. Блядь, я начал ему объяснять, что это не то, что он подумал, что я всего лишь вытирал пол. Но он меня не слушал, в следующий момент он уже раздвинул мои булки и плюнул мне прямо в очко. Я начал вырываться, но он был чертовски силен. Называл меня своей девочкой, просил не бояться его, что он будет нежен. Следующее, что я помню, как он уже трахает меня раком в задницу и причитает, что так я не залечу и что все будет хорошо. Я пытался ему объяснить, что я парень, что это неправильно... но он мне не поверил. Все засаживал и засаживал...

— И у него был здоровый?

— У него был чертовски здоровый. Но в какой-то момент что-то изменилось... я перестал чувствовать боль. Как-будто в меня ввели обезболивающее. Я чувствовал только как его головка ходит по моей простате... а потом... у меня онемели ноги. Я их не чувствовал. А где-то внутри во мне произошел какой-то «взрыв», что-то вроде оргазма, только медленнее, чувственнее, ощутимый каждой клеточкой моего тела. А потом я кончил, Тайлер. Кончил без рук! А ведь мой член даже не стоял. Сперма просто вытекала из члена на все тот же обоссаный плиточный пол.

— Да, уж. Великая трагедия.

— Это не смешно, чувак! Этот качек кончил в меня, засадив по самые яйца, а потом просто швырнул меня на пол и ушел.

Чед всхлипнул и вытер вытекшую одинокую слезу.

— Кто я теперь после этого? Гребанная пассивка, кончающая без рук от упругого члена, блядь?

— Это я сейчас кончу, блядь, без рук от твоей истории! Надеюсь, ты не против.

Не успел Чед что-либо сообразить, как Тайлер уже достал свой стоячий член и стал дрочить, прикрыв при этом свои глаза. Его друг с ужасом наблюдал за тем, как парень, приближаясь к оргазму, высунул кончик языка и стал кончать прямо на свою футболку, забрызгав всю ее спермой. Только после того, как Тайлер отдышался, он смог посмотреть на шокированного приятеля.

— Прости, не в силах был больше терпеть.

— Блядь, как ты с этим только живешь?

Тайлер пожал плечами, снял с себя грязную футболку и вытер ей свой член. После швырнул ее в сторону бочка с грязным бельем, но не добросил, и она так и осталась валяться посередине прохода, напоминая друзьям чем кончилась столь милая дружеская беседа.

Глава 18: Смотрящий

Обычно говорят: как день начнешь, так его и проведешь. Стоит ли еще что добавлять? Утро Тайлера началось с того, что по пути к зданию школы, его окликнул тот парень, скейтер, его первая «любовь». Ну, как окликнул? Свистнул. Причем Чед, с которым Тайлер в этот момент разговаривал о жизни, среагировал на «маячок» первым и тут же добавил:

— Смотри, не твои ли дружки тебя там поджидают?

За углом школы стояло двое парней, помимо скейтера там еще был тип с футбольный команды, который любит помочиться на мальчиков. Тайлер усмехнулся, подметив, как быстро такие личности находят друг друга по общим интересам.

— Думаешь, они это нам?

— Ну, машут же...

— Пойдешь со мной?

— Я что, по-твоему, похож на сумасшедшего?

— Да ладно тебе, будет весело.

— Нет уж. Ты иди, а мне надо на урок.

Тайлер покинул компанию лучшего друга и непринужденно свернул с главной дороги на тротуар, окольцовывающий всю школу по кругу. Двое парней не стали его дожидаться и просто завернули за угол. Тайлеру пришлось идти за ними следом, вплоть до школьного уличного стадиона, где, помимо поля со свежей посеянной травой, были еще и высокие металлические трибуны, под которыми обычно прятались всякие подростки, пытаясь незаметно выкурить свои первые сигареты.

