Буду скучать. Книга 2: Мечты сбываются. Часть 4

6

Проснулся я от того, что Серёжа ласково гладил рукой меня по лицу.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил нежно.

— Я что уснул? — удивился я.

— Нет, ты, кажется, потерял сознание, — улыбнулся он. — Я даже немножко испугался.

Может и я испугался бы — ведь терять сознание — это вещь не из приятных, но мне сейчас было так хорошо, что я только улыбнулся и спросил:

— А это нормально — терять сознание от кайфа?

— Не знаю. Надо будет спросить у кого-нибудь...

Может я бы ещё немножко порассуждал на эту тему, если бы не другая причина, заставившая меня ещё больше удивиться.

— Серёжа, а как же ты освободился? Или это я тебя, перед тем как вырубиться, я не помню нифига...

Он засмеялся.

— Нет, — говорит. — Я сам. Это ведь не настоящие наручники. Видишь, они легко расстёгиваются без всякого ключа.

— Это хорошо! — засмеялся я тоже. — А то вдруг я бы умер от кайфа, а не только потерял сознание? Тебе бы тоже тогда не поздоровилось. Кто знает сколько бы тебе пришлось лежать рядом с холодным трупом пока тебя освободили бы.

Чёрный юмор мне не свойственен, но я был смущён тем, что вырубился, а когда я смущён, всегда много болтаю.

— Чур на тебя, — толкнул Серёжа меня в бок. — Ну и шутки!

— Извини...

— Да ладно! — ещё раз улыбнулся он. — Пойдём в душ, а то мы все липкие от пота и спермы.

Ополоснулись мы сравнительно быстро. Говорю сравнительно, потому что на самом деле мы тщательно вымыли друг друга, обласкали и обцеловали не менее тщательно. Но я был слишком уставший. Мой дружок уснул крепким сном и тело требовало того же. Я очень деликатно намекнул Серёже об этом, и он не настаивал на продолжении.

— Ну ладно, пойдём отдыхать...

Так же тщательно, как вымыли, так мы и вытерли друг друга, и пошли спать. Я крепко обнял парня, прижал к себе... и моментально заснул.

Сколько я спал не знаю. Наверное, не слишком долго, потому что на улице было ещё темно. А проснулся я от очень приятных ощущений — Серёжа целовал меня.

— Вот неугомонный, — улыбнулся я.

— Это кто из нас неугомонный, — возмутился он в шутку. — Разбудил меня, а теперь обвиняет.

— Я разбудил? Это ты меня разбудил поцелуем, — возразил я.

— Но сначала ты меня разбудил тем, что начал лапать за интересные места.

— Да ну! Нет! — продолжал я спорить, но уже смеясь.

Мне было смешно, так как я понимал, что вполне мог это сделать. Жена часто рассказывала, что я во сне пристаю к ней. И если она в настроении, то будит меня и мы занимаемся сексом, а если нет, то просто аккуратно отодвигается и я продолжаю спать, видя прекрасные сны.

— Что ну? Что нет? Закинул сначала на меня свою пудовую ногу, что я с трудом мог дышать, а потом ещё и руки стал распускать. А сам спит, как сурок. У меня уже член дымиться, а он продолжает спать! Вот я решил, что хватит тебе дрыхнуть...

— Нет у тебя сострадания к старому человеку, — пошутил я. — Вместо того, чтобы позаботиться об уставшем госте, он будит его.

— Этот старый человек некоторым молодым фору даст, — сделал мне комплимент Серёжа. — Вон как его перец встал.

Он рукой полез мне между ног и начал поглаживать моего дружка, действительно начавшего просыпаться.

— Ну, спасибо за добрые слова, — улыбнулся я довольной улыбкой и чмокнул его в губы.

— Спасибо ты не отделаешься, — очень «тонко» намекнул он, продолжая поглаживать мой пах.

— А как же мне отблагодарить тебя? — включился я в игру.

— Расплатишься натурой...

— Предлагаешь бартерные отношения? Ладно, что конкретно тебя интересует? Моё фермерское хозяйство производит много натуральных продуктов...

Я с трудом сдерживался, чтобы на моём лице была серьёзная мина и не заржать. Серёжа первым не выдержал, прыснул смехом.

— Меня на данный момент интересует только конкретно твоя попа, а не натурпродукты! — хохотал он.

