Буду скучать. Книга 2: Мечты сбываются. Часть 3

4

В клубе было всё, как описал Серёжа. Лишь только мы вошли в помещение, его подхватили двое парней на руки и отнесли к столу, возле которого собралось уже человек тридцать. Поставили во главе стола и хотели уже начать поздравления, только парень опередил их.

— Народ! Через секунду я буду в полном вашем распоряжении. Только позвольте вам представить моих новых друзей. Это Денис, Яна и Инна. Друзья, — обратился он к нам, — со всеми остальными вы познакомитесь в процессе.

— Друзья Серого и наши друзья, — сказал банальную, но такую приятную для меня фразу один из парней, тот, который нёс на руках Серёжу. — Присаживайтесь к нам.

Как-то удивительно быстро были найдены ещё три стула и мы комфортно расположились за общим столом.

— А ты, Серый, приготовься выслушать всё то, что мы о тебе думали на протяжении этого года и что будем тебе желать на следующий, — продолжил тот самый парень. Позже я узнал, что это был его двоюродный брат.

Празднование Дня Рождения Серёжи началось!

Подарки, поздравления, пожелания — это было очень весёлое и занимательное зрелище! Похоже, его друзья были такими же мастерами импровизации, как сам Серёжа. Остаётся только гадать кто у кого учился.

В какой-то момент к столу подошел парень с огромным букетом синих роз. Я таких никогда даже не видел. Да и такое количество цветов в одном букете тоже вообразить не мог. А их там была тридцать одна штука, по количеству лет, исполнившихся имениннику.

— Доставка цветов. Распишитесь, — сказал парень и дал Серёже ручку. Когда тот расписался, он продолжил. — Ещё есть распоряжение зачитать вот эту записку.

Парень вытащил из конверта листочек и начал читать:

— Дорогой друг! Прими мои самые искренние поздравления с Днём Рождения и пожелания здоровья, счастья, любви, удачи и всего-всего самого наилучшего. Извини, что не могу присутствовать лично, но знай, что я помню о твоём празднике, и в качестве подарка посылаю твои любимые цветы. Подпись И.

— Просто И? — удивился кто-то.

— Всё, что было в записке, я прочитал, — ответил парень.

Потом вложил листочек обратно в конверт, отдал его Серёже, пожелал приятного вечера, и удалился.

— Серый, кто этот загадочный И? — настаивал тот самый любопытный парень.

— Да просто коллега с работы. Он задолжал мне, вот сейчас пытается искупить свою вину. Знает же мою слабость к этим розам.

Если честно, меня здорово напрягла создавшаяся ситуация. Не знаю, в курсе ли друзья Серёжи о его ориентации, но моя дочь точно не знала о его предпочтениях. А эти цветы с запиской могли натолкнуть её на некие размышления. Конечно, это ещё ничего не значит, и вряд ли бы она в своих умозаключениях пришла к выводу о природе моих с Серёжей взаимоотношений, но лучше всё же чтобы у неё вообще никаких мыслей по этому поводу не возникало.

Правда, я быстро успокоился. Серёжа так спокойно держался во время чтения записки и так равнодушно-безразлично отвечал на расспросы любопытных и явные намёки на неоднозначность подарка, что даже я усомнился в правильности своих подозрений. Позже я, конечно, спросил от кого на самом деле были цветы. И Серёжа подтвердил, что они от его любовника. Тот не смог отложить срочную командировку, вот и прислал этот подарок с офигенно тонким намёком.

— Прибью гада! — зло прошипел в конце рассказа парень.

— За что? — недоумевал я.

— А ты не понял? Он всем, кто в курсе, конечно, заявил свои права на меня. Но я ему этого права пока не давал!

— А может нужно ему дать...

Договорить я не успел, потому что Серёжа категорично заявил.

— Не может, Денис. Меня в наших взаимоотношениях всё устраивает. Я не хочу ничего менять. А он, если хочет чего-то другого, то пускай поищет того, кто ему это другое даст.

