Моя сестра Алёна - часть 2

Мы проснулись на следующее утро, солнце уже было высоко. Алёна вскочила на ноги.

— Давай завтракать, а потом покатаемся на лодке, — объявила она.

— Конечно, — ответил я. У меня не было выбора. Теперь это были ее каникулы, а я действую по ее правилам, и выполняю ее желания. Мы выпили по чашке кофе, а затем, одевшись, вышли на озеро.

Я подтащил лодку к краю воды. Алёна спустилась с мостков с полотенцами и сумкой с напитками. На ней были короткие розовые шорты с белой полосой на бедрах и белый купальник. Она выглядела особенно красивой в лучах утреннего солнца. Я помог ей войти в лодку, а потом сел сам.

— Куда? — спросил я.

— Просто по озеру. Я хочу свежего воздуха, солнца и расслабиться. Я направил лодку прямо к середине озера, а Алёна улеглась на корме, глядя на меня, как я гребу. Через некоторое время у нее появилась эта подозрительная улыбка на лице.

— Что? — спросил я.

— Ты весь... выпуклый, — улыбнулась она.

— Я гребу.

— Я вижу, — сказала она. — У тебя широкие плечи, и крепкие бицепсы, но я не об этом. Она потянула ногу ко мне и положила в промежность. — Я говорю про это. Она начала потирать мои шорты ногой. Член начал подниматься.

— Алёна, - сказал я, — мне сложно так грести.

— Я так и хотела.

— Ну, ты преуспела, — сказал я. К этому времени моя растущая эрекция начала упираться в мои шорты. Я извивался на месте, пытаясь сесть поудобнее, все еще гребя.

— О, маленький брат, у тебя там проблемы? — спросила она, продолжая потирать ногой в моей промежности.

— Да, благодаря тебе. Хватит, мне очень трудно грести. Она убрала свою маленькую ступню и опустилась на колени между моих ног. Расстегнув мне шорты, Алёна вытащила уже полностью вставший член. Некоторое время она ласкала его, затем наклонилась и прижала губы к головке. Было мягко и влажно, я ощущал тепло, которое передавалось по всему телу.

— Мы посреди озера. Кто-нибудь может увидеть, что ты делаешь.

Она перестала сосать мой член.

— Я ниже борта лодки, никто не увидит. Нужно стоять на крыше с биноклем, чтобы что-то рассмотреть. Она обняла губами головку моего члена и продолжила, лаская его языком.

Все еще опасаясь, я посмотрел на дома вокруг озера и не видел никого, кто мог бы подсмотреть. Мое беспокойство быстро исчезло, от того как Алёна умело ласкала член. Она начала скользить губами по моему стволу, все еще работая языком. Мои ощущения мешали грести. Она полностью взяла его в рот и слегка зажала, когда головка достала до горла. Затем она провела языком по стволу и приподняла голову, прижав свои губы к головке.

— Алёна, я сейчас кончу, — сказал я, пытаясь сдержаться.

Она подняла на меня взгляд. — Нет, я хочу, чтобы ты был во мне, когда вернемся. Ты будешь трахать меня и кончишь в мою киску.

— Мы не можем здесь крутиться. Кто-то это увидит, даже если он и не стоит на крыше.

— Тогда идем назад, в нашу бухту, там нас никто не увидит. Я яростно погреб к бухте, а Алёна вернулась к прерванному занятию. Мне пришлось отвлечься от того, что она делает, и сосредоточиться на том, чтобы доставить нас на место, прежде чем я взорвусь.

Как только лодка вошла в бухту, я отложил весла и снял шорты. Алёна встала с колен и тоже разделась. Она села на банку (так называется скамейка для гребца в лодке, кто не знает), и откинулась назад, опершись локтями на сиденье позади нее. Она подняла ноги и широко развела их в воздухе, выставив красивую розовую киску с мокрыми половыми губками мне на обозрение.

Я перелез к ее задраным вверх ногам, направив член к ее влагалищу, и, поддерживая себя, положил руки на сиденье сзади. Одним долгим и плавным движением погрузил член в ее киску, стенки влагалища приятно упирались, расширяясь, когда мой член вторгался в ее тело. Она ахнула и выпрямив колени, еще шире раздвинула ноги.

