Моя сестра Алёна - часть 1

Мы с моей сводной сестрой Алёной знали друг друга несколько лет, прежде чем моя мама, и ее папа поженились. Наши родители были хорошими друзьями, и хотя технически мы не были семьей, мы вместе ездили отдыхать, особенно часто на летних каникулах мы выбирались в загородный дом папы Алёны, на озере.

Дом расположен на берегу большого озера. Оно так и называется — «Большое». Двухэтажное строение спрятано от посторонних глаз на территории дачного поселка в лесу, в одной из бесчисленных укромных бухточек. Так что, создавалось впечатление, что мы одни, наедине с природой. Отец построил небольшой пирс, к которому привязывал лодку, и я очень любил нырять с мостков, проводя в воде много времени, так что маме приходилось загонять меня на берег.

Алёна на три года старше меня, поэтому она никогда не была в восторге от того, что ей надо было проводить время с мальчишкой младше ее, во время этих предбрачных выездов. И как только наши родители поженились, она стала избегать своего маленького сводного брата, да и я тоже не горел желанием общаться. Это не значит, что мы не делали ничего вместе, но гуляли мы всегда только в компании своих сверстников.

Когда я перешел в 9 класс, Алёна поступила в универ в другом городе. Она редко бывала дома, поэтому мы не виделись в последнее время, но в этот раз она всетаки приехала на летние каникулы. Алёна только что перешла на четвертый курс, а я уже год, как окончил школу, и мне исполнилось во18 лет.

Мама, папа и я уже неделю жили на природе, и в один из дней услышали, как Алёна на машине подъехала к дому по дороге через сосновый бор, который вплотную подступал к озеру. Мы с отцом вышли, чтобы встретить ее. Алёна вышла и крепко обняла отца.

— Я рада, что снова дома, — сказала она. — Я так скучала по всем.

— Мы рады тебя видеть, дорогая, — сказал папа.

Затем она обняла маму, которая была вся в слезах от радости. Я отступил, ожидая, когда родительские обнимашки закончатся, и когда мама, наконец, отпустила ее, Алёна сделала шаг ко мне, а затем внезапно остановилась.

— Ух ты! — воскликнула она, — я собиралась сказать «привет, мой маленький брат», но ты не такой уж маленький, как я погляжу.

Она была права. Когда она уехала, я был такого же роста, как она и очень худой. Теперь я возвышался над ней своими метр восемьдесят и внушительной мускулатурой.

— Ты действительно вырос, — сказала она, глядя на меня с подозрительной улыбкой.

— Ты тоже изменилась, — сказал я.

Алёна всегда была немного полной, когда училась в школе, и, будучи «пацанкой», никогда не уделяла слишком много внимания своей внешности. Все, похоже, изменилось. Она была без лифчика под топиком, и я видел, что ее грудь увеличилась, и соски заметно выпирали. Руки были тонкие, плечи мягко закруглены, а ее талия была идеальной формы, как песочные часы. На ней были короткие шорты, которые не скрывали, что у нее плоский, упругий живот и хорошо развитые мышцы. Бедра стали стройные, а задница округлой. Я подумал, что моя сводная сестра очень сексуально выглядит, но вслух только сказал:

— Ты хорошо выглядишь.

Мы коротко обнялись, и пошли в дом.

Вечером, за ужином мы делились воспоминаниями, рассказывали друг другу новости. Я все время смотрел на Алёну, удивляясь, насколько она хороша. Время от времени она ловила мой взгляд и смотрела на меня так же оценивающе.

На следующее утро мы упаковывали вещи родителей в машину.

— Мы с мамой должны вернуться на работу, на неделю, — сообщил нам папа. — Вернемся в субботу, так что вы двое одни на целую неделю. О правилах....

— Папочка, — заорала Алёна, — мне двадцать один. Мне не нужны правила, я уже взрослая.

— Поскольку тебе двадцать один, ты главная, — возразил отец.

— А мне во18 лет. Мне не нужна сестра, чтобы ухаживать за мной, — вмешался я.

