Дар. Часть 7: «Месть»

Исполнение желаний

Влад заботился обо мне так, как только женщина может заботиться о своем муже. Он был неутомим в поиске новых рецептов, чтобы приготовить вкусный обед или изысканный ужин, поддерживал идеальную чистоту в комнате.

Когда он все это успевал? Я часто чувствовал себя неловко от такой заботы.

— Влад, сегодня моя очередь убираться, а ты уже все сделал...

— Да у меня была свободная минутка, потому и сделал все, что надо. Взамен теперь мы можем... — и тут он походил ко мне ближе, чтобы обнять меня и начать целовать.

Я чувствовал такую сильную любовь ко мне с его стороны, что иногда боялся её. Влад жил мной, дышал мной. Казалось, что если бы вдруг он не смог по какой-либо причине находиться радом и заботиться обо мне, то просто бы умер. Потому я принимал его заботу с благодарностью и пытался отплатить ему тем же. Но он не нуждался в моей заботе, он нуждался только в том, чтобы я находился рядом и он мог демонстрировать мне свою любовь.

Меня вполне устраивало такое положение вещей. Я чувствовал себя сытым котом, который греется на солнышке. А Владу постоянно казалось, что он мало для меня делает. Потому пытался исполнять все мои желания беспрекословно. Стоило мне произнести слово хочу — и я тут же это имел. Хочу какого-то деликатеса — он сразу бежал в магазин или сам готовил. Хочу развлечься — он разрабатывал такую программу развлечений, что я помнил о них не один день. Иногда я даже забывал о том, что мне чего-то хотелось, но проходило время — и я получал желаемое.

Однажды он спросил меня:

— Дэн, помнишь то видео, после просмотра которого, я поцеловал тебя?

— Еще бы! Конечно, помню. А почему ты спрашиваешь?

— Ты говорил, что хотел бы оказаться на месте того мелкого. Что ты имел в виду?

Я испугался. Вдруг он догадался, что я специально устроил ему ловушку? Лихорадочно начал соображать, что бы сказать такого, чтобы и не обидеть его, и не выдать свою тайну, и объяснение вышло правдоподобным.

— Да я уж и не помню, почему так сказал... — сделал я вид, что действительно пытаюсь вспомнить. — Кажется, я тогда просто удивился, потому что никогда мне не приходилось попадать в похожие переделки. Обычно я пытался соблазнять и целовать девушек. А тут девушка не просто проявляла инициативу — она насиловала его.

— То есть тогда тебе хотелось, чтобы кто-то тебя так же насиловал? — улыбнулся Влад.

— Ключевое слово здесь — «так же». Ты ведь знаешь, что я не признаю насилие как таковое. Неважно к кому оно относится — к женщине или мужчине. Но то, что делала она — это возбуждало. Вот я и сказал, что хотел бы оказаться на его месте.

Я потом забыл об этом разговоре. Но только не Влад. В нем присутствовало слово «хотел». И мой друг считал своим долгом дать мне желаемое. Всего через несколько дней он сделал мне такой сюрприз, что я до сих пор, вспоминая о нем, краснею.

Тогда я взялся готовить нам своё фирменное блюдо — жареный картофель. Процесс был приблизительно на середине. Когда я в очередной раз прибежал в комнату, чтобы взять соль и другие приправы, Влад поджидал меня возле двери. Сначала я не обратил на это внимания, ведь все мои мысли были сосредоточены на том, чтобы ничего не забыть и не нарушить технологию приготовления. Собрал все, что надо, и хотел выходить, но Влад не разрешил. Сначала забрал с моих рук то, что я намеревался использовать на кухне, положил обратно на стол, а потом прижал меня к двери.

Я давно знал, что мое тело мне не подвластно, когда речь идет о ласках Влада, ведь оно всегда реагировало мгновенно. И этот раз не стал исключением. Мне понравилось такое внимание, и я сразу же почувствовал возбуждение. Но я попытался проигнорировать свою реакцию — не время ведь!

— Влад! Что ты делаешь? — удивился я. — Нашел время заигрывать. Мне на кухню надо — подгорит ведь наш ужин.

Он молчал, только улыбался мне как-то странно, и в глазах горела страсть. Именно горела. Если сравнивать теперешнее его состояние с обычным, то это было большое пламя по сравнению с горением свечи.

— Влад... — повторил я его имя, не понимая, что все это значит.

А он вместо ответа впился мне в губы таким крепким и страстным поцелуем, что у меня и ноги подкосились.

В голове начали проноситься мысли как молнии. «Дверь не закрыта!», «На плите сковородка...», «Не время сейчас... «.

— Влад, — начал я по-настоящему вырываться из его объятий. — Ты с ума сошел? Перестань немедленно! Подго... — он снова закрыл мне рот крепким поцелуем.

— Влад! — удалось мне увернуться опять. В моем голосе звучал упрек и непонимание.

— Не волнуйся об ужине. Кто-нибудь отставит нашу сковородку — не подгорит. А я сейчас хочу...

— Да что это на тебя нашло! — начал уже возмущаться я. Хотел оттолкнуть его, но он был готов к этому и крепко прижал мои руки.

