Джекпот. Глава 29

Мириам пришла в восторг, узнав, что я нашёл Аню:

— Вы созданы друг для друга! — не скрывая зависти, проворковала большая кошка.

Она не ревновала, не впадала в депрессию, просто приняла мой уход на квартиру в соседнем доме как данность.

Сандра вернулась из Минска на пару недель, чтобы провести с нами Новый год и рождественские каникулы. Мы собрались у Мириам двадцатого декабря, четыре девушки, каждая по-своему несущая женское знамя.

Сандра родилась в женском теле, но всегда мечтала быть мальчиком, стыдилась этого, в итоге нашла девочек с мужской природой.

Аня закончила трансформацию, даже её влагалище ничем не отличалось от настоящего. Увлажняя себя бесцветным лосьоном перед сексом, она текла как возбуждённая сучка. Меня всегда поражало умение Ани вести себя во всех отношениях более женственно, чем девяносто девять процентов женской половины человечества.

Мириам замерла на полпути. Её член и жирная мошонка, приносящая ежедневно до тысячи евро в копилку команды, — единственное, что осталось от рождения. Бархатные модуляции Ани и Мириам не вызывали сомнений: они — яркие представительницы женского рода с взрывным характером.

Я оставался в подвешенном состоянии перехода. Аня активно общалась с Петрой в предоперационный период и знала в подробностях о моих итальянских похождениях. Чувство такта удерживало её от поспешных выводов, она давала мне шанс решать за себя, потому что совсем недавно сама находилась в похожем положении.

По улице я ходил в джинсах, пуховике, ботинках и вязаной шапочке. Незнакомые люди, как правило молодые, обращались ко мне «девушка», видимо, расценивая нейтральную сумочку как абсолютно дамский атрибут. Но услышав мой глубокий грудной голос, смущались. Зерно сомнения западало в душу, прорастало корнями недоверия, сея смуту и неловкость.

Дома я часто надевал юбку и чулки. Женские трусики и бюстик с вкладышами неизменно символизировали моё личное отношение к вопросу. Мужского белья у меня принципиально не имелось. Я не испытывал проблем с эрекцией, хоть и гладко выбривал гениталии. Сливаясь лобками с Аней, я тёрся об её колючую полоску, оставленную сверху. Мы занимались любовь, не замечая неравенства полов, не чувствуя разности ролей. Мы становились одним целым.

В гости к Мириам мы пришли нарядные, в похожих просторных юбках до колена, чулках, кофточках — Аня бежевой, я — чёрной. Мириам встретила нас в открытом чёрном платье, босоножках на шпильках. Сандра в неизменном костюме Тринити добродушно улыбалась, созерцая честную компанию из угла прихожей.

— Какие вы холодные! — заметила Мириам, целуя нас по три раза в щёки. — Идёмте греться скорее.

В зале она не без помощи Сандры накрыла стол: острые южноамериканские закуски, вино, шампанское украшали белоснежную скатерть. Мириам налила красного вина в хрустальные фужеры. Любимчик шоколадки Джо Дассен тихо признавался в любви, его ласковый мужественный голос лился из четырёх колонок, расставленных по углам. С кухни доносился дразнящий аппетит запах индейки, запечённой со специями и черносливом по специальному колумбийскому рецепту. Разрумянившаяся Мириам сама напоминала индейку: такая же заботливая квоктуха с большим сочным задом и двумя шарами грудей, свободно колыхающимися под платьем с глубоким декольте. Её пышные чёрные волосы, стилизованные с помощью геля под непокорные лавинообразные водопады, замерли небрежными локонами, обрамляя прелестное хитроватое личико. В глазах шоколадки извечные чёртики высекали искры, танцуя сальсу.

— Выпьем за Аню, — Мириам подняла фужер, искрящимися чёрными зрачками встречаясь со мной, переводя взгляд на Аню. — Я так рада, что мы нашли тебя.

— За Аню! — сказал я, обнимая любимую за талию.

— Спасибо, — Аня светилась от счастья, стеснительно опускала глаза. Её переглядки с Мириам и Сандрой будто вызывали у неё чувство вины.

Вечер продолжился по сценарию, предложенному Мириам. Мы пили, ели, потом играли в ассоциации специальными карточками с эротическим смыслом. В какой-то момент Сандра пригласила Аню на танец, и мы остались с Мириам наблюдать, как они постепенно сближаются.