— Прекратили, оба, — строго сказал папа. — Вот ваши правила, и вы будете их соблюдать:

— Первое — гостей не приглашать.

— Откуда тут могут быть гости? — спросил я. Но папа проигнорировал меня.

— Никаких катаний на лодке, или уходов с дачи, в одиночку. Вы смотрите друг за другом.

— Да, папочка, — успокаивающе сказала Алёна.

— Ладно, — сказал я.

Мы закончили погрузку, и они уехали, а мы с Алёной стояли и махали им вслед.

Алёна повернулась ко мне, когда они изчезли из поля зрения.

— Дим, пойдем купаться, — сказала она, выглядя как-то взволнованно.

— Сейчас? — спросил я.

— Да, сейчас, — потребовала она. — Папа сказал, что мы должны быть всегда вместе, так что иди, возьми свои плавки, или я позвоню ему и скажу, что ты не соблюдаешь правила.

Я пожал плечами, понимая, что эта неделя будет для меня не самым приятным испытанием. Мы переоделись, и я пошел за Алёнкой к озеру. На ней был крошечный флуоресцентный оранжевый бикини, поэтому ее можно было увидеть даже за километр на фоне деревьев, окружающих озеро. Я наблюдал, как Алёна виляет бедрами, когда мы вышли на наш маленький причал, уходящий в озеро. Попа выглядела невероятно упругой, и соблазнительно покачивалась. Я начал возбуждаться.

Бросив полотенце на мостки, я подошел к краю, чтобы нырнуть в озеро. Как только я уже собрался занырнуть, Алёна схватила мои мешковатые шорты и потянула их к моим лодыжкам. Я был потрясен и остановился, чтобы повернуться и спросить, что она делает, но, не удержался и боком упал в воду. Алёна прыгнула вслед за мной и стянула с меня шорты, прежде чем я оправился от падения.

— Что ты делаешь, с ума сошла? — закричал я, высунув из воды голову.

Она закрутила моими шортами над головой и бросила их на мостки.

— Я хотела посмотреть, как ты выглядишь без одежды, — ответила она.

Плеснув в нее водой, я сказал:

— Ты видела меня голым раньше.

— Да, но с тех пор ты вырос.

— Надеюсь, сейчас ты хорошо рассмотрела, — с сарказмом сказал я.

— Мельком. Я посмотрю внимательней, когда ты выйдшь из воды.

— Я не выйду, пока ты здесь.

— Ты слышал, что сказал папа, нельзя купаться одному. Если ты в воде, я буду здесь с тобой, — увещевала она.

— Я голый, а ты одетая.

— В этом маленьком купальнике ты уже увидел почти все.

— Это не то же самое, — жаловался я.

— Хорошо, — ответила Алёна. Я внимательно наблюдал, как она снимала свой лифчик. Она подняла руки над головой, чтобы бросить лифчик на пирс, и ее сиськи приподнялись над водой. Они были великолепны, абсолютно идеальные, с небольшими сосками, которые затвердели от прохладной воды озера.

— Ну, ты счастлив? — спросила она.

— Нет, плавки все еще на тебе.

— Ты не увидишь мою задницу. По крайней мере, пока. Может быть позже.

— Тогда покажи мне сиськи. Я подплыл и положил руки ей на талию, чтобы вытащить ее из воды и открыть ее грудь. Когда я поднимал ее, она под водой схватила меня за член. Я был поражен тем, насколько нагло она себя вела. Выражение моего лица, должно быть, было очень смешным, потому что Алёна широко улыбнулась и начала смеяться. Я не очень внимательно рассмотрел ее сиськи, потому что сразу же оттолкнул ее, чтобы быть вне досягаемости.

— Что случилось, ты стесняешься, мой маленький брат? — Сказала она насмешливо.

— Что ты делаешь?

— Вода холодная, — сказала она, когда подплыла ко мне. — Я хотела убедиться, что ты не простудишься.

— Вот и все тогда. Хватит купаться, сегодня с тобой явно что-то не так.