Парни остановились, что-то друг другу перешёптывая, пока Тайлер не поравнялся с ними. Скейтер облокотился на край трибуны, достал из кармана спортивных штанов сигарету и начал курить. Футболист же, ухмыляясь, просто следил за реакции Тайлера, который без лишних слов, скинул рюкзак на землю, встал на колени перед курящим парнем и стал водить губами по его грязным штанам, в области его гениталий.

— Ахуеть, ты не пиздел.

Спортсмен был явно впечатлен такой «несговорчивостью».

Тайлер медленно спустил спортивки до колен и нежно стал вылизывать пенис и яички своим языком, пока его временная игрушка не стала подавать признаки жизни, набухать, головка откланиваться вверх, а яички подтягиваться к основанию. Парень взял в рот и начал сосать, да так глубоко, что у скейтера даже вырвалось протяжное «Бля-я-я-я».

Второй парень стоял так близко к Тайлеру, что он спокойно мог дотянуться до его паха, но его попытки подключить «друга» к оргии не принесли никаких результатов. Получив по своим шаловливым ручонкам, Тайлер перестал отвлекаться от основной «работы». Футболист же просто достал из своих шорт член и стал быстро водить по нему кулаком, издавая какие-то противные свинячьи звуки. Чтобы хоть как-то от них отвлечься, Тайлер положил свои ладони на булки скейтера и задал ему ритм, продвигая его задницу по направлению к своему рту. Парень уловил легкие намеки, исходившие от сосущего паренька, зафиксировал его голову своими руками и стал с остервенением трахать Тайлера в рот, при этом проталкивая своего дружка в самое горло. От этого он кончил очень быстро, чисто, практически в самый желудок. Футболист же свою сперму сберег. Кончил в свой же кулак, видимо по привычке, а потом, отдышавшись, просто вытер руку о трибуну.

Парни, удовлетворив свое утреннее «недомогание», похватали свои сумки и пошли по направлению к школе. Тайлер же не в силах больше сдерживаться, достал свой мокрый член и кончил в пару толчков руки, забрызгав перед собой всю землю.

— Ну и как прошла встреча?

Чед делал вид, что записывает за учителем новую тему урока, а сам с интересом доставал Тайлера глупыми вопросами.

— Все кончили.

— И ты тоже?

— Ну естественно.

— От толстого члена в попке?

— Нет. Сам довел себя руками. Я же не ты.

— Да пошел ты.

— Ой, да ладно. Я нереально тебе завидую. Получить анальный оргазм может не каждый.

Чед покраснел, насупив свои губки.

— Думаешь, я какой-то ненормальный?

— Думаю, тебе просто повезло больше чем мне.

— К черту такое везение. Меня всего трясет, когда такое случается. Думаешь, приятно не контролировать свое тело?

— Думаю, ты просто идиот.

Тайлер обвел тему урока цветной ручкой, и обратно закрыл свою тетрадку.

— А у тебя, случаем, жевательной резинки нет? А то у меня во рту, как будто пару кошек помочились.

Чед полез в карман и достал пару подушечек Dirоl.

— Мог бы уже и обзавестись «первым комплектом маленькой шлюшки».

— Спасибо. Я подумаю над этим.

Глава 19: Прогулка

После школы Чед предложил Тайлеру подышать свежим воздух.

— С чего вдруг? Не хочешь домой идти?

— Не очень. У Сойера выходной. Не хочу попадаться ему на глаза.

— А можно я вместо тебя пойду.

— Тайлер, боже, нет. Хватит быть таким помешанным на сексе.

— Кто бы говорил. Вспомни, пару недель назад у тебя рот на эту тему не закрывался.

— Но с тех многое изменилось. Я стал старше... мудрее...

— Ой, ты просто все комплексуешь из-за своей натуры. Смирись уже, чувак.

— Да пошел ты. Так ты составишь мне компанию или как?

— Ладно. Я все равно уже сегодня кончал. Можно и просто воздухом подышать.

Парни свернули за школу и прошли мимо стоянки, на которой тусовались те самые спортсмены, которые их недавно связали и бросили тухнуть в раздевалке.

