Лифт

Резкий толчок предательским ударом сбивая с ног, выкинул ее из собственных мыслей, и заставил нелепо размахивать руками в поисках опоры. Свет тревожно мигнул и вновь загорелся, высветив ее испуганное лицо в тесной кабинке лифта, которую она делила со своей нечаянной попутчицей. «При-е-хали... « — прошипев по слогам со злостью, процедила та. Типовой лифт многоэтажки, вместимостью на четыре человека, грузоподъемностью до трехсот килограммов и общей площадью пола в один квадратный метр, завис в шахте дома на высоте птичьего полета.

Брезгливым движением Аня одернула руки от липких стен кабинки, возвращая равновесие своему телу. Открыв сумочку, она потянулось за гигиенической салфеткой, чтобы побыстрее избавиться от мерзкого ощущения грязи на своем теле. Стены кабинки были вымазанных непонятно чем, и как водиться, были украшены заборными надписями нанесенными черным маркером. Гадюшник. Неприятно было даже думать, что здесь придется провести хотя бы пять минут, не говоря уже о более продолжительном времени. Брррр!

Разобравшись с собой, она перевела внимание на свою попутчицу. Та уже била по кнопке вызова диспетчера с такой силой, что по Ане поползли мурашки видя как сотрясается кабинка. Облизывая пересыхающие губы, она попыталась обратиться к девушке:

— Простите, — сделала она первую попытку, но та была настолько увлечена своим занятием, что похоже не слышала ее.

— Простите! — сделав голос погромче, повторно обратилась она.

Девушка резко обернулась и уставилась на нее ледяным взглядом. Ане пришлось выдержать пронизывающий взгляд, она даже постаралась выдавить из себя улыбку. Лицо ее попутчицы было пунцовым, грудь часто вздымалась от усиленного дыхания. Нервным движением она поправила спадающую челку и снова посмотрела на Аню. «Брюнетка с голубыми глазами» — отметила про себя та, — «коллоритно». Девушка была в короткой кожаной куртке, распахнутой на груди. Возможно, куртка была на размер меньше, специально для ношения в расстегнутом состоянии. Черная футболка под цвет волос, с глубоким вырезом на груди, плотно сидела на миниатюрном теле вычерчивая линии фигуры юного гибкого тела. Похоже, что футболка еще служила бюстгальтером девушке, потому как сейчас на Аню смотрели два возбужденным соска, буравя одежду. Словно мышь перед питоном, она медленно отвела от них глаза, продолжив составлять первое впечатление. Открытое декольте было завалено различной формы брелками и крестиками, которые держались на множестве цепочек опоясывающих шею. Еще два тоненьких крестика поблескивали свисая с мочек ушей. Очень контрастная девушка. Молоко с черносливом. Будь сейчас немного другая обстановка, Аня возможно бы посчитала девушку привлекательной.

— Простите, — повторила Аня еще раз, — возможно нужно просто нажать и держать палец на кнопке.

Пфф! — выдохнула девушка с шумом воздух и мотнула головой снова поправляя слезающие на глаза волосы.

Не говоря ни слова, и по-прежнему не отводя от нее взгляд, девушка положила палец на кнопку, в этот раз не отпуская руки.

— Диспетчерская слушает, говорите, — наконец раздался гнусавый голос из спрятанного в панели динамика.

— Какого черта! — понеслись ей в ответ ругательства девушки.

Аня облизала губы, стараясь не закатывать глаза. Сейчас простая ситуация могла обернуться совсем не тривиальные проблемами. Нельзя так обращаться с людьми от которых зависишь, даже если они того заслуживают. В динамике разразилась гробовая тишина.

— Что у вас случилось? — наконец послышался оттуда вопрос.

Сбивчиво, разбавляя речь проклятиями и угрозами, девушка изложила более-менее связано ситуацию с застрявшим лифтом, и даже сумела правильно назвать адрес.

— Ждите, — произнес на прощание гнусавый голос и отключился.

— Вот видишь, все улажено, сейчас все исправят, — уверенным тоном заявила девушка обращаясь к Ане,

— Тебя кстати как зовут? — спросила она.

— Аннека, но все меня зовут Аней. А тебя? — спросила она в ответ.

— Аннека? Так ты шведка? Ты точно похожа на шведку! — посыпала девушка вопросами и тут же что-то утверждая.

— Меня Валерией звать, или просто Лерой, — спохватившись представилась она.

— А это правда, ну что говорят про шведские семьи? Ну, тройничок?? — спросила она заглядывая Ане в глаза.

— Очень приятно, — вначале ответила она на приветствие,

— Я не шведка и в Швеции никогда не была, так что про это ничего определенного сказать не могу, — смутившись ответила она.

— Говорят, что дыма без огня не бывает, -- сама не зная зачем, добавила она.

— Прикольно! — бросила Лера извлекая из сумочки сотовый телефон.

— Алло, тигренок? Слушай такое дело, я в лифте застряла!... Да-да, жопа полная! Подъезжай по такому адресу, я уже промыла им мозги, что бы поторапливались. Приезжай мало-ли какие проблемы... да-да жду, целую, твоя кошечка.

Закончив разговаривать, Лера убрала телефон в сумочку. «Сейчас все уладится», — заверила она. Аня в свою очередь тоже решила, что лучше будет наверное позвонить. «Алло!... да, да привет... все в порядке... я задержусь сегодня немного... да, я перезвоню, как освобожусь». Аня напоролась на вопрошающие глаза Леры после того как нажала на отбой. «Не хочу волновать», — пояснила она.

