Вопреки моей воли

Вопреки моей воли

Пeрeвoд, oригинaл: «Against my will» byLittlemissblair© 2002

* * * * * Когда я бросила колледж из-за свадьбы, все, родственники, друзья, моя мама, все говорили мне что я сделала ужасную ошибку. Они были правы. К сожалению, когда тебе двадцать ты настаиваешь на том, что имеешь право НЕ слушать умные советы и как свойственно молодежи, делаешь глупость, граничащую с полным отсутствием здравого смысла.

Через девять месяцев я развелась, осталась без работы, без образования, и жила с моей мамой. Это был словно дурной сон… застрять в маленьком городке, который я поклялась покинуть, как только стану взрослой. И вот, я вдруг обнаружила себя в безвыходной ситуации.

Я приходила в уныние, вспоминая свои школьные дни. Это были золотые деньки, когда я была популярна, когда я сама высоко ценила себя. Мои друзья были абсолютно уверены, что мне все по плечу, что я выберусь из скучной деревенской жизни и мои стремления к успеху сбудутся. Как я могла потерпеть такой крах?

Моя мама настолько сильно переживала за меня, что переборов гордость, обратилась за советом к старому другу семьи, мистеру Льюису. Он был владельцем единственного банка в округе, чрезвычайно богатым и не выносящим неудачников.

Удивительно, но он открыл позицию в банке, специально для меня… жест доброй воли который удивил даже мою мать. Она решила, что такой несвойственный ему поступок, имеет под собой скрытые мотивы. Она даже предположила, что возможно он будет сексуально домогаться до меня.

Ее страхи не сбылись. На деле он относился ко мне по-отечески и наши отношения скорее были похожи на отношения дедушки с внучкой, чем на отношения начальника и подчиненного.

Поскольку я нравилась старику, довольно скоро я стала главным кассиром банка, самым молодым главным кассиром за всю историю организации. Для нашего небольшого поселения, такая должность была чрезвычайно престижной. Ко всему прочему, он платил мне больше чем кому-либо в банке, даже больше чем он платил сотрудникам, работающим на него долгие годы.

Наверное, лучше всего описать мою жизнь двумя словами – я отлично устроилась… Покупка маленького домика помогла мне изменить мое отношение к тому факту, что я осталась в родном городе. Кроме этого я была благодарна судьбе за то, что моя жизнь не была загублена роковой ошибкой. Также я была рада уважению общества, выказываемое по отношению ко мне и позиции, которую я занимала, это уважение было мне крайне приятно.

Постепенно я становилась похожа на свою мать… ненавидящую изменения. Не совсем осознавая это, я становилась консерватором, как в личной жизни, так и во всех других аспектах.

Я хорошо помню тот день, когда мистер Льюис сказал мне, что он продает банк. Я впала в депрессию на долгое время. Я знала, что у него не было выбора, что большой банк из Чикаго протянул свои щупальца в нашу отдаленную местность и соперничать с ним нашему банку было не под силу.

В последний рабочий день мистер Льюис рассказал мне, что банк теперь будет являться филиалом Первого Национального Банка Чикаго. Он сказал, что они пришлют менеджера из головного офиса… некоего мистера Тони Габриэль, для того чтобы он возглавил банк. Мистер Льюис ничего не знал об этом Тони.

Помню тогда я думала о том, как буду вероятно ненавидеть этого парня… шишку из большого города, «всезнайку», которому абсолютно чужды ценности небольшого городка и который вряд ли вообще их захочет узнать. Для него это будет просто еще один шажок по карьерной лестнице в большой корпорации.

Уверена, картина моей жизни к этому моменту была чертовски скучной. Но, верите или нет, я привыкла и была счастлива простоте жизни в маленьком городе. Вот почему я была подавлена и полна страха в преддверии приезда менеджера, который, вероятно, все изменит.

Работа с финансами в провинции, полна удовольствия для молодой женщины вроде меня. Банковская сфера порождает ауру торжественности и респектабельности, особенно если в банке вы занимаете не последнее место, а должность вроде моей, Старшего кассира. Теперь же я была полна страха потери комфорта, статуса, спокойствия.

Мистер Льюис однажды отказался представлять лицо банка и выбрал для этого меня, выделив мне время для посещения и участия в сборах Торговой Палаты и других городских заседаниях. По сути, все эти внеплановые активности и были моей социальной жизнью. Я была уверена, что новый менеджер заберет все эти обязанности у меня… слишком уж положительно выглядят в любом резюме выполнение таких обязанностей.

Помню день, когда я вернулась после ланча, после очередной встречи в Торговой Палате. Марсия, одна из моих кассиров, встретила меня у двери.

— Новый менеджер здесь, - прошептала она. - И… ты не поверишь! Тони – женщина! Тони. Понимаешь?

— Что? - выпалила я, - Женщина? Вау! Мы этого совсем не ожидали, вот ведь…

Марсия шла за мной пока я спешила к своему столу.

— Она срочно хочет тебя видеть, - нервно сказала Марсия. - Она знает твое имя и вообще… Лучше бы тебе сразу идти к ней в кабинет.

Я положила свой кошелек в ящик стола и направилась в офис менеджера.

Марсия окликнула меня, - Кэтти, подожди минутку. Мне надо сказать тебе кое что прежде ты зайдешь туда. — Что? Говори, - огрызнулась я, чувствуя себя на грани нервного срыва и поэтому злясь на Марсию.

— Она назначила меня на должность Старшего кассира, - выпалила Марсия. - Она сказала мне… что теперь я занимаю твою должность.

Я застыла на месте.

— Что? - промямлила я. - Что она сделала?

Марсия повторила. — Она сказала что-нибудь еще? - обреченно спросила я. - Чем буду заниматься теперь я?

— Нет, не сказала Кэтти. Прости. Это все что она сказала мне.

Мое сердце начала колотиться. Первая мысль была…они собираются меня уволить чтобы сократить расходы. Это был самый очевидный вывод… Я была слишком высокооплачиваема….

Я чувствовала себя полностью сломленной. Где я найду работу в этом городе? Какая еще работа принесет мне такой же статус и те же деньги как эта? Да и что я умею делать? Я была напугана.

— Зайдите, - услышала я женский голос.

Зайдя в кабинет, на секунду я совершенно забыла о своих дурных предчувствиях. Меня поразил внешний вид девушки. Она определенно была городской леди и такой молодой, такой красивой… потрясающей. Она была безупречно одета… такую одежду нельзя было купить в округе. Неожиданно я почувствовала себя неуклюжей и уродливой… второсортной.

Ее голос вывел меня из оцепенения:

- Присаживайтесь, Кэтти, - вежливо приказала мне она, указывая на кресло напротив ее стола. - Выглядите прямо как на фотографии.

Она заметила мое удивление.

— Помните, мы присылали фотографа сюда, три месяца назад? Знаете, он делал альбом для банка.

— Ах да, вспоминаю, - ответила я улыбаясь. - Но, я не помню чтобы он фотографировал меня.

— Да, он сделал несколько снимков с вами, где вы у себя за столом. Он работал скрытно. И охарактеризовал вас как крайне симпатичную и очень фотогеничную женщину. Видите, у вас есть поклонники.

Я натянуто улыбнулась, не уверенная как себя следует вести в такой ситуации.

— Уверена, Марсия уже сказала вам, что я назначила ее старшим кассиром, - тихо сказала она. - Она неплоха, чертовка. Может быть слишком молода для этой позиции, но шестое чувство подсказывает мне, что она справится. Вы согласны?

— А что насчет меня? - еле слышно спросила я. - Я уволена?

— Уволена? - она рассмеялась. - Конечно, нет. Вы поэтому так напряжены? Выглядите как напуганная маленькая школьница. Нет, вы не уволены. Я назначаю вас своим персональным помощником.