— Эй, пидоры, спасибо что не заложили нас.

— Обращайтесь.

Тайлер помахал им рукой со спины, не удосужившись даже посмотреть в их сторону. Чеду подобное поведение не нравилось.

— Перестань, слышишь, им подыгрывать!

— Расслабься. Видел я у одного член, у меня большой палец толще. Уверен у остальных не больше.

— Ну и что. Маленький, большой, какая разница!

— А такая, что ты уже закалённый и их присутствие даже не почувствуешь.

— И думать даже об этом не хочу. Верните мне мою гетеросексуальность!

— Уверен, что она у тебя вообще была?

Чед промолчал. Все эти голубые разговорчики ему не нравились. Он бы хотел отдать все, чтобы начать свою жизнь с чистого листа: переехать, сменить окружение и друзей, сходить к врачу и сделать операцию по восстановлению девственности сфинктера, завести подружку, в конце-то концов, и погрязнуть в ее «пилотке». Он готов был всю свою оставшуюся жизнь провести на коленях, вылизываю чью-нибудь «пилотку»... много «пилоток»... пока бы его язык не саднило, а во рту не образовалась сухость, сравнимая с пустыней Сахарой.

Всю дорогу Чед шел угрюмый. Мысли об обнаженных девушках его не возбуждали, и это угнетало по полной программе.

— Ты уверен, что хочешь гулять в этом парке?

— А в чем проблема то?

— Ну, вон те пацаны на скейтах, явно не самая безопасная компания, через которую мне бы хотелось сейчас проходить.

Чед посмотрел в сторону дальних лавочек и стал еще более нервным, чем был ранее.

— Да, ты прав. Посидим лучше здесь.

Но это положение не особо спасло. Группа парней, заприметив Тайлера и Чеда, побросали свои доски на асфальт и, подобно ветру, сократили расстояние до парней до нуля.

— И кто это у нас здесь?

Парни молчали, оценивая негативное настроение подъехавших ребят. Один из парней, тот что был самый старший, внаглую сел к ним на лавочку, причем растолкал их своей задницей, чтобы сесть по середине.

— Я вас, кажется, где-то видел.

— Мы так не думаем.

Тайлер и правда впервые видел этого парня. На вид ему было уже за двадцать пять и, судя по его компании, сплошь и рядом состоящих из восемнадцати и девятнадцатилетних, его умственное развитие остановилось где-то в старших классах.

— Мне тут один приятель сегодня отправил одну ссылку. Думаю, вам будет интересно.

Пацан достал из кармана потрескавшийся смартфон и включил видео запись, на которой Тайлер стоял на коленях и отсасывал чуваку под школьными трибунами.

— Ведь это же ты, да?

Тайлер молчал, не зная к чему готовиться: ко множественным ударам или к очередному настойчивому пенису.

— Чего молчишь? Ротик же рабочий.

Чед в этой ситуации повел себя не лучшим образом:

— Парни, отпустите хотя бы меня. Мой друг сделает, все что попросите. Только не трогайте меня, пожалуйста.

Пацан перевел взгляд на него:

— Не так быстро. Твоего же брата зовут Сойер,

да? Он мне про тебя рассказывал. Говорит, ты просто заводишься, когда в тебе огромный сочный хер ползает.

Чед покраснел и потупил свой взор.

— Ладно, парни. Мы заставлять же никого не станем. У вас есть выбор, получить пиздянок и уйти с чистыми задницами, или мы вас по-тихому выебем и отпустим. Как вы на это смотрите? Некоторые пацаны тут еще даже и не трахались никогда. На долго их не хватит. Ну как? По рукам?

Тайлер пробежался взглядом по присутствующим парням. Их было человек восемь, не считая самого главного, и судя по их сверкающим глазкам, некоторым из них, ой как хотелось унизить пацанов своими похотливыми членами. Чед же, в очередной раз всхлипнул, и первый подвел черту на сделке:

— И вы нас честно отпустите?