Возникла неловкая пауза. Аня взглянула на часы подняв левую руку и отогнув манжету жакетки, обнажая тонкое запястье руки. Было уже половина десятого вечера, пятница — конец рабочей недели. Иногда можно было услышать безуспешный стук по кнопке вызова лифта и последующие тяжелые шаги местных жителей. Люди проходили мимо, спускались или поднимаясь по лестнице, на замечая присутствия девушек застрявших в тесной кабинке лифта. Аня могла протянуть руку и упереться в Леру. Здесь шага нельзя было ступить, чтобы девушки не столкнулись лбами. Здесь можно было только стоять и ждать. Еще как-бы были стены в которые можно было упереться, но они были настолько грязными, как будто на них регулярно мочились посетители. Тошнотворный горько-кислый запах только подтверждал ее подозрения. О поле лифта, можно было наверное вообще ничего не говорить, страшно было даже подумать какие паразиты там водились. Им оставалось только стоять и ждать когда их отсюда вытащат. Девушки стояли друг напротив друга едва не касаясь. Металлолом в декольте Леры подвязанный на немыслимое число цепочек, жил своей жизнью, поблескивая в тусклом освещении, то вздымаясь, то опускаясь при каждом вздохе.

В руке Леры мелькнула зажигалка, а в другой, словно по волшебству, тут же материализовалась сигарета. Губы девушки небрежно сжали фильтр белоснежной сигареты и одновременно с этим вспыхнул огонек зажигалки обжигая табачные листья. Аннека и глазом моргнуть не успела, как с шумным выдохом в ее лицо устремился едкий, разъедающий табачный дым. Нет, нет! Глаза у нее заслезились и она закашлялась.

— Пожалуйста, нельзя ли обойтись без этого?! — спросила она указывая на сигарету в руках девушки.

— Да ладно, тебе. Ты чего? — казалось искренне удивилась Лера.

Еще один затяжка и порция свежего разъедающего дыма наполнила тесную кабинку лифта. Аня отшатнулась в угол кабинки, вжавшись в ее грязные стены. Перед ее глазами заплясали цветные круги. Увидев паническую реакцию своей попутчицы, Лера с нескрываемым сожалением загасила сигарету об стенку лифта.

— Извини. Зря я это конечно. Просто, — девушка немного запнулась,

— Курить хотелось очень, — закончила она виновато улыбаясь.

Аннеке сейчас было не до улыбок. Она стояла вжавшись в угол грязной кабинки закрыв глаза ладонями и старалась не дышать. Ей было уже наплевать на чистоту стен, пусть даже тысячи гадких насекомым забираются ей сейчас под одежду, казалось хуже чем сейчас уже быть не могло. Даже если лифт сейчас сорвется с опор и рухнет вниз, она этого вряд ли заметит.

Возможно, чувствуя себя виноватой, Лера принялась размахивать руками разгоняя сизый дым. Противясь такому вероломству, тот цеплялся за пространство кабинки, с неохотой уходя в вентиляцию. Аня наконец отняла ладошки от своего лица, и Лера увидала как изменилось лицо ее попутчицы за эти несколько минут. Покрасневшие веки глаз и поплывшая тушь красноречиво расписала красивое лицо дорожками слез. О таких вещах как пудра или тональный крем, сейчас вообще можно было забыть.

— Ну, прости, прости! — извинялась Лера, влажной салфеткой бережно вытирая лицо Аннеки.

— Кто же знал, что ты не куришь, да еще и так реагируешь?!

Дым понемногу рассеивался, и Аня постепенно приходила в себя, после «химической атаки». Достав зеркальце, она подручными средствами принялась снимать косметику.

— Я врач, — наконец сказала она,

— Если я буду курить, какой пример я буду подавать пациентам? — продолжила она.

Оторвавшись от стены кабинки, Аня сняла с плеч жакетку стараясь не пугаться увиденному. Как она и предполагала, вещь была безнадежно испорчена. Несколько маслянистого вида пятен виднелись на спине жакетки и повернувшись назад, она увидала, что ее любимая кремового цвета юбка так же для нее потеряна. В безнадежности она опустила руки. Хотелось плакать.

Лера кусала губы, глядя на переживания девушки. Немного неуверенно, словно предлагает что-то неприличное, она достала из бумажника несколько стодолларовых купюр и протянула их со словами: «Мне правда очень жаль. Этого должно хватить, что бы компенсировать твои расходы». Аня отвлеклась от своего бедственного положения и замотала головой: «Нет, нет! Ничего не надо!». Казалось ожидавшая такого ответа Лера, почти незаметным движением карманницы сунула деньги в карман жакетки, а на возмущенный взгляд Ани предложила. «Давай просто улыбнемся и сделаем вид, что ничего не произошло? О'кей?». Аннека постояла немного в нерешительности, а затем пожала плечами и кивнула головой. Ее губы растянулось в легкой улыбке, обнажая ряд белоснежных зубов.

Лера, демонстративно-вальяжно оперлась на стенку кабины в своей кожаной куртке. В следующий момент зазвонил ее телефон и она ответила на входящий вызов: «Да?... Что, серьезно??... Черт, блин!! Ну, ладно, звони как закончишь». Закончив говорить, она посмотрела на Аню состроив при этом гримасу, будто ей пришлось съесть таракана. «Мой застрял в ДТП. Какая-то сучка на фольксвагене подрезала его на перекрестке, сейчас оформляют протоколы. В общем, помощь задерживается». Аня кивнула в знак понимания и потупила взгляд в пол кабинки.

— Так, ты терапевт? — спросила Лера наугад, чтобы поддержать разговор.

— Педиатор, детский врач, — поправила Аня.

— Не люблю слова с корнем «пед», — призналась Лера. И продолжила:

— Особенно педагогов. Знаешь такое выражение: «Педерасты это не те которые спят мужчина с мужчиной или девушка с девушкой. Эти как раз нормальные люди. А вот те кто учат нас жизни — эти конченые педерасты.»

Аннека улыбнулась окидывая Леру взглядом. Девушка была лучше, чем можно было подумать о ней по первому взгляду. Хотя, она конечно могла быть редкой занозой.

— А ты была когда-нибудь с девушкой? — неожиданно спросила она.

Бестактный вопрос прозвучал настолько неожидано, что Аннека почуствовала себя бабочкой приколотой булавкой. Пронизывающий взгляд «в упор», только усиливал это неуютное ощущение. Она хотела что-то сказать, но осеклась на первом звуке, и только собравшись с мыслями она переспросила:

— В смысле?

