Жуть какая! (Окончание)

– Госпожа Кристина – новая участница нашего клуба. Она любезно согласилась принять моё приглашение в гости, – обычным надменным тоном заговорила Хозяйка. – Тебе напомнить, как следует встречать гостящих у меня дам? Или сам сообразишь наконец?!!

Серёжка послушно кивнул, подполз к ножкам гостьи, бережно слизал пыль с её блестящих босоножек и поочерёдно обцеловал их. Затем вернулся к креслу своей Госпожи и, ухватившись ртом за каблучок, снял с Её очаровательной ножки туфельку. Почтительно и страстно поцеловал босую ножку Повелительницы. То же самое проделал и со второй. Получил пару пинков в зубы, ответил на них десятком страстных поцелуев и снова восторженно воззрился снизу вверх на свою Богиню.

– Похоже, мне всё-таки сейчас понадобится плеть или ремень! – мелодично-плавный голос Её Величества стал строже и резче. – Забыл, что делать дальше, тварь тупая?!!

– Нет, прекраснейшая Госпожа, – испуганно пролепетал невольник. – Сейчас всё будет сделано, милостивая Госпожа!

Через несколько минут на столике уже стояли большие хрустальные бокалы с вином, блюда с фруктами и шоколадом, креманки с мороженым.

А Серёжка, трепеща от страха, снова лежал ниц ожидал дальнейших повелений.

– Ты сегодня совсем туго соображаешь, тупая скотина, – снова заговорила Госпожа (или теперь правильнее называть Её Госпожой Ларисой?). – И тебе не избежать наказания за это. Но я сейчас слишком добра и великодушна, поэтому предоставляю тебе шанс исправиться. Под ноги, раб! Мои стопы желают массажа! И не ленись!

Серёжкина голова шла кругом – от почтительного страха, от возбуждения, от… От ещё многих эмоций, до конца непонятных ему. Трясясь всем телом, он бросился лицом под грязные подошвы своей Владычицы. И чуть было не застонал от наслаждения, когда они несколько раз властно проехались по его физиономии, давя её и царапая ноготками. Снова и снова целовал и лизал их, массировал их носом, губами, подбородком, сходя с ума от необыкновенного аромата, и, как всегда, испытывал и ни с чем не сравнимое наслаждение, и глубочайшую благодарность к Повелительнице за эти необыкновенные ласки…

А Хозяйка и гостья между тем принимали судьбоносное для него решение.

– Пока что я сдаю его тебе в аренду. Или напрокат – называй, как хочешь – слышался властный голос Госпожи Ларисы. – Великодушно дадим шанс этому ничтожеству привыкнуть к тебе. А уже потом сделаем, как договаривались.

– Что ж, я согласна, – отвечала Госпожа Кристина. – Пусть послужит мне пару дней. Если не сдохнет от счастья за это время, значит поступим, как решили. Ошейник и поводок для этой псины найдётся?

– Ну, конечно. Могу дать ещё и намордник, и плеть в придачу.

– Это лишнее. Я не люблю дополнительных атрибутов. И вообще, моим рабам обычно кандалы заменяет мой взгляд, а плётку – мой голос.

– Тогда можешь забирать его прямо сейчас. Раб! Припади к ножке Госпожи Кристины!

Серёжка повиновался. Выбрался из-под стоп Хозяйки, подполз к креслу гостьи и приник губами к её блестящей туфельке.

– С этой минуты и до послезавтрашнего вечера Она – твоя Госпожа! Исполняй её повеления так же старательно, как мои! Такова моя воля! Можешь попрощаться со мной.

Стопа Госпожи Ларисы с силой пнула его в нос. Шлёпнулся на спину, но снова быстро встал на колени и жадно поцеловал пнувшую его босую подошву. Раз тридцать-сорок. Разумеется, всей душой жаждал, чтобы это не прекращалось никогда, но ему ли, ничтожному, противиться воле Повелительниц?

Сам (не утруждать же прелестные дамские ручки?!) защёлкнул на шее ошейник и прикрепил к нему тонкую, но прочную цепь. И послушно пополз во двор, влекомый новой Хозяйкой.