Сандра целует Аню, и та бросает на меня испуганный взгляд, словно спрашивая разрешения на акт измены. Я киваю, Аня улыбается и вновь сливается губами с подругой дней минувших. Она целуется, томно прикрывая веки, а сама смотрит на меня, рассасывает удовольствие не только с Сандрой, но и со мной. Рука Мириам ползёт по моей коленке. Шоколадка заняла стратегически выгодное положение рядом на диване. Теперь я понимаю манёвр Сандры. Хитрая задумка Мириам удалась: мы остались одни на диване. Теперь большая кошка руками закидывает подол моей юбки, разглаживает чулочки-сеточки, распрямляет тонкие шлейки подвязок, тянущиеся к поясу на талии. Аня улыбается, в свою очередь давая понять, что не против наших с Мириам игр. Мириам опускается передо мной на коленки, длинным острым маникюром алого цвета скользит по моим бёдрам, достигает белых ажурных трусиков и вытягивает пенис, сдвигая ткань на бок.

Я плавлюсь от удовольствия, раздвигая ножки для Мириам. Она сосёт меня нежно, как леденец, как мороженое на палочке вылизывая от основания до головки. Указательным пальчиком правой руки Мириам заигрывает с анусом, и скоро я впускаю её. Теперь она потрахивает меня пальцем и одновременно высасывает член в твёрдую палочку.

Неожиданно Мириам закидывает платье, подползает ко мне ближе, оставаясь стоять на коленках, и медленно вгоняет в меня свой пыром торчащий член. Она легко забирает меня, продолжая гонять мой мягкий пенис в руке, наклоняясь к нему, чтобы пососать.

Её усилия замечает Сандра. Она опускается рядом на диван и присасывается к моему члену, Аня заходит с другой стороны. Их ротики сливаются в страстном поцелуе вокруг головки. Они лижутся и заигрывают с бордовой напряжённой плотью, прохаживась по ней губами, Мириам тем временем набирает ход. Она держит меня за разведённые в стороны ноги, на которых чулочки и туфельки-лодочки, принесённые с собой, слегка съехали под мощными ударами шоколадки. Я открываю рот в экстазе, кончик языка взлетает, закручиваясь вверх.

Я требую продолжения банкета!

Аня отрывается от члена и целует меня взасос. Она сама раскраснелась от возбуждения, её пальчики с молочным маникюром скребут по моей гладко выбритой розовой мошонке. Наши языки сплетаются.

Внезапно Мириам задирает Анину юбку и ставит мою девочку раком к дивану. Она вгоняет в Анино лоно распаренный член, болтающийся в перерывах, как огромный насос с набалдашником.

— А-а-а! — Аня закидывает голову назад, рот широко открывается, она опускается головой на член, зажатая между мной и Мириам.

Мириам трахает грубо, не сбавляя оборотов. Сандра залезает тем временем под шоколадку, вылизывает жирную мошонку, скользящую вслед за стволом. Мириам бьёт наверняка, как в старые добрые времена, не зная пощады.

Шоколадка меняет диспозицию и ставит меня на специально приготовленную для такого случая подстилку. Я сам для неё становлюсь подстилкой, и Аня тоже. Большая кошка всем своим видом даёт понять, что не потерпит сопротивления. Она вновь забирает меня сзади, предоставляя Ане с Сандрой свободу выбора. Теперь Аня залезает под меня и ласкает поникший член ротиком, пока Мириам мощными ударами выколачивает из меня дух.

Я опускаюсь ртом на Анин предмет искусства. Вагинопластика сделала из неё прекрасную даму, даже складочка клитора торчащая наружу, бурно реагирующая на прикосновения языком, говорит за то, что Ане нужен ещё один член. Сандра возвращается в полном обмундировании: на ней толстый розовый стрэпон, такие же как у нас с Аней чулочки-сеточки. Аня лягушонком распахивает ножки, давая финтес-тренеру свободу действий.

Из меня тем временем решили сделать отбивную. Мириам звонкими шлепками и чёткими указаниями сопровождает постановку оргии четырёх лесбиянок. Мириам вытягивает член, переходит к Ане, давая Сандре указание поменяться.