— Ладно, забудь. Можешь не отвечать, — снимая ее с крючка сказала Лера,

Какое-то время они молча стоял слушая звуки подъезда. Время тягучим сиропом медленно двигало секундную стрелку.

— Может быть раз, с одноклассницей и подругой, — безразличным тоном выдохнула она.

Аннека отвела смущенный взгляд. Все это было как-то глупо. Почему она должна что-то отрицать или доказывать?

— И как оно? Ну с девушкой? — задала очередной бестактный вопрос Лера.

— Ничего. — тихо ответила она.

— Да, ничего, — согласилась Лера,

— Иногда даже лучше чем ничего, — со вздохом добавила она

Аннека, мотнула головой то ли в поддержку слов, толи просто уходя от разговора. Она подняла взгляд и разглядывала Леру уже без былого стеснения, как если бы они уже были хорошо знакомы. Интересно, но девушку как будто совсем не смущал ее взгляд, она даже казалось наслаждалась им как цветок под лучами солнца. Синеглазая миниатюрная брюнетка, с постоянно спадающей на глаза челкой. Хорошая фигура в сочетании с миловидным лицом. Таких девочек во множестве можно встретить на улицах городов, но у Ани не повернулся бы язык назвать ее обычной. Взгляд. Он говорил о девушке больше чем внешность. Колючий и игривый одновременно, живой взгляд бегал как перо кардиографа короткими перебежками по Ане, отчего по той ползли мурашки. Она старалась не обращать внимания как отвердели ее соски под бюстгальтером. Она знала, что такое раздевающий взгляд другой девушки обращенный на нее. Внешне, Аня пожалуй, выглядела полной противоположностью Лере. Высокая эффектная блондинка с длинными аккуратно прибранными волосами и с такими же длинными кукольными ногами. Линия талии переходящая в широкий таз украсила бы формой рекламу самих дорогих брендов. Белоснежная блузка без рукавов переходила на талии в кремовую юбку-хулиганку с широкой кокеткой, плиссированную по бокам и длиною выше колена.

Лера, все также глядя ей в глаза, протянула руку вперед дотронувшись до блузки девушки. Еще не ощущая ее прикосновения, Аннека начала терять равновесие на своих каблуках. Подушечки пальчиков соприкоснулись с ее кожей в районе живота, сквозь шелковистую ткань. Медленно, пальчики поползли вверх оставляя после себя выжженную равнину. Ах! У Аннеки перехватило дыхание. Прошмыгнув между пуговицами, пальчики забрались под блузку встретившись с бархатистой кожей. Аннека дышала так, слово сейчас из последних сил бежала кросс. Она закрыла веки погружаясь с водоворот своих чувств. Пальчики нахально схватили ткань в районе пуговицы и потянули к себе. Потеряв равновесие, Аня рухнула на Леру бережно подхватившую ее в свои объятия. Аня не поняла как рука девушки очутилась под подолом ее юбки придерживая ее за попу. Пользуясь ее ошеломленным состоянием, пальчики как голодные волки начали кружить у нее в подоле натыкаясь на подвязки чулков повторяющих линию бедра и настигнув кружевную линию ее трусиков. Еще мгновение, и священная линия трусиков была отогнута с сторону, словно покрывало тумана с утренней росы.

— Пожалуйста, не надо — попросила Аня кладя свою руку поверх ее руки.

Лера подняла на нее затуманенный невидящий взгляд. Былая уверенность уже покинула ее и она тяжело переводила дыхание, как раненый на корриде бык. Она с трудом осмысливала услышанное, пытаясь понять смысл долетевших до нее слов. Сейчас Аннека совсем не была уверенна в том, что ее просьба будет исполнена. «Пожалуйста, не надо», — повторила она. Возбуждение начало покидать лицо Леры, возвращая ему острые черты, возможно даже более, чем ранее. Наконец обретя способность снова говорить, она почти насмешливо предложила: «Попробуй сказать, что не хочешь этого». Аня молчала кусая губу. Очень долго это, объяснять чего она хочет. Пф!!! Лера очередным выдохом отогнала налезавшую челку от своих глаз.

— Сделай это сама, — предложила она, не дождавшись ответа

Аня окинула ее взглядом, которую еще не до конца покинуло возбуждение. Взгляд синих глаз был насмешливый и... возможно, она не была уверенна, может быть... как сказать это одним словом: «страх быть отвергнутой, спрятанный за маской уверенности»? Она сделала шаг вперед и следующий момент навалилась на нее всем телом впечатывая девушку в стенку лифта. Металлолом в ее декольте жалобно зазвенел раздавливаемый прессом более массивного тела. Аня с силой вжалась в тело девушки чтобы своим клитором ощутить ее плоть. Ее бедро ушло между ее ног надавливая на ее лобок с такой силой что казалось он начал прогибаться. Веки девушки прикрылись и спина ее импульсивно выгнулась посылая пах ей навстречу, одновременно выгибая его так, что бы можно было принять в себя тепло другого тела. А-аах... Осторожно, она повела губами по линии ее губ, едва касаясь. Сотни маленьких колокольчиков зазвучали в ее ушах. Она прильнула к ее губам словно открывая новую коробку конфет. Лера разомкнула свои уста прося принять ее гостеприимство. Они встретились обжигая и наслаждаясь, играя и заигрываясь, порхая и падая, умирая и возрождаясь, проносясь и останавливаясь. Ты моя... девушка, женщина... моя.

Аня отстранилась от Леры, делая шаг в противоположный угол кабинки. Коленки у нее дрожали и хреново слушались. Она пошатывалась пытаясь найти точку опоры или хотя бы принять такое положение, чтобы ее перестало мотать как портовую шлюху в восемь баллов по бофорту. Внизу у нее полыхала напалмом обожженная плоть, требуя ласки, губы по прежнему ощущали чужую плоть не веря, что их разлучили, грудь же рвалась из застенок инквизиторского бюстгальтера угрожая в отключить кислород всему организму. Некогда аккуратно собранные волосы теперь были беспорядочно разлохмачены в разные стороны создавая неповторимой вид хорошо проведенной ночи. Вытягивая руку вперед, она пообещала: «Потом». Руками она расстегнула бюсгальтер на спине и продевая локти через его лямочки, сняла его с себя не снимая при этом блузки. Дышать стало намного лучше.