Я почувствовала такое облегчение, что дальнейшие слова своей новой начальницы пропустила мимо ушей.

— Что? - очнувшись, спросила я. - Простите, я прослушала.

— Я говорю, что по моей информации вы зарабатываете 25 тысяч в год… правильно?

— Да, - ответила я. - Предыдущий владелец был очень щедрым.

— Хорошо, - сказала мисс Габриэль. - Как насчет 50 тысяч в год?

Я была ошеломлена. 50 тысяч. Я отлично жила на свою зарплату… а она собирается удвоить ее! Я не знала, что сказать.

— Согласны? - спросила мисс Габриэль.

— Да… да, конечно, - ответила я. - Но, не слишком ли это много? Я не уверена, что подхожу для работы, за которую столько платят. Вы знаете, за такие деньги вы можете нанять любого.

— Да, я понимаю это… Кэтти… и я благодарна за вашу честность. Но, я хочу вас... и да, вы подходите, потому что я знаю, что вы способны учиться. Именно это я ожидаю от вас. И конечно, полного подчинения… будете выполнять именно то, что я скажу вам, не задавая лишних вопросов. Некоторые ваши обязанности не будут связаны с банковской деятельностью, но я ожидаю от вас полного принятия и согласия в выполнении этих обязанностей по мере их появления.

Я едва слышала ее слова о запросах и ожиданиях, поглощённая мыслями о большой зарплате. — Ты сможешь справиться с такими требованиями, Кэтти? - ее вопрос, заданный жестким голосом, вывел меня из оцепенения.

— О, да, да… Я смогу, да, мисс Габриэль. Все что вы скажите… Я буду стараться изо всех сил… Я буду стараться изо всех сил стать вашим лучшим помощником!

— Хорошо, - сказала она, выпроваживая меня из своего офиса. - Мне надо будет сделать некоторую перестановку в офисе, под себя. И я хочу, чтобы у тебя был свой кабинет, потому что… ну, возможно тебе нужно будет личное пространство. Ты согласна?

— Да, и снова спасибо вам, Мисс Габирэль.

Свой кабинет! Я не могла поверить, как развернулись события. И деньги... И я хотела побыстрей заполучить свой кабинет, и я едва могла сдержаться от восторга!

______________________________________

Мисс Габриэль была очень терпелива, объясняя мне мои задачи. Работать с ней было одно удовольствие. Она даже позволила мне продолжить представлять банк на местном уровне.

При этом, она оставалась городской девушкой и старалась проводить в Чикаго как можно больше времени. Она сняла небольшую квартиру, но все выходные ездила в Чикаго, иногда возвращаясь лишь ко вторнику или среде следующей недели.

Довольно часто она говорила о своей прекрасной квартире в Чикаго по которой так скучает. Я была практически уверена, что мисс Габриэль не собиралась надолго задерживаться у нас. Я начала представлять свою следующую должность – Менеджер Банка! Возможно мои школьные друзья были правы и мне суждено было достичь большого успеха. Что и говорить, я была на вершине мира.

В один прекрасный день, мисс Габриэль позвала меня в свой офис. Обсуждая разные вещи, мы пришли к обсуждению моего гардероба. Она была категорична в своей оценке и посоветовала мне пересмотреть свой стиль. Я уверила ее, что займусь этим.

В этот же день, чуть позже, она позвала меня снова.

— Послушай, Кэтти, я думаю, здесь ты вряд ли найдешь одежду, которую я бы тебе посоветовала носить. У меня есть идея. Почему бы тебе не съездить со мной в Чикаго в эти выходные… Нет, мы не будем ждать выходных. Отправимся в пятницу утром и отведем на шоппинг вечер пятницы и всю субботу. Что скажешь?

Я сказала, что идея отличная. Я не была в Чикаго уже очень давно. С моей новой зарплатой я вполне могла позволить себе дорогие магазины, которые посоветовала мне мисс Габриэль.

---------------------------------------------------

Вечером я отправилась в гости к маме, чтобы забрать чемодан. Мама разговаривала по телефону, когда я вошла. Судя по диалогу, скорее всего она пыталась тактично отвязаться от слишком рьяного ухажера, пытающегося пригласить ее на ужин.

— Кто это был? - спросила я, когда она повесила трубку.

— Да так, познакомились на вечеринке у Беверли Джэксон, на прошлой неделе. Всегда она устраивает такие вечера и знакомит людей. Я уже говорила Беверли, что сама могу разобраться с кем встречаться… просила ее прекратить ставить меня в неудобные ситуации. Но, она не слушает. У нее хорошие намерения, конечно…

— Да, но я не понимаю, почему ты больше не встречаешься, мама. Посмотри на себя… каждая женщина в этом городе завидует тебе, как ты выглядишь, твоей финансовой свободе. Ты одна из самых красивых женщин нашего округа… Могу поспорить, у тебя не было даже трех свиданий после смерти отца, а прошло ведь уже два года.

— Это не твое дело, так ведь? - огрызнулась она.

— Не мое, наверное. Слушай, я собираюсь в Чикаго в эти выходные со своим боссом. Мне нужен чемодан. Чемоданы все еще в подвале, я посмотрю?

Не дождавшись ответа я спустилась в подвал и выбрала один чемодан.

— Зачем ты едешь в Чикаго? - спросила мать, когда я поднялась по лестнице. - Раз ты едешь со своим боссом, это должно быть деловая поездка, так?

— Нет, мам. Вообще-то мы едем пройтись по магазинам. Может быть тебе тоже что-нибудь купить?

— Да нет, не стоит. Кстати, я как-то останавливалась у банка недавно. Думала, что может быть ты освободишься и покушаешь со мной. Тебя как обычно не было на месте… Однако, я видела твою начальницу, разговаривающую с клиентом. Она выглядит первоклассно… такая красивая. Тебе она нравится?

— Да, мне очень нравится с ней работать, мам. И я уже рассказывала тебе, сколько я зарабатываю теперь. Сейчас все складывается шикарно для меня.

— Ну хорошо, я рада за тебя, дорогая. Хорошей поездки в город. Береги себя. _____________________________________

В пятницу утром, мисс Гэбриэль подъехала к моему дому рано… около шести утра. Она была на красивом Мерседесе, кожаный салон, абсолютно экстраклассная тачка.

Я еще никогда не видела ее не в деловой одежде. Она была одета сейчас в светло голубой топ, с бретельками через шею и шорты. Господи, у нее было потрясающее тело… было сложно поверить, что в свои тридцать она еще не была замужем.

Как только мы выехали на хайвэй, она догнала спидометр до 145 км/ч и кажется не сбавляла скорость до самого Чикаго. Обычно я испытываю страх от быстрой езды, но, удивительно, в этот раз я совсем не волновалась. Она была так уверена в себе и так мастерски управляла машиной, что мне даже не пришло в голову переживать.

Ее кондо оказалось абсолютно прекрасным… как она и описывала его. Определенно, это место было не из моего мира. Верхний этаж, устремляющийся в небо, четыре комнаты, не считая гостиной, панорамные окна во всю стену, от пола до потолка, с трех сторон комнаты. Огромные окна везде. А вид… особенно на озеро Мичиган. Было неудивительно почему она возвращается сюда каждые выходные. Мне было любопытно, как она могла себе все это позволить.

Мы передохнули, ожидая пока портье принесет наши сумки. Портье! Я не могла в это поверить. Боже мой, это было взаправду.

Мы прибыли как раз вовремя, чтобы успеть позавтракать в шикарном ресторане… еда была изысканной. Мисс Габриэль заказала для нас двоих, так как я полностью доверилась ей, потому что меню было для меня необычным.

Она сочла это милым и невинным. А я была смущена. В любом случае это был прекрасный ланч и после нескольких бокалов вина, мы отправились в лучшие магазины города.