Мой друг взобрался на меня верхом и начал поглаживать по груди. Вид обнаженного парня с красиво рассыпанными по плечам волосами, с возбуждённым членом, был так эротичен, что я сразу перестал смеяться. А поглаживания и соблазняющие взгляды парня начинали разгонять кровь по венам. Я глубоко втянул в себя воздух, когда он наклонился и лизнул мой сосок.

— Денис, хочу тебя.

— И я этого хочу, Серёженька.

— Как ты хочешь, чтобы я это сделал?

— Любя... — вырвалось у меня, прежде чем я сообразил, что сказал это вслух. — То есть, я хотел сказать, что мне понравилось как ты делал это перед своим отъездом. Помнишь?

— Помню, Денис, — улыбнулся он мне нежно. — Я всё помню.

Ещё совсем недавно Серёжа извивался под моими руками от моих ласк, а теперь мы поменялись местами. Он был очень умелым и нежным любовником. Я «улетал» от каждого его прикосновения, от каждого поцелуя. Не знаю как так у него получалось, но парню даже не приходилось давать мне какие-либо словесные указания. Он лишь надавливал на ноги в определённых местах, или смотрел на меня своим особым взглядом, и я раздвигал ноги шире или принимал ту позу, в которую он хотел меня поставить. Когда дошла очередь до растяжки пальцами, я с удивлением понял, что мне слегка больно. Видимо я непроизвольно дёрнулся, потому Серёжа понял это сразу.

— Вижу, давно здесь никого не было, — прокомментировал он.

Я лишь издал стон, как бы подтверждая, что да, никого не было.

— Не волнуйся, я буду нежен, — успокоил он меня.

— Я не волнуюсь, я это знаю, — нашел я в себе силы ответить.

Мне хотелось, чтобы Серёжа чувствовал, что я ему доверяю. А я ведь действительно доверял. Потому что, не смотря на его любовь к жесткому сексу, он никогда не позволял себе жесткости со мной, наоборот, всегда был необыкновенно нежен. И этот раз не стал исключением. Лишь после того, как я был достаточно растянут бережными и нежными движениями пальцев, Серёжа вошел в меня. И двигался сначала тоже довольно медленно, растягивая удовольствие.

А я уже больше не мог его растягивать. Каждый раз, проходя по моей простате, он заставлял меня скулить от наслаждения. И я, хотя и очень хотел, чтобы это длилось как можно дольше, понимал, что просто не выдержу больше такой остроты ощущений.

— Серёженька, быстрее, не могу уже! — просил я. — Сильнее!

— Денис... , — простонал Серёжа и немедленно выполнил мою просьбу.

Он начал энергичнее двигаться, одновременно помогая мне рукой достичь разрядки. Ещё какая-то минута — и мы оба достигли её. Мой оргазм был такой яркий и такой продолжительный, как никогда до этого. Жаль, что никакими словами нельзя описать его. Это можно только ощущать и только с любимым человеком, каким был для меня Серёжа.

7

Если учесть, что из клуба мы домой вернулись около часа ночи, и трижды придались любовным утехам, то естественно, уснули мы где-то под утро. На время как-то не додумался посмотреть. Но поспать я так и не смог, меня разбудил будильник в моём телефоне. Забыл его вчера выключить, а он, зараза, зазвонил в пол шестого, то есть в то время, когда я обычно встаю дома. Да к тому же телефон-то мой остался в кармане пиджака, а пиджак где-то в другой комнате был. Пока я нашел его, пока выключил, Серёжа, естественно, тоже проснулся.

— Ну ты и садист! — пробурчал он недовольно. — Кто ж в такую рань встаёт?

— Извини...

— Ладно... Ложись спать...

— Хорошо, вот только...

Договорить я не успел, потому что Серёжа снова уснул. А я полежал ещё немножко и понял, что счастье поспать этим утром мне больше не светит. Сказывалась многолетняя привычка подниматься в одно и то же время в не зависимости от того как я провёл предыдущую ночь и какое моё самочувствие. Моим животным явно не понравилось бы, если бы я, оправдываясь тем, что не выспался, не вовремя вышел бы их кормить.