— Я бы убила сейчас за продолжение, — то ли в шутку, то ли всерьез наконец сказала Лера, глядя на ее манипуляции с бюстгальтером, как кошка на возню мышей.

— Тогда, тебе пришлось бы трахать мой труп, — предположила Аня и выдержав паузу что бы подруга оценила открывающуюся перспективу, продолжила:

— А живою я тебе еще много раз послужу. — закончила она прекратив возится со своею грудью.

— Ловлю на слове, — кинула Лера в ответ.

— Меня ловить на слове не надо, я за базар отвечаю, — насмешливо растягивая слова парировала Аня.

Лера какое-то время пристально изучала ее взглядом, но ничего больше говорить не стала. Аня уже сомневалось, что идея снять лифчик была здравой. Под полупрозрачной блузкой ее соски выглядывали возможно чересчур вызывающе. Она чувствовала себя немножечко голой. К тому же, при каждом движении ткань блузки проводила по пимпачкам сосков возбуждая из, отчего те становились еще тверже и еще сильнее выставлялись. Глядя на голодные глаза Леры, Аня была уверена что следующее нападение не заставит себя ждать. А нужно ли было сопротивляться? Они же две взрослые женщины?

Лера, достала телефон, и нажала на вызов. Аня видела как трубку долго не брали. Лера позвонила еще раз, потом еще, пока наконец ей не ответили. Сначала она начала ругаться, потом чего-то выслушивать. Внезапно, губы ее сжались и застыл взгляд. Аннеке даже показалось, что в трубке она услышала женский смех. Нажав отбой Лера какое-то время смотрела в пустоту не обращая внимания на разрывающийся телефон. Затем с равнодушием бросила его на пол и наступила каблуком сапога на его экран. Телефон хрустнул и замолк.

Аня ничего не говорила и не спрашивала. Лезть под горячую руку ей не хотелось.

— Этот козел изменяет мне, — наконец сказала Лера.

— Изменят в то время когда он мне действительно нужен.

— Ты уверена? — спросила Аня после длительного молчания.

— Я слышала ее голос, и... — Лера запнулась на полуслове.

— И слышала как они трахаются. Этот звук я ни с чем не спутаю. Козел даже не потрудился слезть с сучки когда я ему позвонила.

Аня не стала ничего говорить. Хотелось девушку успокоить, но она не была уверена, что это сейчас хорошая мысль. Учитывая, что сами они здесь не в крестики-нолики играли.

Спустя, продолжительную паузу, Лера снова начала вызывать диспетчера. Сначала, продолжительно нажимая на кнопку вызова, затем стуча по ней часто-часто, затем долбя по ней с такой силой, что содрогалась кабинка лифта. Аня присела на корточки и обхватила голову руками. Свет в кабинке начал мигать под ударами Леры. Свою злость она сейчас вымещала на лифте. В очередной раз свет мигнул и не включился. Лера притихла. Затем снова начала стучать в надежде, что свет направиться, но все было напрасно. Бесполезно. Послышались тихие всхлипывания в темноте. Аня включила экран своего телефона. Какое-то время это сгодиться вместо фонарика, а затем они останутся еще и без связи. Сейчас второй телефон бы очень пригодился.

Лера сидела в углу, тихонько всхлипывая. Набросив на плечи испорченную жакетку, Аня присела рядом не говоря ни слова. Спустя какое-то время, Лера начала успокаиваться, всхлипы пошли на убыль.

— Надо выбираться отсюда своими силами, — предложила она.

Аня была совершенно не против, но у нее совершенно не было идей относительно того, что надо делать. Тщетные попытки самостоятельно открыть дверь они предпринимали с самого начала. Они были заблокированы. Можно было попытаться открутить приборную панель, но после последнего происшествия, девочки решили больше с нею не связываться. Встав посреди кабинки, Лера осматривала вентиляционную решетку. Сквозь прутья просачивался тусклый электрический свет. Возможно там найдется какая-нибудь кнопка или рычажок экстренного открытия дверей изнутри, навроде: «Вытащи шнур, выдави стекло». Решетка была прикручена на четыре винта под плоскую отвертку. Как по волшебству в руке Леры появилась «бабочка» отработанным движением выплюнувшая из себя серую сталь узкого клинка. Лера протянула лезвие к болтам, но ее вытянутая рука не сумела достать до потолка лифта. Поглядев на Аню, она насмешливо сказала: «Если бы я была такого роста как ты, я бы уже выбралась отсюда». Аня не стала говорить, по вине кого они сейчас ползают в темноте и без второго телефона. Она поднялась, и взяв нож попробовала открутить один винт. Со скрипом, но болт поддался. Рука начала неметь. Стараясь не обращать на это внимание, она принялась ослаблять другие болты. К ее удивлению, план Леры начал удаваться. Еще немного и решетка грохнулась на дно кабинки.

Нож снова волшебным образом растворился в руках Леры не оставив следа. «Подсоби мне децел», — попросила Лера и Аня ухватив девушку за бедра приподняла ее вверх. Ухватившись за край, Лера освободилась от объятий, качнулась пару раз и рывком очутилась в проеме люка. Еще один рывок и Лера растворилась в темноте. Аннека аж присвистнула. Послышалось несколько кошачьих шагов, на крыше кабинки. Затем в люке показалось лицо Леры.

— Кинь, пожалуйста, телефон, а то я боюсь грохнуться отсюда в темноте.

Аня протянула свой телефон девушке, сама оставшись в темноте. Какое-то время слышались шебуршания сверху, затем звуки замерли и Аня начала боятся, что Лера уйдет сейчас оставив ее здесь одну. Становилос

ь неуютно и страшно. Она поняла, что застрянь она в лифте одна, то уже бы давно перепсиховалась.

— Лера, ты здесь? — спросила она робко в темноте.

— Да, я тут. Думаю.

— Все напрасно? — спросила Аня.

Лера села на край люка свесив ноги внутрь кабинки.

