Съемки

Съемки

Перевод, оригинал: "Images" by Littlemissblair© _____________________

Я наслаждалась утренним кофе, когда раздался стук в заднюю дверь, напугавший меня. Недавно обосновавшаяся в этом районе, я с опаской подошла к двери, удивляясь, кто бы это мог быть в шесть часов утра. Узнав в стучавшем женщину, живущую в доме напротив, я почувствовала облегчение.

— Привет, соседка, - душевно сказала она, едва я открыла дверь, - Я думала, что ты тут не живешь совсем… я пытаюсь застать тебя дома уже несколько дней подряд. Поскольку ты новенькая у нас, хотела познакомится и поприветствовать тебя.

— Заходите, - пригласила я, держа дверь открытой, - прошу прощения, мне правда скоро надо будет уехать. Могу я предложить чашечку кофе?

— Да, да, это было бы очень кстати, - воскликнула женщина. – Кстати, меня зовут Кэрол. Я живу буквально в двух шагах от тебя.

— Да, я знаю… В смысле я знаю, что мы соседи. Я видела, как вы загораете в саду. Я Гретхен. Рада познакомится.

— Все, кто так рано встает, наверняка работают в городе, - заметила она. – В шесть часов утра, надо же!

— Да, точно, я знаю, - вздохнула я, - поезд… на дорогу уходит много времени.

Она сделала глоток кофе.

— Я только проснулась и тут заметила свет. И, как я говорила уже, я пыталась до этого пару раз зайти к тебе… ты похоже работаешь допоздна?

— Я работаю в ипотечном отделе, - ответила я, - и часто задерживаюсь. Много сверхурочных… ну, знаете, я довольна, деньги не помешают. Хотя, в последнее время, работы все меньше. Рынок недвижимости, знаете ли, он такой… А вы – счастливая домохозяйка, сидите дома и нянчитесь с детьми?

Кэрол сделала еще глоток кофе.

— О нет, нет, это не про меня. У меня нет ни детей, ни мужа. У меня есть работа… Я фотограф. Работаю на дому… когда захочу… хотя, это не совсем так. Иногда у меня есть точные сроки по выполнению работы, но в большинстве случаев я работаю если есть настроение. А самое приятное, мне не нужно каждый день мотаться в город. Я бы так не смогла. Электрички всегда так набиты… да и на шоссе пробки… нет уж.

— Ну, у меня особого выбора нет, - ответила я. – Мне надо работать и из подходящих мне попалась только эта работа. Но, мне нравится жить в пригороде, подальше от городской суеты. Я давно копила на покупку дома.

— Да, понимаю, - горячо воскликнула Кэрол. – Тут у нас очень тихо и уютно. Совсем не так как в городе. Хм, а во сколько ты возвращаешься сегодня?

— Думаю, около шести, а что?

— Как насчет заглянуть ко мне на ужин, в шесть тридцать или около того? Я приготовлю чудесный ужин, отметим знакомство. Как тебе?

— Очень мило с вашей стороны. Да, я приду с удовольствием. Как я могу отказаться от домашней еды? Может быть мне что-нибудь захватить с собой? Вина?

— У меня есть вино, - живо ответила она, - просто приходи сама.

— Хорошо, я буду, - ответила я. – Спасибо за приглашение! Прошу прощения, не хочу показаться грубой, но мне на самом деле сейчас пора убегать. Иначе я опоздаю на электричку.

— Увидимся вечером, - сказала женщина, поднимаясь. – Хорошего дня.

================ Я вернулась домой чуть позже шести, быстро переоделась. Мне было немного не по себе. После городской жизни остались привычные опасения… чем меньше знаешь о соседях, тем лучше, казалось мне. С другой стороны, этот ужин будет интереснее чем ужин в одиночестве перед телевизором.

Переодевшись, я поспешила на ужин. Кэрол открыла дверь, на ней было сногсшибательное и довольно откровенное красное платье, с большим декольте… две бретельки удерживали ее выдающийся бюст. Платье было таким коротким, что я даже заметила верхний край ее чулок!

— Вау! - выдохнула я, придерживая дверь. – Мне следовало тоже принарядится к ужину?

— Нет, нет, - засмеялась она. – У меня просто были дела, из-за которых футболки и джинсов было недостаточно. Я могу переодеться, если тебе не комфортно.

— О, нет, - возразила я горячо, - это прекрасное платье. Если бы я могла носить что-либо подобное.

— Ну, оно не особо дорогое, - ответила она. – Ты можешь его себе позволить…

— Нет, нет, - поправила я саму себя, - я имела в виду, что мне не хватит духа надеть его. Оно подходит вам идеально. А я слишком застенчива. Уверена, у вас таких проблем нет.

— У тебя отличное тело, - ответила она. – Чего стесняться? Кстати, как насчет выпить?

— Да, бокал вина был бы очень кстати, - ответила я.

Разливая вино, она повторила вопрос: - Так чего ты стесняешься?

— Я не знаю, - ответила я. – Мне просто не по себе. Я всегда стеснялась носить все вызывающее и откровенное. Моя мама также была строга в выборе моей одежды. Может быть поэтому… я не знаю.

Кэрол протянула мне бокал, сопровождая меня в гостиную. Комната была очень уютная… так классно обставлена, что я чувствовала себя здесь как дома.

— Послушай, Гретхен, - сказала Кэрол. – С таким телом как у тебя, тебе нечего стесняться. Сколько тебе, двадцать два? Двадцать три?

— Спасибо, - вспыхнула я, - Мне двадцать девять. И я не чувствую себя на двадцать два… Особенно после развода… иногда я кажусь себе не очень-то привлекательной.

— Причем тут развод? – спросила она.

— Он бросил меня и ушел к мужчине, представляете! Моя мама предупреждала меня… всегда говорила, что с ним что-то не то, но я была глупа и все же вышла за него. Оказалось, что мама была права.

— Ну, не следует тебе винить себя в этом, - сказала Кэрол. – Не из-за тебя он заинтересовался мужчинами. И, как мне кажется, тебе не следует позволять маме влиять на тебя в выборе одежды… во всяком случае теперь… И тебе уже двадцать девять…

Я засмеялась.

— Да, вы правы. Когда я была в старшей школе, я была черлидершей и носила самую длинную юбку в нашей команде. Ох уж, много подколов я наслушалась!

Кэрол засмеялась.

— Ну что, как насчет перекусить. Надеюсь тебе понравится. Этим рецептом поделилась со мной Паула, которая живет ниже по улице. Тебе понравится Паула, когда ты с ней познакомишься. На самом деле, ты, возможно, познакомишься со всеми женщинами в округе. Холостая тут только я одна, так что, порой, дамы заскакивают ко мне в гости, отдохнуть от своих мужей и детей. Так сказать, оказаться в оазисе.

После ужина мы выпили еще по бокалу. Наша беседа была довольно приятной… пока Кэрол не начала задавать мне слишком личные вопросы… касающиеся моей финансовой обеспеченности и того, есть ли у меня желание заработать дополнительные деньги.

— Почему вы спрашиваете меня про деньги? – удивилась я. – Это немного не корректно, согласны?

— Прости, - извинилась она. – Просто… просто я всегда рада новым моделям. Просто чтобы ты знала. Еще бокал вина?

================= На следующее утро, на работе, мой начальник вызвал к себе пять сотрудников, которых набрали относительно недавно. Я была в их числе. У шефа были плохие новости. Нас увольняли. Рынок стагнировал и фирма сокращала издержки.

