Прокол

— Я тебе отвечаю, подруга, попробуй не пожалеешь.

Женщины сидели за столиком на открытой веранде кафе. Подходил к концу второй бокал шампанского и обе были уже на веселее. Обоим было уже около сорока лет, ухожены с аккуратными прическами, в деловых костюмах, которые подчёркивали их соблазнительные формы. Одна была с огненно-рыжими прямыми волосами по плечи, вторая носила взъерошенную прическу из волос серебряного цвета.

— Возможно, только вот я же не одна поеду у меня двое детей. Что они скажут?

— Пф-ф. А кто тебя заставляет им об этом говорить. — Тут же апеллировала рыжая, как будто ожидая подобного вопроса.

— Они же заметят. И ладно Аленка, а если Дима увидит?

— Да хватит чтоль. Парню уже во18 лет, проверь его компьютер, там вся история в порнушке, да еще и секретная папочка есть. Он письки видел на любой вкус.

— Да это понятно. Только одно дело порнушка, а другое дело мама.

— Я тебя умаляю, разок увидит случайно ничего страшного не произойдет. Да и почему он должен обязательно видеть? Ты же в юбке будешь за рулем, а он сзади сидит. Да и в принципе там ничего не видно если специально не показывать.

— Не знаю. Как-то странно.

— Просто попробуй, дорога покажется легкой, будто прогулка на вечернем променаде. Да и к тому же одни плюсы. Ничего там не потеет, ничего не жмет, и постоянно свежий ветерок обдувает. С твоей боязнью кондиционеров сам доктор прописал.

Блондинка задумалась, потягивая прохладное шампанское. На улице стоял зной и полный штиль уже неделю. Тяжело было дышать даже в тени. Большинство спасались в прохладных помещениях с кондиционером, а Валентина Алексеевна не любила этот прибор, постоянно простывая побывав под его прохладными потоками. Но наконец-то отпуск. Завтра берет детей в охапку и на море. Две тысячи километров конечно далековато, но это уже не первая ее поездка на море за рулем. Подруга предлагает ей ехать без нижнего белья в одном легком платье, как сама уже давно практикует.

Обычно, после десяти часов за рулем, Валя разбита и думает только об освежающей воде под душем или бассейне. Портится настроение и смазывается все впечатления об отдыхе. Возможно стоит попробовать, ведь она может в любой момент надеть трусики и продолжить движение.

— Думаю можно попробовать. Не буду же я и правда всем рассказывать о показывать, что хожу без трусов.

— Точно. Давай за это выпьем.

Они чокнулись бокалами и расхохотались.

Будильник зазвонил в пять утра. Валя первым делом приняла душ, наголо побрила промежность и лобок. Как советовала Катя, чтобы не так заметно было отсутствие трусиков, если вдруг, случайно засветишь. Тут же надела на голое тело платье. Желтое ситцевое на лямках резинкой под грудью. Расклешённый подол опускался на полторы ладони от ягодиц. Если в нем крутануться, то низ платья подлетает, оголяя все что ниже живота.

— Дети вставайте. — Она зашла в комнату где спали близнецы, дочь Алена и сын Дима.

Раздвинула шторы и принялась расталкивать обоих. Они просыпались неохотно. Дима приоткрыл один глаз. Мама стояла, нагнувшись над Аленкой и тормошила ее. Платье задралось, и Дима увидел розовые лепестки половых губ, которые аккуратно расходились, образуя цветок с белесым выделением на входе во влагалище и собравшейся капелькой на краю в месте схождения губ. Сон мигом улетучился, но он не посмел и виду подать.

— Сколько времени? — Сонно простонала Алена, не открывая глаз.

— Уже шесть утра. Вставайте, чистить зубы и завтрак уже на столе. Бегом собираемся и в дорогу.

Она удалилась, не желая слышать их обычные возражения, и жалобы на ранний подъем. Дима лежал в ступоре с открытыми глазами, не замечая, как сестра уже заправляла кровать. Перед глазами была мамина вагина. И его член был в небывалом напряжении, он боялся пошевелиться что бы не кончить.

— Сколько можно валяться? Просыпайся. — Сестра потянула одело.

Дима тут же вцепился в него и зажал между ног. Голова закружилась, головка члена будто окунулась в огонь. В ней что-то набухло и выплеснулось горячей влагой. Дима весь сжался, сдавливая стон. Он понял, что кончил. Он кончил на свою же маму и даже не прикасаясь к себе. Ему стало стыдно.

— Отвали. — Сердито произнес он, вырывая одеяло из рук сестры. — Я уже проснулся. Иди лучше в ванну.

— Какие нежные. Ну поспи еще принцеска. — Дразнила его Алена.

— Я как... — Дима махнул рукой, намереваясь ударить сестру, но та ловко отскочила от удара и хохоча побежала в ванну.

Из кухни шел аромат поджаренных сосисок и хлеба. Слышался свист кипящего чайника и шкварчащих на раскалённой сковороде яиц. Дима быстро, пока никто не видит, откинул одеяло, на штанах от пижамы растеклось мокрое пятно. Он снял штаны и натянул чистые трусы. Пижаму скрутил и понес на кухню где стояла корзина с грязным бельем.

Сердце Вали колотилось так что отдавало гулким эхом в висках. Она чувствовала себя на подъеме, возбужденной в сексуальном и психологическом плане. Она понимала, что ее никто не увидит и не поймет, что она без трусиков, но в тоже время ей казалось, что все знают положение дел у нее под платьем. Она ставила еду на стол трясущимися руками, боясь посмотреть на сына. Валя присела на стул с обивкой из искусственной кожи и почувствовала киской прохладу. Пробежала дрожь по телу, но она не посмела встать. Смазка обильно текла из нее, и она чувствовала, как размазывает ее по гладкой поверхности стула. Ела она медленно, чтобы дети ушли в комнату собираться до того, как она закончит и встанет из-за стола.