Госпожа Кристина уселась в новенький маленький спорткар и повелительным жестом указала ему место у своих ножек. Блестящая, похожая на детскую игрушку, машинка плавно выехала за ворота и легко помчалась по широкому зелёному бульвару. Выехав к городской окраине, внезапно остановилась у небольшого летнего кафе.

– Ладно, можешь подняться, – шутливо толкнула его ножкой новая Владычица. – Садись рядом. У нас с тобой – долгая беседа впереди.

Серёжка ошеломлённо вздрогнул. Его покоробило от этих слов. Подняться?!! Сесть?!! В присутствии своей Госпожи (пусть даже временной)?!! Как такое может быть?!! Он бы и в мыслях не позволил себе подобного кощунства!!!

– Ну? Я долго буду ждать?!

Не отваживаясь гневить новую Госпожу, Серёжка исполнил Её повеление, хоть и чувствовал себя при этом ужасно. Сидя, как на иголках, поражённо смотрел на эту юную красавицу. Почему Она так поступает? Кто Она?

– Хочешь знать, кто я на самом деле? – загадочно улыбнулась Госпожа Кристина. – Я – инсайдер. Знакомое словечко? Вообще-то я – начинающая журналистка и блогер. Пишу в основном на темы половых взаимоотношений. Обо всех мыслимых и немыслимых фантазиях, отклонениях и извращениях в данной области. Вот в поисках свежего материала и внедрилась в местный фемдом-клуб и втёрлась в доверие к твоей… Госпоже. Думаю, что нашла немало интересного для своего нового опуса. Правда, кое-что мне пока ещё не совсем понятно. Ну, прежде всего, какие мотивы и цели движут такими, как ты, – добровольными рабами? Зачем ты делаешь это – унижаешься, превращаешься в домашнее животное, в живую вещь? Почему позволяешь так обращаться с собой?

Серёжка снова оторопел – от этих необычных (нет, святотатственных!) вопросов.

– А разве можно поступать как-то иначе, Госпожа? – дрожащим голосом проговорил он.

– Да перестань ты называть меня Госпожой! И вообще расслабься и ничего не бойся!

– Слушаюсь, Госпожа… Простите…

– Да не «простите», а «прости»! – улыбнулась Она с лёгкой укоризной. – Ну так ответь мне на мой вопр

ос поподробнее!

Серёжка растерянно пожал плечами, не зная, что сказать. И почувствовал себя ещё ужаснее от того, что не может угодить такой прелестной Гос.. девушке…

– Неужели тебе не хочется быть свободным? – допытывалась Кристина. – Неужели ты никогда не хотел быть нормальным человеком? Самому творить собственную судьбу и строить свою жизнь согласно своим желаниям? Неужели предел всех твоих стремлений – валяться под хозяйскими ногами? Неужели об этом ты мечтал в детстве?

Серёжка вздрогнул.

– Свобода – это страшно, – осторожно пробормотал он, трепеща от непривычного ощущения – от того, что смеет высказывать своё мнение. – Лучше быть рабом сильной и доброй Госпожи. Полагаться на Её покровительство и заботу. И не думать ни о чём.

Кристина поражённо покачала головой:

– Не понимаю. Как можно быть таким?! У тебя, похоже, окончательно сломано и растоптано собственное «я». Ты превратился в ничто! Тебя нет! Неужели это не страшно?!! Да оглянись ты вокруг! Посмотри на них, на своих ровесников! Посмотри на нормальных мужиков! Они все о чём-то мечтают, к чему-то стремятся, что-то создают своими руками и умом! А ты? Зачем ты живёшь на этом свете?! Ради чего?! Чтобы тешить собственную болезненную похоть?! Хлебать полной ложкой унижения и побои и кайфовать от этого?!

– Не знаю, – всё так же робко пролепетал он.

– Ты всегда был таким?

– Нет…

– Ну так вспомни, каким ты был до этого своего… рабства! Вспомни и очнись!

Серёжка побледнел и испуганно замотал головой. Ему давно уже казалось, что ДО ЭТОГО он просто не существовал. И что если он дерзнёт (ой, жуть какая!) вырваться на свободу (словечко-то какое гадкое!), то это будет неминуемый конец. Ведь свобода – это постоянное напряжение, поиски, тревоги, борьба! А смысл? Всё равно рано или поздно помрёшь – независимо от того, как ты жил. Да и не выдержит он испытания свободой! Для него она – смертельна. Нет-нет, скорее назад! Назад, под властные и ласковые ножки своей Повелительницы!..