— Я тебя не отпущу, пока не доведу до оргазма, — улыбнулся он мне какой-то хищной улыбкой и взгляд у него, кажется, стал гореть еще больше.

— Влад! — дернулся я опять.

— Чем быстрее кончишь — тем быстрее я тебя отпущу.

— Но я не хочу!

— Зато я хочу!

Он снова нашел мои губы и грубо впился в них. Это не был поцелуй, к которому я привык. Вместо нежных и крепких объятий — Влад жестко меня прижал к дверям, да еще и руки мои обездвижил, чтобы я не смог вырваться. Вместо нежного касания его языком моих губ, которое я называл касанием моего сердца, и которое так нравилось нам обоим, он ворвался своим языком мне в рот. Меня пугала его грубость и жесткость, но одновременно я ощутил сильнейшее возбуждение. Это было ново для меня, адреналин просто зашкаливал. К тому же, хотя я понимал, что в комнату никто не войдет, ведь Влад прижал меня к двери, тем не менее, она не была закрыта на ключ.

Все это вместе так взбудоражило мои чувства и мои мысли, что я даже не додумался «прочитать» Влада. Зачем он это делает? Почему он это делает? Да мне кажется, что даже если бы я и захотел — все равно не смог бы, ведь сам был переполнен эмоциями и чувствами. Я весь дрожал от страха и возбуждения. Естественно, боялся я не Влада — он не мог мне причинить никакого вреда — я боялся, что меня застигнуто врасплох, в голове постоянно стояла картина, что моя картошка уже сгорела, к тому же необычное поведение друга вызвало такие чувства, о которых я даже не подозревал в себе. Страсть, возбуждение, мощнейшая эрекция. Мне хотелось сейчас лишь одного — чтобы Влад не прекращал.

— Дэн, тебе на кухню надо — кончай быстрее! — довольно грубо пошутил Влад. — Помоги себе рукой...

И пока я не успел возмутиться его наглости и насмешке — он снова впился мне в губы этим жестким страстным поцелуем. Я задохнулся от злости на него и от еще большего возбуждения, которое новой волной накатилось на меня. Теперь уже я не мог больше контролировать себя. Моя рука оказалась свободной — Влад освободил её — потому, не медля ни секунды, я запустил её себе в штаны. А он помог мне тем, что все так же крепко прижимался ко мне и все так же страстно целовал. Через какое-то время я действительно взорвался мощнейшим оргазмом.

У меня не было сил стоять. Если бы не Влад, я бы сполз по стенке на пол. Он вовремя мне подставил стул и посадил на него. Я ощущал полное опустошение и стыд. Только что я предстал перед своим другом с полностью обнаженными чувствами, желаниями, слабостями и сексуальными предпочтениями, о которых сам не подозревал.

У каждого человека есть что-то свое, что он никому и никогда не откроет. Сейчас Влад увидел именно то, что добровольно я бы ни за что никому не раскрыл. От этого мне хотелось плакать, потому что начал чувствовать себя уязвимым, и одновременно ликовать от счастья, ведь и подобного наслаждения я никогда не испытал.

— Две минуты и десять секунд, — сказал Влад, довольно улыбаясь.

— Что две минуты?

— Тебе понадобилось две минуты и десять секунд, чтобы кончить, — объяснил он. — Я счастлив, что полюбил именно тебя — такого страстного и темпераментного, который готов к сексу в любой момент и в любых обстоятельствах.

— Ты изнасиловал меня, — возразил я.

— Разве? — улыбнулся он еще более довольной улыбкой. — Да если бы ты захотел — я в одну секунду оказался бы припечатанным к противоположной стене.

— Отстань от меня! Мне надо на кухню, — продолжал я возмущаться.

Естественно не потому, что действительно был зол на него, а потому, что стеснялся. Еще ни разу ни один из нас не позволил себе кончить, не дождавшись, когда друг тоже сможет испытать оргазм. Сейчас же Влад даже не возбудился как следует, а я...

Я резко поднялся со стула, но мои ноги все еще отказывались держать меня.

— Тихо-тихо, — засмеялся Влад, поддерживая меня. — Пойдем, проведу тебя на кровать. Полежи немножко. Я сам на кухне все сделаю.

Я снова чуть не заплакал от обиды. На себя естественно. Это же надо так облажаться перед другом!

Влад, как и обещал, довел ужин до ума, принес его в комнату, накрыл на стол и позвал меня кушать.

— Ты сам дойдешь, или тебя принести на руках? — шутил он.

— Влад! — возмутился я. И вдруг почувствовал, что краснею.

— Дэн! Ты ли это? — все еще подразнивал меня Влад. — Оказывается, ты тоже умеешь стесняться!

— Влад, если ты не прекратишь издеваться надо мной — я тебя ударю! — начал сердиться я.

— Дэн... — он подошел ко мне и взял за руку. Я сразу же «прочитал» неимоверную радость и счастье, которое он сейчас испытывал. Удивился, ведь только что он просто насмехался надо мной. — Дэн, я очень счастлив!

— От чего ты счастлив?

— Пятнадцать минут назад я наблюдал твое лицо, которое светилось от удовольствия. Лишь ради того чтобы иметь возможность еще раз принести тебе столько же блаженства, я готов даже умереть.

— Но Влад, как ты можешь так говорить? Ты даже не возбудился...