— Куда поедем на этот раз? — Спросила Аленка.

— К бабушке.

— А. Точно. Я уже забыла. Ну вдруг ты передумала, и мы бы поехали в папе.

— Пусть папа сам комаров кормит на своем Байкале со своей ненаглядной.

— В прошлый раз вы даже не встретились ни разу. Что ты так злишься?

— Ален! Я просила уже не начинать разговоры об этом. Мне противно об этом даже думать. И Вы были у папы на весенних каникулах.

— Да я ничего. Просто спросила.

Дима сидел молча. Из головы не выходил образ маминой вагины. Он поймал себя на мысли что сотрет все порно на компьютере и забудет все сайты, только за еще один взгляд на мамину промежность. А потом долго не мог отделаться от этой мысли понимая, что это неправильно и мерзко так думать. Он ничего подобного не испытывал даже к сестре хоть и не раз видел ее прелести. А вот с мамой мир перевернулся.

Аленка не понимала, что произошло. Брат сидит молча смотрит в одну точку, Мама не может спокойно сидеть на стуле. Ерзает, лицо красное, руки трясутся, отвечает не сразу и односложно. Только вопрос о папе заставил ее рассердиться и выпалить фразу с белее чем тремя словами. Она не выдержала и спросила напрямик.

— Да что с вами такое?

Они посмотрели на нее недоумевающим взглядом и хором спросили.

— В смысле?

«Ар-р. Опять это «всмысле» они нарочно хотят вывести меня из себя. « — Подумала Аленка.

— Что вы молчите? Вас же не заткнуть обычно, а сегодня молчите. Вы знаете, то чего не знаю я?

— Твоих Маму и брата похитили пришельцы с планеты Нибиру, а мы их клоны. — С лицом, не выражающих никаких эмоций сказал Дима.

— Ты когда-нибудь планировала дальнюю поездку на машине с двумя детьми? Тебе то что? Сейчас завалишься спать, потом посидишь в интернете, потом послушаешь музыку. А я все время буду рулить и думать, закрыла ли я дверь, выключила свет везде, отключила ли утюг, где остановиться перекусить и поспать.

— Ой ладно, ладно, только не начинай опять эту песню, я ее уже наизусть выучила. Каждое лето одно и то же.

Мама возмутилась и завтрак как всегда превратился в балаган. Димка гримасничал и без умолку рассказывал небылицы и дразнил сестру. Мама как всегда вслух раз за разом перечисляла вещи, которые нужно сделать. Пересказывала где и когда должны сделать остановку. Расписывала подробный план отдыха. Аленке все не нравилось. Она пререкалась с матерью, не желая выполнять дурацкий план, по которому никогда ничего не получается, огрызалась на тупые шутки брата. Все как будто наладилось, но все равно что-то странное висело в воздухе. Хотя скорее всего пора завязывать со всеми своими страшилками, которые она читает. Дети быстро прикончили завтрак и пошли одеваться, благо чемоданы у всех были собраны. Валентина поднялась со стула. Сочная полоска густых выделений разделила стул пополам, в промежности и на бедрах чувствовался холодок от оставшейся влаги. Вроде бы никто ничего не заметил, но неплохо бы надеть что-нибудь подлиннее. В ее гардеробе остались разные брюки, длинные теплые платья или вечерние наряды. Доставать из чемодана подходящее только вызвать подозрения у, непогодам проницательной, дочери. Валя протерла стул, вымыла посуду.

У них было по чемодану на каждого и большой рюкзак на плечах Димы. Он спускался первым. Мама замкнула дверь, и, немного помедлив, что бы вспомнить все ли она выключила, пошла по лестнице. Дима поднял глаза и увидел еще раз мамину киску, мелькнувшую под слегка поднявшимся подолом. Она будет всю дорогу без трусов, подумал он и улыбнулся. Он не упустит ни одного момента, чтобы не подсмотреть за ней. Аленка как всегда была поглощена в телефон, поставила чемодан у багажника машины и села на заднее сиденье. Валентина уложила поглубже свой чемодан, поставила рюкзак, и поближе уже поставила чемоданы детей. Дима все время крутился рядом, достаточно было присесть завязать шнурки чтобы ему открылся вид на голую мамину промежность. Она стояла наклонившись, с широко расставленными ногами. Ее губки слиплись в темно-розовый гребешок начинавшийся от розового ануса. У Димы потекла слюна, он смотрел во все глаза пока никто не замечал его. Его член потяжелел и звался из трусов, Дима чувствовал приближение оргазма. Мама наклонялась за чемоданами делая вид на промежность еще более откровенный. Дима лицезрел это стоя сразу на ней.

Из города они выехали через двадцать минут. Рано утром в субботу дороги еще пусты, в салоне тихо работает радио, воздух сохраняет еще ночную прохладу и можно насладится свежестью открыв окно. Их город не большой и крупных предприятий, портящих воздух нет. Мелькали старые невысокие дома, узкие улицы, засаженные деревьями. Иногда можно услышать утренних птах, напевающих свои песни в густой зелени. Валя сидела голой попой на сиденье, задрав подол платья повыше как советовала подруга. Мягкая обивка и легкий свежий ветерок ласкали кожу. Валентина чуть не замурлыкала от удовольствия, путешествие началось однозначно, с приятных моментов, дальше должно быть только лучше.

