Буду скучать. Книга 2: Мечты сбываются. Часть 1

С Днём Рождения, мой вдохновитель!

Пролог

Я вынырнул со сна резко и так, будто и не спал вовсе. Сразу же вскочил с кровати и начал одеваться.

Это уже стало привычкой, почти неизменным ритуалом — вставать за пол часа до будильника и убегать из спальни. Убегать, чтобы в тишине спящего дома мысленно пообщаться с Серёжей, с парнем, воспоминания о котором вот уже несколько месяцев не отпускают меня.

— С добрым утром, Серёженька! — обращался я в мыслях к главному герою своих сновидений. — Сегодня ты опять ускользнул от меня. Ну почему я не могу хотя бы во сне с тобой поговорить?!!

Один и тот же сон снился мне почти каждую ночь с того дня, как Серёжа уехал. Суть его заключалась в том, что я встречаюсь с парнем, говорю с ним, потом он куда-то исчезает, а я начинаю его искать. Каждый раз обстоятельства встречи и обстоятельства исчезновения меняются, говорим мы о разном, но всегда сон заканчивается тем, что я начинаю искать его, звать, и... просыпаюсь.

Сегодняшний день должен был принести небольшое разнообразие в мою унылую и тоскливую (после отъезда любимого человека) жизнь, потому что мне предстояла поездка в столицу. И вместо уже традиционного получасового сеанса «общения» с Серёжей, когда я, сидя в кресле, «рассказывал» как у меня прошел вчерашний день, как я скучаю по нему и как мечтаю хотя бы ещё один раз встретиться с ним, хотя бы одним глазком посмотреть на его улыбку, услышать его голос... вынужден был перенести «общение» в душевую. Что, впрочем, не помешало мне абсолютно, скорее наоборот.

Я уже принял душ и хотел выходить, но вдруг вспомнил ещё один эпизод сна. Такого раньше не было. Сегодня, буквально перед тем как проснуться, я увидел, что дорогой мне человек вернулся и улыбался мне. Это воспоминание было такое яркое, улыбка парня была так соблазнительна... Я и не понял когда возбудился. Серёжа всегда действовал на меня особым образом. И четыре месяца, прошедшие с тех пор, когда я видел его последний раз, никак не уменьшили моего желания. Вот, даже мимолётная улыбка, подаренная во сне, так подействовала на меня, что я немедленно ухватился за вставший член и начал подрачивать. В памяти всплывали другие яркие и прекрасные моменты наших встреч, а я ласкал себя, ожидая такой сладкой развязки. Несколько движений рукой... и... на пол кабинки выплеснулся мой сок.

Я улыбался... Сползал по стенке в душевой от того, что ноги дрожали, но улыбался, потому что сегодняшнее утро было не таким, как обычно. Сегодня сон изменился. Я понимал насколько это глупо, ведь на самом деле Серёжа всё так же неизвестно где, и я вряд ли когда-нибудь ещё увижу его. Только мне сейчас было так хорошо, что я был почти счастлив.

Не помню, ожидал ли я изменений в своей реальной жизни, так же как во сне, но хорошее настроение меня не покидало. Я с аппетитом позавтракал и пошел на автобус, поцеловав жену на прощанье. Сегодня у моей дочери великий день. И я спешил поддержать её.

1

— Пап, ну ты где! — в голосе дочери слышалось беспокойство и лёгкий упрёк.

— Уже на подходе, дочь, не волнуйся. Вот сейчас выхожу из метро.

— Хорошо, — обрадовалась она. — Куда идти знаешь?

— Да, знаю, не волнуйся. Скоро буду...

— Через сорок минут открытие, ты помнишь?

— Яна, ну не переживай ты так. Я всё помню, всё знаю и буду у тебя максимум минут за двадцать — двадцать пять.

— Ладно...

Дочка отключилась, а я продолжил своё движение к конечной цели своего путешествия. А цель была необычной для меня — художественный музей. И шел я туда не просто, чтобы полюбоваться на произведения искусства, а чтобы присутствовать на открытии персональной выставки дочери.

Яна с детства рисовала. Я просто умилялся её детскими рисунками, а жена мечтала, что она свяжет свою будущую профессию с искусством. Дочка же всё время отмахивалась от матери и говорила, что станет юристом. И вот отгремел выпускной, ЕГЭ сданы, жена с дочкой поехали сдавать документы.

— Ну что, будущий юрист, — говорю дочке после возвращения, — понравился тебе универ?

— А я не буду юристом, — отвечает. — Я подала документы в другой вуз, буду графическим дизайнером.

Я так и сел!

Сперва расстроился, конечно. А потом смирился. Хотя я не сторонник спонтанных решений, считаю, что всё тщательно нужно обдумать и спланировать, особенно когда это касается твоего будущего. Но не мне жить с этим решением, а дочке. Пускай устраивает свою жизнь как ей хочется. В конце концов, если она даже ошиблась с выбором, то молода ещё, сможет исправить всё.