— Ошибаешься! В это время ты ощутил оргазм физический, а у меня случился оргазм в моем сердце.

Влад смотрел мне в глаза и все еще держал меня за руку. Я чувствовал, что все, что он сейчас говорит правда, а также я чувствовал его неимоверную радость и счастье от того, что я рядом.

— Поцелуй меня, — попросил я.

Он нежно коснулся моих губ.

— Пойдем кушать...

После ужина мы продолжили наш разговор.

— Влад, зачем ты это сделал? — спросил я.

— Что сделал? — переспросил он, но его улыбка свидетельствовала о том, что он прекрасно понимает, что я имею в виду.

— Зачем ты изнасиловал меня?

— Ты ведь сам говорил, что хотел бы почувствовать, что это такое.

— Когда? — спросил я, а потом вспомнил наш разговор несколько дней назад. — Лишь потому, что я когда-то сказал, что мне было бы интересно испытать то, что испытывал тот парень на видео, ты решил, что должен удовлетворить мое любопытство?

— Мне тоже стало интересно. И я захотел попробовать...

— И что ты почувствовал, когда издевался надо мной? — улыбнулся я.

— Издевался? — переспросил он удивленно. — Нет, я не издевался — я делал то, что ты хотел.

— Не понял... — пришла моя очередь удивиться. Ведь насколько я помню, я делал несколько попыток вразумить его и оттолкнуть, перед тем как окончательно возбудился и отдался ему.

— Дэн, мне сложно это объяснить. Сначала я планировал только поцеловать тебя, как на том видео. Но как только я прижал тебя к двери — в твоих глазах я увидел сильное желание. Удивился, что всего лишь одно мое действие привело тебя в такое возбуждение. Очень обрадовался, а одновременно очень боялся, что разочарую тебя, ведь мне никогда прежде не приходилось играть роль злодея-насильника.

— Очень неплохо, я скажу, получилась у тебя эта роль, — похвалил я Влада.

— С тобой у меня все хорошо получается. Я поцеловал тебя и увидел в твоих глазах еще большее возбуждение. Ты вырывался, говорил что-то о том, что не время сейчас, но твои глаза умоляли продолжить. На самом деле я не играл — я только исполнял твои желания, которые читал в твоих глазах.

— Ну что я могу сказать? — ответил я. — Сегодня ты сделал мне сюрприз, который одновременно и порадовал меня и заставил изрядно понервничать. Теперь я должен отблагодарить тебя за то счастье и удовольствие, что ты мне подарил, а также «отомстить» за то, что вывернул мои чувства наизнанку. Обещаю, что ближайшее время тебя ждет расплата за совершённый поступок, после которой ты на ногах не сможешь устоять, как я сегодня.

— Правда? — обрадовался он. — И что ты планируешь?

— Жди, скоро узнаешь. А также поймешь, что означает делать открытия о самом себе.

«Месть».

Прошло ещё несколько дней. Приближалась наша первая круглая дата — ровно месяц со дня, когда Влад меня впервые поцеловал и начались наши отношения. Я всё думал как отпраздновать этот день. А ещё я очень остро переживал своё «изнасилование» — постоянно вспоминал тот восторг и наслаждение, которое испытал, потому и хотел отблагодарить своего друга за подаренное счастье. Как всегда, за помощью обратился в свой любимый Интернет и ещё за три дня до намеченной даты составил более-менее четкий план празднования.

И вот настал этот долгожданный день. Он оказался рабочим, потому с утра нам надо было спешить на занятия. Но я не я буду, если не подразню Влада. Я решил не подавать вида, что помню о сегодняшней дате, хотел посмотреть, что он предпримет в этом случае. А друг тоже молчал. Я чувствовал, что он хочет что-то сказать, но не решается. То ли планирует сделать мне сюрприз, то ли думает, что для меня он ничего не значит и боится показаться сентиментальным. В итоге утро у нас было обычным, таким же как и весь последний месяц — мы разбудили друг друга нежным поцелуем и признанием в любви.

Сидя на лекции по экономике, я украдкой наблюдал за тем как Влад сосредоточенно записывает за преподавателем, и предвкушал будущее удовольствие. После занятий я хотел пригласить его погулять, потом мы должны были бы поужинать в каком-нибудь хорошем ресторане, ну а потом ночь любви...

Да только в мои планы очень грубо вмешались. Мой телефон завибрировал в кармане, уведомляя о том, что пришло СМС сообщение. Я удивился, потому что оно было от отца, а он никогда не писал эсэмэсок. В душе что-то неприятно ёкнуло. Я со страхом открыл его. «Дэн, перезвони сразу, как только сможешь», — просил папа.

— Что могло случиться? — подумал я.

Неприятные предчувствия не покидали меня все десять минут, что оставались до конца пары. Как оказалось потом, предчувствия-то не обманули. Мой отец приехал в Киев. У него были какие-то дела по работе, потом надо было выполнить поручение мамы. Одним словом, я даже ушел из последней пары, чтобы провести время с папой. Ну а он задержал меня почти до семи вечера. Я чуть не взвыл от злости. Ну почему так? Почему именно сегодня? Естественно, я нашел время позвонить Владу и все объяснить, потому знал, что он не обижается, да мне от этого было не легче.