Рифлёный стрэпон влетает в мою разбитую дырочку, Мириам так же легко забирает Аню. Моя девочка ласкает мой член, громко чавкая ротиком и сочной вагиной. Мириам вытрахивает из неё всё желание, скопившееся за года разлуки.

Аня стонет как ненормальная под воздействием железной эрекции Мириам. Словно услышав её сдавленный порыв, шоколадка стягивает меня в сторону и кладёт на спину, Аню сажает сверху разбитой текущей дырочкой, а сама забирается сверху. Я чувствую, как несоизмеримых размеров член Мириам продавливает путь в попку Ани, забивая её железным штырём. Мы сливаемся с Аней в поцелуе. Она, придавленная, трётся буферами, возбуждёнными сосками об мою грудь. Наши губы в улыбке расходятся, Мириам не разлучает нас даже в моменты совместной интимной близости. Она работает слаженно, так что я едва поспеваю за ней. В два штыка мы выколачиваем из Ани дух.

Сандра садится сверху на моё лицо, языком я нахожу её клитор и быстрыми мазками растираю его до оргазма. Теперь фитнес-тренер требует пощады. Сандра дёргает мускулистой попкой, заставляя Аню давиться рифлёным пластиком.

В этот момент Мириам даёт команду перехода, и её огромный красивый член зависает прямо надо мною. Я присасываюсь к яичкам, скользящим под тонкой кожей, Аня обласкивает лиловую головку, которая сегодня уже доставила нам кучу довольствия, которая окончательно залилась сталью готовая вот-вот лопнуть. Ногтями-лодочками Мириам направляет ствол, чтобы досталось и мне. Она трахает меня в рот, попеременно подставляя мне и Ане свой член. Наши губы смыкаются на горячей вывернутой залупе Мириам, когда та не выдерживает и взрывается брызгами семени.

Невероятный фонтан, извержение горячей лавы окунает наши лица, губы в солёный коктейль!

Аня жадно ловит струи, я тоже открыл рот. Всё стекает в меня по губам, чтобы через секунду я мог вернуть полный рот золотой спермы в рот Ани. Каждая капля этого нектара стоит огромных денег.

Сандра отвлекае

тся от Аниной попки и присоединяется к нам. Я делюсь с ней, золотая лихорадка охватывает нас. Втроём мы вылизываем поникший ствол Мириам, рассасываем её сперму на языках, обмениваемся поцелуями. В этот момент наклоняется и Мириам, чтобы присоединиться к трапезе. Большая кошка забирает у меня молочный солоноватый вкус, взбалтывает во рту и раздаёт нам троим, чтобы мы вновь могли обменяться золотым оргазмом Мириам.

Я не выдерживаю и кончаю. Анино влагалище, скользившее всё это время по члену, доводит меня до непроизвольного взрыва. Анины глаза, горящие похотью, встречаются с моими. Пальчиками она собирает золотистую пыльцу Мириам, размазанную по моему лицу, и запихивает сгустки мне в рот. Её искрящийся задором взгляд источает любовь, когда она опускается, чтобы слиться со мной в поцелуе.

***

Накануне Новогоднего розыгрыша Мириам воздерживалась от любых контактов. Золотой оргазм, заливший наши лица, стал последним перед событиями последнего уходящего дня года. Сандра помогала украсить студию новогодней атрибутикой. Мириам вырядилась в Снегурочку: в коротком приталенном кожушке ярко-красного цвета, вышитом золотыми нитками, с причудливыми узорами снежинок, с белыми меховыми оборками она выглядела обворожительно. Из-под нижней оборки пальтишка постоянно выглядывали достопримечательности Мириам, утянутые в тугие шёлковые трусики алого цвета: тугие булки попы и гладенький лобок без намёка на пенис, который черноволосая шоколадка искусно скрыла между ног. Студия замелькала разноцветными гирляндами огоньков, ёлочка со снежной ватой на развалистых ветвях-лапах замерла по стойке смирно в углу. Камера, направленная на большую двуспальную кровать, открытую, с одним изголовьем, выхватывала действие, совершаемое Мириам перед десятками тысяч зрителей. Обсуждение возможных сценариев розыгрыша новогодней феерии началось с раннего утра. Количество прибывавших пользователей зашкаливало. Казалось, никому нет дела до оливье, шампанского, подарков, семьи. Впрочем, судить о том, что творилось по ту сторону баррикад, я не берусь. Нас смотрело много одиноких людей, для которых новогоднее шоу стало единственной отдушиной, скрасившей отсутствие семьи.