Они ехали около двух часов. Дети спали, из динамиков негромко слышалась любимая Валина музыка, перекрывая шуршание колес по асфальту и тихое урчание мотора. Прохладный воздух обдувал салон из воздуховодов под лобовым стеклом. Машина двигалась чуть больше ста километров в час, давая возможность созерцать окружающий пейзаж. Высокое голубое небо с редкими белыми облачками, за обочиной чередовались поля, покрытые золотистой пшеницей или зеленой ботвой сахарной свеклы. Поля подсолнухов радовали красивыми жёлтыми цветами, тянущимися к солнцу. Попадались густые заросшие посадки, холмы на горизонте засланы густым лесом. Валя уже и забыла, что едет без трусов. Ощущения были настолько естественные, что она могла только наслаждаться дорогой. Она искала место для остановки, чтобы отдохнуть и сходить в туалет. Съезд на грунтовую дорогу с двух сторон закрывался лесополосами, попался вовремя. Припарковав машину, она выключила двигатель.

— Просыпайтесь, котятки. Мальчики на лево, девочки направо.

Сама она быстро выскочила из машины и спряталась в густой траве. Она расставила ноги слегка согнув их в коленях и пустила струю. Она успела закончить все дела еще до того, как открылись двери, и близнецы синхронно зевая выползли из машины. Поднимался ветер, слегка теребя подол платья. Валя открыла дверь, в салоне посередине сиденья стояла сумка холодильник с приготовленными бутербродами. Дима, спрятавшись за деревьями в пяти метрах наблюдал за этой картиной. Мамина задница оголилась, открыв двойной гребешок на письке. Его рука быстро двигалась по члену, а глаза неотрывно смотрели на самое желанное место. Ему хватило нескольких секунд чтобы член выстрелил несколько раз спермой. Довольный он вышел немного подальше, чтобы мама не подумала, что он мог следить за ней.

— Через пару часов заедем в нашу кафешку. Пообедаем.

— А искупаться заедем куда-нибудь? — Спросил Дима, жуя бутерброд.

— Да. — Подхватила Алена. — туда где в прошлом году были.

— Не охота доставать купальник. Это весь багаж доставать и лежит на самом дне сумки.

— Ну мам! — Заканючил Дима. — Мы тебе поможем.

— Ага — Закивала Аленка. — Мы сами все достанем и сложим все обратно. Там так классно было, тихо чисто и никого вокруг.

— Ох, ну ладно уговорили. Я вообще-то собиралась в отеле помыться, но то озерцо и правда шикарное.

Дальше они поехали более шумной компанией. Дима с Аленкой как всегда дразнили друг друга, ругались, спорили. Дима рассказывал небылицы, Аленка новости общих знакомых из соц. сетей. К обеду они подъехали к кафе «ДальноBОY» с окончанием на латинице заглавными буквами. Забегаловка располагалась у дороги на краю небольшой деревеньки. Большой двор с припаркованными фурами, небольшая парковка на которой уже отдыхали несколько легковушек и минивен с вульгарной надписью. Небольшое кафе за семь лет выросло до большого комплекса зданий, с комнатами отдыха большим столовым залом, супермаркетом и заправочной станцией. Но самое главное здесь по-прежнему очень вкусно кормили. Ветер усиливался, задирая подол платья до ягодиц и нежно погладил прохладным потоком голую промежность. Валентина Алексеевна вспомнила о том, что ее пися ничем не прикрыта, кроме свободно колыхающемся куске жёлтой материи. Это заставило сердце колотиться быстрее, а пикантное чувство стыда и страха вызывало возбуждение. Зайдя в прохладное помещение, они ощутили аппетитные ароматы жареного мяса и свежеиспечённого хлеба.

— Так. Мне все что есть в меню и колу. — Заявил Дима, усевшись за единственный свободный столик у окна.

— А плохо не станет? — Язвительно спросила Аленка.

— Я думаю станет хорошо. Ну ладно я тебе оставлю немножко. Чем ты там сейчас питаешься? Черным хлебушком и морковкой? Ну я тебе выковырну из своего салатика немножко.

— Пф... Ковыряльщик. Ты даже не знаешь, как она выглядит.

— Я пойму по твоим умоляющим глазам, когда начну ее есть. И так уж и быть, если ты меня хорошо попросишь, я выплюну тебе в тарелку.

— А ну! Перестали оба. Отправлю обоих в машину голодными. Закажите мне первое салат и рыбу. Я в туалет пойду.

Вокруг было много мужчин, которые рассматривали ее тело. Кто у краткой, кто в наглую пялился. Она была высокая с большими крупными формами. Круглые ягодицы и большая упругая грудь, изгибали ткань плавными линиями пробуждая желание в их глазах. Валя старалась не обращать на это внимания и шла с невозмутимым видом. Заперевшись в кабинке она уселась на унитаз, расставила ноги и прикоснулась к своей киске. Клитор ныл от желания, налившись кровью. Он был крупный и при возбуждении его головка приоткрывалась. Собрав обильно текущую смазки из письки, она зажала трёхсантиметровый клитор между пальцами и начала дрочить его. Оргазм подступал быстро, она вставила два пальца в вагину и быстро задвигала ими синхронно с пальцами на клиторе. Громкие хлюпающие звуки разносились по туалету, но ей было все равно. Она еле сдерживала стон, прикусив губу и закрыв глаза. Оргазм накрыл яркой вспышкой. Она протяжно тихо замычала по рукам ударили горячие струи, все тело затряслось в мелких судорогах. Она в полузабытьи завалилась на стенку кабинки, глубоко дыша.