— Ну всё, Дэн, поехали. Отвезу тебя домой и сам поеду, — наконец-то сказал папа.

— Да не надо меня домой везти, мне на метро три остановки, а тебе крюк какой делать. Ты езжай, и так путь не близкий, — вздохнул я с облегчением.

— Ты уверен?

— Да, папа, езжай. Мне вот еще в магазин заскочить надо. Счастливого пути тебе. Как приедешь, обязательно позвони, чтобы я не волновался.

— Ладно, сын, до встречи. Спасибо, что помог.

— Ну что ты, пап! Пока.

Отец уехал. Я уж тоже хотел топать к метро, но случайно увидел витрину винного магазина. Воображение сразу нарисовало как сегодня можно использовать вино, поэтому, естественно, я зашел и купил бутылку хорошего дорогого напитка. Потом хотел ещё зайти в супермаркет и накупить разных вкусностей, но передумал. Для ресторана еще не поздно — поужинаем в ресторане. А вино нам пригодится чуть позже.

Довольный и счастливый я мчался домой. Там меня ожидал Влад. Уже возле дома мой взгляд задержался на цветочном киоске. Если бы я встречался с девушкой, то роскошный букет был бы обязательным атрибутом. Но у меня же свиданье с парнем. Хотя и свиданье, но все же не с девушкой. Вот так размышляя, противореча себе, я все же зашел в киоск. Ну, вот не знаю почему, но мне понравилась красная роза. У неё был какой-то особый оттенок, она четко выделялась среди остальных, потому я и купил её. Уже по пути домой сомневался. Как на неё отреагирует Влад. Но решил, что даже если ему не понравится, то не убьёт же он меня из-за розы.

Влада я встретил в коридоре. Он возвращался с кухни.

— Привет, — поздоровался я сдержанно. Хотя рядом никого не было, но я не рискнул показывать свои настоящие чувства.

— О, привет, Дэн, ты почти вовремя — скоро ужин будет готов, — улыбнулся он.

— Ужин?

Я растерялся. Как же так? Я ведь хотел пригласить его... А что теперь?

— Ты давай заходи, переодевайся, можешь в душ сходить. А тем временем я все закончу, — радостно болтал Влад.

И от того, что он действительно был рад меня видеть, не обижался, что я в такой день бросил его одного, мне стало уж совсем не по себе. Поэтому, как только я зашел в комнату, сразу бросил пакет с покупками на стул, а Влада, который зашел после меня, прижал к двери и крепко поцеловал. Он только охнул от неожиданности.

— Прости меня, Влад. Сегодня такой день, а я провел его вдали от тебя.

— А какой сегодня день? — улыбался он счастливой улыбкой.

— А такой сегодня день, — передразнил я друга. — Такой день, что есть повод подарить любимому человеку цветы.

Я, смущаясь, достал розу и вручил ему.

— Сегодня ровно месяц как я стал самым счастливым человеком на земле. Спасибо тебе, что ты есть у меня.

— Дэн! — глаза Влада восхищенно сияли. — Мне еще никто не дарил цветы. Спасибо тебе.

Следующую минуту мы были очень заняты — мы целовались.

— Дэн, — опомнился первым Влад. — Прости, но мне надо на кухню. Ты давай, сходи в душ, а я...

— Может тебе помочь?

— Нет, я сам. Да к тому же уже почти все готово. Мне нужно еще минут десять.

— Ладно. Последую твоему совету.

Когда я вернулся с душа, у меня чуть челюсть не отвисла от удивления. Влад вытащил стол на середину комнаты, застелил его белой скатертью. «Купил её специально для сегодняшнего вечера!» — пронеслось в моей голове. Сервировал его очень изысканно (и где только научился?). Даже поставил две свечи в подсвечниках. А посредине стола стояла та самая роза. Вазы у нас отродясь не было, так он пластиковую бутылку из-под минералки для этих целей приспособил. Да и сам переоделся в белую рубашку и серые брюки вместо дежурных джинсов.

— Ни... фига себе! — воскликнул я. — Влад, я чуть не ругнулся матом от неожиданности.

— Дэн, не только ты ровно месяц назад стал самым счастливым человеком. Я тоже. Вот и решил отпраздновать этот день с тобой.

— Придется отложить празднование на две минуты, — улыбнулся я. — Подожди, мне тоже переодеться надо.

Я последовал примеру Влада и, естественно, не стал натягивать на себя джинсы, а одел парадные свои брюки и тоже белую рубашку. Потом достал вино, не забыв похвалить себя за инициативность, и мы сели за стол.

— Дэн, ты знал, что я приготовлю ужин? — Я почувствовал, что Влад испытывает лёгкое разочарование от того, что хотел сделать сюрприз, удивить неожиданным поступком, а я вроде бы и не удивился.

— Откуда? — ответил я правду. Ведь на самом деле действительно даже не подозревал о его планах. (Наверное, потому, что слишком был занят собственными).

— Может, догадывался?

— Нет, я вообще хотел пригласить тебя сегодня в ресторан, — признался я.

— Тогда зачем вино купил?

— У меня были, на него виды чуть позже, когда мы бы вернулись из ресторана.

— Ух ты! А я все испортил?

