Джекпот. Глава 26

Осенний Минск встретил меня промозглой слякотью. С тех пор, как я покинул город грехов прошло два года — достаточно времени, чтобы потерять связь с прошлым. Я боялся звонить родителям, брату, мне казалось, им давно известно, чем я занимался в Италии. Я стыдился их.

«Даже если они не знают, — думал я. — Они всё равно догадаются, если увидят меня».

Я боялся даже подумать, что они скажут, когда это случится.

Первые дни я жил в самой дешёвой гостинице, потом переехал в однокомнатную квартиру на окраине. У меня остались кое-какие сбережения, привезённые с собой из Италии.

В моей внешности путались две грани, я стал похож на безликое существо, лишённое половых признаков. Окрашенные в блонд длинные волосы обрамляли вечно задумчивое лицо без малейших признаков растительности. Пухлые женские губы сочетались с волевым мужским носом, нежность глаз сливалась с остротой бровей.

— Молодой человек, — как-то окликнула меня работница в магазине. — Корзину возьмите, пожалуйста. Ой, извините, девушка, — она наивно хлопала ресницами, ожидая реакции с моей стороны.

Её замысел провалился: я намеренно молчал. У меня не было желания удовлетворять чужое любопытство. Я вернулся за корзиной, а она растерянно провожала меня взглядом, терялась в догадках, зависнув, видимо, на весь день. Я носил бежевое двубортное пальто с пояском, которое могло сойти как за мужское, так и за женское. Обувь и джинсы ни о чём не говорили. Я часто ловил на себе любопытные взгляды как парней, так и девушек. Этот вопрос, непрестанно волновавший незнакомых людей, выдёргивал меня из размышлений, возвращал к реальности. Я носил женское нижнее бельё, но стеснялся ходить в платье и туфлях на каблуках по улице. Мой голос, который я редко обнажал прилюдно, дрожал мужскими нотками, похожими на женские простуженные всхлипы.

На следующий день после прилёта я отважился позвонить Ане.

— Вы ошиблись номером, — холодно сообщил мне деловой мужской голос.

— У вас давно этот номер? — поспешил спросить я, но в ответ услышал лишь короткие гудки.

У меня оставалось не так много зацепок. Вечером, успокоившись, я набрал номер Сандры. Она долго не поднимала трубку, наконец я услышал настороженное:

— Ало?

Я стоял на краю обрыва, колебался перед прыжком. Передо мной разверзлась пропасть длиною в два года.

— Витя, это ты? — Сандра затаила дыхание, не было похоже, что она сердится.

— Да, — я нервно сглотнул. — Здравствуй, Сандра.

— Ну здравствуй, пропажа ты наша! — Сандра моментально включила сарказм. — Хорошо там тебе в Италии было? А чего вернулся, соскучился небось? — она чеканила вопросы, наслаждаясь поркой блудного сына. — Ну и как там в Италии, весело?

— Ты можешь дать мне телефон Ани? — перебил я её тираду.

— Ишь чего захотел, — Сандра злорадно залилась фальшивым хохотом. — Может, тебе ещё ключи от квартиры, где деньги лежат?

Я молчал, переживая утрату, возможно, последней надежды.

— Скажи только телефон Ани, и я больше не станут тебе звонить, — коротко отрезал я.

Сандра заткнулась на секунду, потом, видимо, ощутив серьёзность намерений, исходящих от меня, решила сменить тактику:

— Давай лучше встретимся. Надо поговорить.

От волнения у меня закружилась голова, я боялся спросить, что такого важного Сандра хочет сообщить мне, для чего понадобилось встречаться лично. Судя по её голосу, внезапно погрустневшему во время нашего разговора, новость эта не предвещала ничего хорошего.

***

Ночной клуб и прилегающая улица бурлили молодёжью. Я шёл с ноющим сердцем, в голове носились нехорошие предчувствия. Я винил себя за то, что оставил Аню в трудную минуту, сдался, когда до любви оставались считанные шаги.

Аня не сдалась, даже когда я исчез. Продолжала верить, что операция — это единственный путь к счастью. Где она сейчас?

