Семейные зарисовки

Пробуждение после вчерашней пьянки оказалось стремительным и неожиданным — мне кто-то усердно сосал член. Голова немного гудела, как-никак было выпито поразительно много в честь институтского «экватора».

Дома жарко, потому я укрываюсь лишь пододеяльником и сейчас под ним кто-то увлечённо работал ротиком. Да и сплю я на родительской кровати!

Память начала с усилиями восстанавливать вчерашний день. Была пятница. Мы гуляем у одногрупника. Полуодетых девиц хватает, но, у меня в голове как раскалённый гвоздь мешается принцип, что пьяная девка — лёгкая добыча, но тяжёлая ноша. Нет, не хочу проблем спьяну, потому я возвращаюсь домой один. Да, точно! Возвращаюсь один, а потом!

Все воспоминания вспыхнули в голове разом, перехватив дыхание.

Меня встречает мачеха! Батя в командировке уже неделю, дома только эта стервочка, с которой у меня не особо-то складывались отношения. Юля начала на меня рычать, выговаривая своё недовольство. Это она-то мной и не довольна! Живёт как ей нравится, пользуется папиными денежками, сама не работает и меня хочет так же приструнить.

Взгляд тогда отметил её короткий халатик и адреналин с алкоголем и накопившимся желанием сыграли злую шутку. Я перехватил её и поволок в их спальню. Скотч прихватил по пути. Она отбивалась, повизгивала, но сделать что-то с мужчиной в реальности была попросту не способна. Распял я её очень быстро и после этого уже разделся, скинув вещи на пол.

Она ещё что-то возмущалась, но я пригрозил, что засуну в рот свои труселя, если не заткнётся. И даже, для доказательства своих намерений, бросил трусы на лицо. Сучка замолчала.

Ох, с каким вожделением я распахнул шёлковый халатик, под которым ничего не оказалось. Классное тело для тридцати пяти летней женщины. Такие упругие сиськи не меньше второго размера, подтянутый животик и гладко выбритый лобок. Таким чудом надо насладиться полностью.

Ммммммм. Я полил её тело массажным малом и начал мять. Кожа скользила под пальцами. Такие податливые груди с твёрдыми сосочками. Их оказалось удивительно приятно сжимать пальцами, чувствуя, как они выскальзывают. И даже прикусывать зубами.

Мачеха постанывала, когда я был особенно не сдержан и просила её отпустить. Обещала, что отцу ничего не расскажет. Но мне было глубоко наплевать. Меня весь вечер дразнили пьяные институтские девки, а теперь я уже не способен сдержаться и остановиться.

Я сел сверху на мачеху, чтобы сжать её сиськами свой член и начал их неспешно трахать. Член стоял колом, а я хотел получить удовольствие по максимуму, ведь, чем больше дразниться, тем слаще потом кульминация.

Член скользил меж её сисек, упираясь в подбородок. Она уже ничего не говорила, просто смотрела на меня с широко открытыми глазами.

Затем я соскользнул вниз, запустив пальцы в промежность. Она текла! Эта сучка текла! Какой восторг ощущать это!

Пальцами одной руки я начал постепенно проникать в неё, играя, выскальзывая, перебирая губы, снова погружаясь. А другой рукой занялся клитором: не спеша гулял вокруг него пальчиками, сжимал, теребил, чтобы снова отпустить и так раз за разом.

Мачеха уже стонала совсем не от боли. Она подавала свои бёдра навстречу и иногда начинала вздрагивать всем телом. Шёпот было не разобрать, да я и не планировал, продолжая играть своей добычей.

Мои руки перебрались на грудь, а член прижался к её пиздёнке. Я начал тереться всем телом, сжимая её сиськи и натягивая на себя.

— Пожалуйста... — прошептала она. Но меня уже так задрали её просьбы отпустить, что было глубоко наплевать. Я знал, что сегодня буду её трахать. Пути назад уже не было.

Сейчас её губы так призывно открыты, что дико! До безумия! Хотелось засадить туда свой член. Но инстинкт самосохранения напоминал о зубах — острых таких, которыми жертва неприменёт воспользоваться.

— Димочка, трахни меня!

— ЧТО?

Её глаза широко открыты. Дыхание сбитое и тяжёлое, словно бежала стометровку, а я не мог поверить ус

лышанному.

— Трахни меня! Сейчас же!