— Нет, ты не испортил, — заверил я д

руга. — Ты внес коррективы. Так даже интересней. А то что за жизнь, если все наперёд знаешь?

Пока так разговаривали, я открыл вино и налил его в стаканы (бокалов у нас не было), Влад наполнил наши тарелки.

— Влад, друг мой любимый, я предлагаю выпить за нас. И за нашу первую круглую дату.

— За нас, — поддержал Влад.

Мы сделали по хорошему глотку, приступили к ужину.

— Влад! — изумился я после первого же кусочка, отправленного в рот. — Ты когда-нибудь перестанешь меня удивлять своим кулинарным мастерством? Как вкусно! Что это?

— Просто телятина, — улыбнулся он довольной улыбкой. — Я рад, что тебе нравится.

— Нравится? Это слово слишком черствое чтобы описать мой восторг.

После ужина мы вместе убрали стол. Можно было бы и так оставить, но мы не хотели рисковать. bеstwеаpоn Кто-то мог бы постучаться к нам и очень уж опасно было показывать этот праздничный стол со свечами и розой другим.

— Влад, ещё не поздно, может, пойдем погуляем? — предложил я.

— Можно, и для здоровья полезно, — улыбнулся он.

— У меня сегодня настроение такое, что про здоровье хочется думать в последнюю очередь.

— А о чем тебе хочется думать?

— О чем? — Я на миг задумался, стоит ли говорить об этом, но потом все ж решился. — Ты только не смейся, пожалуйста, но знаешь чего я сейчас хочу?

— Надеюсь, что скажешь скоро, а не будешь ломаться, как красна девица, — откровенно подшутил надо мной Влад, удивляясь такой несвойственной мне нерешительности.

— Прости, это у меня от смущения. Мне странно чувствовать то, что я сейчас чувствую, и еще более странно говорить об этом. Влад, я хочу потанцевать с тобой. Пригласить на танец, как девушку.

У моего друга был явный шок от такого признания. Он несколько раз моргнул, хотел что-то сказать, но так и не смог. А я уже разошелся не на шутку.

— Влад, я понимаю, что ни в одном из, привычных нам мест отдыха, я не смогу этого сделать. Давай пойдем в гей клуб.

— Дэн... — наконец смог хоть что-то выговорить Влад, но ничего больше я не дождался от него.

— Давай, решайся Влад. Еще не поздно...

— Дэн, я польщен твоим приглашением. И мы обязательно сходим туда, куда ты предложил, но только не сегодня. Как только я подумаю, что неизвестно сколько времени я не смогу касаться тебя пока мы доедем в этот самый клуб, а потом пока вернемся... Пригласи меня танцевать здесь, в нашей комнате.

— Ты прав, — согласился я. — Действительно, мы целый день не виделись и оттягивать так на долго наши объятья... Подожди минуточку.

Я нашел на телефоне подходящую мелодию, включил ее не очень громко, а потом подошел к Владу, подал ему руку и сказал.

— Влад, разреши пригласить тебя.

— Как романтично, — искренне улыбнулся Влад. — С радостью с тобой потанцую.

Мы впервые танцевали, поэтому возникло ряд непредвиденных трудностей, я бы даже сказал конфузов. Хорошо, что мы были одни. Сначала никак не могли понять куда пристроить свои руки. И Влад, и я привыкли обнимать девушку во время танца, потому и понадобилось нам несколько секунд пока поняли, что все-таки буду вести я. В следующее мгновение я снова облажался, потому что вместо того, чтобы положить свою руку на талию Владу, я положил её ему на попу.

— Молодой человек, ведите себя прилично! — возмутился он шутя. — Впервые пригласили даму потанцевать, а всё туда же!

— Простите, дама, но я не виноват, что вы такая высокая. Обычно у моих партнёрш на этом месте именно талия, а не попа, — отшутился я.

Некоторое время мы медленно двигались в ритме музыки, а потом я не выдержал. Нашел его губы и начал целовать.

— Владка, — выдохнул я. — Как я счастлив.

— Владка? — удивился друг. — Ты никогда меня так не называл.

— Прости, если тебе не нравится.

— Нет, мне очень нравится.

В его глазах было столько восхищения, радости и ожидания чего-то необычного, что мне на сердце стало очень хорошо. Я вспомнил тот вечер, когда Влад «изнасиловал» меня, вспомнил слова, которые

он тогда сказал: «Ты испытал оргазм физический, а у меня случился оргазм в моём сердце». Мне тоже было очень приятно видеть счастье в его глазах.

— Владка, Владичек, Владушка, — прошептал я ему на ушко.

— О-ох, — вздохнул он. — Я кончу сейчас только от твоего голоса.

Мы все так же двигались под музыку, но я начал расстёгивать пуговицы его рубашки. Медленно, по одной, целуя обнажившиеся шею и грудь. Чтобы мне было удобнее снять её, я зашел сзади. Стянул на половину и начал целовать шею и плечи, потом лопатки, потом проложил дорожку вдоль позвонков.

— Дэн... — то ли простонал, то ли вздохнул Влад.

— Да, родной...

Он даже вздрогнул, когда услышал это ласковое слово, повернулся ко мне лицом и заглянул в глаза. В его же глазах снова читалось удивление.