Другая причина моей утренней бессонницы — я был голоден. Оно и не удивительно, ведь обедали мы в ресторане часов в семь вечера, а потом только выпивали коктейли и ещё чашку кофе уже у Серёжи дома, к тому же почти всю ночь занимались физическими упражнениями, съедающими уйму калорий.

Покрутившись ещё минут десять, я всё же встал с кровати. Принял душ, и пошел на кухню. Сделал себе кофе, схомячил бутерброд... Спать не хотелось, потому я решил занять себя чем-нибудь. А чем ты займёшься в городской квартире в шесть часов утра? Идея, конечно, не была оригинальной — мне захотелось приготовить завтрак для любимого человека. Пошарив по тумбочкам и холодильнику, я решил, что из имеющегося набора продуктов я могу приготовить только блины. По-хорошему, можно было бы приготовить массу других блюд, ведь ассортимент продуктов был довольно разнообразен, но если учесть какой из меня повар — блины единственное, в чём я был уверен.

Вообще я не любитель готовить. Да и жена не позволяет мне хозяйничать на кухне, говорит, что потом после меня, как после взрыва — убирать пол дня приходится, а потом ещё пол дня искать куда что я попрятал. Но совсем недавно у тестя был юбилей. Моя жена готовила празднование, а поскольку не успевала, мне поручила печь блины. Вот сейчас те навыки здорово пригодились.

Испортив пару штук на незнакомой мне кухне, остальные я более менее сносно сделал. Оставалось только сервировать стол, и тут я увидел... , на пороге кухни стояло моё сонное чудо.

— Серёжа, ты уже проснулся! А я хотел тебя будить. Я тут похозяйничал немножко.

— Бля-а! Денис, ещё только пол седьмого, а ты уже такую гору блинов напёк! Как ты можешь вставать в такую рань!

— Привычка, Серёжа, — улыбнулся я. — Ты кушать будешь?

— Да какое кушать? Я ещё не проснулся, — бурчал он.

— А чего ж с кровати встал?

Он сейчас был таким милым. Сонным, недовольным, но прямо до изнеможения сексуальным. Я не мог скрывать свою довольную улыбку.

— Да поспишь тут, когда из кухни такие ароматы по квартире расходятся, — улыбнулся он тоже, уже более доброжелательно.

— А как ты себя чувствуешь после вчерашнего? Головочка не бо-бо?

Надо сказать, что Серёжа вчера не один коктейльчик вылакал. И хотя он не был пьян, но употребил алкоголя не мало. Вот я потому и спрашивал о его самочувствии.

— А ты что, доктор? Полечить меня хочешь?

— Конечно хочу! Вот сейчас кофейку тебе сделаю, ас...

Я хотел сказать аспиринчик найдём, но он перебил.

— Не-е, доктор. У меня другая проблема...

Парень лыбился на все тридцать два. Понятно, что он что-то задумал.

— Очень интересно... Какая именно? — подыграл я, продолжая изображать из себя доктора.

— Да вот э-э, жалуюсь на тесноту и напряжение... в одном месте...

Я чуть не прыснул со смеху, так комично мы сейчас выглядели. Серёжа стоял на пороге кухни в одном халате, а я в одних трусах. Оба были с серьёзными минами на лицах и городили такую чушь, что ни в какие ворота не лезла. Но я сдержался. И продолжил и дальше с серьёзной мордой лица, как говорит моя дочь, рассуждать.

— Ух ты! Интересно... Очень интересно... Уникальный случай. Надо обязательно сделать исследования и узнать причину... А то мало ли! Вы, молодой человек, расскажите всё по порядку. Для начала садитесь вот сюда на стульчик. Я вас слушаю.

Серёжа сел так же давя в себе смех, готовый в любую минуту прорваться наружу и продолжил.

— Понимаете, дохтур, — и выдрал же словечко, я сдерживался из последних сил, чтобы не заржать. — На меня слово «фермер» как-то... эм... странно действует.

— Странно? И как именно? Рассказывайте, я вас внимательно слушаю...

— Может, проведём эксперимент? — высказал он предположение и явно очень «сомневался», что правильно делает, предлагая это.

— Давайте проведём, — поддержал я. — В чём именно он будет заключаться?

Я всё больше входил в роль, и уже почти не нужно было прилагать усилия, чтобы сдержать смех. Мне становилось интересно. И я с лёгкой улыбкой продолжил этот занимательный диалог.

— Вот скажите слово «фермер»

— Фермер — повторил я.

