Приключения глупой кошки. Часть 3

Папа спал в своей любимой утренней позе — на спине, одна рука под головой, одна на груди, одна нога прямая, одна согнута в колене и откинута набок. Его мужское достоинство, когда-то зачавшее меня, такое во всех смыслах родное находилось в расслабленном состоянии и забавно лежало набок влево у отца на левой ноге. Я наблюдала за спящим отцом и думала о разном. Ночью у нас были нежности, были и грубости. Он то заласкивал мне так что я затыкала рот подушкой, то называл сучкой и дрянной девчонкой и драл как последнюю шлюху, приговаривая что воспитал под себя безотказную давалку. Отец никогда так не думал, просто это было нашей маленькой игрой.

Я посмотрела снова на папин член. Когда он стоит, только созерцанием как он покачивается перед твоим ртом или влагалищем, можно упиваться вечно. Странно все это. Я перевернулась на спину и уставилась в потолок гостиничного номера. Там болтались какие-то замысловатые тематические конструкции на берберский манер и поигрывали лучи солнца, пробивающиеся сквозь штору, которые мы таки не закрыли до конца еще вечером.

Папа во всех смыслах приятен. И в постели, и в жизни, и как человек, и как мужчина. Я знала лишь общие причины и факты, почему мама ушла от него к другому и оставила меня ему — мы никогда не обсуждали слишком глубоко эту тему. Я снова посмотрела на папин член. Даже в покое он представлял из себя манящее зрелище. Наверное папочка будет не очень зол, если любимая дочь разбудит его минетом.

Я придвинулась ближе. Папа спал как ни в чем не бывало. Его грудная клетка мерно вздымалась и опускалась, ничего не предвещало его скорого пробуждения, что давало мне возможность поиграть. Моя рука легка ему на колено и нежно двинулась вверх к вкусному месту. Папа этого даже не ощутил. Я сдвинула ладошку в сторону, кончики пальцев проникли ему между ног и нежно накрыли его большую мошонку. Он лишь вздохнул во сне, не более. Я придвинулась еще немного ближе, все еще удерживая ладошку у него на мошонке. Немного помяла ее, погладила, сделала пальцами чешущие-ласкающее действия. — Укмпф... — вздохнул папа во сне и я тут же отдернула руку. Он пожевал губами, но сон никуда не делся, он продолжал спать. Я дотронулась указательным пальцем до его вялого пениса и подушечкой провела до головки, сделала круг по губам уретры и по шву вернулась к яичкам. Снова нежными ласкающими движениям, но более настойчиво, погладила папину мошонку. Погладила его по лобку, приминая черные вьющиеся волосы, обрамляющие мужское достоинство. Погладила мускулистые бедра и рельефные мышцы, которым папа уделяет так много времени в тренажерке. Вернула ладошку на мошонку, зацепившись при этом большим пальцем за основание пениса. Сомкнула большой и указательный пальчики у основания, немного приподняла папин пенис и легонько подвигала у основания, медленными движения так чтоб головка описывала небольшие круги. Папин пенис тут же отреагировал и начал крепнуть. Головка больше раздулась и приобрела темно-малиновый цвет, появилась капля смазки. Я чуть более небрежно подергала папу за член, от чего пара капель смазки разлетелись по сторонам, а сам член забавно шлепался о мою руку. — Уффф — сказал папа во сне и перевернулся на бок. Я еле успела отдернуть руку, а то улетела бы через папу с кровати на пол или еще чего доброго больно дернула бы его за прибор — конфуз получился бы неимоверный.

Я села на кровати. Похоже было, что папочка не сильно настроен играть во сне. Надо было вставать, идти в душ и еще чем-то занять себя до завтрака. Спать не хотелось. Трезвой мыслью было посещение спортзала и утренняя тренировка.