— Дэн, ты никогда...

— Я знаю. Сегодня особый день. Я это чувствую и хочу, чтобы ты почувствовал то, что чувствую я.

Влад снова удивлялся моему поведению и моим словам. А ведь действительно было чему. За весь этот месяц мы ни разу не говорили друг другу нежных слов, не называли друг друга уменьшительно-ласкательными именами. Наши ласки ограничивались только поцелуями в губы, ну ещё передней части тела, а также объятиями и оральным сексом. Я не знаю почему именно сегодняшний день всё изменил. Но было именно так. Именно сегодня я чувствовал себя по-другому. Хотел подарить цветы, пригласить на танец, говорить нежные глупости своему любимому, хотел ласкать, как никогда не ласкал, целовать, как никогда не целовал. Влад стал родным и близким мне не только в эмоциональном плане, но и во всех остальных. Мы уже давно создали семью. Он заботился обо мне, как жена может заботиться о своем муже. И одновременно именно Влад был за мужчину в нашей семье, ведь был благоразумным лидером в нашей паре. Вот только я вел себя как несмышленый ребенок — пользовался результатом его трудов. Теперь пришла пора взять на себя часть обязанностей. Тягаться с ним в умении заботиться о нашем доме мне было не под силу, поэтому я решил, что буду прислушиваться к его желаниям и давать ему то, в чем он нуждается. Ну а уж узнать о его нуждах (с моим-то даром!) я мог без особого труда.

— Дэн, я даже не знаю что сказать...

Я нежно коснулся губами его губ.

— А ты ничего не говори. Не надо слов. Наши тела скажут друг другу больше...

— Прости, но я все-таки скажу одну фразу, — улыбнулся он.

— Валяй!

— Давай сдвинем наши кровати, — предложил он.

— Согласен.

Звучала легкая нежная музыка, свет был выключен, горел только маленький ночник, мы лежали вдвоем на нашем импровизированном двуспальном ложе и нежно целовались.

— Владушка, ты помнишь тот день, когда «изнасиловал» меня?

— Ты сегодня тоже меня... — его глаза округлились от наигранного испуга.

— Нет, — улыбнулся я. — Насиловать тебя я не буду. Я буду читать в твоих глазах, как ты тогда читал в моих. Ты разрешишь мне любить тебя сегодня?

— Да, — ответил он, спрятав своё лицо где-то у меня на шее.

Он смущался, ведь у него было конкретное желание, которое он хотел осуществить уже не один день, но боялся мне сказать об этом. А сегодня надеялся, что сможет уговорить меня. Знал бы он, что я сам давно уже этого хочу.

— Ну вот, спрятался, — подразнил я его. — И как скажи на милость мне прочитать твои желания? Может, ты мне хочешь вслух их произнести? А то вдруг я неправильно пойму?

— Нет, я не смогу это сказать, — смутился он еще больше.

— А что так? Неужто твоё желание столь неприличное...

— Дэн! Перестань издеваться надо мной! — возмутился Влад.

— Ну ты же надо мной издевался, почему я не могу... Ай! Ты что делаешь?

Влад, зараза, ущипнул меня довольно таки сильно за попу.

— Если не прекратишь — пострадает другая часть твоего организма, — засмеялся он, нежно касаясь рукой моей мужской гордости.

— Ты не посмеешь! — возмутился теперь уже я, но тоже не в силах был сдержать смех.

— Ещё как посмею!

В другой раз мы бы долго так баловались, шутили и боролись друг с другом, но только не сегодня. Я не хотел превращать такой романтический вечер в балаган, потому просто нашел его губы и снова начал целовать.

— Прости, Владушка, я не хотел тебя смущать, — сказал я, когда он перестал вырываться и ответил на поцелуй. — Наверное, я сам смущаюсь, потому и веду себя так... неадекватно.

— Ладно, прощаю, — улыбнулся он, глядя мне в глаза.

— Пообещай, что остановишь меня, если тебе не понравится...

— Обещаю, вот только боюсь как бы тебе не пришлось меня останавливать...

Поцелуи, нежные касания руками, губами, языком тел друг друга, крепкие объятия, ласковые слова... Я очень люблю именно эту часть в любовной игре. Когда все еще впереди, когда ты ещё можешь контролировать своё тело, хотя мозг уже начинает отключаться, поступаясь настойчивым требованиям инстинктов. И всегда стараюсь продлить эти мгновения как можно дольше. Вот только мой друг не обладал таким терпением.

— Дэн, я хочу тебя, — прошептал Влад.

Он, как всегда, торопился. Хотел перейти к более решительным действиям.

— Не спеши, Владушка, — ответил я. — У нас вся ночь впереди.

— Дэнчик, но я же умру от нетерпения.

— Не умрешь, родной, я не позволю.

Я снова начал его целовать, уже более страстно, одновременно лаская его руками. Влад тоже пытался отвечать такой же лаской, но его нетерпение было слишком очевидным. Потому я решил, что действительно пора дать ему то, чего он давно хочет. Для начала уложил моего любимого на спину, а сам навис над ним сверху. Я целовал его шею, грудь, потом начал опускаться ниже, на живот свое колено просунул между его бедер, заставляя раздвинуть ноги. Влад повиновался...