— Нет-нет! Вы одну важную деталь упустили. Нужно положить ладонь вот сюда... — Серёжа взял мою руку и положил себе на пах. — А теперь скажите это слово!

— Фермер — сказал я, поглаживая парня через ткань халата. — Ух ты! Действительно напряжение чувствуется!

— Вот видите! Чувствуете? Как вы думаете, это серьёзно? Я сильно болен? — Серёжа сделал озабоченное лицо.

— Ну не волнуйтесь так, больной. Ваша проблема серьёзная, но вылечить возможно..

— Да как же! Я уже весь извёлся... Как услышу в новостях это слово или ещё где-нибудь, так сразу и тесно становится... Это же невозможно жить! — «убивался» парень.

— Не волнуйтесь вы так! Вашему горю очень быстро можно помочь...

— Правда?

— Ну, конечно же!

Я опустился перед Серёжей на колени, положил руки на его бедра поверх халата и продолжил...

— Для начала мне нужно сделать кое-какие исследования. Сейчас я развяжу пояс вашего халата и посмотрю на вашу проблему.

— Хорошо, доктор, только я стесняюсь...

— Ну что вы, больной! Не нужно стесняться, вы же у врача! Руки уберите оттуда, я же ничего не увижу. Можете мне на плечи положить.

— Как скажете, доктор...

— Вот так хорошо... Сейчас я осмотрю вас... Для начала я проведу пальпацию.

— Пальпацию? А это не больно? — «заволновался» Серёжа.

— Нет, конечно, ничего не бойтесь. Вот я касаюсь вашего напряженного органа пальцами. Хорошо, очень хорошо! Кожа бархатистая, нежная... Как и должно быть. Сейчас проверим мошонку. Замечательно! Тоже всё в порядке...

Я что-то там пытался комментировать как «врач». Конечно, получалось так себе, но зато у меня отлично получалось ласкать руками Серёжу. Его утренний стояк и без этого был крепким, а сейчас член вообще стал каменным. На вер

шине появилась капля смазки.

— Ах... , знаете, доктор, это... очень приятно, — отвечал Серёжа, сдерживая уже стон, а не смех, как в начале нашего диалога. — У меня, правда, всё в порядке? Я здоров?

— Ну конечно, молодой человек, вы здоровы! А это напряжение очень легко устраняется. Но для назначения правильного лечения мне нужно сделать ещё один тест.

— Ой, а это не больно?

— Нет, заверяю вас, что это не больно... Вы только не смущайтесь...

Я наклонился ближе.

— Ай! Что вы задумали? — «запаниковал» Серёжа.

— Расслабьтесь! Сейчас увидите... — Я наклонился ещё ближе и языком лизнул выступившую каплю. — Ум-м! Как вкусно!

— Ох! Это и есть тест? На вкус? — «удивился» пациент.

— Ну конечно!

— А можно ещё один тест пройти?

— Даже нужно! Тест подтверждает мой предварительный диагноз — вы здоровы! И сейчас я просто буду избавлять вас от напряжения и тесноты...

Я снова облизал головку.

— О-о! Вы замечательный доктор! У вас такой ловкий язычок!

— Это моя работа! — сказал я последнюю фразу, потому что принялся энергично полизывать и посасывать член Серёжи. А с таким большим органом во рту не поболтаешь...

Он уже не сдерживал стонов, хватал мою голову и прижимал к себе, чтобы я глубже заглатывал его, и изредка произносил какие-то слова, продолжая тему доктора.

— Вы не иначе диплом по этому делу сдали! Как у вас хорошо получается! Да! Ещё! Ох... Чувствую, что сейчас напряжение исчезнет... А-а-а!

Серёжа бурно кончил, а я всё проглотил. Он смотрел на меня и удовлетворённо улыбался. Я тоже был доволен, как слон после бани. А всё из-за того, что Серёжа для меня был настолько дорог, настолько важен, что лишь увидеть на его лице удовлетворение — и то для меня было счастьем. А осознавать, что я стал причиной такого самочувствия парня — двойное счастье.

— Спасибо, доктор. Вы спасли меня!

— Ну что вы! Это моя работа.

— Я вам так благодарен!!!

— Хочу заверить вас, что вы абсолютно здоровы. А эта теснота, что с вами иногда

случается, совершенно не опасна для здоровья. Но в случае надобности обращайтесь — я всегда помогу.