В этом разговоре Серёжа предстал передо мной немножко в другом свете. Я всегда считал, что он весёлый и беззаботный парень, хотя и берёт всё, что ему нравится, но так же уступчивый и позволяет многое другим. А таким решительным и категоричным я его ещё никогда не видел. Это удивляло, ну и радовало, конечно. Вот только я сам для себя вряд ли мог ответить что именно меня радует. То ли эта решительная черта характера, то ли то, что он любовника пытается держать на расстоянии.

Но это всё было позже. А пока веселье продолжалось.

После первого круга традиционных поздравлений и пожеланий, поднятых тостов за здоровье именинника публика заметно расслабилась, хотя и до этого особо закрепощённым никто не выглядел. Вскоре народ начал перебираться на танцпол.

Да-а, далеко ушла мода с того времени, когда я последний раз посещал дискотеку. Молодёжь такие кульбиты выделывала, что мне и не снились. Я получил массу удовольствия, наблюдая за танцующими, а параллельно вспоминал другой танец... в исполнении Серёжи. Несколько месяцев он стоял у меня перед глазами. И с замиранием сердца я ждал когда парень присоединится к танцующим. К моему счастью долго ждать не пришлось.

— Танцевать хочу, — крикнул в какой-то момент Серёжа.

Как по мановению волшебной палочки центр площадки стал свободен, ди-джей поставил другую композицию с более плавной и нежной мелодией. Видимо, не я один являлся поклонником его танцевального таланта. И вот Серёжа начинает двигаться. Не могу описать восторг и восхищение, которые испытывал. Сейчас это был не стриптиз, конечно, но эстетическое наслаждение я получил не меньшее.

Закончив свой сольный номер, он выхватил из круга зрителей подругу моей дочки и начал танцевать с ней. Оказывается, она тоже кое-что умела. Позже Яна рассказала, что Инна даже брала участие в каких-то международных конкурсах по бальным танцам. Дуэт заслужил не меньше аплодисментов, чем сольный номер.

Веселье не умолкало ни на минуту. Все друзья Серёжи были креативными выдумщиками. Так много я давно не смеялся. Удивило поведение дочери. Я почему-то считал её скромницей (кажется, таким заблуждением многие родители страдают), а оказалось, что она заводила ещё та. Не один раз компания взрывалась хохотом от её проказ. И, пожалуй, больше всего меня удивило то, что не было абсолютно никакой пошлости. Приятно удивило, скажу я вам! Шутки были на грани, обнимашки и заигрывания тоже, но ни разу у меня не возникло ощущения, что отцу и дочери не стоит вместе ходить в такие заведения.

— Пап, я устала, домой хочу, — призналась дочка.

Ну, ничего себе! Это с каких пор молодёжь гулять отказывается? Механически глянул на часы, с намерением сказать, что время то детское, чего это она ноет. И к своему изумлению увидел, что уже первый час ночи. Вот это да! А началось-то веселье в восемь вечера!

Я нашел Серёжу и сказал, что девочки домой хотят. Он порадовал меня тем, что такси уже вызвали и сейчас все желающие могут уехать. Я порывался проводить их до дома, мало ли что... А Серёжа только улыбнулся.

— Не волнуйся, они поедут с моей сестрой в такси. Она живёт рядом с их общежитием. А когда доберутся домой, перезвонят тебе и отчитаются.

— Хорошо... , — успокоился я.

— А ты поедешь со мной... — добавил он чуть тише. Потом посмотрел на меня таким многообещающим взглядом, что я даже смутился.

— Да, с тобой... — промямлил я, глядя в пол. Ну, чисто красна девица! Самому смешно было бы, если бы не было страшно, что сейчас, взглянув на меня, все поймут, что я возбуждён до предела и с трудом сдерживаюсь, чтобы не завалить парня прямо здесь.

— О, вот и такси, — улыбнулся он, увидев, что кто-то из друзей даёт знак «на выход».

