Соседка. Часть пятая

Я вышел из душа и прилёг на диван под прохладу вентилятора. Хотел почитать книгу, но хватило меня лишь на пару страниц. Из дремоты меня вывел звонок. Я встал и как и был, в одних трусах, направился к двери. Сон не до конца ещё меня отпустил, поэтому я открыл замок даже не посмотрев предварительно в глазок. Дверь открылась и я увидел Надю. Вот тут я проснулся окончательно. Мы стояли и смотрели друг на друга. Мне эта игра в гляделки показалось вечностью, хотя на самом деле это длилось несколько секунд, за которые я успел оценить её белую маечку, которую никогда не видел в её в гардеробе и короткие обтягивающие шортики зелёного цвета, так подчеркивающие аппетитную попку моей соседки.

— Привет, Паш, — нарушила молчание она. — Мне нужно с тобой поговорить.

Она не была зла, но говорила не с такой лёгкостью как обычно. Я напрягся.

— День добрый, тёть Надь, заходите, — я отошёл в сторону и пропустил гостью в квартиру, автоматически закрыв дверь на замок. Сам остался стоять возле двери. Надя стояла напротив.

— Скажи... — произнесла она и замолчала. Я видел, что слова даются ей непросто, что внутри неё идёт борьба. Но при этом она собралась и продолжила. — Ты вчера видел меня вечером?

— Да, конечно, в кафе, — сделал я невинное выражение лица, при этом сердце у меня стучало так, что казалось даже Надя слышит. — Вы же меня тоже видели.

— Я говорю не про это. Раньше, — соседка волновалась и это было видно. Я волновался не меньше, а может даже больше, — в роще.

Я знал, что могу сказать «нет» и она поверит. Поверит или сделает вид, что поверила, потому что ни проверить ни доказать ничего не сможет. Во всяком случае этот разговор будет закончен и мы к нему уже никогда не вернемся. Но тогда и о сексе с ней мне придется забыть. Ну и сказать «да» я не мог. Мне было страшно, просто страшно признаться. Она ждала ответа, а я боролся с собой.

— Нет, — страх победил, — до этого я вас не видел. А что случилось?

На её лице появилась растерянность. Оно и понятно, она считала, что вычислила того, кто её тискал, шла ко мне с твёрдым намерением вывести на чистую воду, была настроена на серьёзный разговор, а может даже на громкий скандал.

А после моего ответа она просто не знала что сказать, судорожно пытаясь придумать убедительную причину по которой был инициирован данный разговор.

— Кошелек вытащили из сумочки, я думала может ты видел кто? — она улыбнулась, но по глазам было видно, что улыбка фальшивая.

— Да вы что?! — наигранно спросил я, повышая голос. Актёр был из меня хреновый и, я думаю, соседка это сразу поняла. — Тёть Надь я был бы рад помочь, но, к сожалению, ничего не видел.

— Жаль. Ну извини, я пойду тогда, — она сделала расстроенное личико и собралась уходить.

Мы поменялись местами. В тесной прихожей нам пришлось на секунду довольно плотно прижаться друг к другу. И теперь я оказался позади неё, а её рука уже тянулась к дверному замку.

Но похоть оказалось всё же сильнее страха.

— Я видел вас, — выпалил я, — и не только вас.

Наденька крутанулась на месте, а глаза её словно говорили «я знала, знала».

— Что? — женщина сделала вид будто не расслышала моих слов. А может просто понадеялась, что я скажу какие-то подробности.

— Тёть Надь, вы так были увлечены, что не только кошелёк из сумочки можно было вытащить, но и сумочку забрать.

Вообще сарказм — это не моё, но в ту минуту мне показалось, что даже ритм сердца выровнялся, пришло некое спокойствие. Словно сначала был страх разоблачения, потом презрение себя же за этот страх, а дальше словно щелкнули тумблером и всё это переросло в одну навязчивую, похотливую идею, желание, необходимость. Трахнуть желанную, мою женщину здесь и сейчас. Любыми способами. Я уже не мог это остановить, да и не хотел.

— Что ты видел? — Выражение её лица изменилось. Там был испуг и гнев одновременно. Ведь даже после моего признания она не могла понять какую роль я играл в тот вечер. Я ли так бесцеремонно залез к ней в трусики или я просто стал сторонним свидетелем того, как она кончала посреди рощи. Я же мог не знать, что не она была инициатором этого бесчинства, что это было насильно. А может я вообще был не один и скоро поползут слухи о том какая она шлюха — отдается на улице. Чем дольше я не отвечал, тем больше мыслей и страхов крутилось у неё в голове.