Время показало, что не ошиблась. Рисовать она и до этого неплохо умела, а сейчас стало очень хорошо получаться. Да и производительность (если это слово уместно для художника) у неё дай бог каждому. Уже одна выставка была у неё, и вот за два года снова набралось картин для персональной выставки.

Я очень горжусь её успехами. Вот сейчас спешу на открытие. Улыбка так и играет у меня на лице. Нет большего счастья для родителя, чем видеть успех и счастье своих детей.

Настроение у меня было отличное. После звонка дочки я лишь ускорил шаг, чтобы не заставлять её слишком долго ждать. И так волнуется ребёнок! Вдруг я услышал что-то такое, что заставило меня остановиться. Этот голос... Он был так знаком... так приятен... даже родной, что ли. Мысли ещё не успели оформиться в чёткое воспоминание, а тело уже отреагировало и замерло в ступоре.

— Слушай сюда, сладкий мой Андрюшенька, — атаковал мои барабанные перепонки раздраженный мужской голос. — Если до завтрашнего дня ты не сделаешь свою часть работы...

А в голове сразу возникает другая картина: мы с Серёжей обедаем, и я имею неосторожность второй раз напомнить ему, что хочу заплатить за работу, которую он для меня сделал. И Серёжа точно таким же «нежным» голосом говорит:

— Слушай сюда, Денис! Если ты ещё раз скажешь о деньгах...

Я потихоньку выхожу из оцепенения и поворачиваюсь в ту сторону, откуда слышу голос. На крыльце кафе стоит парень. Высокий, стройный, стильно одетый, с длинными волосами и довольно энергично дирижирует одной рукой, а другой рукой прижимает к уху телефон и продолжает кого-то очень сильно распекать. Меня от этого парня отделяет шагов пять, не больше. Ещё какую-то минуту я наблюдаю за ним. А за это время молодой человек завершил разговор, сунул телефон в карман, привычным жестом убрал упавшую на глаза прядь волос и сделал первый шаг. Шаг, который увеличивал расстояние между нами. Он уходил...

Нужно было что-то сделать, задержать... иначе...

— Серёжа? — окликнул я его с некоторой неуверенностью. А вдруг я ошибся? Ведь не может же быть, чтобы мне вот так повезло!? Или может?

Парень остановился и резко обернулся. Какое-то мгновение смотрел на меня так же растеряно, не веря собственным глазам, а потом воскликнул:

— Дэн! Ты ли это? Какими судьбами?

Серёжа стремительно приближался ко мне, схватил мою руку в крепком рукопожатии. Его улыбка светилась искренней радостью от этой неожиданной встречи.

— Я, собственной персоной, — улыбался я в ответ, всё ещё не веря, что такое возможно.

О, Боже, как он красив! Я уже начал забывать как он может улыбаться, как горят его глаза лукавством, весельем... как эта улыбка и эти глаза умеют соблазнять, будить во мне целую бурю чувств и эмоций.

— Что ты тут делаешь? Да ещё в таком виде! — парень разглядывал меня с нескрываемым удивлением и восхищением.

Ну, ещё бы! Он-то привык видеть меня в рабочей одежде. А сейчас я, по случаю такого грандиозного события одел костюм с галстуком.

— Я к дочке иду на выставку, — отвечаю ему на полном автомате, потому что сейчас борюсь с желанием броситься к нему и начать целовать.

— На какую выставку? — ещё больше удивился он.

— Персональную...

Мне даже пришлось мотнуть головой, чтобы прийти в себя. Глубоко вздохнув, я коротко рассказал причину своего визита в столицу.

— И когда открытие?

— Вот, через полчаса. Дочка ждёт меня...

— Правда? — удивлялся Серёжа. — Поздравляю, Денис! Рад за тебя, и рад за твою дочь!

— Спасибо, Серёжа. А ты как? Не хочешь пойти посмотреть? Или, может, ты занят? — решил пригласить я его.

Хотя, какое там решил! Я вообще плохо соображал в эту минуту. Мне просто было очень страшно, что парень сейчас уйдёт, как всегда уходит во сне, и я снова потеряю его навсегда. А так хотелось побыть ещё хоть немножко рядом с тем, кто владел моими мыслями и моими снами вот уже почти четыре месяца!

— Нет, я не занят, — заверил Серёжа. — Моя деловая встреча только что закончилась, и до завтрашнего дня я свободен, как птица в небе. С удовольствием познакомлюсь с твоей дочкой и её работами.

У меня снова зазвонил телефон.

— Яночка, я

уже подхожу! Через пять минут буду... — успокоил я дочку.

— Волнуется? — спросил Серёжа.