Группа молодых людей, полукругом стоявшая возле входа, почтительно расступилась, пропуская меня.

— Девушка, хотите прокатиться на «Бугатти»? — закинул удочку вслед самый пьяный из них, который ещё на подходе оценил мои формы циничным взглядом.

— Нет, — выдохнул я, погружаясь в полумрак гудящего клуба.

Я спустился один пролёт по лестнице и очутился около гардероба. Охранник — немолодой детина с ёжиком на голове — тут же принялся ухаживать за мной: принял пальто, выдал жетончик.

Я шёл, расслабленно покачивая плечами. Впервые с момента возвращения из Италии я ощутил связь с окружающим миром. Знакомые мужские взгляды, жадные, провожающие, оценивали меня, лапали бесцеремонно. Мужчины видели во мне девушку модельной внешности, облизывались на блондинку, чьи пшеничные волосы рассыпались за плечами мягкими прядями. Блестящий поясок идеально повторял изгибы моей талии. Чёрное открытое платье-шортики с белым отложным воротником стильно сочеталось с высокими замшевыми сапогами. Глубокое декольте почти полностью разоблачало отсутствие груди, оголённые руки, слегка отведённые назад, подчёркивали женственность кошачьей походки.

Я нашёл место у барной стойки и заказал мартини. От волнения кровь прилила к голове, мне казалось, я весь горю, как подросток, выставленный голышом на обозрение. Странное чувство, неведомое мне в Италии, вызвало лёгкую панику. Я боялся поднимать глаза, чтобы случайно не встретить знакомых. «Что если меня узнают?» — думал я, заслоняя лицо рукой.

Сандра появилась в клубе через пять минут, остановилась возле танцполе, скользнула взглядом по бару. Не заметив меня, раздражённо полезла в сумочку за телефоном.

— Ты где? — спросила она по телефону.

— Здесь, — я махнул рукой.

— Где? — она искала глазами, оглядываясь по сторонам.

— Возле барной стойки.

Сандра, как слепой котёнок, двинулась ко мне наощупь, сканируя местность.

— Да, тепло. Ещё теплее, — комментировал я её действия.

Она подошла совсем вплотную.

— Очень тепло. Горячо. Обжигает, — я улыбался, как дурак, когда её выпученные глаза встретились наконец с моими.

— Это ты? — промямлила она, не выключая телефон.

— А ты совсем не изменилась, — её зелёные изумрудные глаза, которые даже в полумраке светились холодным глянцем, вызвали во мне забытый восторг.

— Ну ты даёшь, Витя, — прохрипела она и откашлялась.

— Что будешь пить? — я счастливо улыбался, разглядывая почти родное забытое лицо фитнес-тренера.

— Водки, пожалуй.

— Узнаю Сандру! — хохотнув в нос, произнёс я и заказал ей водки.

Мы выпили, помолчали. На небольшой сцене в другом конце зала появились музыканты, начали настраивать инструменты.

— Ты уже всё? — Сандра приходила в себя, осматривая меня с ног до головы. Она, конечно, имела ввиду смену пола.

— Хочешь проверить? — алкоголь вызвал у меня необычный приступ веселья.

Сандра впервые усмехнулась. Она была в чёрной обтягивающей водолазке с высоким горлом и таких же чёрных обтягивающих штанах, переливающихся в темноте матовым сиянием. Чёрный наряд пантеры и замшевые сапожки на шпильке прекрасно гармонировали с извечным коротким каре крашеной блондинки. Стильная асимметричная причёска Сандры напомнила мне о нашей первой встрече у Ани.

— Ты знаешь, где сейчас Аня? — набравшись смелости, спросил я, когда мы закончили смеяться.

— Где-то в Москве. Она ждала тебя, Витя. Долго надеялась, что ты вернёшься. Рассталась с Родионом ради тебя. Сделала операцию, а потом потеряла надежду и уехала в Москву, никому не сказав. Я случайно узнала от её родителей.

Я смотрел перед собой погрустневшим взглядом, неожиданно весь фарс происходящего проник в душу,

прищемил сердце.