Большая часть компании разместилась в шести машинах и разъехалась по домам. Ведь завтра должен был быть обыкновенный рабочий день и многие не могли позволить себе пропускать учёбу, как моя дочь с подругой, или прогуливать работу. Остались только самые стойкие, которым хотелось «продолжения банкета», или те, кто завтра мог позволить себе поспать подольше.

5

Путь к дому Серёжи занял минут тридцать. За это время перезвонила Яна и сообщила, что они уже дома. Так что я был спокоен хотя бы за неё. А вот до полного спокойствия мне было очень далеко. Сидеть в машине рядом с Серёжей, украдкой касаться его руки и не иметь возможности позволить себе хотя бы чуть-чуть больше, было мукой. Но я стойко держался. В то время, пока мы поднимались по лестнице в его квартиру тоже...

И вот звякнули ключи, дверь открылась.

— Заходи, чувствуй себя как дома, — говорит Серёжа, улыбаясь, и пропуская меня вперёд.

Я захожу, делаю шаг вперёд, разворачиваюсь и, даже не дав ему закрыть дверь на ключ, впиваюсь в его губы поцелуем.

— Серёженька! — выдыхаю я через вечность. — Как я скучал!

— Я тоже скучал, Денис, — отвечает он.

Мне не верится, что я слышу эти слова от парня, который так спокойно вел себя всё время с момента нашей встречи, но его глаза говорят мне о том, что он не врёт. Я снова целую его, теперь вкладывая в свой поцелуй не только страсть и нежность, которую испытывал, но и благодарность так же. Ведь я даже не надеялся на то, что он будет меня помнить, а уж что будет скучать и подавно.

— Пойдём в комнату, — предложил он.

— Мне бы в душ сходить, — говорю я.

— Тогда пойдём вместе, мне тоже нужно ополоснуться. Напотелся, танцуя, — улыбнулся опять он своей обворожительной улыбкой, которая снилась мне по ночам. — Ты костюм-то свой сними здесь. А то в ванной мы можем ненароком и его водичкой освежить.

Я очень был возбуждён! Просто с трудом сдерживался, чтобы не наброситься на Серёжу, не сорвать с него одежду и не войти в него прямо там, в прихожей. Но я даже не подозревал, что возбуждение Серёжи не то, что не меньшее, а даже в несколько раз большее. Каким-то чудом, дождавшись пока я сниму с себя костюм и рубашку, он просто толкнул меня, прижал к стеночке и начал так меня целовать, тискать, ласкать, даже кусать, что я на миг испугался той страсти, с которой он набросился на меня. Позже я понял, что он хотел это сделать давно, только боялся испортить мою одежду. Мне ведь утром нужно было уезжать, а с его плеча мне ничего бы не подошло — не та весовая категория. А то, что Серёжа мог порвать её в клочья, не сомневался ни я, ни он. Был прецедент уже. Я две рубашки выбросил по этой причине, когда мы встречались у меня дома.

Через минуту он стоял передо мной на коленях и пытался избавиться от трусов — последней преграды, что отделяла мой член от его вожделенных рук и рта.

— Серёжа, мне помыться надо, — проскулил я.

Да какое там помыться! Мне казалось, он сейчас прибьёт меня за то, что я отвлекаю от любимого занятия. Прижав одну руку к моему животу, чтобы я не смог отлепиться от стены, второй рукой парень стаскивал трусы. А у меня ноги подкашивались от его страсти. Хотелось отдаться ей, но никак не мог преодолеть внутренний барьер, что придаваться любовным утехам лучше чистым.

— Серёженька!... — простонал я опять, пытаясь вырваться с его цепких рук.

— Ладно... Сколько терпел, потерплю ещё немножко, — прошипел он.

Потом нехотя поднялся на ноги и снова поцеловал меня коротким поцелуем.

— Ты давай первый. Всё, что нужно найдёшь в ванной. Только ты поторопись, ладно? Я ведь не железный, — дал напутствие мне парень, а в конце потрогал рукой свой пах, где очень чётко проступал вставший член.