Через минуту она пришла в себя, пустила струю, которая громко забулькала по воде в чаше унитаза. Мокрые пятна от оргазма были разбрызганы по всей кабинке: на полу, двери и стенах, на стульчаке и сильно залило подол платья. На ватных ногах она встала, вышла из кабинки к умывальнику. Рядом женщина сушила руки. На вид ей было далеко за пятьдесят, невысокая с короткой прической из белых волос, худая и невыразительными формами, скрывающиеся под фиолетовым спортивным костюмом. Она посмотрела на Валю с ухмылкой.

— Ну ты дева даешь. Сколько же у тебя мужика не было? — Спросила она скрипучим и громким голосом.

Валя покраснела смущенно хмыкнула и сунула руки под струю холодной воды. Из кабинки вышла еще одна девушка молодая, еле сдерживая смех.

— Ты бы передок то посушила. — Советовал скрипучий голос. — А то будто обсосала. Еще и ноги все мокрые. Мокнешь как шлюшка, да?

Валентина готова была провалиться сквозь землю, девушка рядом прыснула в ладошки.

— Что молчишь? Не вежливо молчать, когда с тобой старшие разговаривают.

Женщина больно уцепилась в руку.

— Что вы делаете? — Удивилась Валентина, пытаясь разжать железную хватку.

Женщина притянула Валю за руку, пристально поглядев в ее глаза. Валя, не выдержав твердый взгляд отвела глаза, девушка испугано просеменила мимо них.

— Я спросила, сколько у тебя не было мужика?

Валентина испугалась.

— Я не помню. Года три наверно.

— Хорошо.

Женщина потянула ругу под платье. Валя дернулась, но не смогла освободиться.

— Куда?

Женщина сжала руку сильнее и вывернула плече так что Валентина ахнула, выгнула спину и согнула ноги в коленях выставив лобок вперед.

— Тётя Галя еще с тобой не закончила. И всегда ты так сильно мокнешь? — Она дотронулась до Валиной голой промежности.

Девушка испугано выскочила из туалета.

— О-о! Хорошая шлюшка, не носишь трусы, и пизда бритая.

— Отпустите меня. Пожалуйста.

Холодные пальцы раздвинули губы и проникли во влагалище. Женщина стала двигать ими с громким хлюпаньем.

— Какой у тебя огромный клитор.

Женщина надавила на него большим пальцем, продолжая сношать Валю.

— Нет. Пожалуйста. Не надо.

— А твоя шлюшеча пизденка говорит, что надо.

Одним движением женщина посадила Валю на тумбу с раковиной, задрала платье и стала двумя руками трахать ее. Три пальца мелькали, скрываясь в письке, а другой рукой Женщина теребила клитор. Валя начала тяжело дышать. Протяжный стон вырывался из груди, контролировать громкость было все сложнее. Когда она стала кончать сильная струя вырвалась из ее киски, орошая помещение туалета, она готова была уже закричать, но женщина заткнула ее поцелуем, вызвав у нее еще один оргазм. Она уже ничего не понимала, из нее лилось как из крана, тело тряслось, женщина ворковала на ухо.

— Вот так. Хорошая шлюшка. Кончаешь как последняя блядь. Позвони мне, я тебе найду мужика. У тебя будет много хуев во всех твоих блядских дырках, будешь кончать днями на пролет. Хочешь этого?

Валя ничего не соображая мычала невнятно.

— Не поняла. — Женщина опять больно стиснула руку.

— Меня дети ждут. — собрав все силы сказала Валя. — Я не хочу.

— А жаль. Такая кобылка пропадает зря. Красивая и ебливая. Вот моя визитка, надумаешь — позвонишь. И не забудь посушиться. С тебя течет как из шлюхи, которую ебли неделю. Хе-хе.

Женщина скрылась за дверьми туалета. Валю била мелкая дрожь, сознание постепенно возвращалось. Она посмотрелась в зеркало большое мокрое пятно спереди и сзади на всю задницу. Она чувствовала себя изнасилованной, было жутко стыдно, но в таком виде появиться перед всем народом будет хуже всего. Она стянула с себя платье и приставила мокрый участок к сушилке, рядом с выходом. Валя чувствовала себя беззащитной, в туалет могли зайти в любую секунду. Дверь открылась и в туалет зашла Аленка. Только не моя дочь, успела подумать Валентина.

— Мама?

Аленка таращилась на нее удивленными глазами.

— Да. Все в порядке. — Краснея, запинающимся голосом сказала Валя.

— Ты голая! Что случилось?

— Просто платье намочила. Случайно. Все нормально не переживай, детка.

— А где твое белье?

Аленка выглядела потерянной.

— Зайчик иди свои дела делай. Я сейчас приведу себя в порядок и пойдем к Диме вместе. Не смущай меня еще больше.

Аленка медленно зашла в кабинку. На автомате расстегнула молнию ромпера и спустила его вместе с трусами к щиколоткам.

— Ма-ам? — позвала она.

— Да?

— Так что с твоим бельем случилось?

— Да нормально все я его не надевала.

— Чего?

Аленка даже писать перестала.

— Катька посоветовала. Так дорога легче.

— Ну ты даешь. А если тебя увидят?

— Пока никто не увидел.

— Хм... Тогда я тоже хочу без белья.

— Я только за рулем. Не выдумывай.

Дверь опять открылась. Зашла женщина. Увидев Валю, ойкнула и тихо ругнулась, направляясь в кабинку. Валя уже да

же не смущалась и тихо хихикнула.