— Спасибо, я обязательно приду к вам... До свидания!

Парень встал со стула и пошел к двери.

Я растерялся. Куда это он? Ничего не понял! Я что, обидел его чем-то?

— Серёжа! Ты куда? — в панике спросил я.

— Как куда? На выход. У вас же очередь под дверью из других пациентов, — сказал он, а потом разразился смехом.

Я тоже заржал. Оказывается, он просто ещё не вышел из образа! Фу-ух! А я уж было испугался, что что-то не так сделал.

— Так, Денис, я сейчас в душ, а потом будем завтракать. Кажется, я окончательно уже проснулся. И хочу кушать!

— Отлично! У меня всё готово. Ты с чем блины предпочитаешь?

— Вообще, мои любимые с икрой. Но и с мёдом люблю тоже.

У Серёжи в холодильнике нашлась икра. А поскольку блины я сделал не сладкие, то мы с удовольствием полакомились таким непривычным для меня блюдом. Говорю непривычным, потому что икру-то я не люблю, не любил, вернее. Почему-то первый раз, когда я её попробовал, а это было ещё в детстве, мне жутко не понравилось, и с тех пор я просто не ел этот деликатес. А вот сейчас с Серёжей решил снова рискнуть и попробовать что-то новое для себя. Мне понравилось! Всё-таки вкусы с возрастом меняются...

— Денис, а когда ты уезжаешь? Когда у тебя автобус? — спросил Серёжа во время завтрака.

— Я могу в любое время уехать, потому что автобусы в мою сторону отправляются через каждые пол часа. Ты ведь знаешь, что я живу недалеко от трассы. Почти каждый автобус, что едет на юг, мне подходит.

— Понятно, то есть ты не спешишь?

— Нет. Я думал ещё с дочкой повидаться сегодня, а уж потом уезжать. А ты что-то предлагаешь?

— Ну, мне на работу только к 12, я хотел это время провести с тобой.

— Я с радостью проведу его с тобой. В 12 поеду к дочери. А уж потом домой.

— Отлично!

Серёжа встал из-за стола и захватил свою тарелку, чтобы отнести в мойку. Я тоже поднялся. Хотел выходить из кухни по привычке, ведь обычно дома убиралась жена. Но я всё же был не дома.

— Да-а, — вздохнул я, когда осмотрел поле своей бывшей бурной деятельности по приготовлению завтрака для любимого. — Не зря же меня жена на кухню не пускает. Насвинячил я знатно.

— Зато вкусно было, — улыбнулся Серёжа. — А убраться — это не проблема.

Мы вместе убрали и пошли в комнату.

— Чем мы будем заниматься? — спросил я.

— Ну, есть у меня пара идей, — он подмигнул лукаво и потянулся целовать меня.

— О, эта идея мне очень нравится, — засмеялся я.

— Доктор, я хочу отблагодарить вас, — начал новую игру Серёжа.

— Ну, это не обязательно! — «скромничал» я.

— Я хочу! Потому ложитесь-ка вы как вам удобно и наслаждайтесь.

Я лёг на спину, а Серёжа начал целовать и ласкать меня, да так страстно, так умело, что уже через пару минут мой член изнывал от желания. А ещё меня снова накрывала волна воспоминаний. Именно так, когда я просто лежал на спине, а Серёжа сидел на мне и руководил всем парадом, было у нас впервые.

Я поглаживал его бедра, живот, слегка задевал твердый возбуждённый член. Потом приподнялся и поцеловал его в губы.

— Люблю, когда ты сверху... — сказал я, совершенно забыв про свою роль, и мой голос был хриплым от возбуждения.

— А ты помнишь что я люблю?

— Помню. Ты любишь, когда я вбиваюсь в тебя снизу...

— Ох, Дэн... Я сейчас кончу только от воспоминаний, как у нас это было тогда на речке.

— Не-а, не кончишь, — засмеялся я. — Тебе так неинтересно.

— Всё... хорош болтать, — засмеялся он тоже. Только теперь уже потянулся к тумбочке за смазкой и презервативом.

Я удивлялся тому, насколько хорошо мы чувствуем друг друга. Буквально каждое движение, каждый взгляд, каждый стон был как ещё одна нота, создающая удивительную гармонию наших тел и наших душ.

