Остров семи ветров. Часть 21

Сдав экзамен на отлично, я позвонила маме. Она сказала, что раз уж у меня начались студенческие каникулы, то не поехать ли мне на несколько дней в какой-нибудь интересный тур для смены впечатлений. Может быть, даже и за границу, пока у меня шенгенская виза не закончилась. Обрадовавшись, я сказала, что посмотрю горящие туры и вечером расскажу, что выбрала.

Вскоре после начала перебора вариантов выяснилось, что неожиданное предложение мамы привело меня в замешательство. Ехать одной в экзотические страны (к примеру, встречать вьетнамский Новый год) было страшновато. Горнолыжные курорты меня тоже как-то не привлекали. Нерекламные отзывы о зимних турах в Западную и Центральную Европу были не особенно вдохновляющими. А ехать в подмосковский пансионат или по Золотому кольцу России показалось уж больно банальным.

За ужином мама сказала, что ей звонила Тая:

— Она несколько напряглась тем, что Сергей после их визита к нам очень сильно зациклился на теме секса со мной.

— Ну эта реакция с его стороны, мама, очень даже предсказуема. Ты же сама говорила, что у вас пошла «химия отношений».

— Тае упорно кажется, что у Сергея сейчас больше свингерские мотивы, а не стремление к ладной семье.

— Я думаю, что для Таи и нас имеет смысл немного притормозить события с участием Сергея, но не обижать его проявлением недоверия, - задумчиво сказал папа.

— И что же ты предлагаешь Тае?

— Для начала я думаю, что нам нужно нанести ответный визит без Риты. Чтобы не перегружать Сергея лишними впечатлениями и лишними ожиданиями в отношении Риты.

— Согласна. Тая еще сказала, что она звонила сегодня Зое и просила ее совета. Зоя сказала, что подумает, что посоветовать. Может быть, даже не одна подумает, а вместе с Ольгой. Кстати, Ольга с дочкой все-таки решили ехать на очный тур олимпиады Высшей школы экономики в Москву, а не в Ростов. Очный тур у них 7 февраля. Они хотят приехать 6 февраля. Может быть, пригласить их остановиться у нас?

— Да я только «за». Заодно и познакомимся. Вдруг и в самом деле постепенно сложится община…

Я высказала свои сомнения родителям о том, куда же мне поехать. В итоге папа посоветовал поехать поездом в Финляндию, а оттуда возвращаться с задержкой на какое-то количество дней в Петербурге. Заранее это количество дней не планируя: мол, как сама поймешь, что пора возвращаться с брегов Невы домой, так и вернешься. Сейчас не высокий сезон, мини-гостиниц в городе много - так что проблем с проживанием быть не должно. Петербург даст контраст впечатлений по сравнению с Москвой, а Финляндия даст контраст впечатлений по сравнению с Россией.

Я выбрала четырехдневный тур в Лапландию и купила билеты на поезд «Лев Толстой» до Хельсинки. Поскольку в ближайшее воскресенье я уже наверняка не могла участвовать в ответном визите нашей семьи в семью Таи и Сергея, то мама позвонила и сообщила об этом Тае. Тая сказала, что мое отсутствие очень огорчит Сергея, что может быть и неплохо в сложившейся ситуации.

«Лев Толстой» поразил меня уровнем сервиса (в вагоне был даже душ!), блюдами по рецептам «Поваренной книги» Софьи Андреевны Толстой и фирменным шоколадом.

Уж не знаю почему, но исторический центр Хельсинки мне сразу понравился. Вообще-то я ехала полюбоваться природой и совсем не ожидала, что по-северному сдержанная архитектура изнутри обернется такими стильными и теплыми интерьерами. В финской столице мне были больше интересны не старинные здания (тем более, что они иногда слишком уж напоминали архитектурный стиль имперского Петербурга, но выглядели как-то провинциальнее), а … необычные лестницы внутри зданий. Среди местных достопримечательностей понравился этнографический парк-музей Сеурасаари.