Я все понимала… Последние несколько недель у меня не было хоть сколь-нибудь значимых задач. Но, от этого понимания не становилось легче… я боялась потерять свой дом… дом на которой откладывала и который мне еще предстояло выплачивать, гася ипотечные платежи.

Остаток дня я провела, обзванивая банки и ипотечные компании, пытаясь найти работу для себя. Большинство из них, также сокращали штат. К концу дня у меня болел живот и раскалывалась голова.

Зайдя ко мне в под конец рабочего дня, мой шеф, мистер Колбет, занес мне конверт с последним чеком. Я не открывала его, пока не села в поезд. Моя головная боль чудесным образом улетучилась…. Внутри конверта было два чека… Моя обычная зарплата и еще три месяца, оплаченных в качестве выходного пособия. Я была в восторге. С таким пособием и моими накоплениями, у меня было время. Если не сильно тратиться, я смогу протянуть месяцев пять или шесть. Боль в животе также прошла…

==========================

На следующее утро, в субботу, Кэрол снова постучала в дверь. Я крикнула, чтобы она заходила.

— Как дела? – спросила она, наливая себя чашку кофе. – Не видела тебя уже несколько дней.

— Дела могли бы быть и получше, - подавлено сказала я. – Я потеряла работу. Смотрю объявления теперь, но что-то пока ничего не могу найти.

— Сочувствую, - ответила она, искренне. – Это тяжелое испытание. Особенно учитывая покупку дома.

— Да. Но, я могу продержаться еще какое-то время. Надеюсь удастся что-нибудь найти. Ну а вы, чем сегодня планируете заняться? Шоппинг?

— Вообще-то наметила поработать после полудня. Уже приготовила все для фотосессии.

— Рада, что у вас есть работа, - саркастично заметила я и тут же извинилась, - Простите, мне просто так жаль саму себя.

— Забудь, - сказала она, - и, если это тебя не обидит, я могла бы предложить тебе небольшой приработок. В общем… тут есть что обсудить и о чем подумать. Тебе не надо сразу соглашаться.

— Серьезно? – спросила я, - Вы имеете в виду работу, связанную с фотосъемкой о которой говорили в прошлый раз?

— Именно. О фотосъемке, за которую очень хорошо платят.

— Ну… насколько хорошо.. как много платят? – с любопытством спросила я. — Я могла бы платить тебе пятьсот баксов за двухчасовую сессию, - ответила Кэрол. –Но, вообще оплата сильно зависит от… многих факторов… за видео платят больше чем за фото… ну и конечно все зависит от контента.

— Ого! Вы наверное шутите, - заикаясь сказала я. – Пятьсот баксов! Для этого мне надо работать почти неделю. В чем подвох? Это же куча денег для двух часов работы. Какого рода фотографии вы делаете? Для рекламы, каталогов?

Она засмеялась.

— Не совсем. Я снимаю эротические фото… фантазии… ну и конечно, разные фетиши.

Она заметила озадаченность на моем лице. – Ты не очень представляешь, о чем я говорю, да? – спросила она.

— Нет… но мне вполне достаточно слова «эротические». Неужели это правда? Вы тут снимаете ТАКОЕ… буквально в двух шагах от моего дома! Снимаете порно!?

— Эй, за это отлично платят, девочка. Не торопись осуждать. И, послушай… я просто предложила, тебе не обязательно соглашаться. Я просто подумала…

— Я никогда, никогда не буду позировать голой, - резко сказала я. – Думаю, мне следует поблагодарить за предложение… Боже, я просто не могу поверить, что съемки порно происходят прямо тут, посреди этого прекрасного, тихого округа!

— Послушай, я не рекламирую свое занятие, Гретхен. Это мой дом, мое личное пространство. В любом случае…

Меня все еще терзало любопытство.

— А кому вы это продаете… я имею в виду, эту продукцию покупают журналы?

— Да, я сотрудничаю и с журналами, - ответила она. – Однако, обычно, я продаю приватные сессии через свой веб сайт. Мне оставляют заказы посредством электронной почты, чаще заказывают что-нибудь необычное… то, что сложно найти у других.

— Я не буду заниматься этим, - снова повторила я. – Ни за что. Не представляю, как девушки соглашаются позировать для таких вещей. У вас есть студия… ну… инвентарь…?

— Да, у меня прекрасно оборудованная студия, на нижнем этаже, - гордо ответила Кэрол. – Я создавала ее сама, три или четыре года… и мне нравится быть самой себе начальницей. Как я тебе уже говорила однажды… это стоит того чтобы отказаться от ежедневных поездок в город и жизни по часам. Я сама составляю себе расписание, и сама решаю, когда мне следует работать.

Я налила нам еще по чашечке кофе. Хотя я никогда не буду позировать для нее, было очень соблазнительно послушать как она рассказывает про эту сферу. Фетиши… фантазии… Я не очень понимала, что она имеет в виду.

— Послушай, - сказала она. – Почему бы тебе не зайти вечером и не посмотреть самой. Думаю, тебе будет интересно. У меня как раз будет сегодня небольшая, трехчасовая сессия. А затем, я приглашу тебя на ужин куда-нибудь. Как тебе такая идея?

Мне было интересно… и в этом предложении не было ничего опасного.

— Конечно, почему бы и нет, - ответила я. – Лучше один раз увидеть, чем сидеть и говорить об этом. И хороший ресторан всегда подбадривает меня.

=================== Вечером, когда я подходила к двери соседки, я почему-то чувствовала себя виноватой… как будто я шла на просмотр порно фильма и все вокруг знали это и наблюдали за мной.

Кэрол сидела в гостиной с другой молодой девушкой и обе потягивали вино.

— Привет, проходи, - пригласила меня Кэрол. Она представила меня Пауле. – Паула живет недалеко, вниз по улице. Сегодня она будет моей моделью.

Кэрол протянула мне бутылку вина.

— Возьми, налей себе, - сказала она. – Нам надо спуститься вниз, Паула будет готовиться.

Ее студия была потрясающей. Одна часть нижнего этажа была устроена как гостиная, полностью обставлена – софа, кресло, прикроватные тумбочки и кофейный столик. Другая часть была устроена как спальня. Кроме этого, Кэрол удалось даже устроить тут небольшую кухню.

А еще, камеры… Камеры были установлены везде. Фото камеры, видео камеры… и прожекторы, совершенно разных видов. У Кэрол тут было адски профессиональная студия, во всяком случае, в моем представлении.

Паула удалилась в маленькую примерочную, переодеваться и готовиться. Кэрол начала настраивать свое оборудование. Вероятно, это должна была быть фотосессия.

Через несколько минут Паула вернулась к нам, одетая в простое шелковое платье, стоящая на высоких каблуках. Кэрол проинструктировала ее как ей вести себя – как обычная домохозяйка. Я почувствовала себя очень некомфортно, когда она приподняла подол своего платья, демонстрируя трусики. Соблазняющие фотки, так назвала их Кэрол. По мере того, как Паула медленно раздевалась, невозможно было не оценить потрясающую красоту ее тела.

Кэрол фоткала как сумасшедшая, не забывая при этом руководить девушкой: - Ляг на стол… разведи ноги…

Когда Паула сняла свое бра и взору открылись ее твердые груди, я охнула. Мельком я взглянула на Кэрол. Она смотрела на меня странным взглядом. Я покраснела от смущения и стыда.

Паула снова скрылась в комнатке. Когда она вернулась, сложно было поверить, что это все та же девушка. Она полностью преобразилась, превратившись из домохозяйки в типичную девушку-тинейджера, вернувшуюся из школы.