— Я считаю что да, нужно ждать аварийку. Изнутри двери не открыть. Здесь есть какие-то гнезда под треугольный ключ, но самого ключа у нас нет, — с этими словами она передала телефон обратно Аннеке.

— И свет, думаю, скоро тоже закончится, — обреченно добавила та.

— Я тут подумала, — нерешительно начала Лера,

— Давай полезай сюда. Здесь грязно и пыльно, но это нормальная грязь. В смысле, не воняет никаким отходами. Есть свет от одной лампочки где-то сверху, да и воздуху здесь побольше.

Лера, достала пачку сигарет и показала их девушке: «Ты не против?». Аня кивнула головой в знак согласия.

— Ну, так, что скажешь? — спросила Лера затягиваясь и беспечно махая ногами.

— Звучит неплохо, — согласилась она,

— Тут, есть один нюанс, — продолжила Лера.

— Насколько ты дорожишь своей одеждой? — неожиданно спросила она.

Аннека растерялась и просто пожала плечами, не зная что сказать.

— Видишь ли, в чем дело, — продолжала развивать мысль Лера.

— Если тебе дорога твоя блузка и остальная одежда, тебе лучше снять их, чтобы потом одеть чистое. В смысле когда мы выберемся отсюда.

— Ты рехнулась! Что бы я разделась в этом гадюшнике?! Да никогда!

Лера молчала, выпуская струю дыма через нос. Затем снова заговорила:

— Ты спала когда-нибудь на улице? Видела как они выглядят? А как они пахнут? — Лера поморщилась то ли от собственных слов, то ли от воспоминаний.

— Я тебе гарантирую, что назавтра утром ты будешь наполовину выглядеть как они. Грязь довольно просто смыть с человеческого тела, а вот с ткани одежды практически невозможно. Здесь довольно грязно и ты обязательно измазюкаешься, учитывая, что здесь темно. А если ты останешься в кабинке и не полезешь наверх, ты еще и будешь пахнуть под стать окружению. Впереди ночь. Если до утра никто не придет? Как ты собираешься спать? На полу? Сидя? Не будешь спать вообще? Самое глупое решение. Ты молодая девушка, организм все-равно выключит тебя и ты проснешься на полу. В таком случае ты проснешься еще и с дикой головной болью, вымотанная. У тебя начнется депрессия и ты еще долго будешь в негативе вспоминать эту ночь. Оно тебе надо? Ради чего? Подумай сама, — закончила Лера.

Аня думала.

— Если тебе от этого будет легче, я тоже разденусь, хотя, мою одежду уже прямо сейчас можно выбрасывать, — добавила Лера.

Аннека нерешительно подала жакетку с бюстгальтером Лере. «Поверить не могу, что делаю это», — недовольным тоном процедила она сквозь зубы. Медленными, задумчивыми движениями, Аня начала расстёгивать пуговицы блузки. Одна, другая, третья. Когда последняя пуговица была расстегнута, Аннека отвернувшись к Лере спиной обнажила свою молочного цвета грудь. Как борзые собаки они вырвались в полумрак кабинки, сосками как носами обнюхивая воздух, колышась при каждом движении норовя сорваться с цепи, броситься на добычу, впиться в нее. Закрывая грудь рукою и потупив взгляд, Аня протянула блузку девушке, а затем повернулась к ней обнаженной спиной. Наманикюренные пальцы нащупали пуговицу на кокетке юбки. Расстегнув ее, она на какой-то миг замерла колеблясь, затем ерзая бедрами она потащила юбку, обнажая вниз белые кружевные трусики прикрывавшие две пышные дольки ее попы. Наклонившись вниз она выпячила ее так, что дольки разехались в разные стороны как мосты Петербурга в белую ночь и Лере даже показалось как она видит две характерные складки в ее трусиках. Аннека так же закрывая грудь и не смотря на Леру, протянула ей свою юбку. Она была прекрасна! Спадающие светлые волосы прикрывали ее плечи, фарфорового цвета торс формы китайской древней вазы, потупленный в землю взгляд, длинные сведенные вместе ноги переходящие в женское лоно. Она стояла не шелохнувшись, ожидая дальнейших указаний. У Леры начала кружиться голова. Сглотнув с усилием, отгоняя наваждение, она обнаружила, что ее сигарета погасла. Щелкнув зажигалкой, разминая затекшие руки и собравшись с мыслями она продолжила:

— Нижнее белье тоже снимай, завтра оно тебе очень пригодится, вот увидишь. Это очень, очень рискованно ходить по улице в мини-юбке без трусиков. Один порыв ветра знаешь ли... А в грязных трусиках ходить еще более чревато.

Не говоря ни слова, Аня принялась расстегивать в полумраке лифта застежки чулков. Раз, два, три, четыре. При этом она нагибалась вперед так, что Лера смогла наконец увидеть ее грудь. То она делала полуоборот назад демонстрируя восходящую линию своей фигуры. Дело осталось за последним. Одеревеневшими руками, Аннека просунула пальчики за линию трусиков, отгибая ее. Она стояла так какое-то время, размышляя. Затем выгнув спину, практически демонстративно опустила резинку трусиков с попы вниз, обнажив две округлые дольки с глубокой, уходящей вниз, линией разделения. Следующим движением опустилась резинка обнажая выпирающий лобок со светлыми кучерявыми волосками. Зашуршала прокладка на ластовице снимаемых трусиков. Пфф! Лера дунула вверх отгоняя надоедливую челку. Трусики соскочили на округлые бедра, затем на колени. Оставшаяся нагой Аня нагнулась и приподняв ногу протащила через нее линию трусиков. Затем то же самое проделала с другой ногой. Маленький комочек белой ткани оказался в ее ладони. Она все еще стояла к Лере спиной. Еще немного, и в руках у нее оказались остатки ее гардероба: пара черных чулков и пояс. Она была полностью нага. Как ива на ветру, беззащитна и подвластна.