— Серёженька!!! — выкрикнул я, когда сдерживаться уже не было сил.

— Давай, Дэн! Сильно! Как ты можешь, — ответил он, крепко опираясь руками о мою грудь.

И я начал вбиваться в него снизу. Сильно! Быстро! До полной потери контроля над телом! Через минуту мы вместе с криком выплеснули все, что успели накопить после предыдущего оргазма.

8

Лишь только мы успокоили дыхание, у меня зазвонил телефон. Мы с Серёжей даже переглянулись. Ну ничего себе! Вовремя! А то вздумай этот человек позвонить на две минуты раньше — даже не представляю себе какая расплата ждала бы его!

— Это дочка, — сказал я Серёже. И тут же нажал кнопку приёма звонка. — Да, Яночка!

— Привет, папа!

— Привет!

Как оказалось, нам пришлось немножко изменить свои планы. Дочка после 12 не могла со мной встретиться, так как у неё были пары в это время. Пришлось вставать и собираться, чтобы встретиться раньше.

— Серёжа, Яна просила и тебя приехать. Чтобы ты выбрал картину. Её пометить нужно, чтобы случайно не продали.

— Ну ладно, поехали.

Где-то в начале одиннадцатого мы все встретились в музее. Серёжа сразу определился с выбором картины. Ещё вчера он отметил пейзаж, который ему понравился, потому сейчас посмотрев ещё раз, решил, что именно эту картину хотел бы в качестве подарка себе.

— Ну, вот и славно. Сейчас мы пометим, что эта картина уже продана и я побегу. А то у меня через час пара, а в универ ещё доехать нужно, — прощебетала дочка и куда-то унеслась.

— Серёжа, а почему именно эта картина? — спросил я, улыбаясь, когда мы остались наедине.

Вообще-то я догадался, ведь это был не просто пейзаж — на выбранной картине была изображена наша сельская речка. Парень подтвердил моё предположение.

— Ну как же! — улыбался он в ответ. — Вот за теми кустиками мы с тобой прячемся.

— Да, мы надёжно спрятались, — поддержал я его шутку. — Никто не догадается нас там искать.

— И никто не догадается чем мы там занимаемся...

Уже через пару минут вернулась дочка с табличкой, потому шутки пришлось прекратить.

— Так, папа, я убегаю. Тебе счастливого пути, как приедешь домой — отзвонись. Серёжа, твой номер я записала, как только выставка закончится, я тебе перезвоню и мы договоримся о передаче картины. Всем пока!

Дочка чмокнула сначала меня в щёку, потом Серёжу, махнула нам рукой и убежала.

— Ух! Не девка, а ураган, — рассмеялся Серёжа.

— Что да, то да!

Вот уж не думал, что у меня дочь такая деловая. Дома-то она совершенно по-другому себя ведёт. Теперь я, кажется, понимаю почему. Дома ей скучно. Эта однообразная работа, тихая жизнь — не для неё. Именно в городе, где жизнь не идёт, а мчится, её место. Вот тут она по-настоящему оживает.

— Ну что? Куда теперь пойдём? — спросил Серёжа.

— Кто из нас житель столицы? Ты хозяин, ты и предлагай.

Если честно, мне было всё равно куда идти и что делать. Лишь бы с ним. Тем более, что я чётко держал в памяти, что через полтора часа он уйдёт на работу. Вот тогда мы снова расстанемся. Ещё вчера, думая о расставании, я испытывал почти те же страдания, что и тогда, четыре месяца назад, когда он уезжал от меня. А сейчас я впервые ощутил, что не боюсь разлуки. Даже удивился слегка, настолько это ощущение лёгкости было непривычным. Как всегда, сразу попытался найти причину изменений в себе. И нашел, конечно. Просто сейчас я знал где я могу найти Серёжу, когда станет невмоготу без него, потому и был спокоен.

— ... Денис! — щёлкнул у меня перед глазами парень. — Ты в каких облаках витаешь?

Я даже вздрогнул. Вот это задумался! Улыбка сразу расползлась по лицу.

— Извини, Серёжа! Что ты сказал?

— Да это уже не важно! — возмутился он. — Ты пугаешь меня!