— Боже мой, Димка, твой член потрясающий, — сказала она, закрывая глаза и откидывая голову назад. Я погрузился настолько глубоко, насколько мог. По-моему, конец моего члена, уперся в матку. — Ах, — крикнула она, когда я достиг дна. Я быстро двигался в ней, все глубже погружаясь, с каждым ударом почти сбивая Алёну с места.

— Сильнее, братик, еще, еще, — поощряла она, пытаясь подмахивать.

Лодка вышла на противоположную сторону бухты и подошла к берегу. Я продолжал вонзать член, лодка раскачивалась и плескала водой от бортов.

— Ты меня убил, Димочка. Я кончаю! Я почувствовал, как мышцы влагалища сжались вокруг моего ствола. Это приблизило меня к оргазму, и желание кончить накатило на меня. Я взорвался, стреляя спермой внутрь ее киски, с силой тараня хлюпающее влагалище.

— Ах! — крикнула она, когда мы слились вместе нашими телами. Ее сок и моя сперма смешиваясь, выливались из ее влагалища, пока я продолжал глубоко проникать в ее тело.

Я был полностью выжат и почти без сил. Замедляя свои толчки, я остановился, не вынимая член из влагалища. Она обняла меня ногами за бедра, удерживая на месте. Ее ноги были мягкими, но очень сильными, и это было хорошо, потому что я был так измотан, что соскользнул бы с нее, если бы она не держала меня. Я наклонился и поцеловал ее в мягкие губы, и мы оставались в этом положении, пока я не смог собрать достаточно сил, чтобы подняться.

Когда я, наконец, оправился, я слез с нее и упал на дно лодки.

— Я не могу встать, — признался я, лежа на дне лодки.

— Все в порядке, Дим, ты просто лежи, пока не отдохнешь. У нас весь день впереди. Она снова оделась и помогла мне надеть шорты. Мы лежали на дне лодки и Алёна обнимала меня, пока я не набрался сил, чтобы вернуться домой.

* * *

Следующие три дня были похожи на последние два. Алёна выбирала место, и мы трахались там до упаду. Мы уходили в лес с одеялом, и трахались. Мы трахались на моей кровати, мы трахались на ее кровати. Мы трахались на диване и на полу гостиной. Не то, что бы я жаловался но она была ненасытной. Она была воплощением секса, с ее гибким телом и мокрой киской. Со своей неуемной фантазией и готовностью трахаться везде и всегда.

Это было похоже на сказку без конца. Но, в какой-то момент я понял, что это должно когда-нибудь закончиться.

В пятницу я проснулся в постели Алёны. Ночи были теплые, поэтому мы спали без одеяла. Она закинула на меня ногу, а руку положила на член. Мой мочевой пузырь срочно требовал разрядки, поэтому я выскользнул из постели, и как можно тише, пошел в ванную. Алёна проснулась, но открыла только один глаз.

— Ты куда? — спросила она.

— В туалет.

— Который час?

— Около десяти, — ответил я. Когда я вернулся из ванной, она опять спала, поэтому я спустился вниз и сделал кофе и завтрак. Она спустилась после того, как аромат свежесваренного кофе поднялся наверх.

— Почему ты не вернулся в постель? — спросила она. — Я хотела бы заняться сексом, пока не встану.

— Я есть хочу, — ответил я. — Кроме того, мой член уже не выдерживает. Мы постоянно трахаемся.

— Моя писька тоже болит, но я же не жалуюсь. Мама и папа вернутся завтра, и кто знает, когда мы снова сможем... ну, ты понимаешь.

— Мы сделаем это сегодня, и, может быть, завтра утром, перед их приездом. Давай, по крайней мере, сначала позавтракаем.

— Хорошо, сначала завтрак, а потом мы идем купаться. Я хочу в воду. Еще только утро, а уже так жарко.

Мы закончили завтракать и Алёна схватив меня за руку, потащила к задней двери.

— Стой, мы забыли переодеться, - сказал я. Алёна была в майке, а я просто в трусах.

— Мне не нужен купальник, просто возмем полотенца. Свободной рукой она схватила полотенца со спинки дивана, где мы оставили их накануне, и потащила меня на пирс.

Там она сняла майку, и прыгнула в воду. Как обычно, на ней не было трусиков или лифчика. Я снял трусы и нырнул вслед за ней.