Аня обернулась все так же закрывая грудь руками. Увидав куда смотрит Лера, она спохватилась и опустила руку вниз закрывая волосы на своем лобке. Высвободившиеся груди спружинив поддались вперед покачиваясь на голом теле. Чувствуя как затвердевают ее соски она вновь попыталась их прикрыть, но поняв глупость своих действий развела руки в стороны, опуская голову. Не без иронии наблюдавшая сцену Лера, вздохнув сказала:

— Тебе нечего стесняться Аня. Ты потрясающе выглядишь.

— Ты тоже. Очень хорошенькая. — подняв голову ответила Аня. Лера вздохнула.

— Хорошенькая да, может быть. Но не шикарная. Таких как я много. Мужики кормят нас креветками с пивом, а потом трахают между просмотрами телепрограмм. Таких же как ты носят на руках и выполняют любой каприз.

— Серьезно? — с иронией спросила Аннека.

— Да у меня клитор встает глядя на тебя!

Аня прыснула смешком. Она протянула Лере, последние свои вещи, и какое-то тревожное предчувствие кольнуло ее под ребро. Лера с улыбкой забрала ее трусики и растворилась в темноте.

Наступила звенящая тишина. Ане было холодно в грязном подъезде лифта. Холодно и страшно. Она обхватила себя руками, пытаясь согреться. Все ее вещи были у Леры. Заработай сейчас лифт и отворись сейчас двери, она окажется на улице в таком виде.

— Лера... — робко позвала она девушку,

— Лера, не шути так, пожалуйста.

Сами собой на глазах начали наворачиваться слезы. В люке показалась смеющееся лицо девушки.

— Ты бы видела себя в зеркало! — давясь смехом произнесла она

— Нет, это надо снимать на камеру, — и в подтверждение слов, она достав телефон, направила камеру на Аню.

— Ты... ты... — задыхаясь от такого чудовищного поступка, она пыталась выхватить она телефон из рук обманщицы.

— Ты так боялась, что я тебя кину, что я не могла не доставить тебе это удовольствие, — хихикая рассказывала Лера, не забывая снимать скачующую голую Аню на видео. Все попытки выхватить телефон не увенчались успехом, зато похоже служили хорошим материалом для видео. Отсняв пару минут, Лера заметила, что телефон начал мигать индикатором разряда батареи.

— Научись уже доверять людям, которые рядом с тобой, — сказала она протягивая пластик.

Лера протянула вниз руку помогая взобраться девушке наверх. Аннека покачала головой в ответ:

— Я так не умею.

— О, госпади! — проворчала Лера спрыгивая вниз.

Она встала на четвереньки формируя ступеньку. Осторожно ступая босыми ногами по подставленной ей спине, Аннека ухватилась руками за край люка. Ее голова выставлялась из люка лифта. Упершись локтями в края, она стала подтягиваться вверх. Снизу ее подталкивала Лера. Меняя хват она сумела выпрямить руки и протащить тело вверх. Внизу остались болтаться только ноги. Качнувшись, Аннека села голой попой на пыльный край люка. Сделано! Помогая себе руками, она встала на ноги и отряхивая свою задницу, огляделась по сторонам. Ее глаза привыкли к полумраку. Вокруг было так как и рассказывала Лера: пыльно, грязно, но сухо и без тошнотворных запахов. По сторонам виднелись направляющие лифтовой кабинки. Их нее самой исходило несколько стальных тросов. По задней стене тянулись толстые электрические кабеля. Порог одного из этажей образовывал удобную ступеньку расположенную на уровне сиденья. Если, кто-то проходящий в поздний час по этажу, услышав их голоса, сейчас решил бы заглянуть между дверей, то увидел бы интересную картину. На крыше лифта была даже свободная площадка, на которой можно было при желании прилечь поспать. «И может быть даже не одной», — подумалось Ане. Скраю, на жилетке аккуратно лежала ее сложенная одежда.

— Эй! Помоги мне! Подай мне руку! — раздался голос снизу.

Это было проще сказать чем сделать. Чтобы удержаться вытаскивая другого человека из люка пришлось бы лечь на пол. На грязный пыльный пол, чистым телом. Мурашки снова пробежали по ее спине при этой мысли.

— Эй! Где ты?

Глубоко вздохнув и закусив губу, Аня опустилась коленями на холодный металлический пол. Поморщившись, она легла животом вниз и оперевшись на один локоть, протянула другую руку вниз. Ухватившись, за протянутую ей руку, Лера ухватилась за нее одной рукой, а другой схватилась за край люка. Аня перекатилась на спину, чтобы не мешать. Сделав рывок, Лера вынырнула уже на половину из люка, тут же меняя хват, она как-то изогнулась, и выпрямившись сделала стойку на руках верх ногами, поразив этим Аннеку. Мягкий прыжок и Лера уже стояла на ногах. «Занималась гимнастикой девать лет», — пояснила она на ошарашенный взгляд Аннеки. «Вот ты какой — северный олень! Тфу! то есть. человек-паук!», — пошутила она. Лера немного грустно улыбнулась.

Испытывая облегчение, от того что их вопрос решился, Аня тоже стала подниматься на ноги. Ее обнаженное тело все уже было в пыли. Она начала отряхиваться хлопая себя ладошкой по бедрам, животу, груди.

— Эк, ты учучкалась! — воскликнула Лера принявшись помогать стряхивать пыль.

Она принялась, шлепать ладонью, по обнаженному телу Ани, выбивая из него грязь. По попе, груди, бедрам. Лицо Аннеки зарделось, ощущая прикосновение девушки в столь интимной ситуации. Лера сидела на коленках глядя на нее снизу вверх, искоса бросая взгляд не ее тело. Внезапно, она почувствовала себя неудобно.