Я подползла ближе к папе и наклонилась над ним заглядывая через него на плоды своих недавних трудов. — Кхм... — он резко во сне перевернулся обратно на спину, теперь уже согнув и отбросив в сторону правую ногу. Тем самым движением он толкнул меня в коленки, немного отбросив назад. Инстинктивно выбросив руки перед собой, я таки смогла остановить падение, что в прочем не отменило того факта, что носом я уткнулась прямо в папин член. Меня тут же расперло от смеха, только представив в какой я позе нахожусь и как это будет выглядеть если папа сейчас проснется. Смех удалось сдержать. Просто улыбнулась и по-змеиному цыкнула, выпуская из себя лишний воздух смеха и перенапряжения. Начала приподыматься, но ведь находясь все равно в таком положении, все же наклонилась снова и нежно поцеловала папин член. Немного подумала и высунув язык послюнявила головку. Посмотрела на отца — он спал, ему было все равно. Лизнула по шву от головки к мошонке. Мелкими полизываниями прошлась туда и обратно. Легла щекой папе на лобок и замерла. Отец продолжал спать, даже не взирая на ново явление в виде моей головы у него на животе — видимо привык с годами, что я бывает во сне сплю на нем.

Из уретры снова появилась капелька смазки. Я лежала головой у папы на лобке, смотрела на папин немного напрягшийся, но все еще вялый член. Слушала как отец дышит во сне. Пыталась дышать с ним в унисон — получалось так себе. Я открыла рот и ерзая щекой по отцовским лобковым волосам двинулась к члену. Вялое мяско легко вошло во влажный рот. Я тут же обслюнявила его и легонько засосала, сделав вакуум ртом. — Ахахайй — тут же отозвался папа и я перестала засасывать, не выпуская пенис из рта. Я крутила языком во рту вокруг члена, пока он не стал достаточно твердым. Ладошка снова легла папе на мошонку и нежно гладила резко потвердевшие яйца. Когда член окреп достаточно, я прижала его к внутренней стороне щеки языком и начала откровенно трахать свой рот папиным членом, елозя по нему щекой и прижимая все это дело языком. Вспомнилось как когда-то давно, еще на первых порах, когда училась минету, папочка любил ласково называть меня своей защеканочкой. От этих воспоминаний и того что сейчас творится во рту, у меня потекло и заныло в животе. Рука отпустила папины яйца и сама потянулась делать то, что папа запретил делать на отдыхе без него, но сейчас то формально он был тут. — Аукхах! — выдохнул папа во сне и сделал мощное движение бедрами мне на встречу так, что язык соскользнул и пенис вошел мне в рот еще глубже. Я не ожидала, от того закашлялась и отстранилась. Было видно, что отцу уже снится что-то пикантное. Он тут же сделал несколько странных пассов руками, перевернулся на живот и уткнувшись членом в простыню, принялся довольно смешно и яростно пытаться трахнуть кого-то во сне. На деле он просто тыкался и терся членом об простынь, а я не знала чего делать дальше. Исход пришел так же быстро. Поняв, что что-то не так, отец со вздохом перевернулся обратно. Его вставший член мотнулся из стороны в сторону, ударяя его по ногам. — Укхм... — папа жалобно пожевал губами во сне. Я аккуратненько примостилась сбоку и снова взяла губами головку. Папа тут же наподдал бедрами и член проник мне в рот, но я успела выставить язык и я моя голова просто немного подскочила от папиного толчка.

Сидя на постели и упираясь одной рукой, второй я гладила то отцовские яйца, то поигрывала с кожей у основания пениса. Все это время губы равномерно ходили по головке и стволу, голова подымалась и опускалась, пенис проникал в рот и снова выходил, снова входил и снова выходил. — Ум-ум-ммм — папе явно нравилось соединение сна и реальности. — Хрыы... ! Член вырвался у меня из рта и по инерции шлепнув

по щеке, последовал за своим хозяином, перевернувшимся на бок. Я сидела в легком шоке. Второй папин выход был просто «вау, пздц». Помня предыдущий раз, я ретировалась на свою

сторону кровати. — Ну что за нахер?... — пробормотал во сне, похоже слегка проснувшийся папа и повернулся обратно на спину. Мне уже начинало «пробивать» на истерический смешок. Папуля во сне опять подергал тазом, от чего член мотало из стороны в сторону. Сон явно ускользал, а основной его участник требовал «продолжения банкета».