Белая кофточка сидела на ней в облипку и сразу было понятно, что на Пауле нет лифчика. Кроме кофты, на ней была голубая юбка и гольфы, одежда очень напоминающая школьную форму. Ее волосы были стянуты в хвост.

Кэрол направила девушку прилечь на кровать и вскоре нам открылись два полушария соблазнительной попы Паулы, игриво выглядывающие из-под задранной юбки. Ее трусики, развратно терялись в расщелине ее ягодиц. Она была так сексуальна, в этой униформе, что я подумала, что некоторые фотографии наверняка можно было бы признать нелегальными.

Как и прежде, Паула постепенно снимала с себя предметы одежды, один за другим. Должно быть, Кэрол сделала две сотни снимков за это время.

Наконец, после фотосета, они сделали перерыв. Мы вернулись в студию-гостиную и я налила всем вина. Мне было крайне неудобно сидеть рядом с Паулой, на которой остались только белоснежные гольфы. Я заметила, что смотрю на ее огромные груди и ее большие, набухшие соски. Со смущением я почувствовала, как мои собственные соски затвердели и встали. Я не осмелилась связать между собой эти вещи.

— Я предложила Гретхен работу, - сказала Кэрол Пауле. – Но она очень стесняется сниматься голой. Хотя, у Гретхен чертовски красивое тела, как ты думаешь?

— Сессии с ней будут шикарны, - сказала Паула. – Тебе надо попробовать, Гретхен.

Ни за что, я не буду этого делать, - запротестовала я. – Но, я просто под впечатлением от тебя. Ты просто потрясающая! И у тебя такое восхитительное тело. Просто не верится, ты так молодо выглядела во втором раунде. Я даже подумала, что такие фотографии с тобой будут вне закона.

— Ой, нет, не используй то слово в моем присутствии, - засмеялась Кэрол.

Паула снова отправилась переодеться. В этот раз она вышла одетая в высокие кожаные сапоги с острым каблуком, кожаный лифчик… такой узкий, что ее груди просто вываливались из него. Минут десять она позировала с кнутом в руке.

Кэрол высказала предложение. – Я могла бы использовать эту сцену, Гретхен. И тебе бы даже не пришлось снимать свою одежду. Я заплачу тебе сто баксов. Что скажешь?

Сто долларов… не раздеваясь! Выпитое вино слегка ослабило мои внутренние запреты.

— И что мне надо будет делать? – спросила я.

— Подойди, мне надо посмотреть на тебя, - сказала она. Она спустила с потолка короткую веревку и одним концом связала кисти моих рук. Затем она потянула за второй конец веревки и мои руки оказались поднятыми и натянутыми над моей головой.

— Вот и все что нам нужно, - пояснила Кэрол. – Паула будет имитировать сцену в которой она будет наказывать тебя. Тебе надо уворачиваться и показывать иногда легкую боль и страдания на лице. Сможешь?

— Я постараюсь, - ответила я. Не думаю, что мой голос звучал убедительно.

В то время как Паула встала сзади меня, Кэрол, щёлкая камерой, указывала мне двигаться бедрами.

— Двигайся, как будто кнут обжег твою задницу! – кричала она на меня. – Двигайся в сторону… заставь меня поверить, что тебе больно.

Я пыталась выполнять ее указания. Думаю, Кэрол было недостаточно этого. Кажется, она злилась все больше.

— Ты должна изобразить чуточку боли на своем лица, - кричала она. – Все должно выглядеть реалистично. Было бы неплохо если бы ты заплакала.

— Я не умею, - промямлила я. – Отпустите меня… вам нужен кто-то другой, не я.

— Ты вполне подходишь, дорогая, - ответила она. – Тебе нужно немного вдохновения. Поверь, ты потом будешь благодарить меня.

Она кивнула Пауле. Щееелк! Паула ударила и хлыст обхватил мои ягодицы. Я закричала от боли.

— ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ? – закричала я.

Щеееелк! Еще один удар хлыста. Настоящие слезы полились у меня из глаз. Мои бедра и попа двигались в точности как хотела раньше Кэрол… и это не было притворством.

Кэрол снимала в то время как Паула ударила меня раза четыре или пять. Было ужасно больно и… и я плакала как ребенок.

Наконец… наконец это закончилось. Паула помогла мне освободиться от веревки.

— Не могу поверить, что ты сделала это со мной, - всхлипывая сказала я ей, - Этот хлыст на самом деле, очень больно делает.

— Зато я сняла прекрасные картинки! – похвасталась Кэрол. – А ты заработала сто долларов за пятнадцать минут работы. Поможет это справиться тебе с болью?

Я не ответила. В этом она была права… сто долларов. Не плохо за пару ударов по попе.

Но… кое что я не могла осмыслить… Почему мои трусики были насквозь мокрыми!?

=================== Ресторан который выбрала Кэрол, был превосходен. Тихий, спокойный ресторан, специализирующийся на морских блюдах, жаренных, вареных и печеных. Мы вовсе не говорили больше о фото сессии и просто болтали о личной жизни и обычных вещах.

Когда мы вернулись домой, она пригласила меня зайти на бокал вина. Я знала, что уже превысила свою норму, но завтра было воскресенье… Да и вообще, теперь это не важно… ведь у меня нет работы.

Один бокал превратился в несколько, Кэрол продолжала наполнять мой бокал… и он все время оставался полон.

Кэрол вернулась из ванны и села рядом со мной на диван.

— Знаешь, я уверена, что тебе понравилась сегодняшняя фотосессия, Гретхен. Я права?

— Думаю, это было интересно, - ответила я, смеясь. – И Паула мне очень понравилась, она такая милая. Да, очень понравилась.

— Я говорю не про это, - сказала Кэрол. – Я говорю о твоей маленькой роли, которую ты сыграла. Я чувствую, что ты насладилась своей участью больше чем ты хочешь показать.

— Почему ты так думаешь? – спросила я, защищаясь. Мое лицо залила краска стыда. – Кому понравится, когда тебя порят?

Она взяла камеру с кофейного столика и начала фоткать меня.

— Остановись, Кэрол, - засмеялась я. – Ты смущаешь меня. Я не хочу больше фоткаться, особенно когда я не готова. Я выгляжу ужасно сейчас. И в любом случае, тебе будет не продать фотки на которых я в одежде.

— Я могла бы связать тебя той веревкой, - сказала она. – У тебя есть такой взгляд, взгляд жертвы, который порно любители обожают. Пойдем вниз и я свяжу тебя и сделаю еще несколько снимков. И дам тебе еще пятьдесят долларов. Согласна?

— Ты дашь мне еще пятьдесят долларов за то, что свяжешь меня снова? Ты серьезно?

Не смотря на все свои предубеждения, я согласилась с ее предложением. Вино ослабило мою бдительность… и, в целом, сто пятьдесят долларов за день, искушали меня.

— Ты уверена, - спросила я, - Не голой, я буду связана, но в одежде. Это все?

— Да, именно так, - уверила она. – Это не займет больше двадцати минут.

— Хорошо, я готова, - сказала я, - Я сделаю это. Кстати, вы еще не заплатили мне за первую сессию пока. Теперь вы будет должны мне сто пятьдесят баксов. Когда я получу оплату?

— Я заплачу тебе вечером… перед тем как ты уйдешь… обещаю. Этого достаточно?