— Но как-то же можно её найти? — тихо спросил я.

— Не думаю, что это хорошая идея.

— Почему?

— В последнее время она часто говорила о тебе. Жаловалась, что ты разбил ей сердце. А потом сказала, что лучше бы ей было совсем не знать тебя, — Сандра смотрела на меня в упор, и знакомый огонёк укора, зеленоватый, светился в её непокорном остром взгляде.

— Вот вы где! — неожиданно раздался знакомый голос за спиной. Я обернулся.

— Мириам! — вырвалось у меня.

— Витя, что за маскарад! — жгучая шоколадка в белых шортах и розовом открытом топике, качая головой, дула губки. Она выглядела так же великолепно, как два года назад. В её чёрных глазах озорные огоньки выдавали плутовские намерения.

Неожиданно она наклонилась и поцеловала меня взасос со всей нежностью, на которую способна большая кошка.

— А целуешься как прежде, — оторвавшись, сказала она. — Кажется, он всё перепутал! — обратилась она к Сандре.

Энергично взмахнув рукой, Мириам поправила длинные, разлитые по плечам, волосы цвета вороного крыла.

— Возьмём его с собой? — продолжила она, заигрывая глазками с захмелевшей Сандрой.

— Конечно, — та хмуро улыбнулась в ответ.

***

Мириам снимала ту же квартиру-студию на последнем этаже элитной многоэтажки. Такси доставило нас под самый подъезд, и три девушки навеселе, какими мы могли показаться со стороны, дружно покинули просторный салон старой «Волги», поднялись по лестнице крыльца.

— Ты так внезапно уехал, — проворковала Мириам почти в ухо, когда мы в обнимку подошли к лифту. — Родион — мерзавец! Подставил тебя. Мы с Аней долго искали, куда ты пропал. Почему ты не отвечал на наши имейлы?

— Я не получал ничего.

Она недоверчиво уставилась на меня:

— Теперь всё понятно. Я давно подозревал

а, что он читает мою почту. Скотина! — Мириам красочно топнула ножкой, поджав губки.

Мы вошли в приехавший лифт.

— А ты получала моё сообщение? — я думал о подлости, на которую способен человек. Известие Мириам вызвало во мне временное помешательство. — Я просил прощения, если помнишь.

— Прощения? — Мириам полезла в сумочку, выискивая телефон. — Вот, до сих пор храню. Это последний имейл от тебя: «Дорогая Мириам! — начала читать она вслух, чеканя слова певучим акцентом. — Я уезжаю далеко и надолго. Мне было хорошо с тобой, но я решил найти нормальную девушку и завести семью. Пожалуйста, не звони мне больше и не пиши. Всё кончено. Я хочу порвать с прошлым. Витя».

— Я такого не писал, — отозвался я, переживая шок. — «Нормальную девушку». Что значит «нормальную»?

— Теперь я знаю, кто это написал, — Мириам гневно сверкнула чёрными как смоль очами.

— Я всегда любил тебя, Мириам. И Аню тоже. И Сандра — очень хороший человек.

Сандра, открывавшая в этот момент дверь своим ключом, фыркнула.

— Я знаю, Витя. Это всё он виноват. Он всё подстроил, — Мириам сжала кулачки. — Ну я ему покажу! Он у меня попляшет! Козёл!

Мы зашли внутрь. Тёплый жёлтый свет настенных светильников озарил просторную прихожую, плавно перетекавшую в зал-студию. Толстое ковровое покрытие, бежевое, устремлялось по комнатам разводами теней, оборачивало современный интерьер квартиры в домашний уют. Не смотря на близкое знакомство с Мириам, я никогда раньше не бывал у неё в гостях. Случайная встреча с Родни пугала меня увольнением и местью. Теперь всё было иначе. «Если он появится, я даже глазом не моргну», — думал я.

— Сандра, сделай нам, пожалуйста, выпить, — попросила Мириам, следуя за мной в глубь зала.

— Чего изволите? — с сарказмом откликнулась та откуда-то слева, где, судя по всему, находилась кухня.

— Твой любимый коктейль.