— Ладно, — пообещал я и скрылся за дверью.

Я был возбуждён не меньше. И я хотел Серёжу до зубовного скрежета. Причём чётко осознавал, что хотел не только взять его, но и отдаться так же. Потому не просто принял душ, а сделал все требующиеся процедуры. Минут через пятнадцать вышел из ванной.

— Молодец, быстро справился, — похвалил меня Серёжа. — Иди на кухню, я там кофе сделал, бутерброды. Подкрепись маленько. А я пока тоже в душ...

Кушать я не хотел. Видимо сказывалось волнение. Но, чтобы скоротать время, пока он будет мыться, взял чашку и сделал несколько глотков кофе. Потом пошел в комнату. Серёжа уже приготовил постель. И я с удовольствием плюхнулся на кровать.

Серёжа управился с водными процедурами даже быстрее, чем я. Ещё мокрым примчался в комнату и с разбега прыгнул на меня. Вернее, я думал, что на меня, едва не заорал от неожиданности, но он чётко приземлился рядышком.

— Вот теперь ты мой! — прошептал мне в губы Серёжа. — Только мой! Не отпущу!

После крепко поцеловал в губы. Я только выдохнул:

— Твой! Всегда твой!

Он улыбнулся этим словам и снова принялся целовать меня, одновременно лаская руками. Я отвечал как мог, пытаясь подарить ему как можно больше ласки. Наши языки, губы, руки, ноги, тела сплетались в удивительном танце, а музыкой нам служили наши стоны.

В какой-то момент Серёжа оказался сверху. Он тёрся своим пахом о моё бедро и выцеловывал шею. Я же мял его попку, пытаясь пальчиком проникнуть во внутрь. Не прерываясь ни на миг, парень начал опускаться ниже, целуя и покусывая грудь, вылизывая соски. Я уже не мог дотянуться до ег

о попки.

— Эй, ты куда? Отдай! — умудрился пошутить я в такой момент. — Не отпущу! Моя попка!

Он хихикнул.

— Да бери, мне не жалко!

И в следующую минуту развернулся на сто восемьдесят градусов, автоматически переводя нас в позу 6 на 9.

Я так и остался лежать на спине, а он стоял надо мной на коленях. порно рассказы И моему взору открылась восхитительный вид на его оттопыренную попку. Не медля и секунды, я дал волю своим рукам, начал ласкать, гладить, тискать везде, куда мог дотянуться, получая неземное наслаждение от того, что могу делать с любимым телом всё, что хочу.

Серёжа тоже времени даром не терял. Он сначала потёрся щекой о мой член, потом начал целовать его, проводя языком по всей длине. Я не удержался, застонал.

— Денис! Как я скучал по твоему вкусу! — признается Серёжа. — Теперь ты снова мой! Мой!

Я взлетел до небес от восторга и счастья от его слов. Ответить внятно у меня всё равно бы не получилось, потому я просто ухватил его член, пытаясь повторить то же самое. Он тоже издаёт стон наслаждения и в следующую минуту накрывает мой член своим ртом, заглотив почти половину. Выпускает, и снова заглатывает. Ещё глубже!

Серёжа всегда был мастером минета, он мог довести меня до оргазма за считанные минуты, а учитывая, что мы так давно не виделись и то, что сегодня практически целый день проходил со стояком, я готов был излиться в тот же миг. Но ведь я не только хочу получить наслаждение, я хочу так же подарить его Серёже. С удвоенной силой я вылизывал, сосал, заглатывал член Серёжи, иногда переходя на яйца, посасывая их поочерёдно и снова заглатывая член.

Мне было тяжело в нижней позиции делать это с достаточно большой амплитудой, потому я в какой-то момент ухватил парня за бёдра и потянул на себя. Показывая, мол, помоги мне. Он понял и стал слегка покачивать бедрами, осторожно, чтобы не всадить слишком глубоко, ведь знал, что мне сложно принимать его довольно большой член. Он же мой заглатывал полностью. И я был на пределе.