Я цапнула член и папа тут же замер. Легко взяла в рот, так же легко сосала. Через минуту смазка из головки пошла активнее, папа задергал бедрами, глубже задышал во сне и несколько раз вздохнул. Я, дура, решив дососать по-другому, выпустила всего на секунду член из рта и не успев вернуться, получила первую мощную струю прямо в нос и только вторую уже в рот. — «Было не очень приятно, но на всех хватило, как сказал бы марсианин из известного анекдота» — подумалось мне.

Отец уже расслабился и только иногда вздыхал и что-то бормотал во сне. Его член тоже стал вял и лишь легкие потеки спермы стекающие на простынку ему между ног, говорили о недавнем оргазме. Я лежала на своей половине. Вытирала салфеткой сперму с лица. Возбуждение как-то сразу спало. Папа перевернулся на живот, напоследок мотнув членом из стороны в сторону и несколько капель прилетело мне на живот. Я машинально стерла их салфеткой и села на кровати, свесив ноги на пол. — «Пойду пожалуй в зал, пока еще папа проснется». Мысль идти в душ сейчас была отвергнута, потому я натянула тренировочные шорты и топ, одела кеды и взяла ключ-карту доступа. С разными мыслями пошла в зал.

В зале было пусто. Ночной дежурный администратор даже не стала смотреть на мою карту — клиентов клубных ДеЛюкс номеров весь персонал обязан был знать в лицо и не доставлять лишних хлопот с идентификацией. В самом зале, в зоне весов, скучал ночной тренер Мануэль, который сильно обрадовался моей компании, с удовольствием поболтал со мной на ломанном английском о своей тяжелой жизни выходца из многодетной семьи, а после в душе, использовав презерватив из упаковки с арабскими иероглифами и 5 минут времени, осчастливил себя сексом с богатой клиенткой и небольшой долей дополнительных чаевых с моей отельной ключ-карты, кои были списаны на специальном терминале по статье «дополнительные расходы на тренировки — поощрительная премия для тренера».

К завтраку из зала я вышла довольная, свежая после душа, похорошевшая после минета и секса в душе с темнокожим Мануэлем и просто всячески в хорошем расположении духа. Как всегда села за столы в зоне для клубных номеров. Заказала кофе и английский завтрак — омлет с беконом и зеленью, булочки с маслом и джемом. За намазыванием одной такой булочки джемом, меня и застал папа.