— Всё. От начала и до конца, — медленно проговорил я. Перед глазами проплывали отдельные картинки прошлого вечера. Мой член тут же отреагировал.

Это не осталось незамеченным. Соседка пыталась не смотреть, но раз за разом её взгляд возвращался в район моего паха. Она покраснела. Не знала, что делать. А я, как ни странно, был спокоен. Не спешил продолжать повествование, а она не знала какой же задать вопрос, чтобы всё прояснилось. Ей было неловко, но и напрямую, в лоб она спросить не могла.

— Не переживайте, я единственный кто вас видел, — снова двоякий смысл и снова она в замешательстве. Пора было заканчивать этот ребус, — и чувствовал.

Женщина встрепенулась. Картинка в сознании наконец сложилась и она пришла в ярость.

— Это был ты! Извращенец! — Надя сделала шаг в мою сторону и вскинула руку. Мгновение и мою щеку обожгло. А соседка только распалялась. — Как ты мог? Кто тебе позволил ко мне прикасаться? — вопросы сыпались один за другим.

Меня это взбесило. Я даже не заметил как перешел на «ты».

— Это я извращенец? — я навис над ней так, что она попыталась сделать шаг назад, но я взял её за плечи и не позволил этого сделать. — Это я стоял и мастурбировал, наблюдая как девка отсасывает?

Такого соседка явно не ожидала. Она была в шоке. И лишь жалобно проблеяла:

— Я не мастурбировала.

— Я всё видел. Я ощущал твоё возбуждение. Ты текла и тебе нравилось происходящее.

Надя видимо нашла силы взять себя в руки.

— Это моё личное дело, щенок, — передернула плечами, сбрасывая мои руки.

— Ошибаешься, Наденька, — я резко развернул её к себе спиной, от чего она вскрикнула, поднял её руки и, повернувшись вместе с ней к стене, прижал их своей правой над головой.

Левой я обнял её за талию и притянул к себе. Мой член, как и вчера, упёрся в её попку.

— Что ты делаешь, паршивец? Отпусти меня немедленно, — прорычала Надя. — Я буду кричать.

Я никогда не видел её такой злой, такой взбешенной. Но во мне поселилась абсолютная уверенность в том, что кричать она не будет.

— Нет, не будешь, — я нащупал край её маечки и, просунув руку, стал подниматься к груди.

— Прекрати, — вскрикнул соседка. И попыталась ударить меня головой в нос. Я предвидел это, поэтому наклонил свою голову к её плечу. А в попытке ударить меня, соседка отвела голову назад, чем я незамедлительно воспользовался и поцеловал её в шейку.

— Паша, не делай этого, пожалуйста. Я всё забуду, только отпусти меня, — гнев сменился мольбами. Голос стал тише, стальные нотки из него пропали.

Я тоже смягчился. Возбуждение нарастало, а вместе с ним любовь к этой женщине. Мне не хотелось быть грубым с ней, хотелось относиться как можно нежнее и трепетнее.

Тем временем я справился с лифчиком, сдвинув его вверх, и накрыл холмик груди своей ладонью, чуть сжав его.

— Какая же ты сексуальная! — мой голос осип. — Разъве ты не видишь, как сильно ты мне нравишься? Как сильно я хочу тебя?

Я чувствовал как напряжён её сосок. Сжал его пальцами.

— Аааах, — то ли от наслаждения, то ли от болевых ощущений простонала Надя. — Не делай этого, прошу тебя.

Я продолжал ласкать её грудь. Целовать... шея, щека, плечико.

— Как же ты меня возбуждаешь, — прошептал я ей в самое ухо, посасывая мочку.

Соседка всё ещё пыталась до меня достучаться, но звучало это так неубедительно, что мне кажется она сама не верила в свои слова, говорила это больше для себя, мол, я не сдаюсь, хотя на самом деле преграда была прорвана. Я отпустил её руки, но она словно не заметила этого,

продолжая всё также держать их на стене у себя над головой. Я же опустил освободившуюся руку, не отрывая от её тела провёл по второй сисечке, погладил животик и нырнул шортики. Всё то же ощущение, что и прошлым вечером — горячо и очень мокро. Пальцы легли на клитор.

— Нееет... ах... как же приятно, — в этот момент мне казалось, что женщина теряет связь с реальностью. Что же ты со мной делаешь. — Это был не вопрос, скорее утверждение.

Я повернул женщину к себе лицом и впился поцелуем в её губы. Она ответила. Мы начали целоваться, но не прошло и минуты, Надя словно одумалась, к ней вернулось самообладание, она прекратила поцелуй и упёрлась руками мне в грудь, пытаясь оттолкнуть.