Аннека взяв ее за руку, потянула к себе. Былая уверенность девушки растворилась в угольной сажи ночи. Аня обхватила ее за талию запуская сзади ладонь ей прямо в штаны. С силой она прижала девушку к себе. Ах. Легкий вздох сорвался с ее губ. Их губы слились в танго, растворяя их Я, образуя вместо него Мы. Нежные пальчики провели по спине дорожку электричества, зажигающего огни. Руки Аннеки тайком прокрались под ее футболку. Она соприкоснулась с ее молочной кожей, бороздя про просторам, впадинам и холмикам упругого женского животика. Бессовестно задрав футболку вверх, она повстречалась с грудью Леры, цвета ванильного мороженного. Две женщины соприкоснулись сосками высекая огонь в телах, и вскоре молочный цвет их тел сменился на пунцовый, а затем и вовсе на багровый. Жаркие тела сплелись воедино. Куртка, футболка, “металлолом”, все полетело на пол. Лера обнимала Аннеку не отпуская от нее своих губ. Она почувствовала, как ей расстегивают молнию на брюках и горячая рука, накрывая ее волною желания, пробралась в ее трусики. «Ах!», — выдохнула она, когда тонкие пальчики проникли ей между ног. Как от удара Леру согнуло в паху и она упала потеряв равновесие. Ласковые нежные руки подхватили ее не давая удариться и она очутилась на собственной футболке. Ее задранные кверху ноги остались во власти белокурой красавицы. Она не намеревалась ее отпускать. Сапоги полетели в сторону, штаны беззастенчиво стянуты и выкинуты. Прядь шелковистых светлых волос путешествовала по груди разжигая в ней дьявольский огонь. Аннека развела запрокинутые ноги Леры в стороны, и опустилась на нее сверху как штормовая волна накрывает несчастный баркас целиком поглощая его. Ах! Лера захватила ее тело сомкнув ноги за ее спиной. Сверху на нее легло обжигающее ангельское тело, раздавливая, сплющивая ее, лишая воздуха. В ее губы снова впились с жаром раскаленной пустыни, высушивая ее, высасывая из нее жизнь. Она не могла сопротивляться. В нее вошли как в тряпичную куклу, нанизывая по локоть. А-а! Лера металась в истерике, пытаясь вырваться, но белокурая бестия продолжала вонзать в нее свою руку. Она ощущала себя нанизанной на шомпол, на кол. Внутри ее тела рука творила страшные вещи. Она кричала, но она затыкала ей рот, она рвалась, но она выкручивала ей руки. Она ползала, но она хватала ее за сиськи раскаленным железом, она вырывала их. Она ревела, но она выпила ее слезы, она молилась, но она вырвала ей язык. И только хлюпанье ее киски шептало черные слова: Еще! Еще!! Давай, еще!!! Сделай это еще разок!

Лера очнулась на жестком полу покрытой их одеждой. Сзади ее обнимала обнаженная Аннека повторяя изгибы ее тела. Она чувствовала ее тепло. Своей попой она ощущала ее живот.

— Спишь? — спросила Лера.

— Не совсем, — шепотом ответила Аня, и добавила:

— Ты плохо себя вела. Нас могли услышать.

— Прости. Я не контролирую себя в такие моменты.

— У меня та же беда, — пожаловалась Аня.

Лера что-то поискала рукой в одежде.

— Можно? — спросила она показывая пачку сигарет.

— Валяй, — разрешила Аня.

Девушки перевернулись на спину сплетя обнаженные ноги, ища контакта друг с другом, смотрели в темную высь.

— Дай зобнуть, — попросила Аня.

— Я думала, что ты не куришь, — удивилась Лера, протягивая подруге сигарету.

— Раньше курила.

Сделав несколько затягов, Аннека отдала сигарету Лере.

— Ты из батора? — неожиданно спросила та.

— Как? — после долгой паузы спросила Аня.

— Не знаю. Что-то в поведении, плюс интуиция.

— А ты?

— Про меня не думай, я домашняя девочка, просто в одно время достали предки. Ну и, я взяла паспорт и пошла на все четыре. Первое время жила где попало и, хе-хе, с кем попало. Немного общалась с вашими.

— И как?

— Ну как сказать, так сказать взгляд со стороны. Вы взрослее остальных. И еще. Ты же не любишь когда тебя жалеют? Так, вот ваш брат этого особенно не любит. А так, нормальные люди.

— У меня к тебе один вопрос, — решилась поднять тему Аня.

— Спрашивай.

— Та, сигарета в кабинке. Ты это специально?

— Угу, — призналась девушка и продолжила подумав,

— Странно, так получилось. Такая девушка с обложки, со мною в лифте, на расстоянии вытянутой руки. Мне так хотелось прикоснуться к тебе, и я подумала, что буду жалеть потом, если не попробую. Чтобы привлечь твое внимание можно было наступить тебе на ногу, пролить на тебя кофе, я волновалась и выбрала сигарету. Если бы тебя это не смутило, я бы прожгла тебе одежду, но заставила бы тебя раздеться.

— Какое коварство.

— Ага, Император Палпатин, мой родной брат.

— Язва!

— Ну, знаешь, что принцесса? Ты нарываешься!

Лера сбросила бычок в шахту и набросилась на подругу ущипнув ее за бок. Аня взвизгнула согнувшись пополам. Лера перевернула ее спиной кверху и уселась на шею зажав ее голову между своих бедер. Нарочито игриво, она принялась хлестать ладошкой по ягодицам приговаривая: «Плохая принцесса! Плохая девочка!». Аня хихикала не переставая хихикала на ее потуги, в то время как ее ягодицы забагровели. Перестав хихикать, Аня вырвалась из захвата выпрямилась встав перед Лерой на коленки. Их взгляды встретилась. Валерия плавно взяла левую грудь девушки в ротик и начала ритмично сжимать губки, стимулируя ее, хищно заглатывая ее во все глубину своего ротика, соскабливая зубками ее нее кожицу и на прощание кусая до боли кусок. Голодная девочка. Аннека легла на живот подложив под пояс какую-то тряпочку, чтобы ее попа слегка приподнималась, приглашая «к столу». Лера набросилась на нее сверху придавливая весом. Она схватила ее в захват левой рукой в области груди, губами прислонившись к правому уху Аннеки, клыками зубов проведя по нему. Аннека дернулась, но без видимого результата, будучи придавленной другой девушкой. Пальчики правой руки проскользнули по разрезу ягодиц вниз, к самой киске. Пальчики погрузились в сочное, влажное и самое интимное место женщины. Лера проводила рукою туда-сюда не погружаясь с самую плоть, любуясь как поскуливает под нею Аня. Подушечками пальцев она проводила по самому входу интимное лоно, вызывая рефлексивные сжатия ее тела, гасимые ее весом. Тебе не вырваться!