Посмотреть на Мириам во всей красе пришла Аня. Сандра заняла свободное место за камерой. С некоторых пор она активно помогала настраивать камеру и микрофоны, закреплять трах-машину на широких бёдрах Мириам. Мы с Аней уединились в операторской, расставляя последние штрихи в правилах Новогодней игры. По сценарию Мириам встретится лично с Королём Новогоднего бала — так мы называли самого щедрого спонсора, который выложит кругленькую сумму в качестве новогоднего подарка для Мириам. Таких желающих оказалось немало, и мы увязли в торгах за почётное первое место. Скоро стало понятно, что цена свидания с Мириам перевалит за десять тысяч евро.

— Представляешь, сколько у людей денег! — Аня с трудом переваривала финансовый успех колумбийской шоколадки.

— Это ещё что, — рассмеялся я. — Мириам могла бы жить во дворце у шейха, если бы захотела.

Мы продолжили окучивать желающих побороться за личную встречу с кумиром. Шоу тем временем набирало обороты: разложив хозяйство на виду у зрителей, Мириам окунула пенис в сгущённое молоко. Неожиданно голая Сандра в птичьей маске на пол-лица вышла из-за камеры и грациозной походкой кошки подкралась к лакомству. Она опустилась на коленки, оттопырив свой железный круглый зад в камеру, чем вызвала бурю эмоций в чате. До сих пор Мириам работала на камеру одна, спортивная помощница, ловко вытягивающая вялую плоть в дубинку, создала прецедент для помешательства. Народ ликовал, буянил, мне приходилось пачками усмирять серых пользователей — так я называл неплательщиков, которые только смотрели и вечно ныли. Впрочем, в этот раз они зашлись слюной, их болтовня десятками замыленных сообщений наводнила чат. Мне пришлось отключить серых, чтобы мотивировать их на финансовые подвиги.

Примерно в этот момент и случилось то, о чём я потом долго сожалел как о самой непростительной ошибке, стоившей мне покоя.

В дверь позвонили. Обычно мы заказывали пиццу, иногда суши, кроме курьеров никто больше не мог прийти. Я заглянул в глазок и увидел Деда Мороза — настоящего румяного мужика с искусственной пушистой бородой, в красном тулупе, с посохом. Рядом с ним красовалась Снегурочка — в бирюзовой дублёночке, расшитой золотом, красных сапожках, в кокошнике, украшенном синими стекляшками, стилизованными под драгоценные камни.

Картина показалась мне знакомой и весьма забавной. К тому же дедушка в этот момент скинул красный мешок с плеча и закхекал в варежку:

— Хо-хо-хо! — забухал он добрым баском. — Открывайте, мы вам подарочки принесли!

И я открыл.

То, что случилось потом, тяжело вспоминать. В квартиру ворвались двое в кожаных куртках. Они отпихнули и повалили меня на пол в прихожей. В следующий момент пластиковые стяжки парализовали движения рук и ног. Рот мне заклеили куском скотча. Через мгновение рядом упала визжащая Аня, она захлебнулась под скотчем, её мычание и глаза, наполненные ужасом, как немой укор, заполнили моё сознание виной. Непростительная ошибка стоила нам всем свободы. Сандра отбивалась дольше всех, но и её, абсолютно голую, перепачканную сгущёнкой, скрутили и привязали в грубой форме к батарее в зале. Только Мириам оставалась бесстрастной к происходящему, словно злой рок, настигший её, наконец принёс умиротворение в мятежную душу. Она принимала наказание за совершённое преступление.

Камеру в студии выключили, меня с Аней усадили на стулья. Мириам оставалась несвязанное всё это время. Видимо, её спокойствие и безразличие охладили пыл бандитов. Их было трое, Снегурочка испарилась, как только маскарад у двери достиг апогея. Дед Мороз скинул праздничный тулуп, бороду и остался

в румяном макияже, джинсах и свитере. Это был пузатый дядечка лет пятидесяти, похожий на грузина или абхаза, плешивый, с большими мясистыми губами, бесформенным горбылём вместо носа, чёрными зарослями бровей с проседью, бритой синевой, разлитой на половину нижней части лица. Заплывшие жиром щёки, холёные, мелко шевелились, когда пузан, усевшись верхом на стул напротив нас, начал говорить.