— Нет, нет, нет, — запротестовала соседка, — так нельзя, это неправильно.

p>

Но я не собирался сдаваться. Назад пути уже не было. В силе ей со мной не тягаться, поэтому я взял её руку и положил на свой, стоящей колом, член, заставив обхватить его, и не давая возможности убрать руку. От моей плоти её отделял лишь тонкий материал трусов.

Другой рукой я обхватил Надю за талию и притянул к себе, прошептал ей на ухо:

— Потрогай его. Чувствуешь? Это ты на меня так влияешь.

Я снова поцеловал Наденьку в губы. Она сжала зубы и всячески противилась моему натиску. Но всё же сдалась. Сначала просто позволяла себя целовать, но постепенно стала отвечать взаимностью. Я опустил руку с талии и мял её попку. Второй рукой я снова пробрался под маечку и гладил грудь. Будучи уверенным, что как только перестану Надю принуждать она тут же уберёт руку с члена, я был приятно удивлён, что ошибся. Вместо этого я почувствовал как она слегка сжимает его, от чего возбуждение стало еще сильнее.

Нащупав края майки я подтянул её в вверх. Стянул, не давая Наде опомниться. Трикотажное изделие завершило свой полёт на тумбочке справа. Такая же судьба настигла и лифчик. По сути он особо не мешался, так как давно уже не прикрывал грудь, но мне абсолютно не хотелось, чтобы хоть что-то было на теле желанной женщины. Я припал к груди и начал ласкать языком её сосочки, периодически посасывая и немного покусывая их. Не меньше внимания я уделял и ореолам. Вопреки моим опасениям соседка всё сильнее прижимала мою голову к своей груди.

Сигналом к более решительным действиям с моей стороны стал момент, когда рука женщины проникла в мои трусы и обхватив член, начала легонько подрачивать его. Я взял Наденьку за руку и потащил в комнату. Соседка обняла меня за шею, и мы продолжили целоваться. У меня не осталось сомнений, что она хочет меня. Здесь и сейчас я смогу воплотить в реальность одно из моих потаённых желаний. Аккуратно положив Надю на кровать я снова припал к её груди, заставляя женщину стонать.

Оставив на время грудь в покое, я двинулся вниз, целуя животик. Подцепив пальцами резинку шортиков, начал стягивать их вместе с трусиками, открывая своему взору Надины прелести. Мой член рвался на свободу и, стянув последний элемент одежды с женщины, я тут же скинул трусы и с себя. Надя потянулась и ухватилась за мой член, но я не дал ей поиграться с ним. Подтянув соседку к краю кровати и раздвинув ноги, я встал перед ней на колени и сосредоточился на её бёдрах, поглаживая и осыпая поцелуями внутреннюю часть. Медленно поднимался выше, к райскому входу, источающему терпкий аромат желания, похоти, любви, разврата... аромат женщины. С одной стороны, мне хотелось наброситься на соседку, войти в неё и трахать, трахать не останавливаясь. Но с другой стороны я хотел прочувствовать её, ласкать, быть с ней твёрдым, но нежным, а не просто механически долбить. Эта самочка была прекрасна и она лежала передо мной, принимая мои ласки, она покорилась мне, и я в свою очередь хотел доставить ей неземное наслаждение, такое, которого она ещё не испытывала.

Добравшись до половых губок, мой язык нежно прошёлся между ними, слизывая нектар, дурманящий мой мозг. Снизу вверх, до самого клитора.

— Ааааа, — Надя вцепилась руками в простынь.

Я в прямом и переносном смыслах погрузился в процесс с головой. Мой язык порхал вокруг клитора, иногда опускаясь и лаская губки. Надя стонала и что-то даже нашёптывала. Продолжая вылизывать пиздёночку моей партнёрши, я ввёл в неё средний палец и, согнув его, начал стимулировать точку G. Второй рукой мял её сисечку.

Почувствовав, что Надино тело напряглось, я чуть ускорился. И это принесло свои плоды.

— Не останавливайся, прошу, — пропищала Надя, и в следующее мгновение, двумя руками прижав мою голову к своей мохнатке, с громким протяжным стоном, начала кончать.

Её трясло, на лице появился румянец. Я продолжал работать языком, пока женщину не отпустило. Она обмякла, ослабила хватку. Моё лицо было всё в Надиной смазке. Приблизившись к разгорячённому лицу женщины, страстно поцеловал, пытаясь сделать так, чтобы она попробовала на вкус свои соки. Отстранился. Между нами было несколько сантиметров. Я чувствовал горячее дыхание, неотрывно смотрел в её глаза, в которых читалось удовлетворение и благодарность.