Кристина нахмурилась.

– А я-то думала, что делаю доброе дело! - презрительно процедила сквозь зубы. - Что вытащу хоть одного такого сумасшедшего из его адского «рая» и верну к нормальной жизни! Эх!.. Проваливай куда хочешь! Глаза бы мои не видели подобное отродье!

Серёжка по привычке опустился на колени и потянулся было губами к девичьей ножке – он всегда так прощался и с Госпожой, и с Её гостьями. Но она оттолкнула его прочь – так, что он кувырком выкатился из машины под хохот редких прохожих. Стоя на коленях, смотрел вслед уносящейся маленькой «Хонде», пока та не скрылась из вида. Затем поднялся и, трепеща от волнения и тревоги, поплёлся назад – туда, в маленькое царство Госпожи Ларисы, за пределами которого он уже не представлял своей жизни! Было глубочайшее и искреннейшее слёзное раскаяние. Было всенощное стояние нагишом на коленях под окном спальни Её Величества. И лишь затем – великодушное позволение вползти в покои Госпожи и начать вымаливать у Неё прощение. И вот наконец…

Чмок-чмок-чмок-чмок! Чмок-чмок-чмок-чмок! Великодушно прощённый раб снова сладостно стонал и восторженно закатывал зарёванные от счастья глаза, испытывая ни с чем не сравнимое наслаждение. Ещё! Ещё сто! Ещё тысячу поцелуев!..

– Ну и долго вы ещё собираетесь витать в эмпиреях, сударь?! Слишком рано проснулся и досыпаешь сидя? – ласково-насмешливый материнский голос вывел Серёжку из мира грёз. – Нигде не видел моих босоножек? Новеньких, золотистых?

Сам не свой поднялся с дивана. Ступая, будто в тумане, спустился на первый этаж, отыскал в прихожей мамину обувь (вчера вернулась совсем разбитой после тяжёлого рабочего дня, сбросила их, не глядя, и забыла, где оставила) и принёс Ей… Нет, ей!.. Нет, всё-таки Ей – Матери!

– Спасибо, Серёж! Мне пора в офис, а потом – в клуб. Сегодня важное заседание. Людмилу Алексеевну помнишь? Нашу районную депутатку? Её собираются снять с поста председательницы бюджетного комитета. Будто бы за непрофессионализм, а на деле – по гендерным мотивам. Будем думать, как предотвратить это беззаконие. Ах, когда же вы, мужики, наконец поймёте, что мы ничуть не хуже вас?!..

Серёжка удивлённо-восхищённо смотрел на красавицу-маму. Ею нельзя было не восторгаться! Умная, смелая, решительная, целеустремлённая, не испорченная ни широкой известностью, ни миллионным состоянием! Не один местный чинуша-хапуга слетел вверх тормашками со своего кресла под Её воздействием. Не один интернат, приют, детский клуб обязаны были Ей спасением от исчезновения под бременем нечистых бизнес-схем. Не один десяток местных сирот обрёл новых родителей в результате стараний руководимого Ею женского клуба… А он чего там нафантазировал-набредил, поддавшись внезапно нахлынувшей похоти?.. Вот дурость-то! Вот жуть какая!

Проводил мать до машины и выслушал последние наставления:

– Сегодня должен приехать электрик – отремонтировать проводку во флигеле для прислуги. Встретишь его, покажешь фронт работы. Во дворе пусть проведут генеральную уборку. Если будут звонить насчёт покупки нашего кафе «Арктика», скажи, что уже не продаётся... Да, чуть не забыла! Ты же обещал меня со своей девушкой познакомить… Как её зовут?

– Кристина…

– А кто она у тебя?

– Студентка журфака…

– Будущая акула пера? Наверно, умная девчонка. Свяжись с ней сегодня и пригласи в гости к вечеру. Хочу наконец-то посмотреть на твою избранницу… Кажется, обо всём рассказала и предупредила. Всё запомнил? Справишься? Если что, звони мне на мобильный.

– Слушаю и повинуюсь, моя Госпожа! – шутливо-почтительно улыбнулся Серёжка, целуя на прощание нежную и сильную руку Матери.

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 6646
Скачать

Комментарии

0