Спускаясь вниз, я чувствовала как мое тело начало дрожать в ожидании. Я знала, что собиралась нарушить свои собственные запреты. Где-то есть мужчины, которые купят мои фотографии… зачем? Они будут смотреть на меня и мастурбировать? Это было неприлично. И это немного возбуждало.

Кэрол быстро установила свои камеры и настроила свет. Я потянула за веревку вниз. Когда Кэрол была готова, она связала веревкой мои руки и снова подняла их в вверх. В этот раз она подняла меня чуть повыше… мои шпильки едва касались пола.

Она сделала несколько кадров, в то время как я пыталась изобразить даму в беде. Почему-то я не могла заставить себя перестать хихикать.

— Хватит ржать, - оргызнулась на меня Кэрол. – Вот что тебя успокоит, - с этими словами она подобрала хлыст и прошлась по моей попе.

Ошеломленная, кривясь от боли, я застонала: - О, Боже, Кэрол, не делайте этого снова. Пожалуйста, мне так больно! Пожалуйста, оставьте чертовы деньги себе, только отпустите меня. Я не могу так!

Она игнорировала мои мольбы и нанесла еще три удара. Боль была мучительной. Я зашлась в крике, умоляя ее остановиться.

— ОООУУ, БОЖЕ, ПОЖАЛУЙСТАААА, НЕ БЕЙТИ МЕНЯ БОЛЬШЕ! НЕЕЕЕЕЕТ… Я СДЕЛАЮ ВСЕ ЧТО СКАЖИТЕ… ВСЕ… НЕ ДЕЛАЙТЕ МНЕ БОЛЬНО БОЛЬШЕ!

Слезы градом лились по моим щекам, а ягодицы горели огнем.

— ААААУУУУУУУУУУУУУУУУУУ, - завизжала я, когда она хлестнула меня еще дважды.

Она быстро вернулась к камере, продолжая делать фотоснимки моих страданий. Я рыдала не останавливаясь. Чем больше я страдала, тем больше фоток делала Кэрол.

Она подошла ко мне снова. Я начала ныть как маленькая девочка: - Прошу, пожалуйста… Кэрол… пожалуйста, не бейте меня больше… Я сделаю все что Вы захотите… пожалуйста, только остановитесь.

Она расстегнула ремень на моей юбке, позволив ей упасть на пол. Я предстала перед ней в одних трусиках и чулках. На нас была направлена одна из видео камер и я заметила зеленый огонек… камера работала!

— О, детка… Я ждала этой минуты! – прошипела Кэрол. – Я знала, что ты чертовски сексуально, без одежды, с первой минуты как увидела тебя. Твоя щелка… Господи, девочка, думаю, твоя пизда стоит каждый пенни который я собираюсь на тебе заработать.

Я была совершенно потрясена.

— Что вы собираетесь делать? – всхлипывая спросила я. – Я не соглашалась ни на что… Пожалуйста, я умоляю… отпустите меня.

Я не могла прекратить плакать. Игнорируя мои стенания, Кэрол стала трогать меня… трогать меня между ног… Я попыталась ударить ее… чтобы оттолкнуть от себя. Я ухитрилась задеть ее ногой, крича при этом со всей силы. Через секунду, мое восстание было прекращено, веревка натянулась и я зависла в воздухе, касаясь пола только самыми кончиками пальцев ног.

Так я стояла или скорей висела, полная стыда, в то время как она ласкала меня. Она прижалась своим лицом к моей щеке и начала лизать меня, при этом теребя мою промежность и постанывая.

К моему стыду, тело начало отвечать на ее ласки. Я пыталась противостоять, но безуспешно. Она была искушенной… в неописуемом смущении я почувствовала как мои бедра похотливо подстраиваются под ритм поглаживаний Кэрол.

Она опустилась на колени передо мной и ее теплое дыхание ласкало мои бедра. Отодвинув в сторону мои трусики, она еще больше смутила меня, внимательно осматривая мою сочащуюся девочку. Ее язык коснулся коснулся моей щели. Я охнула, бесстыже раздвигая ноги для вторжения ее языка.

— О, Боже, - застонала я, когда Кэрол начала лизать мою мокрую пизду. – Пожалуйста, не делайте этого… отпустите…

— Я знаю, что тебе это нравится, маленькая сука, - прошептала она. – Тебе нравится когда твою пизду лижут, так ведь?

— Оооо, Кэрол… пожалуйстааа…. Пожалуйстаааа… ооох, черт… Ох… Нравится.. пожалуйста, пожалуйста прекратите… оооох… нет… нет, еще… ДАААА! ЧЕРТ ПОБЕРИ!!!! ДАААААА!!! – вскрикнула я, - Вылижите меня, ПОЖАЛУЙСТААААА!!!

Мое тело задрожало в то время как она атаковала мой пульсирующий клитор. Я была на грани оргазма… оргазма от женского языка. Как это могло произойти со мной?

Я перестала просить ее остановиться. Я собиралась кончить… и я не могла отказаться от этого запретного и столь восхитительного удовольствия.

Мои бедра развратно бились о ее лицо, опустошающее удовольствие, такое извращенное и постыдное накрыло меня. Мое тело обмякло, повиснув на веревках.

Кэрол поднялась, ее лицо и губы блестели от моих вязких соков, она приблизилась к моему лицу и поцеловала меня. Я в безумии стала облизывать ее губы, высасывая капельки моих собственных выделений и глотая их.

Наконец, напряжение спало. Она отстранилась, развязывая мои руки. Я упала на пол.

— Поднимайся на верх, когда будешь готова, - сказала она, уходя от меня.

Она выключила камеру и сложив штатив, забрала ее с собой.

Я лежала на полу… случившееся мучило меня… я была изнасилована женщиной и унижена до глубины души. Лежа и мучаясь от стыда, я продолжила унижать саму себя еще больше – я протянула руку и коснулась себя… буквально через несколько секунд я кончила как последняя шлюха.

Наконец я одела юбку и пошла наверх. Трусики на мне были насквозь мокрые… от меня несло животным запахом секса.

Кэрол сидела за кухонным столом и потягивала вино. Не говоря ни слова я прошла мимо нее к выходу. Я не хотела ее денег… я не хотела больше ее видеть.

Дома я свернулась калачиком на софе и расплакалась.

==================== Я проснулась от стука в дверь. Сквозь дремоту я попыталась вспомнить, почему я спала не на кровати. События предыдущей ночи неожиданно обрушились на меня. Или это был плохой сон? Аромат секса говорил мне об обратном.

Вставая чтобы открыть дверь, я почувствовала, что мои трусики прилипли ко мне, как суровое напоминание об унижении от рук сумасшедшей соседки.

На пороге стояла Кэрол.

— Я пыталась зайти к тебе через заднюю дверь, но ты не открыла, - сказала она.

Не ожидая от меня приглашения, она просочилась мимо меня в дом.

— Вот, я принесла тебе деньги, которые должна… сто пятьдесят баксов… и еще двести сверху за сочное видео. Не плохо, а? Триста пятьдесят, меньше чем за несколько часов. Видишь, я же говорила тебе, с твоим телом можно заработать кучу бабок.

Я вздрогнула от этой мысли.

— Послушайте, Кэрол. Простите… я что-то не важно себя чувствую.

— Прости, дорогая. Что случилось? Ты не выспалась?

Я промолчала в ответ и Кэрол направилась к двери.

— Послушай, детка, у меня будет еще одна фотосессия после полудня. Присоединяйся. Паула будет тоже. Сможешь заработать еще сотню-другую.