Я развернул ее и, подтолкнув к лестнице, наблюдал, как она, перехватывая руками поручни, выходила на мостки. Ее гладкая, влажная кожа блестела под солнечным светом, сквозь стекающую по ее телу воду. Она закуталась в полотенце, закрыв грудь, прежде чем обернуться, чтобы посмотреть, как я выхожу из воды. Взбираясь по лестнице, я смутился, увидев, как моя сестра рассматривала мой обнаженный член. Я завернул полотенце вокруг бедер и направился в дом.

— Я приму душ, — крикнул я, заходя в ванную. Озерная вода была холодной, поэтому в душе я пустил погорячее, и начал мыть голову.

— Дима, тебе что-нибудь нужно? — позвала меня Алёна.

— Нет, все нормально, — крикнул я, вымывая шампунь из волос.

— Ты уверен? — спросила Алёна, ее голос шел уже не из комнаты, а из ванной. Я убрал голову из-под текущей воды и открыл глаза. Через стеклянную дверь со стекающими водяными полосами я увидел Алёну, обнаженную, посреди ванной. Она выглядела великолепно. Изящно изогнув стройную фигурку, она стояла, сверкая безупречной гладкой кожей, и показывала мне свою бритую киску. Покачав головой и откинув свои песочные светлые волосы, она спросила: — Как насчет меня?

— Что тебя?

— Я возбуждена, — она подошла и открыла дверь в душевую.

— Я вижу, — заключил я.

— И мне тоже нужен душ. Папа сказал, что никто не идет в воду один.

— Он сказал только про купание в одиночку.

— Это детали, — сказала она в шутку. — Он имел в виду, что мы должны следить друг за другом, так что, я это делаю. Ты же не хочешь, чтобы он узнал, что мы не смотрим друг за другом?

— И чему тебя учили в этом твоем универе?

Она вошла в душ и закрыла дверь.

— Меня учили, что, поскольку у меня есть киска, то я устанавливаю правила.

Ты что, спала там со всеми?

— Я спала только с двумя. Около шести месяцев я дружила с парнем, и пару раз я спала с одним из профессоров. Мой парень был в команде по плаванию, и выглядел как Аполлон. Профессор был старше, и у него был маленький член, но у него было много грязных идей. Я многому научилась у него.

— Это он тебя научил, что приставать к своему брату это нормально?

— Если я хочу, то да. Кроме того, я видела, как ты вчера на меня смотрел. Я знаю, о чем ты думаешь.

— Думать это одно, а делать это другое.

— Мой маленький брат, расслабься, и пусть это произойдет. Я обещаю, что тебе понравится. Она взяла мыло и начала намыливать мой член, медленно натирая вокруг паха и между ног. У меня началась эрекция, но Алёна продолжала намыливать меня, пока член полностью не встал. Она протянула мне мыло и погладила мой уже твердый член одной рукой, массируя мне яйца другой.

— У тебя самый большой член, с которым я когда-либо имела дело. Это будет весело.

Я начал намыливать ее, начиная с шеи и плеч, двигаясь к ее груди. Ее кожа была очень гладкой, а ее мягкие округлые плечи так и манили. Я тер мылом ее правую грудь, пока не взбил пену, а затем перешел к левой, и свободной рукой начал массировать правую. Она была удивительно твердой и упругой на ощупь. Я провел рукой по ее соску.

—Ты хорошо справляешься, это возбуждает, — одобрительно пробормотала она, прикасаясь ко мне.

Я массировал ее маленький выступ между пальцами, и она тихонько застонала. Переключившись на другую грудь, я переместил мыло вниз, к ее животу. Намыливая ее талию, бедра и попку, мягко двигал мылом по ее гладкой коже. Убрав руку с груди, помассировал ее идеальную задницу. Твердую, округлую и восхитительную. Хоть я и стеснялся этого, но провел мылом поверх ее киски, а затем между ее ног. Она тихонько застонала и продолжила гладить мой член. Хорошенько ее намылив, я отложил мыло и руками стал гладить по всему телу. Ее кожа была шелковистой, скользкой и выглядело это очень соблазнительно.

