Запах любимой женщины. Часть 8

Месячные начались у Марины на следующий день. Что совпало с ее первым рабочим днем после выходных. Как результат весь день был просто кошмарным. Ибо женщина не могла до конца, всецело сосредоточится на рабочем процессе. Так как периодические менструальные боли и дискомфорт связанный с обильным кровотечением доставляли массу неудобств. В силу чего день сложился для Марины не совсем удачно.

Она умудрилась напутать в ведомости, за что и была со всей строгостью отчитана начальнице. Плюс к этому случилась пара размолвок с коллегами, что окончательно испортило настроение к концу рабочего дня. Однако, все же вечером, по выходе из здания конторы ее ждал приятный сюрприз.

А именно стоящая на крылечке Анна в свободной белоснежной блузке с коротким рукавом без воротника и коротких высоких синих джинсовых шортах. В руках она держала ярко красную розу. И едва Марина вышла из дверей в черном коротком платье и под цвет ему черных босоножках на высокой шпильке, девушка вручила ей цветок.

— Спасибо милая. – Заулыбалась подарку женщина. – Ты с занятий?

— Да. – Кивнула девушка, поправляя за спиною темно синий рюкзак и беря мать под руку.

— И как первый учебный день в новом семестре?

— Ничего особенного!

— Тогда пошли домой.

— Или может, доедем на маршрутке?

— Нет Нюта. – Для удобства Марина перевесила сумочку на левую сторону чтоб та не мешала дочери к ней прижиматься. – На работе столько всего, что я хотела бы пройтись.

— Я согласна…. – Анна, лукаво сощурившись, метнула на Марину игривый взгляд. – С радостью прогуляюсь с самой красивой девочкой.

— Нюта я уже не девочка, мне сорок два….

— Пусть и так! – Протестуя возразила девушка. – Но, не смотря на возраст у тебя фигурка, которой может позавидовать половина моих ровесниц.

— Правда?

— Ты у меня очень красивая мам! – Ткнувшись личиком в материнское плече замурлыкала Анютка. – У тебя шикарная внешность, классная попка и ножки….

— Анька прекрати, ты меня смущаешь! – Рдея от проступающего на щеках румянца, промолвила Марина. – Сейчас буду идти по улице красная как рак!

— А что я такого сказала? – Шуточно возмутилась девушка. – И это я еще молчу о волшебном запахе твоих трусиков….

— Ты нюхала мои трусики? – Марина чувствовала, как горит ее лицо.

— Я не могла устоять от искушения.

Не смотря на сильное эмоциональное стеснение, слова дочери нравились Марине. Она вдруг ощутила то чего ей давно не доставало. Необходимое каждой женщине сексуальное внимание. И пусть пикантные комплименты и пошлые откровенности исходили от родной дочери, они были не просто приятны женщине. Марина внезапно почувствовала, что они ее возбуждают, освобождают ото сна ее женское либидо…. И сама того от себя не ожидая Марина вдруг в слух произнесла:

— Надо будет как ни будь понюхать твои трусики.

— Я надеюсь, ты влюбишься в мой запах, так же как я влюбилась в твой.

Две прелестницы свернули с улицы во двор и пересеча его по диагонали вошли в плохо освещенный подъезд. Не удержавшись, Анютка тут же прижала Марину к холодной стене, впившись в ее губы ненасытным страстным поцелуем. Однако Марина поспешила отстранить от себя дочь:

— Нютка прекрати. – Строгим, не терпящим возражений тоном промолвила она. – Нас могут увидеть.

— Прости, я просто слишком сильно соскучилась. – Оправдываясь, ответила девушка. – Мне и в самом деле следовало подумать об осторожности, прежде чем набрасываться на тебя.

Анна состроила виноватую, полную сожаления гримаску, чем вызвала улыбку Марины:

— Не сердись на меня. – Промурлыкала она.

— Ну как на тебя засранку можно сердиться. – Улыбаясь, женщина чмокнула дочку в мочку ушка. – Мне ведь признаться весьма приятны твои знаки внимания. То как ты меня встречаешь меня с работы, даришь цветы…. Но все же не следует забывать об осмотрительности. Не все как Анжела способны отнестись к подобного рода любви без предрассудков как к чему-то вполне естественному. Если уж я сама до сих пор пребываю в шоке от меж нами происходящего, то представь что будет с окружающими…..