— Вы изнасиловали меня вчера ночью, - сказала я неуверенно. – Вы связали и изнасиловали меня. И вам следует побеспокоиться…

— Вау! – издеваясь, прервала меня Кэрол. – О чем это ты? Я помню все совсем по-другому. И тебе лучше быть аккуратнее в выражениях, обвиняя кого-либо в изнасиловании. У меня есть видео. Хочешь посмотреть?

Я не хотела смотреть его. Я зна

ла как это выглядело. Совсем не тем чем было на самом деле… я увижу только свою позорную слабость.

Я взглянула на деньги, лежащие на столе и почувствовала себя шлюхой.

Я побежала в ванную и меня стошнило. Без сомнения, это был худший день в моей жизни.

====================== Два дня спустя, после душевных терзаний, я позвонила и пригласила знакомого риелтора. Я выставила свой дом на продажу. Это был конец моим мечтам о тихой жизни вдали от городской суеты.

С большой неохотой я переехала в дом моей мамы. Она встретила меня с распростёртыми объятиями…

Мне не потребовалось много времени чтобы найти новую работу. На самом деле, работа даже оказалась лучше чем предыдущая. И я быстро продала свой дом, хоть это и был очень печальный день для меня. Это был мой первый дом, мой первый шаг к независимости… и я потеряла его. ========================== Моя новая жизнь была скучна и не богата на события. Мне нравилась моя новая работа, но вот личной жизни у меня не было вовсе. Казалось ничего не интересовало меня. Даже свидания не выводили меня из уныния…

Однажды, направляясь в кафе, перекусить, я обратила внимание на стеллажи с газетами. Мне в глаза бросилась картинка на главной странице одной из бульварных газет – женщина порет другую женщину. Не знаю, что случалось со мной… я бросила пятьдесят центов и быстро убрала газету в сумочку. Оглянулась вокруг, посмотреть не видел ли меня кто-то… появившееся чувство вины вновь вернуло меня к жизни.

Вечером, оставшись одна в комнате, я снова достала газету. Долго я рассматривала картину. Мое тело дрожало мелкой дрожью от возбуждения. Я стала листать газету и одно из объявлений привлекло мое внимание.

«Нуждающейся в дисциплине… Позвони мне, Марго… 555-4569»

Я читала и перечитывала эти слова снова и снова. Что-то внутри меня пробудилось. Я чувствовала волнение.

Впервые за несколько месяцев, я довела себя пальцами до сумасшедшего оргазма… Картинка из газеты была катализатором, всколыхнувшим мой мозг.

==================== С вдохновением, которого я сто лет не чувствовала, я спланировала неделю. Соврав маме, что собираюсь поехать с подругой с работы в Атлантик Сити, я забранировала номер в отеле, в нашем городе.

В субботу я провела день, слоняясь по магазинам, ничего не покупая. Пыталась успокоить нервы перед тем как набрать номер из газеты. Около четырех дня, вернувшись в отель, я набрала номер.

Я затрепетала, когда женский голос ответил после первого гудка.

— Да, чем я могу помочь? – спросил голос.

— Да… Ээ.. Можно мне поговорить с Марго? – робко спросила я.

— Это Марго. Я слушаю.

— Да… Я… э… я хотела узнать о стоимости ваших услуг. Я прочитала ваше объявление в газете.

— Вы чувствуете, что нуждаетесь в воспитании? – спросил властный голос. – И вы хотели бы встретиться со мной на следующей неделе… или сегодня?

— Сегодня… эээ… вечером, - прошептала я. – Я буду в городе эти выходные. Я думала, что могла бы встретиться с вами, если это не очень дорого.

— Как твое имя? – спросила женщина.

— Гретхен, - ответила я.

— Ты шлюха, Гретхен?

— Неееет… Я совсем не такая, - ответила я, чувствуя себя оскорбленной. – Простите, я наверное… наверное сделал ошибку.

— Пятьсот долларов, - раздалось в трубке. – Шестьсот пятьдесят, если я приеду. Кстати, в каком отеле ты остановилась?

— В Балтиморе, - ответила я, тут же пожалев о том, что раскрыла свое нахождение женщине.

— Так что, Гретхен? У тебя или у меня?

— Думаю, я вынуждена буду отказаться, - быстро ответила я. – Я не думала, что это так дорого. Я прошу прощение, что отняла ваше время, - я быстро повесила трубку.

После этого я почувствовала себя дурой. Я могла бы позвонить и поинтересоваться о ее цене из дома. Мне вовсе незачем было приезжать в город и останавливаться в отеле.

Выбрав худшее из возможных решений, я переоделась к ужину. Ресторан отеля выглядел элегантно, вселяя чувство изысканности и порядка… то чего я не чувствовала уже давно. В конце концов, подумала я, возможно, поездка в город была не такой уж плохой идеей.

Меня провели за столик и я стала осматривать зал. Я была единственная, кто кушал в одиночестве… и я не переживала на этот счет.

После чудесного обеда, я прошла через лобби в бар отеля. Здесь было всего лишь восемь или девять человек… определенно, не самое горячее место для субботнего вечера. Я села в дальнем конце барной стойки, откуда могла наблюдать за остальными.

Когда я собиралась заказать второй напиток, я услышала приближающийся женский голос: - Это место занято? – спросила женщина.

— Нет… вовсе нет, - ответила я, бросив на нее взгляд.

Она была великолепна… одетая в серый деловой костюм… женщина была похожа на руководителя высшего звена, по какой-то причине, задержавшегося в городе.

Она заказа напиток.

— Я Марго, - сказала она без предисловий. – Думаю, мы говорили сегодня по телефону.

Я не знала, что ответить. Может быть она не поняла меня, по телефону? Я почувствовала себя крайне неудобно.

— Нет, я правильно поняла тебя, - ответила она, как будто читая мои мысли. – Но, у меня свободная ночь и я приехала в даунтаун, познакомиться со смущенной молодой девушкой с окраин. Ты же приехала из пригорода, да?

— Да, да, именно так, - промямлила я. – Но, как вы нашли меня?

— Ну, это было совсем не сложно, - заметила она. – Я знала твое имя и отель в котором ты остановилась… остальное решали деньги. Знаешь, несколько баксов портье… на ресепшене…

— Что вы хотите? – спросила я. – Я уже говорила вам, что не смогу себе позволить…

— А, не волнуйся об этом, - ответила она. – Мне не нужны от тебя деньги. Мне просто любопытно. Ты же не против пообщаться, думаю, - она оглянулась, осматривая помещение, - не похоже на то, что тебя ждала сегодня волнительная ночь тут. Я думаю, нам следует выпить несколько коктейлей… знаешь, за знакомство. Но, если тебе не комфортно, я допью свой коктейль и удалюсь. Ты хочешь, чтобы я ушла?

— Думаю, нет. Я все еще удивлена, что вы проделали путь чтобы найти меня.

— Пустяки, ничего серьезного, - ответила она. – Поверь мне, я рада что оказалась здесь. Ты совсем не похожа на моих обычных клиентов. Они старше чем ты. Сколько тебе, двадцать три, двадцать четыре?

— Да, почти так, - соврала я. – А что вы делаете с… ну… понимаете… эээ…. с клиентами?

— Все что они хотят. Каждый из них уникален. Хотя, по правде говоря, у них есть одна общая черта… они все богатые, или как минимум состоятельные. Деньги для них не проблема.

— Это действительно странно, - недоверчиво сказала я. – Никогда бы не подумала, что богатые люди будут…

— Богатые люди, - задумчиво сказала она, - могут позволить себе фетиши, открыть свои темные стороны. Но, хватит о них. Что насчет тебя? Почему ты позвонила мне? Ты представляешь себе, чем я занимаюсь?