Продолжая поглаживать мой член, она взяла мою мошонку в руку и помассировала яички. Затем она взяла их в ладонь и крепко сжала. Я перестал гладить ее и насторожился, не зная, что она собирается делать дальше.

— Понимаешь, — объяснила она, — я могу заставить тебя делать все, что я хочу. Все, что мне нужно сделать, это немного сжать, — она ​​сжала ладонью мои яйца еще крепче, и мои мышцы ног невольно напряглись, — и ты сделаешь это, но если ты не подчинишься, я просто буду сжимать сильнее, пока ты не передумаешь. Она сжала сильнее, и мои яйца начали болеть.

— Если ты еще не согласен, я сожму их так, что ты не сможешь ходить, а потом скажу папе, что я ударила тебя по яйцам, за то, что ты нарушил его правила.

Она сжимала мои яйца как в тисках, воткнув свои ухоженные ногти в мои мешочки, заставляя меня подняться на носочки. Мои колени задрожали. Я положил руки ей на плечи, чтобы не рухнуть на пол. Яйца так сильно болели, что казалось, они горят огнем.

— Ладно, я понял. Ты покалечишь меня, если я не сделаю то, что ты хочешь. Пожалуйста, отпусти мои яйца.

Она ослабила свою железную хватку и мягко приподняла мои яйца ладошкой. Если бы она просто их отпустила, я думаю, что я мог бы упасть от боли.

— Мне жаль брат, я не хочу причинять тебе боль, но я должна дать тебе понять, кто здесь главный, — сказала она, нежно массируя мои ноющие яйца.

— Так лучше?

— Да, спасибо, — ответил я. Именно в этот момент я понял, что полностью под ее контролем. Она меня поимела, я сделаю все, что она захочет, и она может сделать со мной все, что пожелает.

Массаж Алёны облегчил боль в моей мошонке. Мы смыли мыльную пену друг с друга, а затем вытерлись полотенцем. Она потащила меня в спальню и грубо толкнула на кровать.

— Скажи мне правду, Димка, разве ты никогда не хотел узнать, какая на вкус у меня писька?

Я мог бы солгать, но зачем? Истина заключалась в том, что я всегда хотел это узнать. Даже когда мы не ладили, я фантазировал о ее киске.

— Да, — ответил я, — я всегда хотел попробовать твою киску.

— Тогда, если ты хорошо попросишь меня, я могу позволить тебе это узнать.

— Алёна, — сказал я, — ты позволишь мне полизать твою киску?

— Да, — просто сказала она и прыгнула на кровать. Я почувствовал этот запах, когда она оседлала мое лицо. Ее киска была великолепной — бритая, гладкая, с небольшими розовыми половыми губками, выступающими из щели. Она опускалась, пока ее внутренние половые губы не сжали мне рот. Я провел по ним языком. Они были мягкими, влажными и сладкими. Алёна раздвинула ноги шире, ее киска расширилась, обнажая всю ее внутреннюю полость, нависшую прямо над моими губами. Я вдохнул ее сладкий мускусный аромат, он был опьяняющим, и провел языком от промежности до клитора. Она вздрогнула от возбуждения. Я зажал одну из ее внутренних половых губ и осторожно всосал в рот, массируя ее между своими губами.

— Ой, — пискнула Алёна и пошевелила бедрами. Я толкнул свой язык в ее влагалище, и из киски побежал сок. Он был скользкий и сладкий с небольшим намеком на корицу. Я кружил языком, и заталкивал его все дальше и дальше. Алёна застонала, и сжала колени, пытаясь закрыться. Я провел своим языком по клитору, и она охнула.

— Ох, как это здорово, — сказала она. — Ты заставляешь мою киску таять. Ее влагалищные мышцы начали судорожно сжиматься вокруг моего языка. Сок стекал мне в рот и бежал по моему подбородку. Я прижал свой язык к клитору изо всех сил.

— О боже, я кончаю. Я хочу, чтобы ты вставил в меня свой член, братик.

Она поднялась с моего лица, и села своей прекрасной попкой на мой пах. Я направил член на ее влагалище, и она опустилась на него, ее мокрые, скользкие губки расступились, когда головка скользнула внутрь.