— Денис... пальчик... — простонал Серёжа.

Я понял... Облизал свои пальцы и начал водить ими по дырочке парня. Он подался назад, пытаясь насадиться на палец. Я не стал разочаровывать его и ввёл один. Покрутил им немножко и сразу же всунул второй. И всё это время не переставал сосать его член. Понадобилось всего несколько движений, чтобы он начал кончать. Его попка так туго обхватила мои пальцы, к тому же мой член был полностью захвачен ртом Серёжи — это не могло не привести к оргазму и меня тоже.

Высосав последние капли, Серёжа отвалился от меня, как сытый младенец от груди матери, и рухнул рядом, не в силах даже развернуться в правильное положение на кровати. У меня тоже не было сил шевелиться.

Лишь через несколько минут я смог собрать в кучку свои мозги и тело.

— С ума сойти! Я умер? — простонал я.

— Давай проверю, — засмеялся он и развернулся, чтобы лечь рядом со мной. — Нет, ты не умер!

Уверен в этом. Ты дышишь, — констатировал он факт.

Я тоже засмеялся.

— Ура! Я жив! Спасибо, мой спаситель! — я поднялся на локте над ним и легко и весело чмокнул в губы.

— Да разве так благодарят спасителей? Вот как надо! — он притянул мою голову к себе и впился в мой рот пылким поцелуем.

Ну, кто бы сомневался, что всего через пару минут после оргазма, Серёжа снова хотел придаваться сексуальным утехам.

— М-м-м-м-м, — застонал я.

Мы опять целовались, с каждой минутой наращивая градус страсти. Я забрался на него, придавив к кровати и, перехватив инициативу, ласкал, целовал, нежил своего мальчика, зная, что ему это очень нравится.

— Денис... открой ящик той тумбочки, — попросил он.

Я открыл и увидел там... наручники. Думал, может я что-то не понял, даже пошарил рукой в ящике, но кроме наручников там больше ничего не было. Взял их в руки, недоумевая.

— Теперь пристегни мои руки к спинке кровати.

Я стал ещё больше недоумевать, но просьбу Серёжи выполнил.

— А теперь накажи меня!

— Наказать? За что?

— Ну как же! Я ведь уехал, бросил тебя. Был плохим мальчиком. Меня нужно наказать!

Наверное, на моём лице была очень забавная удивлённая мина, потому что Серёжа даже рассмеялся.

— Дэн, не тормози!

Блин!!! Как стыдно! Я же знал, что Серёжа любит всякие приколы в постели. И это просто сексуальная игра... Это же надо так облажаться!

Я прикрыл лицо руками, пытаясь прийти в себя. Что же делать? Как выйти из положения? Как ни странно, решение пришло практически мгновенно.

— Говоришь, наказать тебя нужно? — спросил я, придав своему лицу серьёзность. — Хороший мальчик, понимаешь, что провинился!

— Да, понимаю, — состроил он грустную гримасу, подыгрывая мне. — Как ты меня будешь наказывать? Будешь пороть? — спрашивает.

— Пороть? — переспросил я, изо всех сил пытаясь не выдать своего удивления, и одновременно понять шутит ли он, или серьёзно.

О BDSM я слышал, в том числе и от Серёжи. Как-то он признался, что его привлекает эта тема, когда соответствующее настроение. Но я уж точно был не готов к тому, чтобы испытать такое сейчас. Только вот Серёжа чётко дал понять чего хочет, распределил роли, и мне досталась роль доминанта. Как доминант я должен был принимать решение, и я его принял.

— Нет, пороть я тебя не буду!

— Но я же провинился...

— У меня есть для тебя пытка изощрённее...

— Да? — поднял он бровь вверх.

— А ты сомневаешься?

— Н-нет...

Я видел, что он на самом деле очень даже сомневается, но решил и дальше мне подыгрывать.