— Нет, не совсем, честно. Знаете, мне на самом деле очень не удобно говорить об этом. Я не извращенка или что-то в этом роде. На самом деле я такая же как все остальные. Думаю, меня просто заинтриговало ваше объявление.

Она заказала нам обоим по бокалу.

— Ты лесбиянка, Гретхен? У тебя когда-нибудь был секс с женщиной?

— Никогда, - вызывающе ответила я, - я гетеросексуальна и я была замужем. Сейчас я в разводе. Почему вы спрашиваете меня об этом?

— А разве не стоит? – ответила она, делая очередной глоток. – В конце концов, ты позвонила женщине, с просьбой заняться с тобой дисциплиной.

В ее словах была неоспоримая логика. Но если бы я была лесбиянкой, думаю я бы знала об этом. Может быть Кэрол думала, что я была лесбиянкой… может быть поэтому она изнасиловала меня.

— Ну так чем ты занимаешься, Гретхен? В смысле, какая у тебя работа? Ты же работаешь, да?

— Да. Я работаю в финансовой сфере. Я скромный работник, мелкая сошка.

— Интересно. Тебе нравится твоя работа? Кто твой начальник, мужчина или женщина?

— Да, мне нравится моя работа… В смысле, она нормальная. Мой начальник мужчина. Но, почему вы спрашиваете об этом?

— Просто любопытно, - ответила она. – Слушай, у тебя есть мини- бар в номере?

— Да, кажется, - сказала я неопределенно. – Да, есть полка с этими маленькими бутылочками… знаете, как в самолете.

— Почему бы нам не отправиться к тебе в номер, там нам было бы комфортнее. Тебе бы хотелось более комфортной обстановки?

— Э… Думаю, да. Конечно, пойдем. Почему бы и нет. Если вы не собираетесь потом выставить мне за это счет.

Она засмеялась.

— Нет, я не собираюсь выставлять тебе счет. Я сказала тебе, я пришла сюда из любопытства. И ты мне нравишься… вот и все.

Когда она слезла со своего стула, я моментально испугалась. Она была как минимум на голову выше меня. Войдя в лифт, я почувствовала себя маленькой и невзрачной стоя рядом с ней.

Чем ближе к моему этажу мы приближались, тем сильнее я переживала. Я не знала, чего ожидать. Собираемся ли мы просто выпить по-дружески или она хочет что-то сделать со мной?

Войдя в номер, я повернулась чтобы спросить ее, что она хочет выпить. Она придвинулась ко мне вплотную, ее руки начали ласкать мои груди через блузку. Я застыла, не в силах пошевелиться. К своему смущения… я была без лифчика. Я знала, что она наверняка почувствовала как затвердели мои соски. Она сжала их между пальцем, покрутив их до тех пор, пока боль не стала мучительной. Я хотела оттолкнуть ее… но не стала делать этого. Я стояла, терпя боль до тех пор, как из глаз потекли слезы.

— Почему вы делаете мне больно? – пробормотала я.

— Чтобы ты знала, кто из нас главный в этой комнате, - сказала она. – Ты поняла?

— Да, - прошептала я. – Но вы не должны…

Она снова сжала мои соски.

— Пожалуйста, - прошептала я, - Я прошу прощения… если обидела вас, я прошу прощения.

Она пересекла комнату и села на одно из двух мягких кресел. Я в смущении осталась стоять… не зная, что она ожидает от меня. Меня захватывали противоположные чувства. Я была напугана… и возбуждена. Я не знала почему. Что не так со мной?!

Она сняла свой пиджак… ее блузка была настолько прозрачной, что я отчетливо могла видеть ее грудь, огромную, настоящую и ее темные ореолы, настолько большие я видела впервые в жизни.

— Подними, - приказала она. Я быстро подняла пиджак и повесила его на вешалку.

— Тебе нравятся мои груди? – спросила она.

— Я… Думаю да, - смиренно сказала я.

— Тебе должны они нравится. Ты не отводишь от них глаз, с тех пор как я сняла пиджак.

Я тряхнула головой, чувствуя вину… вину за то, что похотлива разглядывала ее… ее грудь.

— Скажи мне, Гретхен… твоя мать порола тебя когда ты была маленькой?

— Нет, никогда, - всхлипнула я. – Она никогда не трогала меня. Она была строгой но никогда не наказывала меня физически.

— Тебя когда-нибудь пороли? – снова спросила она. – Учительница… или кто-нибудь еще?

Я подумала, что она задает странные вопросы. К чему они? Но, я вдруг окунулась в воспоминания… кое-что о чем я не думала годами. В старших классах…

— Когда я была выпускницей, была учительница, которая порола меня, - тихо сказала я. – Кажется это было так давно… я даже не помню почему она наказывала меня. Должно быть я делала что-то неправильно.

— Так это была женщина, учительница, которая порола тебя, так? - сказала она.

— Да… Миссис Албрайт. Она была новой чительницей… молодой… и очень симпатичной. Она была моей любимой учительницей в тот год. Мне нравились ее уроки. Я не могу вспомнить почему она...

— Как она порола тебя, Гретхен? Ты стояла у доски… или она клала тебя к себе на колени?

— На колени… - память частично возвращалась ко мне. – Я лежала у нее на коленях и она… она… задирала мою юбку и шлепала меня ладонью. И затем… - я замялась, не в силах продолжить.

— И что затем? Ты хотела сказать что-то еще. Что?

— Она была потом очень добра ко мне. После порки она извинялась. Она говорила мне, что очень сожалеет что наказала меня. Моя попка была вся в огне и она гладила ее, аккуратно, все время приговаривая, что ей очень жаль.

— Что еще она говорила? Говорила ли она тебе, как хороша твоя попа… какая она мягкая и круглая… как симпатично и привлекательно она выглядит?

— Да… да, она говорила это! Откуда… откуда вы знаете? Она гладила меня до тех пор, пока следы от порки не исчезали. Ласкала и гладила меня аккуратно… ее пальцы двигались вниз… вниз, между моих ягодиц… О, Боже мой… Я вспомнила… Ее пальцы проскальзывали вниз, в мою…

— Она трахала тебя пальцами, правда, детка. Она доводила тебя до оргазма… оргазм в во18 лет лет. Это должно было быть восхитительно… молодая учительница, которую ты обожала, доставляет тебе удовольствие, которого ты еще никогда не получала раньше. Она заставляла тебя кончать!

— Оооо, Боже… да… да… так и было. Как я могла забыть это? Ее пальцы ласкали мою щелку. Это было так грязно… мама бы сошла с ума от ярости если бы узнала об этом. Я никогда никому не рассказывала… ни маме, ни кому-нибудь еще, потому что… потому что, я хотела чтобы она делала это… Я хотела чтобы она ласкала меня пальцами. Я делала что-нибудь плохое чтобы она трахала меня пальцами снова и снова. Лежать на ее теплых коленях… кончать… Боже, как я могла об этом забыть!?

— Ты плохо вела себя сегодня, Гретхен? Ты сделала что-нибудь, за что тебя следует наказать?

Это было невероятно. Вдруг обрести воспоминания… вернуть глубоко спрятанные в подсознании картинки из моей юности… и вдруг, снова почувствовать себя маленькой девочкой…

— Да, - прошептала я. – Я плохо себя вела сегодня.