Шоппинг с мисс Габриэль был, не знаю, как сказать, очень странным для меня. Я была просто шокирована. Она начала с выбора одежды для полного обновления моего гардероба. Она спрашивала, согласна ли я с ее выбором, но спрашивала тоном, не терпящим никаких возражений.

Когда она настаивала оплатить все выбранное, я яростно протестовала. Я пыталась сказать ей, что могу полностью оплатить всю мою одежду. Она сказала мне, что это бонус за отличную работу.

К счастью, я была согласна почти со всем что выбрала она. Правда я не была уверена, что смогу носить что либо из этого в маленьком консервативном городке. По большей части, ее выбор был экстремально вызывающим, на грани дозволенного… особенно коротенькие юбки, блузки с большим вырезом и свитера.

Соглашаясь, я чувствовала себя как маленькая девочка в лавке сладостей, а не как двадцатипятилетняя порядочная женщина. И я была откровенно смущена, когда она подошла к прилавку с двадцатью пятью парами стринг и чулок. Вообще-то я начала хихикать… полностью поддавшись ее щедрости. Следующие два часа мы провели покупая спортивную одежду, носки и обувь. Думаю, я была близка к шоку…. Особенно от того, что прикоснулась к миру богачей. Она просто дала свой адрес услужливому менеджеру по доставке и составила ему инструкции… и больше нам не надо было ничего таскать с собой!

Покидая магазин, мы остановились выпить глоток перед тем как сесть в машину. Я никогда еще не чувствовала себя настолько обязанной кому-либо как в этот момент. Я искренне верила, что у моей начальницы золотое сердце.

Вечером мы не пошли ужинать… она заказала доставку пиццы. Мы провели ночь потягивая белое вино, параллельно я примеряла свои обновки и, подбадриваемая вином я дефилировала в некоторых из них перед ней. Никогда еще у меня не было столь откровенных нарядов, и я сильно смущалась… слава Богу, вино притупило мое чувство стыда.

Наступило субботнее утро. Чудесный день! Она заказала завтрак в квартиру из ресторана на первом этаже! Все было сервировано как в лучшем отеле… это было поразительно!

Она хотела продолжить разорять магазины. Я уговорила ее пообещать мне не покупать мне больше ничего.

Впервые я одела стринги и чувствовала себя в них практически голой. И еще одна ее причуда… я вышла без лифчика… и чувствовала себя совершенно адски, так как мои огромные груди качались при каждом моем движении. В общем, я чувствовала себя распутной дамой.

Пока мы ехали по городу, она вдруг вспомнила, что собиралась обсудить что-то важное со своим отцом. Мы изменили маршрут и заехали к его дому. Это был… огромный особняк! Прислуга встретила нас у дверей! Дворецкий, боже мой!

Она ответила на не заданный мной вопрос сама.

— У моего папы контрольный пакет акций и кресло в правлении банка, - сказала она.

— Кроме того, семья владеет страховой компанией и еще разными мелочами. В общем, денег хватает.

Теперь я поняла, почему она не задумываясь предоставила мне такую большую зарплату. Мой периодически просыпающийся и ворчащий страх о том, что кто-нибудь из головного офиса позвонит однажды и скажет о том, что моя зарплата неоправданно велика, исчез прочь.

Ее отец, молодо выглядящий мужчина средних лет, довольно привлекательный, крепко обнял дочку и упрекнул в том, что она давно не заходила.

Извинившись, она удалились в кабинет, поговорить. Я осталась в огромной комнате и рассматривала предметы искусства. Не разбираясь в таких вещая, я могла только предположить, что вещи были баснословной цены. Через полчаса мы продолжили нашу поездку.

В этот раз, она покупала, а я смотрела. Когда она решила купить блузку мне, я смогла только повторить свои прежние слова возражения. Эта блузка, чистый шелк…такая прозрачная… я не представляла куда я могла бы одеть такую.

В этот вечер мы устроили рейд по барам. Одев кое-что из моей новой развратной коллекции, я чувствовала себя крайне неуверенно. Однако это чувство быстро прошло. К третьему клубу я была пьяна, выпив такое количество спиртного впервые после выпускного бала. Все было для меня так свежо, увлекательно, возбуждающе.

В клубе было полно народу и почти моментально мы потеряли друг друга из вида. Кто-то дал мне стакан с напитком, затем другой и еще один. Я потеряла счет выпитому. И парни не особо церемонились… меня лапали и щупали каждый раз наталкиваясь на меня…

Неожиданно, кто-то аккуратно потянул меня за руку.

— Садись сюда, девочка, - сказала мне молодая женщина.

— Ты выглядишь потерянной. Парни не будут приставать к тебе, если ты сядешь тут, со мной.

— Спасибо, - выпалила я. - Это место настоящий сумасшедший дом, правда?

— Да, точно, тут всегда так, - ответила красивая женщина. - Кстати, ты пришла с кем-нибудь, или одна?

— Да, я с подругой, - прокричала я, сквозь шум. - Она где-то тут. Она оставила меня, куда-то ушла.

— Ну, не стоило ей оставлять тебя тут одну, - сказала незнакомка. - Особенно такую сексуальную особу как ты. Хочешь потанцевать?

— Что? - спросила я, удивившись.

— Пошли потанцуем, - повторила она.

— С тобой? - ошарашенно спросила я.

— Ты видишь кого-то еще, кто приглашает тебя? - саркастически отрезала она.

В этот момент появилась мисс Габриэль.

— Что ты делаешь, Джессика? - холодно спросила она у женщины.

— Тони, девочка… как ты? - ответила ей женщина, - Давно тебя не видела. Как поживаешь?

— Я в порядке, Джесс… ну а теперь, скажи, что о чем ты говорила с моей подругой?

— Да ни о чем, Тони. Ты меня знаешь… всегда прихожу на помощь молодым леди… и ее точно нужно было спасать. Она выглядела такой потерянной… такой невинной… Я поступила правильно и помогла ей. — Пошли, - сказала Тони мне неодобрительно глядя на Джессику. Она схватила меня за руку и быстро повела за собой сквозь толпу, на улицу.

Когда мы сели в машину, она погнала как безумная. Я была пьяна и мне была наплевать. Хотя, я была не настолько пьяна чтобы не полюбопытствовать. Я должна была спросить.

— Что там произошло? - спросила я. - Я заметила…, - я сбилась и не могла найти слова.

— Вы друзья? Почему… почему она приглашала меня танцевать с ней. Я смутилась… почему она меня приглашала?

— Не волнуйся насчет этого, - ответила мисс Габриэль. - Просто забудь. Сейчас мы вернемся в мою квартиру, выпьем стаканчик перед сном и заснем как убитые. Как тебе такой план?

— Шикарно, - промямлила я. Переключив свое внимание на уличные огни проносящиеся мимо… я была заворожена их сиянием.

Когда мы прибыли к дому мисс Габриэль, я пыталась собраться с духом и не шататься из стороны в сторону пересекая паркинг. Только оказавшись в квартире, я расслабилась и плюхнулась на барный стул. Мисс Габриэль, с выпивкой в руке, подошла к длинному плюшевому дивану.

— Кэтти, - сказала она низким, страстным голосом. - Иди сюда и массируй мои стопы. Эти туфли меня убивают.

Не задумываясь я сползла со стула и заплетаясь приблизилась к дивану. Стараясь быть грациозной, я опустилась на колени перед ней. Сняв правую туфлю, я вдруг с любопытством заметила, что нахожу запах от кожи ее ног довольно умиротворяющим.

Конечно, ничто в ней не могло быть несовершенным…. Думала я, с гордостью массируя ее ноги.

— Боже, как хорошо! - застонала она. - Продолжай. У тебя чудесные пальцы, девочка.

Затем я передвинулась к ее левой ноге и она слегка приподняла ее.

— Почему бы тебе не снять мои носки, Кэтти. Думаю, так массаж будет эффективнее.