Хотя я давно для себя все решил, но все же очень волновался. Как сделать так, чтобы не причинить ему боли? Говорят, что без этого никак... Как сделать так, чтобы для Влада это было незабываемо хорошо, а не наоборот — незабываемо плохо?

Естественно, что я не мог бы решиться на такой шаг, если бы не изучил все, так сказать, в теории. Не один час я провел в Интернете, исследуя этот вопрос. И хотя знал что и как нужно делать, но то все действительно была теория. Теперь надо было переходить к практике.

И вот я стою коленями между бедер Влада. Он доверчиво предоставил себя мне, потому я не мог обмануть его ожиданий. Я продолжил целовать и ласкать тело моего друга. Живот, бедра, восставшая плоть... мои руки не знали устали и Влад просто плавился под ними.

— Дэн, Денисик... — шептал он, лаская мою голову и плечи, потому что дальше ему было не дотянуться.

— Владушка, давай мы под твою попочку подставим подушку...

Он вытащил её у себя из-под головы и протянул мне. Немножко смущаясь, приподнял бедра, давая возможность мне подсунуть подушку под него.

— Теперь раздвинь ножки пошире... — прошептал я ему на ушко.

Я тоже смущался и избегал смотреть ему в глаза. Но остановить меня уже никто бы не смог, даже сам Влад. Чтобы спрятать его, это предательское стеснение, я снова начал целовать его в губы. Смазку я давно спрятал под матрац, теперь вот только дотянуться рукой, что я и сделал, пока целовал его. Потом так же незаметно выдавил себе на пальцы и направил их к заветной цели.

Влад вздрогнул от неожиданности.

— Владушка, сейчас может быть немножко больно...

— Не волнуйся, любимый, — успокоил он меня.

— Спасибо, родной...

Мне его спокойствие оказалось очень даже нужным. Оно действительно, помогло взять себя в руки и меньше волноваться. Я уже более уверенно ласкал его, давая возможность привыкнуть и ему, и себе. Но я все-таки боялся причинить ему боль. И чтобы быть окончательно уверенным в том, что она действительно минимальна, я сосредоточился чтобы «читать» его ощущения.

Вообще-то я и так их «читал», но только поверхностно, самые яркие чувства. А теперь мне нужно было знать действительно все.

Я снова поцеловал Влада крепко в губы и одновременно надавил пальцем, пытаясь просунуть его во внутрь.

— У-у-м-м-м... — промычал он от удовольствия, а я аж вздрогнул, потому что тоже ощутил его. Причем так остро, будто бы это не я проник во Влада, а он в меня. Боли совершенно я не почувствовал, только очень приятные ощущения. Немножко непривычные, но очень даже желанные.

— Владушка, — выдохнул я с облегчением.

— Не волнуйся, милый, мне не больно, — снова начал меня успокаивать Влад. Откуда ему было знать, что я уже знаю об этом. — Продолжай, пожалуйста.

Я снова его поцеловал и продолжил свои ласки. Поскольку я полностью ловил его ощущения, то и знал как ласкать чтобы доставить максимальное удовольствие, одновременно добиваясь и другой цели — подготовить чтобы не причинить боли, когда вместо пальцев туда войдет моя плоть.

— Дэн, милый, давай... — не выдержал этой ласковой пытки Влад.

— Я боюсь сделать тебе больно... — признался я.

— Сейчас мне не может быть больно, — заверил он. — Пожалуйста.

— Хорошо, родной. Только повернись ко мне спиной и стань на коленки. Для первого раза так лучше будет.

Я чувствовал его нетерпение, да и сам уже изрядно устал от напряжения. Но спешить я был не намерен. Все должно быть идеально. Я ведь очень люблю его и хочу принести удовольствие и счастье, а не боль. Правда, Влад решил за меня — он сам двинулся навстречу да с такой прытью, что я и опомниться не успел, как мой член на половину оказался в нем.

— Ох! — выдохнули мы одновременно. Я от неожиданности, он от нахлынувших ощущений.

Я уловил боль, которую причинил ему, но боль действительно незначительную, которую вполне можно перетерпеть даже не обращая на неё внимания, учитывая, что наслаждение от наконец-то исполненного самого заветного желания намного сильнее.

— Прости, Владушка, — не смог я все-таки не ощутить вины за хоть и незначительную, но всё же боль.

— Всё нормально, — ответил он, пытаясь насадиться на меня еще больше.

— Погоди, дай себе и мне привыкнуть...

Я начал ласкать руками спину, бока, живот и бедра Влада. Мои губы снова целовали его шею, плечи и вдоль позвонка. Я чувствовал, что он снова расслабляется, потому немножко подался вперед. Боли я не чувствовал, потому и продолжил продвигаться, пока полностью не вошел в него.

— Какой ты горячий, — не сдержался я.

— Дэн, пожалуйста, — начал дрожать Влад.

— Хорошо, родной...

Я больше не стал медлить, а начал неспешно двигаться в нем, постепенно набирая темп.

Как передать словами всё то, что мы чувствовали в этот момент? Да никак! Нет таких слов... Но я попробую.