Плотно пообедав, они продолжили путь. Погода начала портится набежали тучи и посерело небо. Ветер гнул деревья и прижимал высокую траву.

— Видимо скоро дождь начнется.

— Вот блин не покупаемся. — С досадой сказал Дима.

— Может он не долго будет. Можно доехать туда и переждать. А после дождя вода теплее. — Предложила Аленка.

— Там же дороги почти нет. Если пойдет дождь, то мы оттуда не выберемся.

— Нужно же все равно где-то остановиться, отдохнуть. Я за озеро. После дождя и правда вода теплая.

— Дети! Я вам говорю, что это опасно, мы там можем застрять на долго. На море накупаетесь.

— Там кемпинг рядом с дорогой, и от него недалеко это озеро. Можно остановиться там, перекусить переждать дождь, а потом сходить к озеру.

Предложила Аленка, изучив карту на телефоне.

— Давай ма. Аленка в кои — то веки предложила стоящую идею.

Сказал Дима и тут же получил удар в плече от сестры.

— Э-эй. Я же похвалил тебя.

— А я тоже наградила тебя. — Она нахмурила брови и скрежетнула зубами

— Ну хорошо угово...

Фразу прервал громкий хлопок, машину повело на обочину. Лопнула шина, догадалась Валя.

— Мама, что это? — Закричала Аленка, уцепившись за дверную ручки и впившись в обивку заднего сиденья.

Валя выровняла машину и плавно остановилась на обочине. Сердце колотилось. Мысли медленно приходили в норму. Она сама не верила, что смогла так хорошо остановиться. Руки сами все делали без участия мозга. А когда он начал работать мысли как будто со скрипом вползали в голову. Нужно выходить и ставить запасное колесо, а ветер поднялся такой, что ее голая задница не укроется ни от кого.

— Мам. Что делать? — Уже несколько раз повторил Дима.

— Что, что. Колесо менять нужно.

— А ты умеешь?

— Умеешь. — Процедила Валя и открыла дверь.

Ветер ворвался в салон с оглушающим ревом. Растрепал волосы поднял пыль с пола, и задрал платье, как только Валя попыталась вылезти из машины. Она прижала рукой платье спереди, но ветер задирал подол сзади оголяя попку и почти всю спину.

— Я помогу?

Дима отстегнул ремень и потянул за ручку дверцы, не отрывая глаз от зрелища, устроенного ветром. Аленка схватила его за руку.

— Ты, дебил! Хорош пялиться. Это же мама. В порнухе своей не насмотрелся? Озабоченный.

Дима пристыдился.

— Отвали. Я пойду помогать вещи вытаскивать. Колесо на самом дне лежит. И ты тоже выходи.

Валентина сначала стеснялась и пыталась работать одной рукой, прижимая второй подол платья к лобку, но наплевав на приличия отпустила платье на волю. Ветер тут же задрал его по самую грудь, обнажив все что было ниже резинки ограничивающей бюст. Дети не придали этому никакого значения и молча помогали маме. Наконец они достали колесо и инструменты и как только Валентина прикоснулась ключом к первому болту, удерживающего колесо, хлынул дождь. Она тут же загнала детей в машину, а сама продолжила работу. Платье тут же намокло, облепило тело выше талии и не поддавалось попыткам опустить его на приличную высоту.

Она не заметила, как рядом остановился большой и старый фургон. Из него вышли двое маленькая сухая женщина и здоровенный мужчина, на вид около сорока лет. Высокий лоб, маленькие глаза, горбатый и кривой нос, массивная челюсть. Они шли под одним зонтом.

— Какие люди! И без охраны. — Радостно воскликнула женщина.

Валентина от неожиданности подскочила и ее сердце ушло в пятки, когда она узнала мерзкую старуху из дорожной забегаловки. Мужчина только своим видом подавил всякое желание говорить и двигаться. Она стояла, прижавшись к открытому багажнику, в который только что уложила спущенное колесо. Она нервно накрыла ладонью интимное место, ее глаза метались то на женщину, то на мужчину, то на дорогу в надежде спасения от этих страшных людей.

— И что это ты испугалась старую знакомую? А? — Тетя Галя опять схватила ее за руку.

Валю пробил озноб от испуга, ветра и дождя. Она понимала, что этой женщине опасно не отвечать, но язык отказывался работать, только стучали зубы.

— Да ты замерзла. Егор, закончи работу и собери вещи, а мы поворкуем с подругой и обогреемся.

Женщина повела Валентину к своему фургону.

— Мои дети! — Она вспомнила об Аленке и Диме, оставшихся в машине.

— С ними все будет в порядке. Мы о них позаботимся. Залезай, шлюшка.

Женщина втолкнула Валю в открытую с бока фургона дверь. Внутри оказалось небольшое помещение, обшитое пластиковыми панелями, старыми и грязными. Все в подсеках и пятнах непонятного происхождения. С потолка шёл слабый желтый свет делая помещение еще более неприятным. Стоял затхлый кислый запах спиртного вперемешку с блевотиной, грязной одежды и пота. Узкие лавки с противоположной и стены возле кабины. Посередине, примыкая к перегородке, был небольшой столик, вровень со столешницей в перегородке полукруглое отверстие и над ним карниз с разведенными шторками. В коморке было тепло и сухо, в углу стояла буржуйка и не смотря на грязь и запах можно было обогреться.

— Хули стала, овца. Снимай тряпье и на лавку.

— Отпустите нас пожалуйста. — Подкатывали слезы от обиды и стыда.

— Завали ебальник. Шлюхам слова не давали. Раздевайся нехуй мне тут водой капать.