— Ну, конечно, какие проблемы.

Тот, что был самым главным, убрал телефон в карман, приспустил свои портки и выпустил на свободу свой член.

— Давайте, парни, начнете с меня, пока мои друзья настроятся на нужный лад.

Тайлеру и Чеду пришлось спуститься вниз на землю и в два языка вылизывать гениталии пацана. Он же по-хозяйски расставил ноги в стороны и при этом подзадоривал своих дружков:

— Давайте, пацаны, не стесняйтесь. Доставайте свои болты. Сегодня у нас праздник.

Большинство сразу же последовали его примеру и стали в открытую надрачивать, остальные же делали это через ткань штанов.

В общей сложности, Тайлер взял в рот девять членов, в задницу ему вставили только трое. Остальные же пацаны просто сражались за право отодрать бедного Чеда. Парень так сладко стонал, каждый раз умоляя не трогать его, что к нему выстроилась очередь. И каждый норовил кончить ему прямо в задницу, что в свою очередь служило неплохой смазкой для следующей порции членов.

Самое забавно, что среди парней один был самым младшим: и росточком, и по комплекции тела, но член — просто гигант. Он еще даже толком не вошел во вкус, как Чед уже затрясся под ним и стал кончать под себя, выкрикивая жалобное «не-е-е-ет».

— Бля, впервые ебусь, а уже довел сучку до оргазма.

Остальные парни заржали, отвесив ему «пятюню». Малой еще сильнее стал драть парня под его громкие стоны, пока с силой не вогнал во всю длину и не разрядился, открыв в блаженстве свой рот.

В общем, в конце прогулки двое друзей едва сжимали свои сфинктеры, чтобы сдерживать в себе океан спермы и мешочек стыда. Их задницы болели, вся одежда была грязная и в пятнах, а волосы — скомканные и не ухоженные.

Парни шли домой медленно, еле передвигая ноги.

В конце концов, Чед нарушил молчание:

— Могло бы быть и хуже.

— Правда?

— Да, нас же могли избить.

— О, да, быть выебаными куда лучше. Молись, чтобы они не узнали, где ты живешь. Подобные акции одноразовыми не бывают.

Глава 20: Итоги

Несмотря на череду отвлекающих факторов, Тайлер закончил школу с отличием. При выставлении итоговых оценок даже учитель истории мистер Гаррисон закрыл глаза на то злосчастное эссе, которое парень не смог сдать по вине своей похотливой неосторожности.

Казалось, все оставалось позади. Школа, уроки, стычки с одноклассниками и спортсменами, истерики лучшего друга и постоянно встававшие на пути Тайлера члены. Много членов. Их было столько, что если бы он записывал их в блокнот, то не всегда бы знал, как пометить их владельцев. Ведь, иногда, он помнил только их размеры, так и не удосужившись узнать имена их обладателей.

Но, как и у любой истории в жизни, всегда есть какие-никакие итоги. Вот и сейчас, Тайлер сидел в своей комнате в один трусах, с открытым на всю окном, и пытался справиться с летней жарой. Завтра ему нужно было выйти перед всей школой, включая директора и всех учителей, с речью. Текст должен быть чувственным, взрослым, напутствующим, но никак не ворчливым поиском смысла всей этой жизни. Он хотел, чтобы его запомнили, чтобы его голос стал голосом поколения, но для этого он должен был говорить что-то такое, что знает каждый сопливый подросток, выпускавшийся из стен этой злосчастной школы.