В то время как она продолжила поднимать ногу, ее короткое платье задралось вверх по бедрам. Я почувствовала, как кровь тут же прилила к моему лицу… и… уверена, я покраснела. С моей позиции я могла… я взглянула на нее вверх, она не обратила никакого внимания на то, что демонстрирует себя мне.

Очень осторожно я подняла взгляд под подол ее платья, ожидая, в полной уверенности, колготки. Она не носила их. На ее молочных бедрах я увидела черный нейлон… какое странное сравнение мне пришло на ум… молочных бедрах...

Как только я запустила свои пальцы под резинки носков, она застонала. Ее ноги, раздвигаясь, открыли моему прикованному взору ее большой лобок. Трусики едва прикрывали его!

Ее трусики, слегка смятые, казалось приклеились к ее щели. Я могла вдохнуть ее запах… не ее парфюм… ее… ее интимный запах! Ее щелка выглядела такой сочной, как спелый персик. Я почувствовала грязное желание… о… боже… прикоснуться к ней там! Как порочно… я поклялась себе больше не пить.

Быстро стянув ее носочки, я переключила все свое внимание на массаж ее ступней. Я остро почувствовала удары своего сердца. В комнате стало ужасно жарко… так жарко, что я еле могла дышать!

Опустив голову и прикрыв глаза, я сконцентрировалась на моей задаче… и массировала ее ступни пока она не сказала мне остановиться.

Как в трансе, я почувствовала, что ее нога исчезла из моих рук. Я не двигалась, закрыв глаза и склонив голову.

Я почувствовала вес ее ноги, когда одна из них опустилась на мое плечо как на подушку для ног. Я открыла глаза… вот… снова, едва заметно под ее платьем, персик, прикрытый шелком.

Она обхватила мою шею ногами и потянула меня на себя. Я почувствовала, как ее пальцы вплелись в мои волосы… притягивая меня ближе. Ее тело скользнуло вперед, а ее ноги раздвигались все шире… шире… я услышала как она заговорила:

— Видишь, что ты наделала, Кэтти… ты устроила у меня беспорядок между ног… все как в клее… Теперь ты должна прибраться здесь. Позаботься обо мне.

Инстинктивно, я попыталась отодвинуться… мысль о том что она предлагала, была отвратительна… Неужели я сделала что-то, что она думает что я такая!

— Нееет, пожалуйста… пожалуйста, мисс Габриэль… как вы можете просить меня об… чтобы… сделать это?

Я не могла дышать… и, должно быть, я заболела! Пошатываясь, я встала на ноги и бросилась в ванну. Уткнувшись головой в стульчак я начала блевать, мой живот скрутила боль. Я просидела на полу минут десять…. Потихоньку меня отпустило.

— Как ты себя чувствуешь… тебе полегчало? - она стояла совсем рядом, так что я могла чувствовать спиной ее бедра. – Тебе лучше?, - ее голос требовал немедленного ответа.

— Да. Все отлично… просто выпила лишнего. Наверное, мне надо немного поспать… Я устала.

Мне хотелось забыть последние пятнадцать минут. Я хотела забыть ее грязные слова. Я хотела стать прежней…

— Конечно… выспаться, уверена, это то что тебе надо. И.. и ты поспишь, скоро. Как только мы закончим… ты сама знаешь что.

— Пожалуйста… пожалуйста мисс Габриэль… нееееет… нет, я прошу прощения, я не такая… вы знаете… не такая.

С удивительной скоростью она схватила меня за волосы и жестко развернула мою голову. Я оказалась прямо между ее ног.

— О Боже… пожалуйста… нет.. не делайте этого… Я хочу домой, мисс Габриэль… пожалуйста… почему вы делаете это со мной? Я хорошая... пожалуйста… оставьте меня в покое.

Ее запах заполнил мои ноздри, запах женщины… мои губы насильно вжали во влажный шелк, из моих глаз потекли слезы.

Всего в нескольких сантиметрах, палец отодвинул влажный шелк в сторону… вот, ее выдающийся гладковыбритый лобок… такой чистый… влажный, розовая, манящая щель… Я попыталась увернуться, она прижала мои губы к ее… о… боже… пожалуйста… это не может произойти со мной!

— Нюхай меня, шлюха… вдыхай запах моей пизды… попробуй меня на вкус, маленькая сука… давай… только попробуй. Я знаю, тебе понравится…

Она крепко держала мой рот напротив ее… горячая, маслянистая субстанция, выделяющаяся из нее на мои губы… ее бедра, такие горячие, касались моих щек… только попробовать…

Никогда, даже в моих самый сокровенных фантазиях я не делала этого… и даже не думала об этом. Видимо, мной управлял какой-то инстинкт… только один раз лизнуть… еще один… просто посмотреть… лизнуть… лизнуть еще ее мокрую дырочку.

— Да, вот так-то, маленькая дрянь. Вылизывай. Господи, как хорошо, как хорошо. Ты лижешь как будто уже лизала… Ты лижешь… Что за сладкая шлюха из тебя получиться...!

Я сгорала от стыда и самоуничижения… но… но я не могла остановиться… Мне вдруг захотелось ублажить ее…. Боже, какой опьяняющий аромат! Сильный и доводящий до дрожи запах….

Ее бедра начали двигаться, ударяясь о мое лицо… мои губы, мой язык… эта женщина вела себя со мной как будто я была… была… была здесь для ее удовольствия… она использовала мой язык и мой рот для удовлетворения своей похоти. Кто так мог поступать со мной?

Ее руки больше не держали меня. Я была свободна… но… но было слишком поздно. Мои губы были испачканы ее соками. Я чувствовала себя комфортно и безопасно, стоя на коленях и обслуживая ее. О боже, пожалуйста, дай мне возможность удовлетворить ее и сделать ее счастливой… пожалуйста.

И затем она кончила… Заливая мой ноющий язык этим сочным потоком… трахая меня, мое лицо… Она закричала и я была счастлива ее крику.

— Кончаааааююю!!! - застонала она… Ее тело, не сдерживаясь билось о мои губы, наконец дрожь стала ослабевать, наполняя мой девственный рот потоком терпкой кончины.

Я прекратила лизать ее… ее тело обмякло… и я решила, что она финишировала. А я сама… Господи, я была в огне. Я не знала, что делать… холодный пол ванной комнаты не остужал пожара, бушевавшего у меня между ног.

Я посмотрела вверх, ей в лицо. Она выглядела победительницей, надменно взирающей на меня сверху. Чувство стыда и унижения пронзило меня как ножом. Осознание того, что я только что сделала… секс с женщиной… стоя на коленях в туалете! До чего унизительно!

Она перешагнула через меня и села на унитаз, приглашающе раздвинув ноги, давая ясно понять, что мы еще не закончили.

— Думаю, что ты собираешь постараться получше, Кэтти. Я издалека чувствую пиздолизок. Ты совершенно точно, такая. Посмотри на себя… чувственные пухленькие губки. Из тебя также получилась бы и отличная хуесоска. Твой рот все равно что сладкая манда.

Ее слова были такие унизительные и в то же время сладкие. Я ненавидела себя, потому что почувствовала гордость от ее «комплимента». Завершающим аккордом было сравнение моего рта с влагалищем..

Она вздохнула, как бы скучая.

— Ну, сука, что ты собираешься делать? Сидеть всю ночь на полу?

Я не знала, что она хочет от меня: - Простите мисс Габриэль… Я не знаю, что мне следует делать.

— Давай сюда свой миленький сладкий ротик и чисти мою киску. Как думаешь, почему я сижу тут, разведя ноги? На секунду я замешкалась, а затем поползла к ней. Я хотела быть послушной и понравиться ей. Зарывшись снова между ее ног, я набросилась на ее обспущенную щелку, вылизывая все что вытекало из нее. Она подняла одну ногу, не оставляя сомнений в том, что мне следует сделать. Я задержала дыхание… и погрузила свой язык в ее анус… ее горьковатый привкус зажег во мне приступ похоти, который я не могла представить.