— Хороший мальчик! — погладил я его по щеке, а потом слегка похлопал по ней, будто хотел ударить, но передумал.

Теперь в его глазах читалось удивление. Он явно не ожидал этого от меня. Значит, я на правильном пути.

— Лежи здесь, никуда не уходи, — приказал я.

— Интересно, куда я уйду, если я прикован к кровати, — засмеялся он.

Я не выдержал, и тоже улыбнулся, осознавая всю нелепость сказанной мною фразы, но ничего не ответил, просто вышел из комнаты. У меня был план. Осталось только захватить с собой несколько предметов для его осуществления. Первый — это шарф, чтобы завязать Серёже глаза. А второй — лёд. Я боялся, что его не найдётся у Сергея в холодильнике, но к моему счастью он нашелся. Захватив всё необходимое, я вернулся в комнату.

Признаю, идея со льдом не моя. Я видел это в кино, кажется. Но на тот момент ничего другого мне в голову не пришло, а приставать на предложение Серёжи и выпороть его я уж точно не хотел. Мне даже представить было сложно, что я могу его ударить, пускай это всего лишь игра.

— Где тебя носит? — высказал свое возмущение Серёжа.

— Цыц! — шикнул я на него. — Поговори мне тут!

— А-а, — он явно не нашелся что сказать, настолько опять был удивлён тем, что я и правда вошел в роль.

— Приподними голову, мне нужно завязать тебе глаза, — «не обращал» я внимания на эмоции парня.

Он повиновался молча.

Закрепив шарф на его голове, я слегка потянул его вниз, чтобы уложить поудобнее.

Теперь он не видел меня, и я расслабил мимику лица, а то держать строгость по отношению к нему — точно не для меня. Я залюбовался парнем. Сейчас он был такой беззащитный, такой соблазнительный. На меня накатила волна нежности, которую я хотел отдать ему, а должен был играть другую роль, на которую никак не мог решиться.

Через какое-то время Серёжа занервничал, заворочал головой.

— Денис... Ты здесь? — спросил несмело.

— Здесь...

— А что ты делаешь?

— А что ты хочешь, чтобы я сделал? — вопросом на вопрос ответил я.

— Да хоть что-нибудь!

Он начал злиться и завозился, чтобы стянуть с лица шарф.

— Ух, какой сердитый мальчик!

Пока он, извиваясь как гусеница, пытался подлезть выше, чтобы всё же осуществить задуманное, очень неосмотрительно подставил под удар свою попку. Чем я незамедлительно воспользовался, смачно шлёпнув ладонью по ней.

— Лежать! — одновременно со шлепком приказал я.

— Бля-а-а! — вырвалось у него от неожиданности.

Жаль, что я не видел его глаз. Но то, как он резко замер, не делая больше попытки ни освободиться, ни требовать чего-то, опять утвердило меня в мысли, что я иду правильным путём.

— Вот то-то же! — мысленно восторжествовал я. — Лежи и не двигайся!

Я лёг рядом с Серёжей и начал руками поглаживать его грудь, руки, шею, лицо. Очень нежно поглаживать, едва-едва касаясь пальцами. Когда я проводил ими по подмышкам, он дёргался. Я понял, что доставляю ему лёгкую щекотку этой лаской. Потом добавил к пальцам язык и губы. Я полизывал, целовал тело Серёжи непрерывно, чередуя их с лёгкими, а иногда и довольно ощутимыми укусами. И это ему начинало нравиться. Он задышал чаще, кожа начала нагреваться под моими руками. Соски затвердели. Я провёл горячим языком по одному, потом по другому, тоже слегка прикусил один, чем вырвал гортанный стон у парня. Вот, самое время использовать то, за чем я бегал в кухню. Взяв осторожно кубик льда, я провёл им по укушенному мгновение назад соску. Парень сильно дёрнулся и вскрикнул.

— Что это?

— Твоя пытка!