— Ну, извини! Просто задумался. Так что ты предлагаешь? Куда пойдём? — виновато улыбаясь, говорил я. — У нас ведь времени мало осталось. Тебе на работу нужно.

— Ах да! Счас... Подожди...

Серёжа кому-то позвонил. Как оказалось, он пытался отпроситься с работы, чтобы ещё какое-то время побыть со мной, но ему это не удалось. Начальник сказал, что вот сам только хотел звонить ему и просить приехать пораньше.

— Да что ж такое! — возмущался Серёжа. — Извини, Денис, но мне нужно уходить.

— Жаль... , — загрустил я, ведь думал, что у меня есть хотя бы полтора часа, а оказалось, что нужно прощаться сейчас.

— Не грусти, это ведь не последний твой приезд к дочке. Ещё встретимся, — улыбнулся он, но от меня не скрылось, что он тоже не хочет со мной прощаться. Это грело душу.

— Конечно! — улыбнулся я тоже. — И теперь я знаю где ты живёшь!

Я думал, что удачно пошутил, но Серёжа даже не сделал попытки отреагировать на неё. Он сосредоточенно о чём-то думал, и неожиданно резко потребовал:

— Дай мне свой телефон.

Я механически полез в карман.

— А зачем он тебе?

Серёжа ничего не сказал, просто стал набирать какой-то номер и позвонил. Его телефон тут же ожил.

— Вот, теперь у меня есть твой номер телефона, а у тебя мой. Будем созваниваться. А когда будешь в наших краях — обязательно встретимся.

Сложно сказать что я испытывал в тот момент. Я, конечно, всегда чувствовал, что не совсем безразличен Серёже, что не просто так он согласился провести столько времени со мной. Но уж точно не ожидал, что он сам предложит продолжить общение по телефону и когда будет возможность, то ещё и встречаться.

— Ты серьёзно? — переспросил я, не веря в своё счастье.

— А ты сомневаешься? — вопросом на вопрос ответил он.

Только я хотел ответить, что нет, просто не ожидал, но он прервал мою попытку оправдаться.

— Денис, мне пора. Извини, что не провожаю до автобуса, меня ждут...

— Не извиняйся, Серёжа. Я всё понимаю, — протянул я ему руку, чтобы проститься. — Беги.

— Ты, как приедешь домой, позвони.

— Нет, лучше ты мне позвони, чтобы я не отвлекал тебя от работы в неподходящее время.

— Ладно...

Мы стояли посреди улицы. Наше рукопожатие затянулось. Я чувствовал неловкость, и хотел уже убрать руку, как он вдруг наклонился ко мне чуть ближе и шепнул на ухо:

— Скучай по мне...

— Буду скучать... — ответил я так же шепотом.

Серёжа отпустил меня, улыбнулся ещё раз своей восхитительной улыбкой, развернулся ко мне спиной и ушел, не оглядываясь.

Я ещё какое-то время смотрел ему вслед и тоже развернулся, чтобы уйти в противоположную сторону.

Эпилог

Автобус тихо урчал двигателем, увозя меня домой. Я специально занял место в самом конце автобуса и, отвернувшись к окну, предавался своим мыслям, потому что несмотря на бешеную насыщенность предыдущих суток как эмоциональными нагрузками, так и физическими, спать я не хотел, как не хотел общаться с кем-либо из пассажиров. Мне нужно было осмыслить всё, что произошло.

А произошло в моей жизни вот что — я был счастлив! Впервые за четыре месяца я чувствовал, что пришел конец моим страданиям. Да, я снова расстался с Серёжей, но как же отличалось это расставание с тем, что было четыре месяца назад! Тогда я впадал в оцепенение от безысходности, моё сердце разрывалось от неразделённой любви и неизбежной разлуки навсегда. А сейчас я держал руку в кармане, где лежал телефон, и меня грела мысль, что ещё сегодня я опять услышу его голос, а вскоре мы опять сможем встретиться.

Не буду загадывать наперёд сколько продлится наша связь. Может Серёжа наладит свои отношения с любовником и не захочет со мной встречаться, может, влюбится в кого-нибудь другого и забудет меня. Но я навсегда останусь просто его знакомым, его другом, и хотя бы иногда смогу созваниваться с ним, знать, что у него всё хорошо и жить дальше, храня в памяти наши встречи.

9 ноября 2016г

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 1693
Скачать

Комментарии

0