— Я не шлюха. Прекратите меня оскорблять. — Попыталась взять себя в руки Валентина.

Женщина выкрутила руку и двинула кулаком в живот. Острая боль быстро подавила волю. Валя выдохнула и застонала.

— Ты даже стонешь как шлюха. Я могу сделать и больнее.

Валя подчинилась. С большим трудом стянула мокрое платье и стояла в нерешительности, что с ним делать.

— Какая же ты тупая. Нихуя без пинка не можешь. Как тупое животное.

Женщина выхватила платье и кинула его на землю под дождь, и швырнула Валентину на скамейку

— На, оботрись.

Она кинула грязное полотенце.

— А теперь слушай сюда, шлюха. — Она стиснула Валин подбородок и притянула ее лицо к своему так близко, что в нос ударил запах гниющих зубов и дешёвой копченой колбасы. — Сейчас ты немножко поработаешь своими дырами и заработаешь нам деньжат. Ясно?

— Нет пожалуйста, я вам так все отдам. Отпустите нас.

— Ну то что ты отдашь не сомневаюсь. Это мы и сами заберем. А вот отработать ты обязана, за свою дерзость нужно платить.

— Нет пожалуйста. — Валя заплакала. — Я вам ничего не делала. Я не хотела вас обидеть, я просто растерялась.

— Заткнись. — Она зарядила ей звонкую пощечину. — Надоело твое блеяние слушать. Либо ты соглашаешься добровольно, либо будете отрабатывать втроем.

Валентина ошарашено вылупилась на тетю Галю.

— Что лупишься? На твоего мальчика тоже найдется любитель. Хе-хе. Не беспокойся мы ему разработаем жопку и глотку, будет принимать любые хуи. Еще и добавки просить будет. Посадим вас на хмурого и будете за дозу все свои дыры подставлять, пока они не сгниют от трипака и сифона.

Увидев ужас в глазах Вали, женщина зашлась скрипучим хохотом, закашлялась и потом удовлетворенно выдохнула.

— Видела бы ты свое лицо. Прям порадовала тетю Галю. Ладно прощаю все обиды и поработаешь у меня пару неделек по-хорошему и твоих деток никто не тронет. Если конечно сами не захотят. Хе-хе.

— Пожалуйста отпустите их, я вам все отдам. У меня на счету много денег, могу кредит взять, сколько вы хотите.

Резкая боль пронзила голову, сознание помутнело и зазвенело в ушах. Тетя Галя ударила кулаком по носу, не сломала, но кровь потекла горячей струйкой из одной ноздри.

— Ты тупая блядина! Ты русский понимаешь? Не выводи меня из себя. Ты мне и так все отдашь, но еще и пиздой своей поработаешь.

Валентина зарыдала, закрыв ладонями лицо, забилась в уголок, и поджала под себя ноги.

Дети сидели, не понимая, что происходит. Огромный мужик появился вместо мамы и ставил колесо. Алена открыла немного окно и спросила.

— Где мама?

— Греется.

— Я спросила где, а не что она делает.

Он ударил ладонью по двери, метал издал громкий звук. Аленка испугалась, но решила пойти до конца. Не может же он покалечить ее за вопросы. Она уже хотела возмутиться по поводу порчи имущества, но брат остановил ее.

— Что-то не так. Лучше помолчи. — он был напуган.

Он видел, как маму потащила какая-то старуха к фургону, и обращалась она с ней очень грубо.

Дождь закончился так же внезапно, как и начался. Здоровяк схватил чемоданы и отнес их к фургону и затем сам скрылся в нем. Из-за водительского места выскочил молодой парень, среднего роста с рельефной мускулатурой и ехидным выражением лица как у крысы. Он быстро подошёл и сел за водительское сиденье.

— Хорошая тачка. — Сказал он писклявым противным голосом.

— Что происходит? — Спросила Аленка.

— А что не так? — переспросил, притворно удивляясь, парень.

— Что вы сделали с нашей мамой и зачем унесли наши вещи? — Спросил Дима

— Я что ли унес? Я вообще сижу никого не трогаю за вами вот присматриваю, как ваша мама попросила. Гы.

— А что она делает? Почему не приходит?

— Эй! Погодь. чо так много вопросов? Я вам интырнет или чо? Нормально с ней все, ща порешаем вопросы и вернется ваша мамка. Гы-гы.

— О! вещички подошли. — Обрадовано воскликнула женщина, когда в дверях показался здоровяк.

Здоровяк открыл первый чемодан и высыпал все на стол. Это были Валены вещи.

— Так. — деловито копаясь в вещах скрипнула женщина. — Трусы шлюхам не нужно. В топку.

Она собрала ее трусы и лифчики и кинула в печь. За ними полетели шорты и спортивный костюм. Валя была слишком напугана что бы возражать. Только слезы катились из глаз и полное безразличие к происходящему. Тетя Галя оставила только пеньюар, который она заставила тут-же и надеть. Мини-юбки и чулки она пощадила. Футболки и майки она обрезала ножом так что бы те едва прикрывали соски. С Аленкиным чемоданом произошло то же самое. Диме оставили почти все кроме классического костюма, джинс и рубашек. Женщина решила, что это все подойдет Павлику, ее младшему сыну.

— А теперь давай сама на стол и ноги по-шире расставь.

Здоровяк пыхтел над ней минут десять, а женщина все унижала ее, обзывая шлюхой и шлепая ее по соскам или клитору. Валентина старалась не смотреть на насильников и пыталась абстрагироваться от происходящего. После нескольких минут долбежки ее тело предало и Валентина начала возбуждаться и стон вырвался из груди. Под конец она приблизилась к оргазму оставалось совсем немного, и на уже кричала от наслаждения в предвкушении оргазма.