Я прикоснулся льдом ко второму соску. Он опять дёрнулся, но уже не вскрикивал, а только громче стонал. Поводив кубиком по второму соску и основательно охладив его, я опять вернулся к первому, а этот охлаждённый засосал горячим ртом. Серёжа опять вскрикнул.

Мне так нравилось наблюдать, что под моими руками извивается прекрасное тело парня, нравилось слышать его стоны и вскрики, как он шипит и ругается матом, когда я прикасался к новому месту на его теле. А из-за того, что его глаза не могли видеть где именно я сейчас буду прикасаться, каждый раз он был не готов к ласке (или пытке?), от чего реакция тела и эмоций была очень сильная. Это так вдохновляло, что я готов был часами так играться, доводя парня до исступления. Но часов не потребовалось. Всего за каких-то пятнадцать или двадцать минут член Серёжи стоял колом, он раздвинул ноги и матерясь на чём свет стоит, требовал, чтобы я трахнул его.

Я ещё минуту «держался», изображая из себя эдакого доминанта, диктующего свои условия, а не поддающегося требованиям саба. Хотя на самом деле за это время просто пытался хотя бы ещё немножко растянуть Серёжу. Я ведь знал, что он потребует чтобы я вошел резко и брал его сильно. Да и моя роль предполагала именно такое поведение. Но я просто не мог причинить ему физическую боль.

И вот я наконец «сжалился» над ним. Правда, вопрос над ним или над собой был довольно актуален в тот момент. Ведь я тоже с трудом сдерживался.

Поднял ноги парня себе на плечи, раскрывая его по максимуму, приставил головку, и... надавил плавно, но уверенно. Серёжа взвизгнул, подаваясь мне навстречу, от чего я вошел в него наполовину.

Мне показалось, что у меня искры из глаз посыпались от тесноты и жара, что охватили сейчас мой член.

— Ум-м-м, — издал я стон.

Как давно я не испытывал этого блаженства!

— Не останавливайся! — требовал Серёжа.

Я попытался исполнить его желание, и толкнулся ещё раз.

«Прости, Серёжа!» — пронеслось в моей голове. — «Но я должен остановиться! Иначе кончу прямо сейчас!»

Естественно, ему я этого не сказал, лишь впился в его губы жестким поцелуем. И когда понял, что преждевременное семяизвержение мне уже не грозит, начал двигаться.

— Сильнее, Дэн! Сильнее! — просил он, пытаясь сам насадиться на меня как можно глубже.

Мы оба забыли, что у нас были какие-то роли. Сейчас был лишь инстинкт и сумасшедшее желание наслаждения. Я вколачивался с Серёжу с такой частотой и такой силой, на какую только был способен. Хотелось громко стонать, но каким-то чудом я помнил, что мы не у меня дома, потому лишь закусывал губу почти до крови и продолжал двигаться. Подо мной лежал парень со скованными над головой руками и завязанными глазами. Сейчас он полностью был в моей власти. Я мог сделать с ним всё, что угодно. И от того, что он так доверял мне, взрывались эмоции не меньше, чем от самого владения этим молодым прекрасным телом.

— Дени-и-ис, — прохрипел он моё имя, как всегда, вкладывая всего лишь в одно слово столько оттенков и интонаций, что заменял им сразу несколько предложений.

Стало понятно, что он на пределе, что хочет кончить, но у него нет возможности помочь себе рукой. Хотел бы я ещё немножко потянуть то блаженство и удовольствие, что сейчас испытывал, но я сам был на пределе, потому быстро взял его член в руку и в такт своих движений начал надрачивать его. В следующую минуту мы оба корчились в сладчайших судорогах оргазма.

Оргазм в этот раз был настолько сильным, что я почувствовал, что сейчас просто вырублюсь, потому собрал последние силы и скатился с Серёжи, иначе ему пришлось бы не сладко — моя тушка немало весит. Больше я ничего не помню, так как действительно отключился.

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 1646
Скачать

Комментарии

0