К утру у Тайлера были подготовлены карточки от двух речей. Первая, и самая любимая, была по-настоящему чем-то таким важным, о чем бы он хотел поделиться со всеми присутствующими. В ней говорилось о сексе, его важности в здоровом восприятии этого не везде прогнившего мира, а также о членах. Тайлер знал, что большинство парней, которые будут на него смотреть из зала, хоть раз да пропихивали свой член ему в глотку. Парень хотел особенно подчеркнуть этот момент в становлении их на пусть истинный:

«Не нужно бояться своих желаний. Если вы хотите, чтобы ваш пенис запомнили, вы должны им гордиться, показывать его всем и каждому, бороться за свое право пропихнуть его в любую, даже самую узкую и труднодоступную дырку. Вы должны оставить свой след. Даже если где-то вы будете первыми. Ведь после вас, кто-то более скромный попытается повторить тоже самое, и как же ему будет приятно ощутить подготовленную и смазанную дорожку. Ведь все мы в этом мире, в своем роде, первопроходцы, так давай те меньше забивать свои головы комплексами, а больше стараться достичь желаемого. Ведь все мы, когда-нибудь сдохнем, и кто-то обязательно услышит в свой адрес: а кто это был? Не тот ли это парень, который каждый раз ломался, когда ему предлагали попробовать большой и сочный банан.»

В этот момент, Тайлер обязательно должен был встретиться взглядом со своим лучшим другом Чедом и дальше продолжить строго по карточкам.

Но увы и ах. Парень точно знал, что с подобной речью его и близко не подпустят к микрофону, поэтому утром, при полном параде: в галстуке и брючках, Тайлер читал стандартную речь со второй карточки. Что-то там про выбор, веру в себя и в конце цитата из какой-то дурацкой песни группы Quееn, которую он никогда не слышал, но знает, что она стоит первая в списке самых популярных и цитируемых текстов поисковой системы Gооglе.

— Это было великолепно, чувак. Я чуть не прослезился.

— Да, ты рыдаешь по любому поводу. Это уже не показатель. И почему я до сих пор не заставил тебя посмотреть фильм «Хатико»? Тебя бы сейчас здесь вообще не стояло.

Чед поправлял мантию, когда к парням подошла мама Тайлера Мишель, в обнимку с своим новым мужем Фрэнком.

— Мальчики, давайте я вас сфотографирую.

— Конечно, мам.

Парни встали рядом, Чед положил свою руку на плечо друга.

— Скажите: пе-е-е-енис.

Вспышка света, и в истории их дружбы появилась фотография, на которой Тайлер ржет, как последняя накуренная белка, а Чед исказился в отвращении, по губам которого отчетливо читалось слово «фу».

На выпускной парни пошли вместе, как пара лучших друзей. Кому-то что-то доказывать уже не было никакого смысла. Других приглашений им не поступало. Все вокруг, до единого, были «натуралами». Но некоторые пацанчики, перебрав «безалкогольного» пунша, все же зажали мальчиков в дальнем конце туалета, но это, пожалуй, лишь легкого отклонение от нормы, с привкусом разового помешательства, нежели начало чего-то нового.

Все же Мир еще не готов открыто признать равноправие сексуальных меньшинств. И это отчасти хорошо, иначе у этой истории было бы куда меньше запала, брызгающих спермой членов, парней, жаждущих унизить слабого, и, в конце концов, все бы свелось к бесконечным чувствам и повторяющимся диалогам.

Глава 21: Университеты

«Привет, дорогой друг.

Пишу тебе с фронтов взрослой и непредсказуемо жестокой жизни. Как ты уже, наверное, догадался, дела у меня идут не очень. Друзей новых я так и не завел, подружку тем более. Поэтому обсудить свои проблемы, в общем-то, и не с кем.

Твой подарок, который ты так «любезно» отправил мне прямиком в общежитие, дошел. Я, на радостях, надеялся, что это будет наш с тобой памятный фотоальбом, который ты однажды обещался мне подарить по окончанию школы. Ты тогда сказал: «Чувак, будешь смотреть наши фотки и вспоминать былые деньки». Ты же, вместо этого, прислал очередную увесистую резиновую игрушку. И ладно бы если хоть предупредил. Но нет! Я открывал эту посылку на глазах и своих соседей по комнате. Видел бы ты их глаза, когда вибратор упал на кровать, да еще и зажужжал, словно какой-то мангуст, пытающийся придушить кобру. Парни устроили мне тотальный разнос. Целый вечер допрашивали меня, задавали неудобные вопросы... в конце концов, заставили меня вставить этого монстра себе в задницу, включенного на полную мощность. Это было ужасно. Ты бы хоть размер выбрал поменьше, а то я боялся, что он мои кишки вокруг своей оси намотает.