— Боже мой, он огромный, — простонала Алёна.

Наклонившись вперед, она прижала руки к матрасу и страстно поцеловала меня, засунув язык мне в рот. Я сосал его, пока она медленно опускалась на мой член, стенки влагалища расширялись, мой член скользил все глубже и глубже внутрь. Она застонала от такого вторжения и продолжала давить на меня, пока кончик моего члена не коснулся ее матки. Задержав дыхание, она начала медленно подниматься и опускаться на меня, увеличивая скорость, пока не рухнула без сил.

— Трахай меня, Димка, трахай меня! — закричала она.

Она продолжала двигаться на мне, и я, поняв, что могу скоро кончить, толкнул свой член сильнеее и кончил так, как никогда, мышцы по всему телу свело от напряжения. Я чувствовал, как сперма брызжет внутри ее влагалища, и я думаю, что она это тоже чувствовала, потому что она кричала как сумасшедшая, когда я кончал. Мы продолжали биться друг об друга, я погружался в нее настолько глубоко, насколько мог. Смесь моей спермы и ее сока вытекла и собралась у основания моего члена.

Мы продолжали до истощения. У меня кончилась сперма, у нее не было сил.

— Это был лучший секс в мире, — сказала она, отдышавшись. — Разве я не говорила, что тебе это понравится?

— Конечно, — ответил я слабо. — Ты говорила….

— Это будут лучшие летние каникулы, — радостно сказала она, а затем закрыла глаза и заснула. Вскоре уснул и я.

Когда мы проснулись, было почти темно, и Алёна все еще лежала на мне.

— Я голодная, — сказала она. — У нас есть что-нибудь поесть? А потом мы можем хоть всю ночь смотреть кино.

— Конечно, я могу сделать бутерброды.

— Спасибо брат. Я хочу ополоснуться и надеть пижаму. Мы поднялись с кровати, я пошел в свою комнату, чтобы надеть шорты, а затем спустившись вниз, сделал нам бутерброды и прихватил фрукты.

Когда я принес нашу еду на подносе в гостиную, Алёна уже была там, в рубашке, которая только чуть-чуть прикрывала ее задницу, и рылась в коллекции DVD.

— Что ты хочешь посмотреть, Дим? Боевик, романтика, комедия?

Я поставил поднос на журнальный столик.

— Комедия подойдет, — ответил я, укусив бутерброд. Алёна поставила диск, взяла бутерброд, и мы стали смотреть фильм.

Как раз в то время, когда мы закончили есть, зазвонил телефон Алёны. Это была мама.

— Привет, дорогая, как вы там?

— Все в порядке, — ответила Алёна.

— Дима хорошо заботится о тебе?

Алёна посмотрела на меня своей дьявольской усмешкой.

— Да, мама, Дима очень заботливый.

— Приятно, что вы оба ладите. Что делаешь?

— Мы сидим в гостиной и смотрим порно.

— Там нет никакого порно, — оскорбилась мама.

— Я просто шучу, мам. Мы смотрим фильм.

— Вы поели?

— Да, Дима сделал бутеры и принес фруктов. Так что, мы не голодаем.

— Тогда смотрите ваш фильм. Люблю тебя, пока.

Алёна кинула трубку на диван.

— Тебе надо быть осторожней, в том, что ты говоришь маме. Мы же не хотим, чтобы она что-то узнала.

— Перестань беспокоиться, маленький брат, — беспечно сказала она. — Мама никогда не узнает, что мы трахаемся. Она растянулась на диване, положив голову мне на колени, и залезла рукой в мои шорты через штанину. Вчера это бы испугало меня и заставило убежать в свою комнату. Сегодня я ожидал этого и всячески одобрял.

Я задрал рубашку Алёны и положил руку на ее великолепное бедро. На ней не было трусиков. Мы смотрели фильм, лежа на диване, Алёна гладила мой член, а я поглаживал ее попку.

Продолжение во второй части.

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 64440
Скачать

Комментарии

0