Вода была прохладной, и освежающей. Я подплыл к Алёне, она обняла меня за шею, прижав губы к моим губам, и засунула язык мне в рот, страстно целуя. Я вернул ей поцелуй, и мы оба медленно опустились под воду. Несколько секунд мы целовались под водой, и я вытолкнул нас обоих на поверхность.

Она перестала целовать меня и смотрела в мои глаза, когда я греб руками, чтобы держать нас обоих на плаву.

— Я хочу трахаться прямо сейчас, в воде, — сказала она с вызовом. Наши лица были всего лишь в нескольких сантиметрах друг от друга, и я утонул в ее карих глазах, когда она обняла меня за шею.

— Конечно, — ответил я. Я не мог отказать ей. Не потому, что она сделала бы мою жизнь невыносимой, если бы я на это не согласился. А потому, что, когда я посмотрел ей в глаза, я хотел сделать все, что мог, чтобы порадовать ее, и она делала то же самое для меня. В течение всего лишь нескольких дней мы установили особую связь друг с другом, не догадываясь раньше, что такое возможно.

Я поплыл в сторону пирса, где мог держаться, не давая нам утонуть. Схватившись за пирс двумя руками, я зажал Алёну между собой и опорой, уходящей в воду. Она потянулась под воду одной рукой, схватила мой член и всунула в киску. Хотя я был очень возбужден, контраст между теплом ее киски и прохладой воды не давал мне слишком быстро кончить.

Перестав целовать меня, она тихонько стонала мне на ухо, и терлась клитором о головку моего члена. Она изогнула спину и обвила ноги вокруг моей талии, в воде ее тело казалось невесомым. Подтянув меня к себе ногами, она заставила член скользнуть внутрь, помогая мне своими пятками, подталкивая ими меня под зад.

— Ох, — выдохнула она, когда мой член наполнил ее влагалище.

— Димка, я люблю твой член, — прошептала она.

Я потянул ее на себя одной рукой, и она сжала меня ногами. Мы поддерживали друг друга, ее бедра ритмично двигались, вызвая небольшие волны вокруг нас. Она стонала при каждом ударе, снова отводя бедра назад, и ее влагалище массировало мой член. Брызги воды летели в лицо, когда наши тела врезались друг в друга, образуя пуз

ыри воздуха в воде. Я почувствовал, что уже на подходе, и сильнее стал вгонять внутрь свой член.

Алёна крепко обняла меня за шею. — Я кончаю, Дим, — прошептала она мне на ухо, и я почувствовал, как она содрогнулась. Затем все ее тело выгнулось, она притянула меня к себе ногами, останавливая. Мышцы влагалища сжались вокруг моего ствола, и я тоже кончил.

— А-а-а-а-а-а-а! — закричала она, когда я начал кончать. Я не попытался отстраниться, но она все равно держала и не отпускала меня, ее руки и ноги обивали меня, как стальные. Я кончал и чувствовал, как моя сперма заполняет ее влагалище. Она сжала меня крепче, дрожа от оргазма. Я кончал снова и снова, чувствуя толчки члена. Алёна держала меня, впившись ногтями мне в спину и ее теплые объятия успокаивали меня в прохладной озерной воде.

Алёна буквально истощила меня. Она откинулась назад и посмотрела мне в глаза.

— Ты меня выжала, как лимон, — сказал я.

— Я не хочу отпускать тебя. Это слишком хорошо. Она прижала свои губы к моим, засунула язык мне в рот и страстно поцеловала. Мы целовались несколько минут, пока моя эрекция, в конце концов, не исчезла. Я был все еще внутри нее, и через пару минут мой вялый член выскользнул из ее киски. Она улыбнулась и хихикнула от необычного ощущения.

Наконец, Алёна развернулась и поплыла к лестнице. Я плыл за ней и наблюдал, как она выходила на пирс, и ее аппетитная попа вздрагивала при ходьбе, изящно перекатываясь из стороны в сторону. Она бросила мне полотенце, и мы вытерлись.

— Я замерз, — сказал я. — хочу в горячий душ.

— Я тоже, — сказала Алёна.

Мы помыли друг друга, потом я подождал, пока Алёна вымоет волосы. Она вышла из ванной, вытирая волосы, а я решил, что тоже было бы не плохо помыть голову.