— Тебе нравится вылизывать мою дырку, так ведь, Кэтти. Я хочу, чтобы ты сказала это.

Мне было некомфортно. Я не знала, что делать… неужели она не понимает, что я только что согласилась на то, что было для меня настолько грязно раньше… что я чувствовала сейчас себя оскверненной…

— Забудь… тебе не обязательно признаваться. Важно то… что ты делаешь это с удовольствием. Как только я увидела тебя в первый раз, я поняла, что ты будешь моей шлюхой.

Она оттолкнула меня…

— Я устала. Завтра нам предстоит поездка обратно. Я пошла спать.

Она перешагнула через меня, оставив сидеть на полу туалета.

— Да, чуть не забыла, - добавила она. - Я запрещаю тебе дрочить. Иди спать прямо сейчас. И не играй со своей пиздой. Тебе понятно?

— Да, мисс Габриэль, - прошептала я смиренно.

Я чувствовала себя как ребенок. Двадцатипятилетнюю женщину отправляют в кровать… И я понимала сердцем, что я подчинюсь и второй части ее приказа.

Я поднялась с пола, ноги затекли от длительного стояния на коленях… Я жаждала сексуальной разрядки, но еще больше меня заводила необходимость подчиняться мисс Габриэль.

— --------------------------------------------- Мы обе проспали до полудня. Быстро собрались… Разговаривали мало и не вспоминали о вчерашнем вечере.

Через час после нашего пути в Виксберг, она нарушила молчание. Она заговорила тем самым, низким и томным голосом: - Давай, Кэтти, ты заслужила поощрение… можешь спустить.

Я не поняла.

— Что? Я не…

— Дрочи себя. Я знаю, ты умираешь от желания.

Я была ошарашена.

— Я не могу сделать это, мисс Габриэль… Мне не нужно… Я просто хочу домой. — Я не даю тебе возможность выбирать, Кэтти… Я хочу посмотреть, как ты доведешь себя. Не зли меня… делай что я тебе говорю.

— Но это так… я боюсь… я не смогу… вы знаете… я очень смущаюсь. Пожалуйста, я не хочу говорить об этом.

Я почувствовала напряжение…. И я не понимала, почему она была полна решимости опозорить меня.

— Разве я не сказала тебе, что ты должна сделать? Ты не слушаешься меня? ТЫ БРОСАЕШЬ МНЕ ВЫЗОВ?

Мое лицо стало алым…. Я не понимала... почему она так жестока со мной.

Я закрыла глаза, медленно запустила руку под юбку. Я попыталась сдержать стон… я завелась от первого прикосновения. Мои пальцы дотронулись до складки на трусиках. Я знала, что она смотрит. Почему-то сейчас меня заводило это. Уже от одной мысли о том, что ее глаза смотрят на меня… боже мой, я чувствовала себя такой грязной шлюхой.

Я медленно развела ноги, мои пальцы отодвинули в сторону трусики. Я нашла клитор и не смогла больше сдерживать стоны. Моя киска обильно увлажнилась, в то время как пальцы трудились над ней, даря мне долгожданное наслаждение.

— Ты дрочишь прямо передо мной, Кэтти? Так ведь?

— Даааааа, - прошипела я, - Боже, даааа.

— Собираешься кончить, Кэтти? - спросила она. - Скоро… даааа… собираешься кончить… агаа…

Неожиданно машина отклонилась с хайвэя и въехала на парковку придорожного ресторана.

— Прекрати дрочить себя, Кэтти! - приказала она вдруг. - Я не хочу чтобы ты сейчас кончала. Стоп.

Боже, я была так близко… на краю.

— Пожалуйста, мисс Габриэль… мне надо… я не могу остановиться… пожалуйста, не сейчас!

— Я сказала, хватит!

Почему она пытала меня? Мое лицо было все в испарине, я дышала резкими вздохами.

Мисс Габриэль вышла из машины.

— Пойдем… пойдем перекусим чего-нибудь.

Я украдкой взглянула на нее, заметив, как она усмехнулась.

Мы встали в очередь. Ограниченное пространство, близость и теплота стоящих рядом тел, казалось вдруг усугубили мой запах, запах исходящий у меня между ног. Я была уверена, что все вокруг могли вдыхать аромат моей щелки. Мне хотелось провалиться от стыда.

Я покорно шла, опустив голову, тем временем как нас вели за столик в задней части обеденной зоны. Когда я села, мисс Габриэль села рядом со мной. Она положила свою руку мне на колено… я замерла… мне было наплевать где мы сейчас. Мои ноги сами разошлись, в ожидании… мои глаза молили ее оказать мне милость.

Ее пальцы, такие ловкие, проникли под край моих трусиков… дотронувшись до клитора. Секунду и они, причиняя сладкую боль, проникли в мою мягкую, мокрую киску.

Казалось, уже через мгновение я кончала. Мой оргазм был настолько мощным! По правде говоря, я никогда еще так не кончала! Я подумала, что сейчас отключусь. Схватившись за край стола, я задыхалась, в то время как мое влагалище, казалось взорвалось и все мое тело охватила дрожь. Я сделала все чтобы подавить свой крик и молча заходилась в приступе страсти.

Странный голос нарушил тишину… голос официантки.

— С ней все в порядке? У нее припадок или что-то в этом духе?

Ее присутствие только усилило мое извержение. Мои бедра непроизвольно дрожали, сходясь и расходясь. Теплый сок, стекал вниз по ноге.

— Ух ты! - услышала я ее голос. - Вот это горячо. Она же… кончает?

Наконец, после, казалось целой вечности, мой оргазм начал ослабевать. Мое тело вздрогнуло последний раз в тот момент, когда мисс Габриэль убрала свои пальцы. В изнеможении я рухнула вперед, на край стола.

Пальцы мисс Габриэль были покрыта белой, молочной субстанцией. Молодая официантка быстро предложила ей маленький платочек. Вытерев пальцы, мисс Габриэль вернула его явно возбужденной официантке. Та, смущенно понюхала его и затем быстро удалилась по направлению к женской комнате в конце зала.

— Видишь, Кэтти… Я думаю, мы можем рассчитывать еще на одну последовательницу. Возможно, стоит приказать тебе отправиться вслед за ней в дамскую комнату… знаешь, доставить маленькой шлюшке удовольствие. Ты же хотела бы вылизать ее пизду, правда? Думаю, ей бы понравилось. Ну что, ты как, Кэтти… хочешь вылизать тинэйджерскую киску?

Я затрясла головой, слишком расстроенная чтобы говорить. Я чувствовала себя ужасно виноватой и меня съедал стыд. Ее предложение было отвратительно. Я пала на ступеньку ниже.

Я даже не дотронулась до сэндвича, выпив только немного кофе. Официантка вернулась к нашему столу, с чеком. Я взглянула на нее, рассмотрев по-настоящему только сейчас. Она была молодой и симпатичной, а когда она уходила от нашего стола, мои глаза задержались на ее упругой, маленькой попке… Я начала сожалеть, что мисс Габриэль не заставила меня последовать за девушкой в туалет, когда у меня был шанс…

Наконец я смогла погасить плотские мысли, терзающие мой разум… Мне отчаянно хотелось домой, в ванну… смыть с себя презрение которое я испытывала сама к себе.

Когда мы приехали в город, мисс Габриэль довезла меня прямо к дому. Мы не сказали не слова друг другу. Я ворвалась домой, быстро снимая одежду. Горячая вода отчистила мое тело, но совсем не облегчила чувство стыда. Я так устала… что в конце концов, оплакивая себя, заснула.

Я не пошла на работу на следующий день. Я с трудом могла смотреть на себя в зеркало… и также не хотела видеть мисс Габриэль.