Далее наш путь лежал в Оулу с руинами замка Оулунлинна, старинными деревянными кварталами и торговой площадью, находящейся под охраной символа города – забавной скульптуры "Рыночный полицейский". И все же, как мне кажется, в Финляндию нужно ехать не столько за городскими достопримечательностями, сколько  для того, чтобы слиться с дивной природой. Погладить и покормить оленей – это такое счастье на полчасика снова ощутить себя ребенком! А пообедать в ледяном ресторане – это надолго впечатляет! Но самым сильным впечатлением стало для меня наблюдение за полярным сиянием сквозь стеклянные стены остроконечного купола-отеля в стиле традиционного жилища северных народов. Между прочим, экскурсовод нам сказал, что согласно местному поверью зачатых в время полярного сияния детей ждет счастливая судьба.

Вечером в воскресение позвонила мама и сказала, что ответный визит в семью  Таи получился очень душевным и откровенным. Но ласк не  было, как и условились с Таей накануне. На мои попытки выяснить подробности мама сказала, что все расскажет когда я вернусь.

Из Хельсинки на Финляндский вокзал града Петра меня примчал электропоезд «Аллегро». Я оставила чемодан в гостинице и решила пройтись по Невскому проспекту. Из-за нахлобученности снежных шапок многие памятники выглядели едва узнаваемыми. Скованный льдом покой Фонтанки охраняли запорошенные белым конные статуи Аничкова моста. Прохожие время от времени оказывались посреди вспыхивающих мечащимся кружевом вихрей поземки. Дойдя до канала Грибоедова, я решила перекусить и погреться в кафе «ЗингерЪ».

Когда я заходила на второй этаж здания, меня обогнали на лестнице парень и девушка с папками художника на плече. Усевшись за столик у огромного полукруглого окна с видом на Казанский собор и оглядевшись вокруг в ожидании официанта, я обнаружила эту парочку за соседним столиком. Парень был примерно моим ровесником, а весьма похожая на него лицом девушка смотрелась старше меня лет на пять. Негромко пер

еговариваясь между собой, они посматривали на меня и что-то черкали в своих блокнотах.

— Ребята, вы что – рисуете меня? - спросила я их.

— Пытаемся сделать наброски, но ты все время крутишь головой и нам трудно поймать ракурс, - ответила девушка.

— А можно посмотреть потом, что у вас там получится?

— Если будет что-то интересное, то мы тебе подарим.

— А как я должна сидеть, чтобы у вас что–то получилось?

Вместо ответа девушка отложила свой блокнот, встала и пересела за мой столик так, чтобы не загораживать меня от своего спутника.

— Привет. Меня зовут Лера, а это мой брат Дима.

— Приятно познакомиться. Я – Рита.

— Ты просто смотри сейчас на мое лицо и беседуй со мной о чем-нибудь интересном, стараясь не менять позы. А Дима будет тебя и меня зарисовывать. Просто двойной портрет делать проще – лучше соотносишь пропорции. Это минут десять-пятнадцать. Если у него не получится, то я тебя нарисую. У меня опыт в графике побольше, чем у него.

Тут к нам подошла официантка и, приняв наши заказы, удалилась.

— А вы где-то учитесь рисовать? – спросила я.

— Дима еще учится в художественном училище имени Рериха. А я уже закончила станковую графику в Репе.

— В Репе?

— У художников свои сокращенные названия для именных «альма-матер». «Репа» - это академический институт имени Репина. «Сурок» - это академический институт имени Сурикова. «Муха» - это академия имени Штиглица, просто в советское время она носила имя скульптора Веры Мухиной. Те, кто учился в академии имени Строганова – это «строгачи» и так далее.

— Забавно, теперь буду знать.

— А станковая графика – это раздел графики, не связанный с книжной иллюстрацией. Живописцы думают мазком, пятном и используют широкую гамму цветовых оттенков. А графики думают линией, штрихом всего одного, двух или трех цветовых оттенков. Книжные графики оформляют чужую мысль автора книги. а станковисты ищут идею своей работы самостоятельно без подсказки.