— Смотри в нее не кончи, не порти товарный вид. — Проскрипела женщина.

— А куда?

— В рот ей наваляй. Тебе же нравится глотать сперму? А, блядина? — Она больна ущипнула Валю за соски.

— Да-а-а! — протяжно крикнула Валя.

Здоровяк ловко развернул ее на столе и вставил член в рот и тут же спустил с рыком сперму в рот. Женщина в это время вставила три пальца в вагину и начала

дрочить клитор. Валя кончила, забрызгав стену, и, если бы не член во рту, она бы кричала во весь голос.

— А говоришь не шлюха. Вся обкончалась. Хех. А ну скажи какая ты шлюха.

Она схватила валю за волосы.

— Я конченая шлюха. — Быстро пробормотала Валя.

Женщина потянула сильнее.

— Не слышу?

Валя собралась с силами и крикнула.

— Я конченая шлюха!

— И любишь ебаться во все дыры. Повтори. — Она опять потянула за волосы.

— Я люблю ебаться во все дыры.

— Иди смени Павлика, пусть придет ей задний проход прочистит. Он это дело любит.

Женщина заставляла постоянно повторять Валентину, что та шлюха и желает трахаться в любое время, в любом месте, и в любое отверстие в ее теле. Павлик отимел ее в зад быстро, нахваливая ее большую жопу и узенькую дырочку. Он кончил в нее, а затем заставил отсосать член, измазанный в дерьме. Валентина чуть не сблевала, но ее воля была подавлена и сопротивляться не было никаких сил. Это стало так легко делать то что тебе сказано. Ее тело просунули сквозь дыру в перегородке оставив верхнюю половину на столе. Через несколько минут появился первый клиент. Без прелюдий вставил член в письку и через пару фикций спустил в нее. Тетя Галя все время сидела рядом и следила, что бы та не вздумала раскрывать рот. За два часа ее от имели пять мужчин, двое воспользовались ее вагиной, и каждый кончал в нее. Вся промежность онемела и Валентина не чувствовала ни боли, ни удовольствия. Она даже перестала чувствовать, как в нее что-то входит.

Детей иногда водили в кусты в туалет. Они слышали звуки, доносящиеся из фургона и поняли, что их мать насилуют. Видели, как останавливаются и уезжают фуры, отдавая деньги одному из мужчин. Спасение пришло неожиданно. Когда один из братьем водил Диму в туалет, а второй получал деньги, появилась полицейская машина. Ехала медленно, полицейский явно заинтересовался необычной ситуацией. Аленка быстро сообразила, что делать, выскочила из двери и в несколько мгновений оказалась у полицейской машины.

— Помогите. — Закричала она. Указала на фургон — Там маму насилуют.

Павлик, который стоял с водителем фуры мгновенно выхватил пистолет и начал палить в полицейскую машину. Водитель понесся сломя голову к своей машине, Егор здоровяк не сразу сообразил, что происходит, но через пару секунд побежал на помощь к брату. Аленка, пригнувшись, перебежала дорогу и упала за насыпью дороги, закрыв руками, голову. Полицейские вывалились вдвоем из водительской двери и спрятавшись за машину начали стрелять в ответ. Один звал по рации на помощь, второй не глядя палил в сторону преступников. Одна пуля попала в живот Павлику, в этот момент здоровяк забежал за машину полиции и обрушил сильный удар на голову первому парню, у того что-то хрустнуло в шее, и он завалился как мешок. Второй одним выстрелом попал здоровяку в голову, тот пошатнулся и тут мимо пронеслась тяжёлая фура. Сбила здоровяка и проехалась по его трупу всеми колесами, оставив на асфальте кровавое месиво. Оставшийся полицейский перезарядил пистолет и осторожно выгляну из-за бампера, прицелился и выстрелил два раза. Потом поднялся на ноги подошёл к Павлику и выстрелил в голову, откинув от него подальше пистолет.

— Есть кто живой? — Крикнул он. — Я из полиции. Капитан Краснов. — выходите по одному.

— Не стреляйте. — Первая очнулась Алена. — Я без оружия.

Она поднялась на ноги и вскинула руки над головой.

— Я тоже — Показался Дима из-за высокой травы с поднятыми руками.

— Кто еще?

— Там в фургоне наша мама и какая-то старуха. — Сказала, не сходя с места Аленка.

Мимо пронеслась еще одна фура. Алена рассмотрела фургон. На борту были изображены девушки в откровенных нарядах и позах, а над ними надпись кириллицей: «ТРАХЕНВАГЕН».

— Она маму туда силой затащила, а потом, стали останавливаться машины. — со слезами на глазах говорил Дима.

— Вы двое на землю и не высовывайтесь.

Он подбежал к машине проверил напарника, отчаянно выругался и забрал из рук мертвого напарника рацию. Он просил подмогу и объяснил всю ситуацию. Просил перекрыть дорогу и задержать тягачи. Он подробно описал уехавшие машины. Потом он осторожно подкрался к кабине открыл двери и через мушку пистолета осмотрел ее. Обошёл сзади фургон. Дверь была открыта, внутри никого не было. Жёлтый фонарь тускло освещал пустое помещение с лавками и подставку у отверстия на задней стенке. Полицейский тихо пошёл дальше, прижавшись спиной к борту он постучал в дверь.

— Эй, это полиция! Выходите по одному с поднятыми руками.