Едва Марина, окончив речь, замолчала, как будто в подтверждение ее увещеваний о риске быть застигнутыми, дверь подъезда громко хлопнула и в него вошла супружеская пара. Статный широкоплечий мужчина с посеребренными сединой темными волосами и не высокого роста стройная симпатичная очаровательная сорокадвухлетняя женщина. Выглядевшая даже будучи облаченной в обычные синие джинсы и безразмерную белую свободно висевшую на ней футболку весьма сексуальной. Наверное, в первую очередь из-за ее некоторого необычайного сходства с лисичкой. Предаваемого ей благодаря роскошным рыжим прямым, распущенным по плечам локонам, и разрезу озорных зеленых глаз.

Соблюдая правила этикета хорошего воспитания, Марина вежливо поздоровалась, нажав кнопку вызова лифта. Вторя ей, Анна так же обменялась с супружеской парой приветствиями. Хотя они с матерью практически с ними не общались. Посему Анна знала о супругах сравнительно мало. Лишь то, что мужчину звали Кирилл, рыжеволосую бестию Оксана. Живут они этажом ниже. У них жирный шкодовитый сиамский кот, дочь Настя двадцати одного года и сын Станислав пятнадцати лет. Малолетний козел…. Еще Анне было известно, что Оксана училась с Мариной в одном классе, а Кирилл все пытался выяснить, кто писает у них на площадке…..

Меж тем двери лифта после минутного ожидания открылись и все четверо вошли в его кабинку. Сперва Марина и Анна, а уж за тем, поскольку выходить им предстояло раньше, Кирилл и Оксана. Мужчина ткнул кнопку пятого этажа, и металлическая коробка медленно поползла вверх. Ехать, правда, в столь не большом замкнутом пространстве было чуточку тесно. Однако девушка даже и из этого ухитрилась извлечь массу удовольствия. Решив мягко потрогать маму пониже спины.

Женщина даже замерла от неожиданности, когда почувствовала, как рука дочери вальяжно пристроилась у нее на попке. Пикантности ситуации добавляло присутствие двоих посторонних людей, стоящих в замкнутом узком пространстве менее чем в полуметре. Вследствие чего Марина была вынуждена сохранять внешнее безмятежное спокойствие, в то время как рука дочери свободно ощупывала ее ягодицы. По-хозяйски наглаживая упругие округлости, нежной девичьей ладошкой.

Покосившись на дочь, Марина послала ей украдкой взывающий к благоразумию взгляд. Однако полностью его, проигнорировав девушка с невозмутимым видом, продолжала не заметно для едущей с ними семейной пары ласкать мамину попочку. В итоге Марине ничего не оставалось кроме как примериться с дерзкими фривольностями дочери. К тому же они ей определенно нравились. С ними она начинала ощущать себя полноценной женщиной. Желанной женщиной…..

Кирилл с Оксаной, наконец, оставили их одних, покинув кабинку лифта на своем этаже.

— Ну, ты и экстрималка! – Как только двери затворились, и лифт продолжил подъем, картинно округлив и без того огромные ярко-синие глаза Марина ущипнул девушку за бок. От чего та звонко, пронзительно взвизгнула, засияв в улыбке.

Затем пристально посмотрев на дочь, женщина провела ей по губам большим пальцем руки. На подушечке, которого моментально остался розовый оттенок:

— Повезло еще что не заметили того что ты моей помаде.

— Мам, чем старательнее мы будем скрывать нашу связь, тем явственней она окажется. – Глубокомысленно аргументировала Анна.

— Пожалуй, твои слова не лишены смысла, но благоразумная осмотрительность все одно не будет лишней.

Лифт остановился, и прелестницы переместились из него сначала на лестничную площадку, а оттуда в прихожую квартиры.