— Алёна, — раздался женский голос. Это был голос мамы. Алёна остановилась, убрала полотенце с лица и посмотрела вниз на лестницу. Мама стояла там, почти поднявшись на верх. Понимая, что она стоит голая, Алёна сняла полотенце с головы и обернула его вокруг себя.

— Мама, ты испугала меня, — сказала она дрожащим голосом.

— Прости, дорогая. Что делаешь?

— Гм, принимала душ.

— Где Дима?

— Я не знаю. Я его не видела. Где-то здесь, я думаю.

— Ты не выключила воду, дорогая, — предупредила мама.

— О, извини, — ответила Алёна, забежав обратно в ванную, и закрыв дверь. Она зашла ко мне в душевую кабину и выключила воду.

— Эй, какого черта ты делаешь. Я еще не закончил, — крикнул я.

Алёна приложила палец к губам.

— Тсс, мама здесь, — прошептала она.

— Что она здесь делает? — прошептал я.

— Я не знаю, — сказала Алёна со страхом в голосе.

— С кем ты разговариваешь, дорогая? — спросила мама из коридора прямо за дверью.

— Ни с кем, мама, я просто пытаюсь распутать свои волосы.

— Если ты увидишь Диму, скажи ему, чтобы он вышел и помог папе разгрузить машину.

— Она видела нас здесь? — тихо спросил я.

— Я так не думаю, — ответила Алёна.

— Ты думаешь, что она подозревает? — спросил я.

—Не знаю, — с тревогой в голосе сказала Алёна. Мы вслушались к тому, что происходило за дверью и услышали, как мама спускается с лестницы. Папу мы вообще не слышали.

— Так, ты выходишь и проверяешь. Если никого, сразу ко мне, я побегу в свою комнату и притворюсь, что спал, — тихо сказал я.

Она открыла дверь, прошла в коридор и огляделась. Не увидев никого, Алёна помахала мне рукой. Я рванул мимо нее по коридору в свою комнату.

Вытеревшись, я оделся и спустился на кухню. Мама распаковывала продукты.

— Привет, мама, — сказал я, когда я вошел.

— Где ты был? — спросила она.

— В моей комнате, так, валялся, — ответил я, и поцеловал ее в щеку.

— Я заглядывала, но не видела тебя там, — сказала она и потерла мою голову.

— Твои волосы все мокрые, дорогой.

— Я недавно купался, — сказал я.

— Давай, помоги отцу разгрузить машину. Я не хочу, чтобы он все это делал сам.

Я вышел на улицу. — Где, черт возьми, ты был? — рявкнул папа. Его что-то раздражало.

— Наверху, спал, — ответил я. — Мы не ждали вас до завтрашнего дня. — пытался я оправдаться.

— Мы рано встали, заехали еще за продуктами, и сразу сюда. Еще и в пробке проторчали. Помоги мне занести это. — он протянул мне большую коробку с продуктами.

Спасибо пробкам, что нас не застукали. Нам повезло, что они не приехали раньше и не поймали нас, трахающихся в озере, или моющихся в душе. Я занес остальные коробки, а папа затащил свои чемоданы. Когда мы с папой вошли, Алёна была на кухне, помогая маме раскладывать продукты.

— У вас тут беспорядок. Ты почему не убираешься?

— Прости, папочка, — попыталась объяснить Алёна, — мы позавтракали и еще не успели.

— Там валяются мокрые полотенца и одежда, — пожаловался папа.

— Мы заберем их, как только уберемся на кухне, — пообещала Алёна. Мама посмотрела на нас взглядом, как будто она знала, почему наша одежда была разбросана, или, может быть, она просто злилась, что наша безалаберность расстраивает отца.

Мы убрались на кухне, и попрятались по своим комнатам до конца дня.

* * *

Поздно вечером мама позвала всех на ужин. Несмотря на то, что папа был не разговорчив, он казался менее раздраженным, чем раньше. Мы с Алёной не виделись весь день, и она посмотрела на меня с кривой ухмылкой. Я подумал, что она возбуждена и недовольна тем, что мы не сможем больше продолжить наши «игры».

— Что вы двое делали всю неделю? —спросила мама.