— Иди в жопу, мусор. — раздался мерзкий голос из-за двери. — Где мои мальчики?

Краснов понял, что она спрашивает об убитых мужчинах. Если он скажет, что они мертвые, то старуха может и убить женщину.

— Они арестованы.

— Пиздишь, мусор.

— С ними все в порядке, выходите и сами увидите. Отпустите женщину, и вы обойдетесь маленьким наказанием за помощь следствию.

— Э-хе-х. Это шлюха, а не женщина. И она моя.

— Хорошо. Но все равно выходите, что мы через дверь разговариваем, как нелюди.

— Так ты и есть мусор, а не человек. Хех.

Послышалась сирена. Капитан приободрился.

— Если с женщиной что-нибудь случится, то обещаю я убью вашего сына. Ну как бы случайно.

— Не пизди, они уже подохли. У тебя ума не хватило бы их взять живыми.

— Вы высоко мнения о своих долбоебах. Один расстрелял обойму и стоял ебальником щелкал пока я ему двинул в нос и нацепил браслеты.

— А здорового вообще мелкий пацан сбил с ног, и мы с напарником повязали его.

Дверь отошла в сторону, капитан нацелился внутрь. На пороге стояла полуголая женщина в коротком пеньюаре. На бедрах потеки спермы и крови. Вся промежность синяя, синяки на животе, ребрах, ногах и руках. Под носом запекшееся дорожка крови. Глаза красные, заплаканные, с размазанными по лицу черными следами от туши. За ее спиной маячила сухая старуха раза в полтора меньше женщины. Она держала у горла небольшой нож, а Валину руку завернула за спину в болевом приеме. Из-за этого та согнула ноги в коленях, разведя их в стороны и прогнулась назад, выставляя вперед свою промежность. Капитан Краснов сосредоточено смотрел в глаза преступнице, не позволяя себе расслабится. Ствол пистолета твердо смотрел в лоб старухи, нужно было все один миг что бы та выставила голову посильнее.

— Ну вот она я. Давай мальчишек сюда.

— Ща. Коля. — крикнул он. — Веди сюда обоих.

Через несколько секунд мотнул головой в сторону.

— Вот смотри, живы и здоровы.

Женщина немного помедлила и высунула голову из-за плеча жертвы на несколько сантиметров, и тот же момент в лоб прилетела пуля. Ее голова откинулась, увлекая за собой тело, и женщина упала на пол. Валя повалилась вслед за ней, пытаясь удержать ее руку с ножом. Она вывернулась из ослабевшей хватки и забилась под стол, обняла ноги руками и уставилась перед собой. Звук выстрела будто повис в воздухе, и наступила звенящая тишина. Ветер стих, появилось солнце с новой силой поджаривая все что не укрылось от его взгляда. Появились громкие звуки сирены, стук дверей и топот ботинок по дороге.

Капитан опустил пистолет.

— Я здесь! — крикнул он.

— Леха. Ты в порядке? — появился молодой человек в форме

— Вроде как.

— Что произошло?

— Не знаю. Они начали стрелять, а бабка вообще сумасшедшая.

— Конь уже скачет сюда. Приготовься получать пизды.

— Да насрать. Эй, дамочка. Вы в порядке?

Валя резко обернулась, будто только заметила двух полицейских. Пожала плечами и медленно преодолевая сковывающую боль по всему телу, поднялась. Ей было все равно, что она голая и что мужчинам снизу видны все ее прелести. Хотя сейчас они менее всего похожи на прелести. Она со злостью плюнула на труп женщины и принялась его пинать ногами. Ее остановил Капитан Краснов запрыгнув в фургон и обняв ее руками.

— Ну все. Она уже подохла. Успокойтесь.

Слабо вырываясь и рыдая навзрыд, она стала кричать и звать детей. Те тут же появились в сопровождении десятка полицейских, которые с любопытством глазели на женщину. Она, не обращая ни на кого внимания обняла детей.

— Ну что уставились принесите ей чем укрыться.

— Скорую вызвали?

— Лёха, ну ты красавчик, как в боевиках завалил всех.

Слышались голоса людей. Скорая помощь забрала Валентину вместе с детьми. Ей оказали помощь в больнице и через три дня выписали с рецептами на антидепрессанты, успокоительные и прочие лекарства. Капитан Краснов навестил ее и сказал, что их машина на стоянке у отдела полиции. Он собрал все их уцелевшие вещи и даже отремонтировал пробитое колесо. Сказал, что его наградят, но он бы лучше всю жизнь ходил без наград лишь бы его напарник был бы жив.

Рассказал, что этот фургон давно колесил по области, предлагая потрахаться дольнобойщикам, но обычно у них работали настоящие проститутки, и их не трогали особо. Те щедро вознаграждали всех за лояльность. Тетя Галя с сыновьями обычно были осторожны, но вот что побудило их похитить женщину с детьми, да еще и тут же ею торговать не понятно. Он попросил подписать протокол опроса, потом отдал пакет с одеждой. Это его жена подарила Вале, на первое время, хотя бы пройти до магазина.

На душе у Валентины было тошно. Несмотря на помощь полицейского она не могла смотреть не него. Все отвращение и ненависть сосредоточились на этом человеке. Она выбросила пакет с вещами, когда Аленка принесла ей платье с местного рынка. Машина была цела, все вещи кроме тех которые испортили старуха с сыновьями остались на месте.

Они сели в машину. Все сидели тихо, не шевелясь. Валя, покорчившись от боли завела машину, повернулась к детям. Слегка улыбнувшись она сказала:

— Поехали к бабушке...

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 2884
Скачать

Комментарии

0