— Эй, привет, масюся! — Доброе утро, пап! — Ну как завтрак? — Супер! — Ты рано встала. Выспалась хоть? А то я тебя вчера так помучал... — папа немного смутился, видимо вспомнил ночь. — Да, все нормально пап — я широко улыбнулась. — Где была? Что делала, пока я отсыпался? — В зале была. Тренькалась... — я намазывала булку дальше. Подошел официант. — Что будете заказывать, Господин? — обратился к отцу. — Все как и ей, только не омлет, а просто жаренные яйца и чтоб желтки хорошо прожарились — на слове «яйца» я скрыто улыбнулась, вспоминая отцовские. — Мисс, что-нибудь еще желаете? — это уже ко мне. — Еще один доппио и тирамису. Официант принял заказ и удалился. — Да после вчерашнего стоит подкрепится, да и сегодня будет весело. А ты еще и спортом своим утром страдала. — Мой спорт такой же как и твой — парировала я. — Еще не известно кто из нас больший фанатик. Ты со своими «сокамерниками» бывает зависаешь по пол дня в зале, а мои тренировки дольше 3-х часов не длятся. — За «сокамерников» по попе получишь — папа шутливо пригрозил мне вилкой. — Эти «сокамерники» к слову мои друзья и твои любовники, могла бы и помягче их обозвать. — Со-тренировочники? Со-трахальщики? — я развеселилась. — Просто друзья, разве плохо? — Наверное нет... — Ну вот... Подошел официант с моим и папиным кофе, и моим тирамису. Отчитался, что папин завтрак будет готов через минуту и скрылся. Я ела завтрак и осматривала зал, смотрела в панорамные окна, думала о сегодняшнем. Отец залез в свой воздушный яблочный планшет и видимо листал новости и сверялся с чем-то, во всяком случае у него был его типичный вид работающего человека. — Ты обещал не работать во время отпуска — воткнулась я в его рабочее состояние. — Знаю, уговор дороже денег — папа улыбнулся мне. — Просто новости посмотрел, почту и всякое-такое прочее. — И что нового в стране? — В стране? — Вот видишь, нормальные люди смотрят новости, а ты смотришь экономические новости, а это другое. — Ну ладно, ладно — папа положил планшет и примирительно поднял руки вверх. Официант принес его завтрак. — Ты такая умница красавица у меня — отец смотрел на меня с обожанием. — Знаю. — Знаешь? — он иронично удивился. — Ну мы ведь занимаемся таким бурным и страстным сексом. Была бы я не такая, мы были бы просто отец и дочь — я перешла на шепот. — Хочешь сказать, что не будь между нами своеобразных отношений, ты не была бы умницей и красавицей? — Наверное была бы... Слушай, пап, это сложная тема. Ты мой отец, но помимо прочего еще и мой любовник, и у нас это давно. И это уже так давно, и я так привыкла к нашему сексу, что копаться в что да почему я как-то не хочу — я говорила все так же тихо. — Ты сейчас очень похожа на мать... — тоже тихо сказал он. Я сразу заткнулась и будто на стену натолкнулась. Это было запретной зоной. Какое-то время мы завтракали молча. — Я не хочу все то, что мы на сегодня запланировали. Хочу просто яхту и поплавать. — Почему? — Просто не хочу, расхотелось. — Эй, ты ведь не из-за меня? — Нет, просто не хочу! — Ладно — папа достал айфон и сверившись с ключ-картой, набрал внутренний номер отеля. — Это клиент из номера 1103, мы хотели бы отменить все заказанное на сегодня и просто арендовать яхту на весь день. Двухмачтовую, моторную. Отец говорил в трубку что-то еще, благодарил что вошли в положение и отменили кучу всего нами ранее запланированного. Я думала о всяком. Щелчки пальцев перед носом заставили вырваться из раздумий. — Эй, кис, ты тут? Где плаваешь, по каким морям? — папа щелкал у меня перед носом. — Задумалась. — О чем? — Да, так. Не важно... — Что-то ты раскисла совсем, а была веселая такая — он отхлебнул кофе. — Знаешь, раз уж у нас такие отношения, мне сегодня снилась твоя мама. — И что?... — я отвлеклась, отец обычно неохотно говорил о ней. — Снилось кое что — папа выжидающе отсутствующе смотрел в окно. — Что снилось то? Что-то пикантное? — я закусила губу и хихикнула как дурочка. Отец посмотрел на меня, затем резко привстал и перегнувшись через стол ухватил меня за подбородок и подтянул к себе. Наши глаза встретились. — Мне было очень приятно с ней! Очень! Этот сон был чудесен! Этот момент был у нас незадолго до того, как мы сделали тебя. Я проснулся. Я кончил во сне. — Видимо тебе с мамой было хорошо и тогда и во сне — пробормотала я отводя глаза. — Мой член был в моей сперме и еще какой-то жидкости — папа притянул меня еще ближе и заставил силой смотреть ему в глаза. — Скажи мне честно, это была ты? — Уже больно! — Что? — Больно уже, да отпусти ты! — я шмякнулась обратно в кресло, потирая подбородок и шею. — Ну да, ладно, это была я. Решила чуть поиграть с тобой. Ты был неподражаем папочка, жаль на камеру не сняла для истории. — Понятно... — он сел обратно в кресло, затем встал и подошел ко мне, погладил по шее. — Извини... и спасибо. — Да ладно, бывает. А спасибо за что? Папа наклонился к моему уху. — За то что напомнила мне, как хорошо мне было с той, которую я когда то любил и той, которая подарила мне ту, которую я люблю теперь каждый день.

Я покраснела. Папа вернулся в кресло. Это был мой папа. Мой любовник. И он был таков во всем.

Тунис. 2012 год.

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 20117
Скачать

Комментарии

0