— Конечно! Я ведь её группа поддержки.

Мы уже подошли к зданию. Я удивлённо рассматривал большой билборд с фотографией моей дочери. До этого момента я ещё не осознавал что означает эта выставка. Да, я был горд, да, я радовался её успеху. Но у меня не было материального подтверждения этого самого успеха. А вот эта огромная фотография... Мне захотелось спрятаться куда-нибудь, чтобы справиться с эмоциями, поднявшимися внутри. Смотря на эту фотографию, я думал, что вот сейчас уже можно умереть. Я вырастил дочь, которая превзошла своих родителей. По-моему именно такое предназначение у каждого человека — вырастить потомство, которое будет на ступеньку выше, чем он сам. И я своё предназначение выполнил.

— Дэн, ты чего? — окликнул меня Серёжа, видя мою растерянность. А проследив куда я смотрю, спросил: — Это она? Твоя дочь?

— Да...

Серёжа улыбался. Не знаю, понимал ли он что я чувствую, но моя реакция явно ему понравилась.

— Не волнуйся! Ты хороший родитель. Ты имеешь право гордиться своей дочерью.

— Папа! — бежала мне навстречу дочка. Она тоже волновалась и потому не выдержала и вышла меня встречать. — Пошли быстрее, сейчас всё начнётся. Ой, а ты не один?

— Да, познакомься, это Сергей. Сергей, это моя дочь, Яна.

Ритуал знакомства был выдержан по протоколу. Положенные слова, рукопожатия и всё прочее соблюли и вместе двинулись в зал. Я видел любопытство и удивление в глазах Яны, но времени расспрашивать не было, потому разговоры отложили на потом.

А дальше всё было как-то странно. В то время пока дочка знакомила меня с какими-то людьми, Серёжа потерялся в толпе, потом началось официальное открытие выставки. Кто-то что-то говорил, какие-то аплодисменты, поздравления, вспышки фотоаппаратов. Мне казалось, что я сплю. Этого просто не могло произойти со мной! Это я стою у микрофона и говорю что-то своей дочери перед всеми этими людьми? Это меня фотографируют? Это я улыбаюсь, а сам растерянно смотрю по сторонам, и глазами выискиваю Серёжу?

Когда я думал, что больше не смогу выдержать этой суеты и просто позорно сбегу оттуда, и пускай даже дочка обижается, всё вдруг закончилось. Так же неожиданно, как и началось.

— Папа, ты пройдись по залам, посмотри здесь всё, а у меня ещё кое-какие дела. Я тебя позже найду.

— Хорошо, Яна.

Дочка упорхнула, а я остался один. Слава богу, никому до мне не было никакого дела, и я вздохнул с облегчением.

— Поздравляю, Денис, — услышал я позади себя.

— Спасибо, Серёжа!

Я очень обрадовался, что он здесь. Мне почему-то казалось, что он уже давно ушел, и я больше его никогда не увижу. А мне так хотелось поговорить с ним. Спросить как у него дела, и вообще, хотя бы ещё немножко побыть рядом, просто повспоминать.

— Твоя дочь молодец — бойкая, — улыбнулся он.

— Да, бойкая...

Хотя я очень хотел пообщаться с Серёжей, я не знал как начать разговор. Повисло какое-то неловкое молчание.

— Ты не знаешь где здесь туалет? — вдруг спросил он.

— Нет, не знаю. Давай поищем, а то мне тоже надо, — улыбнулся я.

Этот вроде бы неуместный в такой ситуации вопрос разрядил напряженность. Я снова почувствовал себя легко и свободно рядом с Серёжей.

В туалете никого не было. Это сразу чувствовалось по тишине, что здесь царила, да и просматривался он очень хорошо. Серёжа вместо того, чтобы делать то, для чего, собственно, туалет предназначен, вдруг закрыл входную дверь на два щелчка. Я наблюдал за ним, как околдованный. Как он медленно поворачивается от двери, как делает несколько шагов ко мне, как поднимает руку и касается кончиками пальцев моего лица, легонько ласкает щеку, потом проводит ими по губам.

— Ты скучал по мне? — спрашивает тихо.

— Очень... — выдохнул я, целуя его пальчики и удивляясь, что этого лёгкого касания хватило, чтобы моё тело взорвалось от возбуждения и я почувствовал мощнейшую эрекцию.

— Я тоже скучал... очень... — ещё тише сказал он, медленно приближая ко мне своё лицо.

Не веря в своё счастье, я начал отвечать на его поцелуй. Сначала лёгкий, вроде бы как несмелый, с каждой секундой он становился всё неистовей. Вскоре я уже себя не контролировал. Резко обнял его за плечи, прижал к себе. От нахлынувших чувств у меня подкашивались ноги... Мне нужна была опора, потому я подтолкнул Серёжу к стенке, прижал его своим телом, и продолжал целовать, ласкать, что-то шептал о том как я соскучился и как я счастлив, что встретил его.