— Вот так?! — Член в этот момент я чуть направил вниз, и он влетел в горячий провал по обильнейшей смазке. Мачеха текла, что я и не представлял, что так бывает. Насадил её на всю длину одним жёстким движением, вызвав громкий стон.

И начал трахать жёстко и глубоко, без переходных медленных моментов. А она подо мной стонала, кричала и умоляла ещё. Всё тело трясло и не только от моих толчков.

Надо признаться, что такой реакции я не ожидал. Она была связана, прижата мной, но всё равно как-то умудрялась двигаться. Чтобы насадиться на член ещё глубже. Тогда как мне не удавалось дойти до кульминации — видимо, алкоголь мешал.

После бурного и мощного оргазма свой мачехи я ещё какое-то время её трахал, но уже не так бурно — голова кружилась от выпитого. Да и хотелось разнообразия. Тем более, раз она сама уже не жертва изнасилования, но по проявленной страсти, ещё неизвестно, кто кого будет насиловать.

В прикроватной тумбочке всегда лежали ножницы. Ими я и воспользовался, чтобы избавиться от скотча. Юля уже не сопротивлялась. Теперь предо мной была не стервозная мачеха, а похотливая текущая шлюшка.

— Иди ко мне, теперь тебе придётся поработать другой дыркой! — Я подтянул её к краю кровати так, чтобы голова свисала и приставил член ко рту. Ротик гостеприимно открылся, впуская меня, — Ты готова?

— Ага. — проворковала Юля, следом заглатывая мой член.

Делала это она поразительно ловко. Буквально немного надавив я погрузился глубоко в глотку. Мачеха тут же начала дёргаться, сдерживая рвотный рефлекс, но меня не выпускала. Вышел я так же плавно, как и вошёл, позволяя ей вдохнуть и повторил операцию снова. Теперь уже не просто вошёл, а начал понемногу двигаться. Ох, как сладко сжимала её тесная глотка мой член и ещё острее становилось от ощущения этой дикой первобытной похоти и обладания над женщиной.

Из глаз Юли текли слёзы, но она продолжала безропотно глотать член.

— Какая у тебя рабочая глоточка! Мне понравилось!

Я развернул её и поставил раком, но вместо члена вошёл в дырку большим пальцем. Мачеха подалась назад, насаживаясь на член. А когда я прижал ладонь к лобку, стараясь сжать и большой палец внутри, так похотливо застонала и начала двигаться, требуя траха. В ответ я звонко припечатал ладонь к её круглой заднице. Юля взвизгнула и сжалась.

— Что-то не очень-то ты меня хочешь!

— Хочу! Димочка, трахни меня.

Я оставил след ладони на второй ягодице, сильнее насаживая пиздёнку на свой палец. Юля стонала и извивалась.

— Ещё! Я хочу ещё!

— Член или порку?!

— Член. Пожалуйста! Я хочу член! Именно твой член!

Раком я ебал её яростно и неудержимо. Соседям сегодня явно не спалось. Как в анекдоте: хороший секс, это когда даже соседи потом выходят покурить.

Моя мачеха оказалась ненасытной, тогда как я никак не мог кончить. Три часа пьяного секс-марафона мой организм выдержал, так и не подарив мне оргазм.

— Заебался! Так! Быстро сосать, пока я не кончу, сука!

Я упал на постель, предоставив свой член мачехе. И она с готовностью набросилась на меня. И именно в этот момент меня поглотил сон.

— Привет! — Я поднял пододеяльник, оттуда на меня смотрели весёлые игривые глазки.

— Доброе утро, Димочка!

— Ты сосала всю ночь?

— Нет. Ты ночью из меня вытрахал все силы, я уснула с членом во рту и проснулась с ним же.

— Запрыгивай!

Юля с готовностью оседлала меня. Утренний свет подчеркнул её тело, продемонстрировав следы моих пальцев на груди.

— Ой. — сразу же отреагировал я. Будучи пьяным на свет явились мои тёмные стороны.

— Ничего страшного. Твой отец прилетает через три дня. Пройдут.

— Я смотрю, ты за неделю без него изголодалась.

— Неделю? Не смеши меня! У твоего папаши член встаёт раз в месяц максимум. Я уже пять вибраторов сломала.

— Мой член не сломается.

— Ох, как я на это надеюсь, мой секс-повелитель.

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 51124
Скачать

Комментарии

0