— Подойди сюда, Гретхен… ляг мне на колени. Ты была плохой и тебя следует наказать.

В точности, как когда я была подростком. Я легла к ней на колени, чувствуя как властные руки, аккуратно касаются моих бедер… задирают юбку и… и… удар, жалящий хлопок открытой ладонью по моей заднице.

— Я исправлюсь, мисс Марго, - сказала я, дрожащими губами, - Я не…

Удар. Снова и снова. На моих глазах навернулись слезы и стали капать со щеки на пол. И когда она наконец остановилась, я лежала на ее коленях в ожидании…

— Прости, мне пришлось наказать тебя, Гретхен. Но, ты вела себя сегодня дурно. А теперь твоя симпатичная маленькая попка стала такой красной…

Она ласкала меня, успокаивающими, мягкими прикосновениями. Пальцы пробегали вверх и вниз по моим полушариям… медленно, потихоньку, раздвигая их и двигаясь глубже… глубже…

— У тебя шикарная попа, Гретхен. Такая круглая и твердая… и достаточно влажная для того чтобы мои пальцы проникли в твою гладко выбритую щелку… почувствую, дорогая… чувствуешь, как мои пальцы трахают тебя? Такая прекрасная попка у такой грязной маленькой девочки.

Пальцы раздвигали мои ягодицы и сжимали мой лобок…

— Ммммммммм, - застонала я когда ее палец легко соскользнул в мою киску. Я шире раздвинула ноги…

Она легко касалась моего клитора.

— Ооо, Боже… ммммм… пожалуйстаааа, - стонала я голосом маленькой девочки… - трахайте меня как следует за мои проступки, Мисс Марго. Трахайте меня… пожалуйста.

Мой оргазм был такой сокрушительный, что я почти рухнула с ее колен. Она держала меня за талию, в то время как я насаживалась на ее пальцы. Удовольствие было таким изысканным и почти болезненным.

— На колени, - приказала Марго.

Я сползла с ее колен и покорна встала на колени перед ней. Не спеша, она раздвинула свои ноги, одетые в нейлоновые чулки… я отлично видела ее плотные белые трусики.

— Ты хочешь быть хорошей девочкой и полизать мою пизду, правда, Гретхен? Ты хочешь доставить мне удовольствие, делая при этом плохие вещи, да?

— Даааа, Мисс Марго!

И впервые в моей жизни, я наклонила голову между бедер девушки… ее женственный аромат усилил мое желание удовлетворить ее… так плохо.. в тайне от мамы…

Неумело, я принялась вылизывать ее с остервенением… пытаясь довести ее до оргазма… извлекая из нее мяуканье и стоны как у кошки. Я превзошла ее ожидания… вылизывая ее начисто и заставив кончить второй раз…

— Ты была великолепна, - сказала она, поднимаясь чтобы одеться. – Это мне следовало заплатить тебе. Большинство моих клиентов такие неприятные… с тобой у меня был лучший секс за последнее время.

Я все еще была в похотливом состоянии. Ее трансформация из моей госпожи в мою подругу, шокировала меня.

— Мы встретимся снова как-нибудь, - сказала она – Я вполне довольно этим вечером. И ты тоже, правда?

— Мм.. да, думаю, да. Теперь мне понятны многие вещи. И вы оказались очень приятной женщиной.

Она взяла меня за волосы и запрокинула мою голову.

— Ты помнишь, кто из нас главный, Гретхен? Мы не друзья. Мы поняли друг друга?

— Дааааа, - ответила я возбужденно. И я была рада, что она прочертила линию между нами… друзьям нет дела, насколько я плохо себя вела…

— ----------------------- В следующий выходной я оказалась в такси перед домом Кэрол. Побуждение вернутся сюда было непреодолимо… вернутся в дом со студией стыда.

Я знала, что не стоит мне выходить из машины… ради чувства безопасности и уюта, мне следует плюнуть на эту дорогую поездку и вернутся немедленно в дом моей матушки.

Машина уехала. Водитель получив оплату, быстро уезжал восвояси… оставляя меня стоять здесь, где я не должна была быть.

Я позвонила в звонок, мечтая оказаться в каком-нибудь другом месте. Я услышала шум внутри… о Боже, она была дома…

— Гретхен, - ее знакомый голос донесся до меня. – Что ты тут делаешь, девочка? Ладно, не важно… заходи… заходи. Выглядишь отлично, детка!

— Я просто подумала, что мне стоит заехать и посмотреть как вы тут поживаете, - запинаясь сказала я. – Давно я тут не была… пять или шесть месяцев? Вижу, мой старый дом выглядит неплохо. Рада, что новые хозяева заботятся о нем.

— Ага, новые соседи, - сказала она. – Уже не совсем новые. Переехали сразу после твоего отъезда. А ты… ты уехала даже не попрощавшись.

— Знаю… Прошу прощения. Просто… то что случилось, я не поняла. Я была напугана и обижена.

Я смотрела как она наливает вино. Ее тело было точно таким как я помнила. Точеная фигура…

— Я подумала, что ты зла на меня почему-то, - сказала она. – Ну, здорово снова тебя увидеть. И тебе все так же нравится это вино. Хочешь еще?

Конечно, почему бы и нет. Ну, так какие у вас планы на сегодня. Намечается ли фото сессия?

— Нет, сегодня никаких картинок, - ответила она. – Сегодня день трусиков.

— Трусиков? Не понимаю…

А, прости, - сказала она. – Ты съехала и я не успела вовлечь тебя в мой бизнес трусиков. Жаль… это доходное предприятие.

— И что же это за бизнес… Какого рода…

— Я продаю ношенные трусики через мой сайт. Знаешь… Мужчины, в основном мужчины, заказывают грязные трусики у меня.

— Как отвратительно, - сказала я.

— Зато это помогает платить по счетам, - ответила она. – Это очень прибыльно. Ну так, где ты теперь живешь? Купила другой дом или перебралась в город?

— Пока я живу с мамой, - пробормотала я, - я еще не собралась с духом… Может быть, куплю другой дом… Я не знаю.

— Можешь переехать ко мне, если устанешь от своей мамы, - усмехнулась Кэрол, - у меня куча комнат. В качестве оплаты, могла бы покупать нам еду...

— Я приехала сегодня еще по одной причине, - неуверенно сказала я. – В последний раз когда я была здесь… кое-что случилось… ну… внизу… помните? То, что вы делали со мной?

— Конечно помню. И что насчет этого? Ты же не собираешься снова ныть про изнасилование? Ты же знаешь…

— Нет, нет, совсем не про это, - перебила ее я. – Тогда я еще не понимала… почему я так реагировала. И я прошу прощения за все обвинения, которые я высказала на следующий день… Я выяснила, что оказалось, что есть причина почему я так вела себя… почему я кончила тогда… ну, во всяком случае, я думаю, я нашла причину.

— Серьезно? Ты уверена, что это не потому что ты похотливая шлюха? Лучше молчи… сейчас ты начнешь рассказывать мне про всякую фигню, случившуюся в твоем детстве… типа, «моя мама сделала меня такой». Слушай, девочка… Думаю, при удачных обстоятельствах и правильном подходе, я заставлю обкончать свои трусики девять девочек из десяти. Поверь мне, у меня есть опыт, так что не морочь лучше себе голову всякими бредовыми теориями…

«Может быть я не права» - подумала я про себя. «Может быть права Кэрол… может быть я всегда была шлюхой и моя учительница в старших классах заметила это во мне». Я запуталась еще больше чем раньше.