— Мой любимый коктейль? — Сандра высунула голову из арки и вылупилась на нас в недоумении.

— Да, твой любимый. Два бокала — мне и Вите. А себе красного вина, — Мириам устало откинулась на диване.

— Слушаюсь, моя госпожа, — нараспев ответила Сандра, продолжая пялиться на нас странным взглядом.

Мириам нашла пульт и включила музыкальный канал.

— Вы всё ещё играете в подчинение? — я с любопытством посматривал на Сандру, мелькавшую на кухне.

— Она играет. Я живу.

— Лучше и не скажешь, — я усмехнулся.

— Хорошо, что ты вернулся, — Мириам взглянула на меня. На её лице светилась знакомая хитрая улыбка. — Мне нужен бизнес-партнёр. Согласен?

— С тобой, Мириам, я на всё согласен, — в душе я радовался, как ребёнок. Перспективы работы с Мириам кружили голову. Только я и Мириам, и ещё Сандра. И Аня. Я обязательно найду её. Мы будем вместе, думал я. Я больше никогда не покину её.

— А ты классно выглядишь! — Мириам, сидевшая всё это время в метре от меня, подсела вплотную и приблизилась для поцелуя.

— Тебе нравится? — мне казалось, что жар возбуждения спускается от головы вниз по позвоночнику, растекается свинцовой тяжестью по телу.

— Да, девушки мне нравятся, особенно сумасшедшие, — журчащий голос Мириам, её нежные губы, которые она вдруг облизнула, сверкающие антрациты зрачков вырвали меня из реальности, окончательно погрузили в безумную пляску флирта.

— Я могу быть парнем, если захочешь, — прошептал я. Мой взгляд поплыл, дыхание замедлилось. Мириам почти касалась моих губ. Мы говорили рот в рот, ощущали горячее дыхание друг друга, бесконечно долго выдерживали дистанцию в два сантиметра.

— Ваши напитки, мадам, — прервала нашу идиллию Сандра.

— Переоденься, — не отрывая от меня взгляда, бросила Мириам.

— Во что?

— А ты как думаешь?

— Да, моя госпожа, — Сандра за два года знакомства с Мириам выдрессированная до беспрекословного повиновения удалилась в спальню.

Мы тем временем приступили к дегустации необычного густого напитка, похожего по вкусу и цвету на сгущённое молоко. Два больших бокала, наполненные до краёв, стояли, украшенные зонтиками, на журнальном столике.

— До дна, — объявила Мириам, наблюдая за моей реакцией. — Этот напиток поможет тебе расслабиться.

Там был алкоголь и ещё что-то. Что заставило мой член встать колом. Такие же метаморфозы произошли в белых шортах Мириам: паховая область взбугрилась, ширинка вывернулась наружу. Большой кошке стало тесно, и она расстегнула верхнюю пуговку. Через пол-часа поцелуев, поглаживаний мы были во всеоружии — две взведённые девушки с рвущимися залитыми сталью членами.

Когда перед нами грациозной походкой прошествовала Сандра в белом нижнем белье, на шпильках, с поводком в одной руке, прицепленная за ошейник, мы не стали сдерживаться: накинулись на неё, как две львицы на лань, повалили животом на диван и тут же приступили к трапезе.

Сандра, знавшая о действии коктейля, пришла к нам подготовленная. Её упругая детская вагина текла возбуждением, твёрдая, как орех, попа играла рубином. Пальцами и языком я изучал структуру промежности мисс фитнес. Мириам тем временем ухватила жертву за поводок, притянула к себе и с силой вогнала член глубоко в глотку.

— Сандра была плохой девочкой? — дразнила она покорную рабыню, заставляя её давиться.

— У-гу, — мычала та.

Мой язык скользнул по горячей дырочке, спустился к клитору, раздвигая внутренние губки влагалища. Двойная атака вызвала сдавленный стон удовольствия у Сандры.

— Сандра заслужила наказание? — заигрывала Мириам, покачивая бёдрами.

Сандра вырвалась на секунду, чтобы выдохнуть из себя:

— Да, — и тут же вернулась на член.