Оказавшись внутри Влада, я сам ощущал неизвестное до сих пор наслаждение. Уж не буду повторяться, все знают, что с девушкой всё не так. Только это не главное. Мне просто крышу сносило от того, что я внутри любимого человека, что это именно он приносит мне это наслаждение. А тут добавились ещё и ощущения Влада. В этот миг он едва не плакал от счастья, что наконец-то дождался подтверждения моей любви к нему.

Всё это я ещё, наверное, мог бы выдержать, но с каждым моим толчком в него, Влад испытывал всё большее наслаждение и всё меньше мог контролировать себя. Он уже не сдерживался и громко постанывал. Мне пришлось на какое-то время даже отключаться от «чтения» Влада, потому что боялся, что не выдержу остроты ощущений и взорвусь.

— Тише, Владушка, — просил я. — Тише, мой родной.

Влад какое то время слушался, а потом снова начал постанывать. Я не мог так рисковать нашей репутацией, потому вышел из него.

— Нет, — взмолился он.

— Владушка, повернись на спинку, — улыбнулся я.

Да, я немножко отвлёкся и снизил градус своего возбуждения. Теперь я снова контролировал себя и мог контролировать Влада. Мне вспомнилось, что я сегодня «читаю в его глазах», то есть должен довести его до исступления, до изнеможения, до потери сознания...

Влад послушался, повернулся ко мне лицом. Я смотрел в его глаза и снова входил в него. Медленно, нежно, улавливая все его чувства, начиная от нетерпения, заканчивая облегчением от того, что я не бросил его. Потом так же медленно начал двигаться в нем, не отрывая взгляда. Он тоже смотрел мне в глаза. И сколько в них было любви, преданности, счастья... Ещё никто не смотрел на меня такими глазами!

— Я люблю тебя, Дэн, — прочитал я по его губам. То ли действительно он сказал это без звука, то ли я просто оглох от переизбытка чувств.

— И я люблю тебя, Влад, — прошептал я в ответ.

Вот парадокс! Или так и должно быть? Весь вечер я называл его Владка, Владушка, родной, любимый и другими уменьшительно-ласкательными словами. Да и он не скупился на нежности. А когда сказали самые главные слова, то никаких излишеств. Просто привычные имена. Может потому, что действительно «люблю» — это само по себе серьёзно, и говорит намного больше, чем всё остальное, вместе взятое.

— Подари мне оргазм, — попросил он.

— С радостью...

Влад закрыл глаза и сконцентрировался на своих ощущениях. Я тоже «подключился» к нему и начался наш полёт в невесомость. Всё так же медленно и нежно моя плоть входила в него, но с каждым разом скорость и амплитуда увеличивались. Я сейчас полностью отключился от себя, а жил только ощущениями Влада, потому знал с какой силой, под каким углом и с какой частотой двигаться чтобы доставить ему максимальное удовольствие. И его отклик был подтверждением того, что я правильно все делаю. Голова Влада беспорядочно моталась, дыхание сбивалось, он просто извивался подо мной как уж... , а ещё стонал всё громче.

Мне тоже хотелось дать волю своим чувствам, но я помнил, что нахожусь в общежитии, где стены очень тонкие, потому просто закрывал рот Влада поцелуями.

— Дэн... сильнее... , я скоро... — шептал мне в губы Влад.

— Я знаю, — улыбался я счастливой улыбкой, которую мой любимый просто не мог видеть.

Я добился того, что хотел. Влад был на грани. Он точно уже не помнил себя. Ещё несколько толчков и у меня чуть искры из глаз не посыпались от того, что Влад начал кончать. Его тело выгнуло от неимоверной судороги так, что я еле удержался на нём. И то, если бы он в этот момент не вцепился мне в плечи руками, то может я бы уже валялся на полу. Такого оргазма я еще не видел: четыре мощных толчка, четыре мощных сотрясения тела и крика, которые я еле успевал заглушать поцелуем, а потом он потерял сознание. В прямом смысле этого слова. Он не шевелился, только дыхание говорило о том, что Влад жив.

Когда я кончил, я не помнил. Да это и не важно. Теперь я понимал, что Влад имел в виду, когда говорил, что дарить мне наслаждение, для него высшее счастье.

Через мгновение я тоже вырубился.

Сколько я спал, я не знаю. Проснулся от того, что Влад начал шевелиться. Оказывается, вырубился я прямо на нем и наверняка отдавил ему все на свете.

— Я был на небесах, — прошептал он, облизывая пересохшие губы.

— И я тоже, — улыбнулся я и скатился с него.

Влад повернулся ко мне лицом и смотрел на мою довольную физиономию. Я тоже наблюдал за ним. Чувствовал, что он счастлив, что хочет поблагодарить меня, но, наверное, сил не было, или слов не находил. Мне тоже говорить не хотелось... да и что ещё можно сказать после того, как наши тела и души поговорили.

Вот так закончился этот праздничный день. Я «отомстил» Владу за своё «изнасилование», отблагодарил за подаренные мне счастье и удовольствие. А ещё я для себя кое-что понял. Я понял, что не просто люблю Влада, потому что он меня любит, и хочу дарить ему удовольствие, не потому, что он заботится обо мне. Мне просто хочется любить его потому что он есть такой единственный на свете и мне больше никто не нужен.

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 991
Скачать

Комментарии

0