Я забыл где нахожусь. Вдыхая его такой родной запах, мне на минуту показалось, что мы у меня дома, что не было этой разлуки, что сейчас в моих руках парень, который приносит мне много счастья лишь тем, что существует на Земле. Трясущимися от возбуждения руками я начал расстёгивать его брюки.

Вдруг ручку двери кто-то дернул, пытаясь открыть. Потом какие-то голоса за дверью. Мы оба очнулись. И вот с ужасом я понимаю, что кто-то пытается открыть дверь с той стороны ключом.

А дальше всё произошло так стремительно, что я даже не успел толком испугаться.

Пока я пытался сообразить какое оправдание придумать тому, что вот сейчас мы двое закрыты на ключ изнутри в мужском туалете и оба такие взъерошенные, Серёжа схватил меня за грудки. Мои глаза округлились от удивления.

И в это время дверь открылась.

— Да отпусти ты меня, сумасшедший, — кричит Серёжа и толкает меня от себя. Я едва не сел на пятую точку.

— Эй, мужики, вы чего делаете? — спрашивает один из вошедших, молодой человек лет двадцати пяти. Второй, приблизительно того же возраста, стоял сзади во все глаза пялясь на нас. По их ехидным ухмылкам на лицах было видно, что они всё правильно поняли.

Серёжа отлепился от стены и двинулся на меня. А я не понимал что он сейчас сделает. И главное, что делать мне!

— Ты чего такой озабоченный?! Я же пошутил, а ты сразу руки распускать!

Мне показалось, что не только моё лицо горит от стыда, но и волосы на голове загорелись.

— Что? Я озабоченный? — пролепетал я возмущённо. Да как он смеет! Он же первый начал! А во-вторых... Кто его за язык тянет признаваться, чем мы здесь занимались!

— А кто? Представляете, мужики, я пошутил, что Яна классная девушка, трахнул бы её второй раз...

— Что? Да ты...

Я задохнулся от возмущения. Моё тело среагировало быстрее моих мозгов и я двинулся на Серёжу, чтобы по-настоящему врезать ему. Как он смеет говорить о моей дочери в таком тоне!

— Э, мужики! Брэйк! — бросились парни мне наперерез.

— Да ты не дослушал меня, а драться! — возмущался Серёжа. — Я хотел сказать трахнул бы второй раз, если бы первый дала. Ты что, не слышал этой шутки?

Парни заржали. А я стоял как пришибленный. Только теперь сообразил, что Серёжу девушки вообще не интересуют, и что сейчас не оскорбить он хотел мою дочь, а пытается спасти меня от неприятностей. Ему то плевать, что его застигли целующимся с другим мужчиной, а вокруг меня мог разгореться скандал. Все ведь видели кто я. Шушуканья за спиной дочки — это было бы слишком.

— Эх ты! — журил меня Серёжа. — А ещё друг называется!

— Так ты точно того... не приставал к Яне...

— Нет, конечно! — улыбнулся он.

— Ну... , извини... — лепетал я, в промежутках между словами кусая внутреннюю сторону щеки, чтобы не рассмеяться.

Я стоял напротив зеркала и видел своё отражение. Со стороны казалось, что у меня ходят желваки от злости, но я прилагаю все усилия, чтобы не пустить в ход кулаки.

— Да ладно, проехали... , — великодушно «простил» меня Серёжа. — Денис, я знаю, что ты хороший отец. И защищал свою дочь. Потому не обижаюсь. Ты тоже прости меня. Я правда всего лишь хотел пошутить. Мир?

Он протянул мне руку, я ответил рукопожатием.

— Мир.

— Ты, парень, в следующий раз думай перед тем как пошутить, — посоветовал один из ребят. — А то когда-нибудь тебя не спасёт такое стечение обстоятельств и кто-то может подправить твой фейс.

— Да уж... , — засмеялись мы оба.

— Пойдём, выпьем чего-нибудь? — спросил Серёжа. — Только мне отлить нужно...

Когда мы вышли из туалета, нас обоих потряхивало. Меня от пережитых эмоций, Серёжу от смеха.

— Ну у тебя и рожа была, — хохотал он. — Я думал точно схлопочу сейчас нехилую п*дюлину.

— Извини, я не понял что ты задумал, — оправдывался я.

— Да всё нормально, Дэн! Это хорошо, что ты не успел сообразить, выражение лица было очень правдоподобным. Парни купились!

— Да, здорово ты придумал...

— Эй, ты чего тормозишь? Мы же договорились в кафе...

— Да, сейчас, только дочке скажу. Вон она стоит.

— А, ну конечно... Я подожду на улице.

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 991
Скачать

Комментарии

0