— Разве это не очевидно, — вмешался папа. — Они провели неделю, трахаясь.

Я поперхнулся картошкой и закашлялся. —Ты в порядке, дорогой? — осторожно спросила мама.

— Я в порядке, — ответил я прокашлявшись. — Картошка горячая.

— Вы рушите мне весь порядок в доме, — пожаловался папа. — разбросали вещи, чтобы потом ваша мать подбирала.

— Прости, папочка, — заскулила Алёна, — мы просто купались и катались на лодке. Здесь больше нечего делать. Она под столом дотянулась ногой до меня и начала массировать мой пах. Я был слишком удивлен, чтобы как-то реагировать, поэтому я просто продолжал есть и делал вид, что ничего не происходит.

— С этого момента прибирайте за собой, когда закончите дурачиться. Я не хочу, чтобы мой дом был похож на то место, где была ночная оргия.

Я с недоверием посмотрел на Алёну. Папа говорил так, если бы он знал, что мы делали. Алёна усмехнулась и мягко ударила меня в пах. Я вздрогнул, не ожидая, что она будет такой смелой, и коленом ударил по нижней стороне стола.

— Что, с тобой случилось? — спросил папа.

— Извини, ногу сводит от плавания, — ответил я.

Мама подозрительно посмотрела на Алёну и на меня. У меня сложилось впечатление, что она подозревала, что, что-то происходит. — Оставь своего брата в покое. Ты уже в университете, и Димка скоро поступит. Ведите себя как взрослые, — строго сказала она.

—О, кстати, Дима, вот твоя почта. Мама подошла к буфету, подняла стопку писем и вручила их мне.

— Они из ВУЗов, куда ты обращался на счет поступления.

Так как я на отлично сдал все экзамены в школе, у меня было право на поступление в ВУЗ без экзаменов, поэтому, осталось только определиться со свободными местами. Я открыл первое, посмотрел на него, затем прочитал вслух:

— Спасибо вам за заявление. Мы с сожалением сообщаем вам. .. — я отложил это, открыл следующее и прочитал:

— Бла-бла-бла... квалифицированных заявителей обращаются каждый год, мы можем к сожалению принять только ограниченное число. Мы сожалеем. .. — Я открыл третье письмо, и это тоже был отказ. Я был расстроен, когда открывал последнее письмо, полагая, что меня ничего хорошее уже не ждет. Я быстро просмотрел его, а затем прочитал вслух:

— Мы рады приветствовать вас в нашем университете.... Мама и Алёна поздравили меня, и я широко улыбнулся. Даже папа улыбнулся.

—Поздравляю, сынок, я горжусь тобой, — сказал он. —В какой взяли?

Я взглянул на фирменный бланк и усмехнулся. Это был тот же универ, в котором училась Алёна.

Она улыбнулась и взвизгнула от восторга:

— Мой маленький брат будет учиться со мной!

Мама как-то не сильно обрадовалась, лишь слегка улыбнулась и покачала головой.

— Папа, ты знаешь, мы можем сэкономить массу денег, — возбужденно тарахтела Алёна.

— Дима и я могли бы снять квартиру примерно по той же цене, что и одна комната в общежитии. Я позабочусь о нем.

— Это неплохая идея, — предположил папа. — Я думаю, это будет хорошо. Я за.

— Да! — визжала Алёна.

— Отец, — вмешалась мама, — я не уверена, что это хорошая идея.

— Конечно, хорошая. Они оба будут заботиться друг о друге, как они это здесь делали без нас, — объявил папа.

— Этого я и боюсь, — пожаловалась мама, затем вздохнула и покачала головой.

— Простите, — прервал я, — но никто не спросил моего мнения.

— Когда ты сам сможешь оплачивать квартиру, еду и машину, мы к тебе прислушаемся. До тех пор ты останешься под опекой Алёны, — приказал отец.

Алёна хлопнула в ладоши. — Хорошо, — сказала она с восторгом. Мама покачала головой.

Я ничего не сказал. Я был на седьмом небе. Я собирался провести лето, трахаясь со своей сестрой, а затем поехать в университет осенью, и делать то же самое. Когда этот день начался, я думал, что хорошие времена закончились, но теперь, я думаю, что вечеринка только началась.

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 36411
Скачать

Комментарии

0