Он говорил спокойно, словно рождественскую сказочку детям читал, и интонация у него была такая же. Возраст и статус позволяли ему вести себя вальяжно, как сытый лев перед загнанной добычей. Его коротко стриженные быки вышли за дверь охранять прайд.

— Ай-ай-ай! Что-ж это получается? — запричитал абхаз как мамаша, выскочившая на детскую площадку за домом. — Украли дорогое, можно сказать бесценное оборудование и развлекаетесь тут без папочки? Цыпочки должны знать, что всякое воровство будет наказано.

— Они ни в чём не виноваты, — подняла голос Мириам. — Это я украла, меня и наказывайте.

— Ну это мы ещё разберёмся, кто украл и кого наказывать.

— Что вы хотите? — презрительно выплюнула Мириам, полируя грузина холодным яростным взглядом.

— Я? — тот удивлённо задрал брови. — Лично я ничего не хочу. А вот ваш друг Родион, кстати он и мой теперь друг, так вот, Родион поручил мне вернуть неустойку в размере десяти миллионов евро. Когда я узнал, что честно заработанные деньги были бесчеловечным образом украдены у джентльмена, бизнесмена, можно сказать с большой буквы бизнесмена, раз такие деньги заработал, то я сразу вызвался помочь.

Мириам опустила потухший взгляд.

— Мне нужно время, что собрать три миллиона. Это всё, что у меня есть.

— Боюсь, трёх будет мало. Три — это только цена за мои услуги коллектора. Вы же понимаете, что я не могу вернуться к заказчику с пустыми руками. Иначе, он пустит слух, что дед Хассан уже не тот. Лично я, может, и простил бы вам семь миллионов. Девушки вы красивые, жалко было бы лишать жизни таких красоток. Но бизнес есть бизнес. Всякое воровство должно быть наказано.

— Но у меня нет таких денег! — Мириам бросила отчаянный взгляд на меня с Аней, словно прося пощады.

— Понимаю, — дед Хассан сочувственно покачал головой. — Послушайте, Мириам, кажется, вас зовут? Я бизнесмен, а не убийца, и когда должник просит об отсрочке, я всегда готов пойти навстречу. Если через три дня вы не найдёте деньги, то ничего страшного, конечно, не случится. Каждый день будет стоить вам жалкие сто тысяч. Но если денег не будет и к пятнадцатому января, я начну присылать по маленькому сувениру. Напоминание о том, что за всё нужно платить. Сначала это будет мизинчик вашей подруги, — он указал на Аню, — потом ушко, потом ещё один пальчик. Потом, когда все мелочи будут истрачены и мне надоест возиться, случится, как вы тут это называете, джекпот, кажется? Так вот, у меня тоже случится джекпот.

Я похолодел, забился привязанный к стулу, наблюдая, как бандиты уносят связанную Аню, заворачиваю её в мешок в коридоре. Всё это время Мириам сидела не моргая, уставившись стеклянным взглядом в пустоту. Сандра билась голая у батареи, ревела белугой. А я заплакал.

За окном разгоралась Новогодняя вакханалия, ракеты взлетали одна за одной, взрываясь салютом. А мы сидели в гробовой тишине за праздничным столом, боялись звонить в полицию, чтобы не навредить Ане.

Раздался ещё один звонок в дверь. Сандра пошла открывать, через мгновение в дверном проёме замаячила гориллообразная фигура Родни:

— С Новым годом! — заорал он, находясь в пьяном угаре. — С новым счастьем. Витёк, а где Аня? — он повёл безумным озлобленным взглядом. — Ты ж, кажись, теперь с ней зажигаешь?

Я схватил столовый нож со стола и кинулся на него. Он отшвырнул меня в угол мягким движением руки.

— С ума сошёл? — проревел он, прошёл и бухнулся, не снимая чёрное пальто на стул. — Налей-ка, — обратился он к Мириам.

Та до краёв наполнила бокал для вина водкой. Родни вздрогнул, опрокинул бокал и выпил одним махом. Потом занюхал рукавом и громко отрыгнул.

— Хорошо тут у вас, — промычал он, расплываясь в гнусной улыбке.

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 1456
Скачать

Комментарии

0