Зажгли свет. Марина присела на мягкий пуфик. А Анна опустилась перед ней на колени. Как и делала это прежде, она заботливо сняла со стройных ножек любимой женщины черные кожаные сандалии. И, как и прежде не вольно, залюбовалась ее потрясающе красивыми ступнями. Маленькими ухоженными и аккуратными с хорошенькими миленькими пальчиками чьи ноготочки как и на руках покрывал черный лак. А второй на правой ножке и вовсе был украшен серебряным колечком. Что пр

едавало пальчикам ног дополнительную изысканную сексуальность. Наслаждаясь которой девушка сделала то, о чем так мечтала уже долгое время. Поднеся мамины стопы к лицу, она поцеловала их сексуальные пальчики. Нежно тронув губами кончик каждого. Пока не остановилась на последнем. Большом пальце правой ступни. Ему она уделила особое внимание. Вобрав его целиком в свой девичий ротик, и став самозабвенно посасывать. Что ввело Марину в некоторый ступор, полностью обескуражив на некоторое время. Пребывая в нем, она растерянно смотрела на дочь, не отнимая у нее стоп и чувствуя просыпающееся внизу живота возбуждение....

Анна же окончив ласкать ножки, развела их в стороны и стоя на коленях меж ними, обвила шею матери берестами белых рук:

— Я люблю тебя. – Прошептала девушка и ее губы соединились с губами Марины.

— И я тебя люблю. – Ответила таким же полушепотом женщина, как только девушка отняла уста от ее уст.

— Чем займемся? – Не двусмысленно спросила девушка.

— Только не этим. – Покачала головой Марина. – У меня месячные и я хотела бы в душ.

— Отлично! – Вскочив, Анюта направилась к ванной, по пути стаскивая с себя белую футболку и белый лифчик. – Я прогрею, прогоню воду.

Вздохнув, Марина утомленно поплелась следом, ступая босыми ногами по прохладному паркету пола. У женщины не было настроения для интимных забав, к которым ее так усердно склоняла дочь в виду эмоциональной импульсивности характера. Что присуще, наверное, практически всем овнам.

Когда Марина вошла в ванную Анна была полностью голой. Ее шорты и беленькие трусики стринги валялись на полу, а сама она кокетливо улыбаясь, стояла, прислонившись к стеклу душевой кабины с флаконом персикового геля в руках. Похожая на одну из древнегреческих богинь, запечатленных в мраморе, девушка была неописуемо несравненно прекрасна. Узкие плечи, тонкий стан, изящные бедра. Пирамидки грудок с навершиями торчащих розовых сосочков. Лобок тщательно выбрит. Длинные русые волосы словно покрывало стелились по хрупким плечам.

— Я планировала принять душ самостоятельно. – Не без интереса оглядев наготу дочери, промолвила Марина.

— Но я хотела.... – Начала было Анна, но Марина резко перебив, оборвала ее.

— Нюта я устала…. – Вздохнула Марина. – Дай мне спокойно помыться.

Отказ огорчил девушку, от чего она моментально поникла:

— Наверное, нужно было выпить больше таблеток. – Обидчиво пробормотала Анна и, подняв с полу шорты и трусики, попыталась уйти. Однако поймав за руку у двери, Марина остановила ее. Оброненное Анной напугало женщину. Марине сделалось страшно. А что если ее ребенок повторит попытку суицида, и на этот раз, приняв большую дозу. Конечно, идти на поводу потакая шантажу дочери, не следовало, и женщина решила попытаться объясниться:

— Пойми. Не будь ты моей дочерью, возможно даже я сама отважилась увлечься тобой. Но увы ты мое дитя и сам факт нашей интимной близости предосудителен. Так что Анечка я по сути застряла меж двух огней. Я люблю тебя и как мать и как женщина. – Говоря Марина не могла остановиться, изливая сокровенное чувственное подобно потоку реки. – Все это последнее время ты дарила мне подарки, радовала, баловала. И я только когда ты открылась, поняла, что на самом деле ты ухаживала за мной как за любимой женщиной. Надо сказать что делала ты это отменно. За мной ни один мужчина так внимательно и красиво не ухаживал…. Даже твой отец…. Ты во всем действовала правильно, как зрелая молодая женщина. И я ощутила в тебе ту поддержку, в которой так нуждалась. Так не порти все сейчас….

Марина привлекла к себе Анну и впилась в ее губы долгим полным нежности поцелуем. Заставившим все естество девушки затрепетать в сладкой неге волнительного чувства, от которого ее коленки задрожали, и она теснее приникла к матери обнаженной плотью. В то время как девичьи губки Анны млели под женскими губами, даруя им всю свою сладость. Лишь с трудом Марина оторвалась от них и, повернувшись к дочери спиной, она приподняла волосы на затылке.

— Расстегни. – Попросила она.

— Но ты не хотела.

— А теперь хочу, чтоб ты помогла мне принять душ!