Здесь бы я прервал свою историю, но зная твое любопытство, продолжу.

Одному из парней, а, слава богу, в студенческом общежитии селят по три человека на комнату, так понравилась моя попка, способная поместить в себя даже такой огромный вибратор, что он захотел проверить, смогу ли я принять в себя его огромное «чудовище». Клянусь тебе, такого огромного хуя я в век не видывал. Это просто что-то нереальное. Его, наверное, можно заносить в книгу Рекордов Гиннеса. Не опишу тебе его в сантиметрах, так как с линейкой я перед ним не бегал, но то, что вставить он смог в меня лишь на две трети — это факт. В общем, он начал меня им трахать. Я поначалу молили о пощаде, пытаясь объяснить, что я не гей, и что мне это все не нравится, но потом я уже даже рыдать не мог. Просто стонал с открытым ртом, пока меня драли раком на моей же собственной кровати.

А второй пацанчик, куда более скромный. Поначалу, он просто стоял в сторонке и смотрел, потом достал свой возбужденный член и стал его надрачивать, но мой рот так соблазнительно был приоткрыт, что он не выдержал и запихал в него по самые помидорки.

Представляешь?

Двое похотливых самцов трахнули меня в обе дырки, а я ничего не мог с этим поделать. К тому же я опять кончил под себя без рук. Они так ржали над этим. Называли меня «последней блядью». Оба кончили мне на лицо и заставили так пройти по всему коридору до душевой комнаты. Хорошо хоть, меня никто не видел в таком виде.

В итоге, они стали использовать меня в своих плотских утехах на регулярной основе. Практически каждую ночь, а иногда и по утрам, по-быстренькому, перед первой парой. А еще они запретили мне себя трогать. Мне теперь даже дрочить нельзя. Живу, как будто с двумя клонами Сойера. Ну, хоть кончаю под ними, и на том спасибо.

И все благодаря тебе, друг! Вот знаешь же ты, как подпортить мне и без того трудное существование в этом жестоком мире. Они даже телефон у меня отобрали, чтобы я не встречался ни с какими педиками и не смотрел порнографию. Поэтому-то я и пишу тебе это письмо в надежде, что оно придет до тебя раньше, чем ты начнешь обо мне беспокоиться.

В остальном же, в университете не так плохо, как было в школе. Здесь никто тебя ни за что не осуждает. Всем просто плевать. Кроме моих соседей, меня никто больше не трогает, может, потому что я не хожу ни на какие вечеринки, а, может, они просто меня оберегают. Ведь я постоянно везде хожу за этими парнями. Друзьями мы, конечно же, не станем, но хоть что-то.

Надеюсь, я не сильно тебя отвлекаю своим откровенным и подробным письмом. Я хоть так смог выговориться с лучшим другом, по которому кстати очень скучаю.

Надеюсь, мы скоро увидимся.

Твой друг, Чед.»

Тайлер отложил письмо в сторону и закусил нижнюю губу. Открыл крышку своего ноутбука, зашел на сайт покупки авиабилетов и заказал два билета туда и обратно на ближайшие выходные, чтобы навестить своего лучшего друга.

«В конце концов, член, тянущий на книгу Рекордов Гиннеса, лучше потрогать в живую, чем смотреть на него на картинках. Тем более, друга надо выручать».

Поэтому из лучших дружеских побуждений Тайлер кликнул мышкой, распечатав свои билеты на самолет, и пошел собирать маленький походный рюкзачок. Если ему все правильно показалось, то времени осматривать студгородок в поисках провизии и средств личной гигиены ему точно не предвидится.

Thе Еnd.

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 2940
Скачать

Комментарии

0