Марсия, моя подруга из банка, позвонила мне в десять утра, спросить все ли в порядке. Я сказала ей, что плохо себя чувствую…. И спросила, не интересовалась ли обо мне мисс Габриэль. Марсия сказала, что мисс Габриэль также еще не появлялась на работе!

В полдень я поехала через город, навестить маму. Мне нужно было прийти в себя. Мама, конечно, никогда бы не поняла те ужасные вещи, которые я испытала за выходные, но просто побыть с ней было бы для меня облегчением.

Когда я увидела мерседес мисс Габриэль около маминого дома, я почувствовала словно удар в живот. Какое право имеет эта стерва врываться в мою личную жизнь! Конечно она не расскажет моей матери про наш уикенд. Она не может быть настолько жестокой. И она никогда не встречала мою мать… почему же сейчас она здесь?!

Не остановившись, я проехала чуть-чуть дальше и только потом припарковала машину. Я решила пройти до дома матери пешком. Пробравшись через задний двор, я подобралась к входной двери незамеченной. На цыпочках я вошла в зал. Мне были слышны голоса с кухни.

Проскользнув в кладовку под лестницей я приблизилась в стене, граничащей с кухней. Я знала, что отсюда мне будет ясно слышен весь диалог… это было мое любимое место для пряток, когда я была маленькой девочкой.

— Вот ваше кофе, мисс Габриэль. Без молока, правильно?

— Спасибо, миссис Конрад. Да, черный, отлично. Почему бы вам не называть меня Тони?

— Да, но какая цель вашего визита сегодня, Тони? Что-нибудь с Кэтти? Она в порядке?

— С ней все в порядке, миссис Конрад. Простите, я не хотела побеспокоить вас, заехав не предупредив. Я оказалась тут по соседству и… честно говоря, я горжусь что знаю семьи моих ключевых сотрудников. Вы знали, что Кэти получила должность помощника по административным вопросам?

Я хорошо знала свою маму. Я знала, что она была скептически настроена относительно этой скользкой, городской девчонки.

— Да, я знаю о повышении Кэтти… и я знаю насколько она благодарна за оказанное ей доверие.

Это моя мам… красноречива и застенчива. В комнате воцарилась долгая пауза. Наконец, мисс Габриэль сказала:

— Знаете, Бетти… Вы не будете против если я буду звать вас Бэтти… Я заметила как вы похожи с Кэтти. Такие же глаза, скулы… даже улыбка. Определенно, она взяла от все самое лучшее.

Я почувствовала приступ тошноты. Моя мама никогда не поверит в это фальшивую чушь.

— Еще кофе, Тони? И спасибо вам. Я всегда считала, что Кэтти красивая… но, ведь каждая мать так думает о своем ребенке. И вы правы, она очень похожа на меня.

И затем, мисс Габриэль сказала ЭТО!

— Мне повезло на выходных увидеть Кэтти без одежды, Бэтти. Поверьте, у нее потрясающее тело.

Я затаила дыхание, не в силах поверить, что слышу это. Эта женщина – дьявол! Я знала, что мою маму абсолютно выводят из себя такие разговоры.

Я услышала, как мама сказала дрожащим голосом:

— При каких обстоятельствах вы видели мою дочку голой, Тони? Что происходило? Вы… ну… знаете... у вас было что-то вроде секс-вечеринки в Чикаго?

Я напряженно пыталась уловить какую-нибудь интонацию в голосе матери. Расстроилась ли она… беспокоится? Было непонятно. Однако я была поражена, что она вообще разговаривает на эту тему с незнакомкой.

— О, нет, боже, нет, Бэтти. Я просто увидела ее выходящей из душа. Мы собирались за покупками. Простите, я не собиралась вводить вас в заблуждение. Хотя, интересный вопрос вы задали… Если бы я увидела, как она занимается сексом с кем-нибудь, хотели бы вы чтобы я вам рассказала об этом? Вы хотели бы услышать детали?

— Она уже взрослая. И может поступать так как захочет. Но… (я услышала, как моя мама хихикнула) детали могут быть вполне волнительны, мне кажется. Впрочем, как это может произойти, не понимаю? Хм… знаете, я даже не помню когда в последний раз видела Кэтти в чем мать родила.

Теперь не было никакого сомнения в ее интонации. И если я смогла уловить нотки возбуждения в мамином голосе, уверенна, мисс Габриэль тоже обратила на это внимание. Эта женщина – мастер манипуляции. Как еще она могла вовлечь пуританку в такой странный разговор.

Я не могла понять мотивы мисс Габриэль. Какова была ее цель? Собиралась ли она рассказать матери все детали прошедшего уикенда? Мама никогда не поймет этого. Это полностью опустошит ее.

Маленькое пространство под лестницей едва хватало мне. Мои ноги начало сводить судорогой… и к моему ужасу, мне надо было в туалет. Я только могла надеется, что этот странный диалог скоро закончиться… и я смогу уйти незамеченной.

— Знаете, Бэтти… Во время нашей поездки в Чикаго, я подарила Кэтти один очень персональный подарок. Сейчас я думаю, что вам бы он тоже очень понравился. Думаю, я присмотрю тоже самое и вам, когда в следующий раз буду в городе.

— Серьезно? - услышала я мамин голос. - Что же вы купили ей?

— Вы полюбите это, Бэтти. Очень дорогую, шелковую белую блузку. Она смотрится совершенно сексуально на Кэтти… у нее идеальная грудь, которую не стыдно показать. На самом деле, эту блузку надо носить без лифчика… и однажды, когда она переступит через свое стеснение, она будет выглядеть в ней невероятно!

— Вы видели ее…

— Да, она примеряла блузку для меня, в моем кондо. Она была чрезвычайно застенчива… но ее груди, такие красивые… ну… вы знаете какими налитыми и твердыми они выглядят.

— Да… налитые и твердые, - услышала я мамин шепот.

— А ваши груди такие же, Бэтти. Вот почему я подумала, что эта блузка будет прекрасно смотреться на вас. Могу поспорить, что у вас огромные соски и темные ареолы вокруг них. Они будут просвечивать сквозь шелк… и контраст будет абсолютно потрясающим.

— Мы никогда не носим такое здесь, Тони… не в этом городке… в Чикаго… в Чикаго можно носить что угодно.

Мой палец утонул в моей промежности. Картинка с мисс Габриэль и моей мамой… о боже, что происходит?! Я была настолько мокрой, что хлюпающие звуки нарушили тишину моего маленького укрытия.

— Согласна, Бэтти. Здесь не стоит носить подобного. О, Господи, посмотрите на время. Мне надо идти. Я не забуду… и обязательно привезу вам прекрасную блузку в следующий раз из города. Это будет мой подарок. Может быть вы продемонстрируете мне как она будет смотреться на вас… Я с большим удовольствием бы посмотрела на ваши огромные соски.

— Мне очень приятно, что вы заглянули, Тони. Мне понравилось разговаривать с вами. Позвоните… Может быть мы поужинаем вместе… Я была бы этому рада.

— Договорились, Бэтти… хорошего дня.

Я услышала, как закрылась входная дверь. Моя мама вернулась на кухню.

Черт! Как я возбудилась… и я хотела писать… мне надо выбраться отсюда так, чтобы мама не заметила меня! Моя киска пылала… Влажная от мастурбации. И тут я услышала звук… Это был звук… похожий… на стон… сначала я не разобрала… но затем, стало четко слышно.

— Ааааааааауууу… УУУУУУммммммммммм…. Оох, ох, боже… бооооооже.. Аааааааа…

Моя мама мастурбировала! Я была в шоке. И она кончала! О, боже! Мам…. Пожалуйста… нет! Я слушала как моя собственная мать доводит себя до оргазма! Это было настолько вульгарно, настолько грязно. Я не понимала своего растущего возбуждения… это же моя мама!