— Так значит, чувствую, ты пришла ко мне как подруга – саркастически сказала она. – Ты пытаешься разобраться в том, что произошло пять месяцев назад… чтобы осознать почему ты вела себя так, а не по-другому. Вот что… послушай меня, девочка. Я думаю, ты скрытая шлюха… тебе нравилось это и тебе нравится это сейчас. Знаешь… ты выводишь меня из себя… я должна…

— Должна что? – спросила я. – Сделать это со мной снова? Вот что вы собирались сказать, да? Однажды оступилась и теперь шлюха навсегда… вы такого мнения обо мне?

Я не собиралась набрасываться на нее в подобной манере. Я просто собиралась разобраться в себе, поговорить по-хорошему…

Кэрол схватила меня за волосы, запрокинула мою голову, а затем, буквально потащила меня вперед… вперед, в ее студию.

Она не была галантной… Отнюдь! Я трусила за ней, стараясь ослабить боль от натянутых волос.

— Пожалуйста, Кэрол, - просила я, - я не хотела ничего такого сказать. Я прошу прощения… пожалуйста, отпустите меня. Я навсегда исчезну из вашей жизни.

Она привела меня за волосы в центр комнаты, прямо под ужасно знакомую мне, свисавшую с потолка веревку.

— Пожалуйста, - умоляла я ее… - не делайте ничего со мной. Только не снова. Я не могу вынести этого… пожалуйстаааа.

В мгновение ока я была связана, мои руки растянуты высоко над головой, а мое тело было беззащитно для любых действий Кэрол.

— Послушайте, Кэрол, - попыталась я остановить ее. – На этот раз вы действуете против моей воли. Если вы злитесь, остановитесь и подумайте минутку. Не делайте то, о чем потом будете сожалеть. Возможно, в первый раз я была виновата сама… но не сейчас…

Она игнорировала меня! Мне становилось страшно… я была реально напугана. Я не хотела, чтобы меня снова били…

Кэрол исчезла в комнате для переодевания на минуту… а затем появилась со стеком в руке.

— О, нет, Кэрол… Пожалуйста, только не это… Не бейте меня… я не вынесу… пожалуйстааа.

Она сорвала с меня юбку. Удар!... стек хлеснул меня по попу. Боль была сокрушительная.

— ОООО, БОЖЕ… ПОЖАЛУЙСТАААА… НЕЕЕТ….

Удар… удар…

— ААААААААААЙЙЙ!!!!!!!!!!!!! – пронзительно закричала я. – ПОЖАЛУЙСТААААА… НЕ НАДО… БОЛЬШЕ НЕ НАДО!!!! Я НЕ МОГУ!!! ТАК БОЛЬНО!

Я зарыдала, не в силах сдерживаться. И когда я уже думала, что не выдержу больше боли, она остановилась. Я чувствовала, что она стоит за мной… ближе, ее рука проникла между моих ног, а другая рука начала массировать мои горящие ягодицы. Даже ее прикосновения были болезненные…

— У тебя такая прекрасная жопа, - услышала я ее дыхание у себя на шее, - такая прекрасная жопа. Мы сможем заработать вместе много денег, ты и я. Ты же не возражаешь, что я трогаю твой зад, Гретхен? Будешь ли ты против, если я поцелую… вылижу ее?

Нагнувшись, она прикоснулась губами к рубцам оставленным стеком. Ее губы были такие нежные. Неожиданно, ее язык резко вторгся в расщелину между моих ягодиц и начал ходить по ней вверх и вниз… так успокаивающе…

Меня бросило в жар, впервые я почувствовала как влажный язык женщины проникает между моих половинок попы, лижет меня так бесстыдно… порхает вокруг моего ануса…

— Оооох, - выдохнула я в изнеможении, жаркая волна удовольствия окутала мое тело.

Продолжая лизать мой анус, она погрузила в мою щель сперва один палец, затем два… прямо в мою дырочку. Я жаждала этого…

Я висела, купаясь в волнах удовольствия в то время как она вылизывала меня сзади и трахала спереди мою щель, держа меня на краю оргазма. Внезапно, она отодвинулась от меня!

— Пожалуйста! – умоляла я… - Пожалуйста, Кэрол… потрахайте меня. О Боже, не оставляйте меня так… Я была такой плохой девочкой… Я умоляю… выебите меня… я такая шлюшка…

Она ушла к своим камерам и начала фотографировать меня. Я висела, сгорая от стыда. Мои бедра подергивались от напряжения… я похотливо раздвигала ноги, стараясь привлечь Кэрол, чтобы она позволила мне кончить.

— Так ты была плохо девочкой, - издеваясь сказала она, - Скажи на камеру, насколько плохой ты была. Скажи, как сильно ты хочешь чтобы я вылизала твою пизду. Говори, сука!

— Пожалуйста, - взмолилась я. – Пожалуйста, трахни меня. Я была очень плохой… я думала о девушках, я хотела их… делать вещи… грязные вещи…

— Каких девушках, - спросила она, продолжая запись.

— У… уу, об официантках, когда я завтракала… о своей коллеге Минди… ох… Дженни, маминой соседке…

— Ты грязная шлюха, так ведь? – сказала она, продолжая снимать меня. Затем она оставила камеру работать, а сама опустилась на колени передо мной, зарывшись у меня между бедер… В восторге я застонала от ее вторгающегося языка.

Я бесстыдно трахала ее лицо, стремясь достичь ускользающий оргазм… избавляющий от всей моей гордости и оков. Оргазм, который подтвердит мой новый статус плохой девочки… навсегда... и навеки откроет мне путь к удовольствию, удовольствию, которое моя мама никогда бы не приняла.

Я закричала в экстазе… наконец я достигла пика и этот определяющий оргазм пришел. Я кончала, наполняя жаждущий рот Кэрол соками, мое тело дрожало…

Кэрол вытерла свои губы о мою блузку, развернулась и ушла наверх, оставив меня висеть. Я не понимала… ========================= Не знаю, как долго я была там. В конечно счете, она вернулась и развязала меня. У меня отекли ноги… Словно мешок я упала на пол. И снова я была одна, Кэрол ушла.

Немного позже, я смогла встать. Поднимаясь по лестнице я больше не испытывала желания анализировать свои поступки. Наверняка, Кэрол была права.. я шлюха и всегда была ею.

Кэрол лежала на софе в гостиной. В тусклом свете комнаты, я могла разглядеть ее потрясающее тело, растянувшееся на диване. Она было только в трусиках, широко раскинув ноги, определенно приглашая меня…

— Иди сюда, дорогая, - проворковала она. – Сделай кое-что для меня.

Я медленно приблизилась к ней… встала на колени и опустила голову межу ее ног. Ее щель была такой манящей… она созрела и ее нужно было скушать…

— Ты не скажешь моей маме, - спросила я ее голосом маленькой девочки. – Не скажешь ей какой грязной я была? Ты же не скажешь ей, да?

— Я твоя новая мама, - сказала она и развела свои нежные бедра. – Постарайся для мамы.

Я слышала гудение камеры… камера была установлена и в гостиной. На секунду отодвинувшись от ее киски, я посмотрела прямо в объектив. Стыд который я испытывала был подобен теплому одеялу. Он был сплетен моей мамой и моей любимой учительницей, давным-давно.

Теперь мне было совершенно ясно… извращение было единственным истинным удовольствием. Жизнь полна удовольствий - сказала бы мама. Ей стоило бы посмотреть на меня сейчас… * author little miss blair © copyright 2006

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 4263
Скачать

Комментарии

0