— Накажи её, — приказала Мириам, обращаясь теперь уже ко мне. Она стояла в том же розовой открытом топике и чёрных сдвинутых набок стрингах. Белые шортики валялись на полу, откинутые ножкой в сторону.

— Да, моя госпожа, — я улыбался, соглашаясь с правилами игры. Оторвавшись от горячего влагалища, я встал с дивана, продолжая разглядывать спортивные формы Сандры. Платье, словно шелуха кукурузы, опало к моим ногам, и я остался в белых ажурных стрингах, натянутых спереди на вздыбленный член. Сдвинув тонкую ткань трусиков, я одним махом вошёл в расплавленное влагалище Сандры. Та выгнула спину, как кошка, глубже насаживаясь на меня, заскользила вперёд-назад между нами.

Коктейль, приготовленный Сандрой, странным образом воздействовал на эрекцию и чувствительность. Казалось, я не чувствовал проникновения, только стальной поршень, впаянный в паху, скользил в горячих недрах Сандры. Она была тугая и нежная одновременно, яркий рубин анальной пробки игриво реагировал на вдавливание пальцем.

Ухватившись за попу-орех, я мягко работал бёдрами, предчувствуя не скорое завершение акта. Сандра под нами, судя по стонам, превратившимся в протяжное мычание, приближалась к первому пику. Внезапно Мириам, лишив свою рабыню возможности сосать любимый член, встала на диван и нашла мой рот. Её каменный, обтянутый венками, член с вывернутой сердечком головкой, толстым семенным каналом снизу легко вошёл в мой полуоткрытый от удивления рот.

И я принялся сосать у Мириам, одновременно трахая Сандру, свободной рукой массируя пухлые розовые яйца шоколадки, которая, похоже, не собиралась останавливаться на достигнутом.

Соскочив с дивана, она зашла сзади. Внезапно я ощутил её головку, приставленную к анусу.

— Расслабься, девочка моя, — проворковала Мириам, сопровождая слова лёгкими шлепками по попе.

Я расслабился, и она забрала меня так же легко, как когда-то я забрал её впервые. Я вздохнул, ощутив огромный член, распирающий меня изнутри. Он скользил так же легко, как я скользил в Сандре, был таким же твёрдым, как мой член, который под воздействием коктейля оставался каменным. Мириам трахала меня нежными шлепками, ухватившись паровозиком. Её груди прижимались к моей спине, соски скользили по коже. Я забыл про Сандру, окончательно улетел, поддавшись влиянию большой кошки. Она работала мягко, ритмично, не давая мне покоя. Выгнув шею, я плавился с ней в поцелуе.

Мириам слегка нагнулась и руками ухватились за бёдра Сандры, притянула их, натягивая и меня, и Сандру на свой член, который теперь волнами посылал импульсы вперёд. Я инстинктивно повторял движения, стал продолжением Мириам. Не я трахал Сандру, а Мириам руководила нами обеими. Она командовала, когда нам кончать, решала, когда я лишусь чувств, сольюсь с ней в её оргазме, почувствую, как замрёт и взорвётся её член, прокачивая струйки семени, как это вызовет цепную реакцию, и я, обсасывая анусом вымя Мириам, взорвусь в свою очередь, затрахивая кончающую подо мной Сандру, кончая в неё своим семенем, но не потому, что я так решил, а потому что Мириам захотела. Она сношала нас по инерция, потому что мы обе — я и Мириам — оставались каменными. Она указывала путь, требовала, чтобы Сандру орошали без презерватива. Она целовала меня как девушку, ласкала как девушку, шлёпала по попке, заполненной её горячим семенем, как девушку.

Мы повалились в объятия друг друга и ещё долго приходили в себя после невероятного совместного оргазма. Сандра довольно мурлыкала, облизывая наши члены, которые ни в какую не желали опадать. Мириам шептала слова любви на своём птичьем языке, затем положила меня на живот и заставила Сандру вылизывать анус, из которого тонкими струйками вытекало молочное семя шоколадки. Сама Мириам играла пальчиком с моей дырочкой, провоцируя меня на новые излияния.

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 1549
Скачать

Комментарии

0