— Капризная ты! – Потянув замок, Аня распустила молнию до поясницы, и платье само соскользнуло с плеч женщины, упав к ее ногам. Под ним остались черный плотный бюстгальтер и черные трусики слип.

Освободив от лифчика великолепные упругие груди матери, девушка отправила предмет гардероба вслед за платьем вниз. Далее присев на корточки, к стопам женщины она стянула ее трусики.

В первородной своей красоте, оставшаяся таким образом нагой женщина, переступив через ворох скопившихся вокруг ступней, прошла в душевую кабину, под мягкие струи теплой воды. Прежде чем присоединиться к ней, Аня взяла мамины трусики и отклеила от них испачканную кровью прокладку. С тем чтобы пока мест положив ее на край раковины впоследствии выбросить. После чего девушка, намылив мочалку, приступила к купанию Марины. Сначала потерев, покрыв белой мыльной пеной ее плечи. От них ниже чудесные топорщащиеся розовыми сосочками груди. И еще ниже плоский животик с аккуратненькой ямочкой пупочка.

Льющаяся на тело женщины вода, стекая по нему, сразу же смывала наносимое мыло. Оставлявшее благоуханный арбузный аромат на бархате чистой мокрой кожи.

Присевшая на корточки Анюта очень скоро добралась до маминого лишенного волос, как у девочки, гладенького лобка. Здесь она решила быть максимально деликатной, используя не мочало, а ладонь. Марина, послушно чуть расставив ноги, безропотно позволила дочери себя подмыть, свободно действуя рукой в своей промежности. Что девушка делала весьма нежно, трогая половые губки матери. Омывая их ласкающими легкими движениями.

— Повернись. – Наконец попросила девушка, и Марина развернулась к ней попкой.

Пройдясь по ягодицам, девушка наиболее тщательно намылила меж ними ложбинку анального отверстия. Скользя по ней кончиками трех сложенных лодочкой пальчиков от киски к копчику и обратно. Упираясь ладонями в кафельную стену и подставляя лицо навстречу теплым струям, Марина довольно заурчала от приятных ощущений. Как вдруг указательный палец дочери используя мыло как смазку до половины вошел в ее анус.

— Что ты делаешь? – Продолжая стоять, опираясь о стену, всполошилась женщина.

— Ласкаю тебя. – Невозмутимо ответила Аня, медленно вводя пальчик полностью до основания.

— Перестань. – Взмолилась Марина, но пальчик дочери непреклонно продолжал двигаться в ее анальном отверстии. Проникая в него с каждым разом все глубже и настойчивей.

— Не напрягай попу. – Продолжая совокуплять пальчиком попку матери вопреки ее просьбам посоветовала девушка. – Расслабь ее.

— Нюта пожалуйста…. – Все не унималась Марина.

Однако за место ответа Анна, присовокупив, просунула в попочку матери второй, средний пальчик. От чего женщина, глубоко вздохнув чуть слышно застонала, и чтобы не упасть плотнее облокотилась на стену. Прижавшись к ней всей верхней частью тела. Ну а два сложенных вместе пальчика в ее анальном отверстии старательно имитируя пенис, все активнее всаживались в нее. Марина ощущала сквозь стенку влагалища, как настойчиво, но плавно они перемещаются по прямой кишке, принуждая стонать все громче. Задыхаясь им в диком наслаждении. От которого мышцы влагалища сокращались и, струйки смешанной со смазкой крови выделяясь из него, стекали по внутренней стороне бедер. Тут же смываемые бегущими по телу потоками теплой воды.

Угадывая позывы тела матери, девушка ускорила ритм, усиливая тем напор на ее анальное колечко. Одновременно зубками покусывая округлости ягодиц. Подстегиваемая таким образом женщина с истошным криком взорвалась мощным оргазмом. От силы, которого Марина с трудом устояла на ногах, трепеща в пронизывающей тело восхитительной судороге сексуального экстаза.

— Засранка ты все-таки Нютка! – Сипло, еле дыша, промолвила Марина, как только дар речи вернулся к ней.

Вынув пальчики из ануса матери, девушка звонко шлепнула ее по попке:

— Сама такая. – Поднявшись с корточек, Анна, обняв маму за плечи, нежно тронула поцелуем мочку ее уха…..

Продолжение следует….

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 10398
Скачать

Комментарии

0