— А есть идея, из-за которой вы начали рисовать меня?

— Диме нужно просто попрактиковаться в быстрых зарисовках. А у меня пока относительно тебя смутная идея работы. В тебе по моим ощущениям есть что-то необычное. А что именно - пока не разобралась. Чем-то ты отличаешься от большинства сверстниц, и дело тут не в твоих внешних данных.

— Ну у вас, у художников, свое особое видение. Мне прямо уже стало любопытно, что же ты во мне такого необычного разглядела.

Дима показал нам свой рисунок. На мой взгляд, на нем я и Лера были вполне узнаваемы. Но Леру набросок не устроил, она сделала замечание насчет недостаточного ощущения пространства. Дима почему-то с хитренькой улыбкой сообщил нам, что мы вдвоем очень ладно смотримся, и вернулся на свое место дорабатывать.

Слово «ладно» меня зацепило ассоциациями. Поболтав еще немного с Лерой, я сказала ей:

— А вы с Димой тоже ладно смотритесь. Я даже сначала приняла вас за влюбленную парочку…

Улыбнувшись, Лера ответила:

— Мы действительно не только похожи, но и очень близки друг другу. Так что твое замечание в чем-то вполне верное.

Что-то в ее интонации было такое, что у меня с языка сам собой слетел вопрос:

— А вы что – из ладной семьи?

Лера просто остолбенела от удивления. Потом тихо спросила меня:

— А ты знаешь про ладные семьи?

В этот момент к нашему столику подошла официантка с заказанными мной блюдами. Воспользовавшись возникшей паузой, я обдумала ситуацию и решила сыграть в открытую:

— Я знаю про ладные семьи, потому что была ладушкой на Ивана Купала этим летом.

Мой ответ взволновал Леру. Она помолчала какое-то время, чтобы справиться с волнением. Потом по-прежнему тихо сказала:

— А я не была ладушкой. И Дима не проходил обряд инициации с садовницей. У нашей семьи путь к ладу был непростым и небыстрым. Отчасти из-за меня и моего упрямства. Так что родители шли к ладной общине восемь лет.

— Целых восемь лет? – переспросила я, подумав о перспективах московской общины.

— Так уж получилось.

— Ладная семья – это что-то вроде храма. А дорога к храму не может быть скоростным шоссе…

— Рита, ты говоришь рассудительно прямо как урядница, - улыбнулась Лера.

— Просто та урядница, которая рассказала мне о ладных семьях и пригласила меня в ладушки, очень мудрая женщина. Я лишь переиначила ее слова.

— Все-таки есть что-то удивительное в том, что мы встретились в этом кафе. Я предлагаю закрепить наше знакомство совместной трапезой. Тем более что нам с Димой, кажется, несут наш ужин. И еще по такому случаю я предлагаю еще взять глинтвейн.

— Конечно. Кто бы я возражал - а я не буду.

Лера позвала Диму за мой столик и сказала ему:

— Ты удивишься, но Рита из ладной семьи.

Дима сразу оживился:

— Ты петербурженка?

— Нет, я москвичка.

— Жалко. А ты надолго в Питер?

— Сама еще не знаю. Могу хоть до конца каникул. А могу в любой момент на «Сапсан» и домой. Мне родители подарили поездку в Финляндию за отлично сданную сессию. А я уже на обратном пути подарила себе Петербург.

— Северное сияние видела?

— Конечно. Я была просто в душевном трепете от сияния. Чувствовала себя такой малостью в панораме мироздания. Наверное, если бы в тот момент из космоса вдруг прилетели пришельцы, я бы этому ничуть не удивилась.

Мы еще долго болтали с Димой на симпатичные нам темы. Лера в разговор почти не вмешивалась, наблюдая за нами. Когда глинтвейн закончился, она сказала:

— Я, кажется, знаю, что мне хотелось бы нарисовать. Если ты согласишься позировать вместе с Димой…

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 13646
Скачать

Комментарии

0