Аня тихонько поскуливала придавленная чужим весом. Ее девочка была во власти другой женщины. Она запустила в нее свои когти и Аня взвизгнула ощутив в себе чужую плоть. О-оо!! Нет! Да!! В нее ворвалась банда, принявшись беспорядочно насиловать ее. Они рвали ее внутренности, они всадили ей в жопу горящий пулемет, они ломали ней руки, выворачивали локти, они вырвали из нее ее прекрасные ноги и глумились над ее целочкой вонзая в нее раскаленные члены. А-ааа! Ее губы целовали грязную землю, когда ей оторвали голову, осталась только ее девочка над которой надругались обесчестив юность, восемь членов входило в нее сразу, они затолкали в нее глобус и воткнули в нее ось, как на дешевую игрушку из секс-шопа!! ААААААА! Она пыталась убежать, но ноги не слушались ее. Она хотела уползти, но руки не служили более ей, она хотела закричать но губы хотели только сосать. Она могла только толкать свою девочку вперед еще, еще и еще! Ее грудь налилась молоком, оно сочилось из них по ее телу, такой стыд! Она корова которую трахал гигантский бык! Ее вымя текло, ее девочка текла, Она вся была в белой, кислого запаха, смазке! Еще. Арр—рр!! стонала она, арр-рр! Девочка взорвалась разнося ее на части, маленькие-маленькие кусочки страсти.

Аннека проснулась, от шума дождя на улице. Была уже глубокая ночь. Лера спала обняв ее рукам и ногами как плюшевую игрушку. Накрывшись какой-то тряпочкой. Было прохладно. Хотелось есть и пить. Чтобы заглушить чувство жажды, она потянулась за пачкой сигарет.

— Мне тоже кинь, — попросила Лера спросонья протирая глаза.

Девушки закурили лежа, Валерия положила голову на грудь Ани. Было слышно как по стоку неслась дождевая вода, стекавшая с крыши.

— Ты замужем? — спросила Лера.

— Нет. Просто живу с парнем.

Она увидела как Лера совсем чуть-чуть закусила губу.

— Слушай, -- спросила она, -- А как он отнесется к тому, что мы с тобою? Ну, это?

Аня задумалась на какое-то время.

— Это бы его думаю, позабавило, -- наконец ответила она.

— Интересные отношения, — глубокомысленно заметила Лера.

Девушки еще долго разговаривали слушая звук дождя, пока Лера на устроившись на груди подруги не уснула. Аннека еще какое-то время размышляла глядя в темноту ночи, пока не уснула сама.

Грохочущий стук в двери лифта, прервал их радужные сны.

— Эй! Вы там?! Мы сейчас лифт будем запускать, — донесся до них грубый мужской голос.

— Нет, нет! Пожалуйста, не надо! — едва проснувшись, оценив ситуацию и расталкивая Аню, прокричала Лера. Она бросилась лихорадочно натягивать на себя трусики и кидая Ане ее одежду. Свет в кабинке лифта уже горел.

— Где вы, мать вашу итить?! — вопрошал владелец басистого голоса.

— Мы здесь, — отвечала Лера стуча кулачком по крыше лифта.

— Как вы, черт вас подери, туда попали? А-ааа?!

— Мы сами не знаем, честно-честно! Выпустите нас, пожалуйста!

— Сейчас, я поднимусь к вам, открою дверь, — грузные шаги зашуршали в сторону лестницы.

У девушек была одна минута времени. Лера уже почти оделась. В спешке, у Аннеки где-то затерялись трусики и она успела натянуть только блузку с юбкой, решив пока обойтись без нижнего белья. Возня с пуговицами блузки и так стоила ей много времени. Тяжелые шаги подошли к их двери, раздался скрип ключа, снимающего блокировку с механизма, и двери раскрылись даруя невольным пленницам свободу. Тучный слесарь лет пятидесяти заморгал глядя на двух всклокоченных девиц, в то время как они не теряя времени даром принялись штурмовать порог двери. Оказавшись на свободе они хотели уже попрощаться со своим спасителем, как тот неожиданно окрикнул: «Эй, у вас там что-то осталось!». Аня глянула по направлении вытянутой руки и увидела тусклый блеск черного пластика. «Телефон! Ворона!» — выругала она себя. Стремглав кинувшись за ним, она наклонилась подбирая его и...

Звук беспредельного торможения раздался в голове одновременно с пониманием, того что сейчас ее попка находится под перекрестным огнем взглядов Валерии и грузного слесаря.. Пользуясь замешательством среди своей аудитории, Аня бросилась бежать с места преступления. Прошмыгивая мимо слесаря, она на ходу чмокнула его в шершавую щеку. Счастливые девушки бросились вниз по лестнице. Пал Сергеич еще несколько лет будет рассказывать об этом случае своим друзьям за рюмкой водки, называя девушку то Клаудией Шиффер, то Синди Кроуфорд и даже снабжая рассказ некоторыми пикантными подробностями, которых конечно же на самом деле не было.

Девушки выбежали в прохладу утреннего города. Возникла неловкая заминка.

— Все как-то по сумасшедшему случилась, — высказала Лера общее мнение.

Аннека, отвернулась в сторону ничего не говоря.

— Думаешь стоит нам еще...

Аня коротко кивнула все так же смотря в сторону

— Ты не боишься...

Аня мотнула головой. Лера нерешительно взяла телефон из рук девушки и набрав номер нажала вызов. «Абонент не отвечает, или временно недоступен», — ответили в трубку.

— Завтра, я уже восстановлю симку. Звони в любое время.

Аня кивнула и Лера поцеловав ее на прощание, побежала ловить такси.

Аннека, прошла несколько кварталов пешком по утреннему городу, мысленно прощаясь с ночной сказкой.

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 5510
Скачать

Комментарии

0