Её киска блестела от смазки и моей слюны. Я готов был кончить, как только мой член коснётся вульвы. Но так хотелось почувствовать этот нежный бутончик. Головка члена коснулась горошинки клитора, опускаясь ниже, раздвигая губки и совсем чуть-чуть погружаясь внутрь. Снова вверх до клитора. И опять вниз. Подняв глаза, я встретился взглядом с Надей. Мы молчали. За всё время с тех пор, как оказались в комнате, мы не сказали друг другу ни слова. Словно боялись спугнуть то волшебство, которое многие скептики назовут банальным набором совпадений, благодаря которому мы вместе оказались на моей кровати.

Я лёг на соседку, оперевшись на локти, и медленно ввёл член в истекающую вагину.

— Уааахох... ооох, — взвыла Надя, скрестив ноги у меня за спиной. Ногти больно впились в плечи.

— Какая ты узкая... как горячо у тебя внутри, — восхитился я. Мне хотелось сказать это. — Так приятно.

— Он заполнил меня всю, — Надя улыбнулась, искренне, первый раз за сегодняшний день.

Я поцеловал её и начал фрикции. Не спеша, постепенно наращивая темп, то почти полностью выходя из тесной пещерки, то возвращаюсь, доставая до самой матки.

При каждом толчке влагалище хлюпало от обилия смазки. Это очень заводило, давая дополнительные силы, чтобы не кончить раньше времени. Я целовал стонущую и подмахивающую мне женщину. Целовал всё, до чего мог дотянуться — грудь, шея, губы, лоб, щёчки.

Я был без презерватива, но Надя не сказала мне ни слова по этому поводу. Чувствуя скорое приближение оргазма, я остановился. Нужно было передохнуть несколько секунд.

— Хочу тебя сзади, красавица, — это был мой первый комплимент соседке, который ей явно пришелся по душе. Нет, разумеется я говорил комплименты — как прекрасно она выглядит, как ей идет та или иная вещь, но на этом всё. Просто раньше не было подходящего момента, да и статус не позволял. А сейчас мы перешли уже на новый уровень.

В очередной раз, наградив меня улыбкой, соседка поднялась и развернувшись ко мне спиной стала в коленно-локтевую позу, опустив голову и прогнув спинку. Ноги были немного расставлены. Картина была потрясающая: упругая попка, прекрасные бёдра, а между ними, раскрывшаяся, сочащаяся от желания ароматная вагина, приглашающая войти в этот омут страсти. Мог бы кто-нибудь устоять от соблазна? Вот и я не смог.

Направив член в её щёлочку, я взял соседку за бедра и вошёл в неё.

— Ммм, — простонала женщина, закусив ткань простыни.

Я крепко держал упругие бёдра, раз за разом вколачивая своё орудие всё глубже. Мне безумно нравилась это поза. Вид того, как мой член входит в Надю затуманивал мой мозг. Я наслаждался процессом. Стоны и крики соседки ещё больше подстегивали меня. Долго я продержаться не смог и, в очередной раз вставив член до самого основания, я крепко обнял Надю за талию и начал с громким то ли стоном, то ли рыком наполнять её влагалище горячей спермой. В этот момент влагалище начало сокращаться и соседка, завывая, тоже начала кончать, сжимая мою плоть внутри себя, словно выдаивала, стараясь чтобы всё семя осталось в ней.

Несколько минут я стоял всё в той же позе, обнимая Надю и восстанавливая дыхание. Всё это время мой член был внутри неё, пока не опал и не выскользнул из мокрой вагины. Я выпрямился, с наслаждением наблюдая как сперма стекает по внутренней стороне бедер женщины.

***

Мы лежали, обнимая друг друга, на всё той же кровати. Соседка положила голову мне на плечо и гладила мою грудь. Я же гладил её животик, вспоминая как заливал матку женщины своим семенем и думая о том, что она может забеременеть от меня. Конечно это в мои планы не входило и детей я с ней не заводить не собирался, но сам факт того, что сейчас, в этот момент в теле этой женщины, желанной женщины, может зарождаться новая жизнь грел меня.

Я опустил руку ниже и, погладив лобок, перешёл к губкам, проведя между ними пальцем и собрав немного спермы. Надя наблюдала за мной с улыбкой и нескрываемым интересом. Медленно перенес руку к лицу и аккуратно провел пальцем по её губам, оставляя на них следы терпкой жидкости. Соседка провела по своим губам языком, пробуя сперму на вкус, а потом резко схватила меня за запястье и взяла мой палец в рот и прикрыв глаза начала посасывать.

Если Вам понравился рассказ... WеbMоnеy-R342773913898 Яндекс. Деньги-410012175742508

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 14141
Скачать

Комментарии

0