Сладкая боль… боже… боль… губы моей пизды были влажными и я неистово терла их. Я не могла остановиться… Не сейчас… я была на грани… От жары я буквально чувствовала, как по моей спине льется пот, вниз, по щелке, между моих ягодиц. Как будто пузырь готов был взорваться внутри меня… Я отчаянно терла мокрую щель прямо сквозь трусики…

Через несколько моментов, пузырь взорвался… Мощный оргазм сотряс меня и я еле-еле устояла на ногах. Не знаю, как мне удалось не закричать.

Ноги свела очередная судорога, я шлепнулась вперед, коленками прямо на голый бетонный пол. И тут я описалась. Теплая моча била из меня на пол, вокруг коленей.

Повернувшись, я села прямо в вонючую лужу, которую моя юбка впитывала как губка.

Так я сидела в темноте, наслаждаясь своим сладким, сладким стыдом.

Наконец, мама вышла из дома, дав мне возможность скрыться. Я была в ужасном виде… Мокрая юбка, намокшие маленькие носочки, грязные трусики. Боже, я чувствовала себя похотливым животным.

Руля по городу, я пыталась понять, что задумала мисс Габриэль. Кто была она, эта богатая сука, секс-хищник среди простых женщин? И почему… почему я так быстро сдалась и упала в пропасть? Моя мама… мой образец морали… оплот нашей семьи, также была близка к принятию соблазна. Боже мой, я не могу

дать ей пасть также низко как я! Мне надо защитить ее от этой больной суки.

Я поклялась сама себе положить конец этому… отныне. Этому надо положить конец, пусть даже это будет конец моей карьере. Это так извращенно, неправильно… Но, я не могла выкинуть из головы образ мамы и мисс Габриэль, вместе. Безумие, похоть и страстное желание вновь овладели мной.

— ---------------------------------------------

На следующее утро я пошла на работу, с намерением начать жить с чистого листа. Крепкий сон и солнечное утро наполнили меня уверенностью. Я решила быть снова независимой… и от это чувства было мне приятно.

Едва я села за свой стол, ко мне подошла Марсиа.

— Кэтти, что ты здесь делаешь, я думала ты на пути в головной офис, в Чикаго. Ты что, не получала слушала сообщение на автоответчике?

Уверенность в ее голосе испугали меня. Автоответчик? Я не проверяла его неделями!

— Что за сообщение, Марсия? О чем ты говоришь? Головной офис? Где мисс Габриэль? Она пришла?

— Нет, она уехала еще вчера вечером в Чикаго. Сказала позвонить тебе и оставить сообщение. Она была очень странной… Она хотела, чтоб ты ее встретила там в среду утром. Я думала, ты уже в пути.

— Так… Я не получала сообщение. Черт! Я даже не знаю где находится центральный офис. Что еще она сказала? Где мне остановиться, когда я туда прибуду? У нее, так?

— Нет. Она сказала, зарегистрироваться в Плазе. Вот номер резервации… Уже оплачено банком.

Моя уверенность и храбрость духа улетучились моментально. Было невозможно понять, разыгрывается ли очередная больная игра или это дело бизнеса.

Я уехала паковать вещи… Не зная сколько я пробуду там, я собралась как минимум на четыре дня. Через два часа я была в пути.

Я убедила себя что мне надо постараться побороться за свою заново найденную свободу. Эта уверенность не долго жила. Я бессознательно свернула с трассы к ресторану, чтобы выпить чашечку кофе. Это было то самое заведение, в котором мисс Габриэль так жестоко унизила меня. Было похоже на возвращение к месту преступления. Почему я решила остановиться здесь было выше моего разумения… Я надеялась только, что молоденькая официантка, обслуживавшая нас, сегодня не работает.

Мой день похоже, начинал портиться. Меня встретила та же официантка… и она снова обслуживала меня! Вдруг я поняла, что сижу на том же самом месте, что и два дня назад, с мисс Габриэль. Что заставило меня сделать этот бессознательный ужасный выбор?

Когда девушка подошла, я молилась чтобы она не узнала меня. Удача отвернулась.

— Как вы сегодня, мэм? - сказала она с улыбкой. - Сегодня вы не ждете подругу?

— Нет, я одна. Я хотела бы выпить чашечку кофе… о, и маленький салат с голубым сыром.

— Что-нибудь еще для вас? — Нет, это все.

Я провожала взглядом ее крепкую, круглую попку и стройные ноги… Я почувствовала знакомое волнение… жажду. Момент я боролась... Но тревожное удовольствие манило, стимулировало, не важно насколько извращенным оно было. Не знаю, чем являлись эмоции, которые я испытывала. Я знала только, что бороться с ними я не могу. Однако и спусковой крючок моих запретных переживаний, стыд и унижения, также вызывали дискомфорт. Похоже на курение или поедание фаст фуда -ты знаешь, что это вредно, но не в силах отказаться.

Я наблюдала как она сервирует другие столики. Я могла представить себе ее трусики, влажные, тянущиеся между губами ее киски, вверх по расщелине ее попы, потные от постоянного движения.

Я не могла даже рискнуть предположить почему эти мысли сейчас так привлекали меня. Еще неделю назад, подобные размышления были отвратительны мне.

Она вернулась к моему столу, заново наполнить мою чашку.

— Так вы живете здесь, неподалеку? - спросила она.

— Нет, я тут проездом. Кстати, не могла бы ты показать мне где туалет?

— Вниз по холлу…

— Не могла бы ты показать мне, пожалуйста. Боюсь потеряться.

— Конечно, следуй за мной, - ее поведение изменилось… она была не глупой и поняла на что я намекаю.

Она открыла мне дверь в помещение, зашла и закрыла ее за собой. Я зашла в кабинку, осторожно, чтобы быть уверенной, что дверь в кабинку осталась открытой. Через секунду она стояла в двери.

— Мне надо возвращаться в зал. Не возражаешь если я первая?

Я отступила на шаг от туалета. Мое сердце громко стучало, я замерла от восторга. Она выглядела такой молодой и невинной, но была дерзкой и резкой, вероятно из-за своей низкооплачиваемой работы.

Быстро двигаясь, она взяла мою голову и поцеловала в губы... мой первый поцелуй от женщины! Ее язык агрессивно вторгся в мой рот и начал разведку. Я сосала ее язык у себя во рту, задыхаясь.

Она потянула меня за руку, поднимая свою юбку и садясь на стульчак. Ее трусики, как я и предполагала, зарылись глубоко между половых губ. Я моментально упала на колени и погрузила свое лицо в ее пахнущую промежность. Я засосала ее набухшие губы ее гладковыбритой щелки. Ее тело окаменело, когда я обхватила губами ее огромный клитор… а затем, она громко застонала от удовольствия, когда я стала сосать этот маленький член. Как быстро я научилась унижаться.

Но самое приятное… это был вкус ее пизды. Нет, даже не так… Я бы назвала это «поедание ее пизды». Насколько пикантен был этот момент – я, на коленях, в кабинке туалета, обслуживаю официантку. Я хотела, чтобы она спустила мне в рот, наполнив его своей кончиной. Она кончила и я высосала ее насухо… вылизала идеально, приведя ее дырочку в порядок.

Я поднялась и задрала свою юбку.

— Пожалуйстааааа, Боже, прошу… теперь ты меня? Мне надо кончить!!!... умоляю!

— Что за паршивая дрянь, - прошипела она мне. - Ты такая грязная… Мне нравится это.

Она сползла с унитаза и погрузила свое лицо между моих бедер. Отодвинув в сторону трусики, ее язык облизал мою липкую пизду. Ее активность еще больше разожгли мою похоть. Затем она замедлилась, мучая меня своим искусным язычком. Я не могла больше терпеть… я хотела удовлетворения прямо сейчас!

Еще со вчерашнего дня я была неудовлетворенной, терпеть и ждать было мучительно… и мне было наплевать. Впервые девушка лизала мою киску! Я сходила с ума от вожделения… схватив ее за голову, я стала непристойно трахать ее в рот, боясь собственной одержимости. Но, быстро отбросив страхи в сторону и бесстыдно стала биться о ее рот своей пиздой.

Я не могла и не хотела останавливаться. Мой крик раздался как победный вопль, знаменующий мою погоню за абсолютным развратом. Я затряслась в оргазме, а она лизала меня… так же, как только что делала я сама. Как будто мы были сестрами в поисках мучительного удовольствия.

Мое извержение было настолько сильным, что я подумала, что описалась. Что привело меня к такой агонии? И такому позорному состоянию в публичном месте? Определенно, мой моральный компас вышел из-под контроля…

Однако, я отбросила все мысли, позволив побаловать себя этими моментами чистого блаженства, без всяких сожалений.

Когда я выехала на автостраду, меня стали душить слезы… я ничего не могла с собой поделать. Запах ее соков у меня на щеках напоминал о моей новой слабости, которую я, вероятно, не смогу преодолеть. Я не могла объяснить себе свой поступок в ресторане… мне надо смириться с этим… я слабая и извращенная… чем больше я пресмыкаюсь, тем больше удовольствия получаю.

Мои нервы были истощены. Я знала, что не смогу быть с мисс Габриэль в Чикаго… просто не смогу!

На следующем выезде с шоссе я развернулась и поехала в сторону дома. Я знала, что вероятно, я потеряю работу… но также я знала, что не могу поехать в Чикаго.

Я вернулась домой около шести вечера. В семь часов в мою дверь постучали.

— Мам… что ты здесь делаешь?

— Что ТЫ здесь делаешь? - спросила она. - Почему ты не в Чикаго, где должна быть?

— Откуда ты знаешь… Я не понимаю...

— Тони позвонила мне… она переживает за тебя. Что случилось? Почему ты не поехала? Ты заболела… что с тобой?

— Нет, ничего такого. Послушай, мам, ты не понимаешь. Не важно, я не поеду. Возможно я потеряю работу… но... будь что будет.

— Ты не потеряешь работу, Кэтти. На самом деле, я спросила Тони об этом. Она заверила меня, что волнуется в первую очередь о твоем здоровье и безопасности. Она сказала, что увидит тебя теперь в понедельник, когда вернутся назад. У тебя с ней какие-нибудь проблемы?

— Я не хочу об этом говорить, мам… ладно? Однако, что происходит, ты и Тони теперь близкие друзья?

— Ну, нет… но я разговаривала с ней дважды сегодня и… она кажется мне очень хорошей девочкой… и слушай… не стоит стесняться меня. Если у тебя проблемы, уверена, мы можем обсудить это. Просто не забывай… она твой босс. Может быть она требует от тебя что-то, что тебе не нравится. Попробуй переступить через себя, возможно тебе понравится. Кто знает. Иногда нам надо делать то, что нам не нравится. Ты же точно не хочешь потерять хорошую работу.

— Ты не понимаешь, мам… но… я поговорю с ней, когда она вернется. Слушай, ты хочешь кофе?

— Нет… нет, я ничего не хочу. О, кстати. Тони рассказала мне о дорогой блузке, которую она тебе подарила. Давай посмотрим на нее.

— Блузка? Какая блузка? Ааааа, шелковая… ту которую я просила ее не покупать, но она все равно купила. Слушай, давай в другой раз, мам. Я еще не разбирала вещи.

— Ну, малышка…. Неужели это так сложно? Мне очень хочется ее увидеть.

— Мам, я устала. Мне неохота...

— Это недолго… просто достань ее. Я хочу взглянуть.

— Ладно… ладно… Сейчас откопаю ее. Черт, не знаю, зачем она купила мне ее… я просила ее не покупать.

Я ушла в гостевую спальню, где лежали вещи, которые купила мне мисс Габриэль. Я не помнила в каком пакете была блузка и начала поиски.

Мама прокричала из гостиной:

— Когда найдешь, надень ее. Хочу посмотреть как она на тебе.

Наконец я нашла… и одела блузку.

Когда я вошла в гостиную, мама заговорила уже знакомым мне, дрожащим голосом:

— Тони была права… тебе не следует носить ее с лифчиком. Это выглядит нелепо. Сними его… посмотрим, как будет смотреться без бра.

— Мам… я не стану этого делать. Какого черта с тобой происходит. Это уже странно.

— Я не понимаю… ты показывалась в этом для Тони. А для меня не хочешь?

— Откуда ты знаешь…

— Она мне рассказала… сказала, что ты дефилировала перед ней, показывая все обновки по очереди.

— Что еще она сказала тебе?

— А что еще… что еще мне следует знать?

— Нет… нет… просто любопытно. Я просто… ладно, я просто удивлена, почему ты вообще не дала от ворот поворот этой сучке… а она настоящая сука, поверь мне.

— Какие ужасные вещи ты говоришь о женщине, которая так добра к тебе, Кэтти. Не могу поверить, что ты стала такой неблагодарной!

— Ладно, проехали, ма… Не хочу говорить о ней больше. Ты точно не хочешь выпить чего-нибудь?

— Нет… но я все еще хочу увидеть эту блузку на тебе без лифчика. Давай, продемонстрируй!

— Господи Иисусе, мам… ладно. Раз это так важно для тебя.

Я ушла в комнату и сняла лифчик. Шелк тут же заставил мои соски встать. В блузке я чувствовала себя так сексуально…

Когда я вошла в гостиную, я была слегка смущена… нет, не так. Я была очень смущена. Реакцией моей мамы, уставившейся на меня.

— Господи, дорогая… эта блузка идеальна на тебе.

Она продолжала разглядывать меня, пока мне не стала совсем неловко, стоять перед матерью, жадно разглядывающей мои груди.

— У тебя красивые сиськи, малышка, - она протянула руку потрогать их. Я отступила на шаг.

— Не отходи от меня, дорогая. Я твоя мама. Иди сюда…

— Мам! Да что с тобой! Ты пугаешь меня… О, боже… нет… Эта сука рассказала тебе… Не лги мне… что она…

— Я знаю все о вашей поездки, Кэтти. Прости… Тони рассказала мне все… и скажу тебе, сперва я была в шоке. Затем меня осенило… Я так возбудилась, слушая ее историю, думала просто взорвусь. Представляя тебя и ее, тебя на коленях…

Я стояла, замерев, пока моя собственная мать, щупала мои груди… ее нежные руки ласкали и сжимали мои соски. Я почувствовала знакомый трепет… я должна бороться… это же моя мама!

Она убрала руки и одним быстрым движением сняла с себя свитер. И вот, она предстала передо мной, так же, с оголенными грудями. Я шумно вздохнула.

— Мам… что ты делаешь… Я не… Я не понимаю… что ты…

Она быстро заткнула меня. Подняв и пососав одну из своих грудей… Ее губы облизали огромный темный ареол…

Я была совершенно ошарашена… искушение пульсировало в моей голове, мои колени стали ватными и слабыми.

Она подошла к дивану, села, и развела ноги, демонстрирую большую часть ляжки.

— Почему бы тебе не позаботиться о своей маме так же, как ты заботилась о Тони, детка? Иди сюда и позаботься о своей маме…хорошо, лапочка?

Я побежала в свою спальню, неожиданно переполненная стыдом, унижением и страхом. Что происходит, черт побери!? Что происходит со мной?! Я кинулась на кровать, рыдая. Мой мир слетел с орбиты… и ничего не имело смысла.

Не знаю, сколько я лежала так… Я услышала, как открылась дверь… закрылась. Почувствовала ее вес, когда она растянулась на кровати, позади меня. Я почувствовала ее руки, обнимающие меня и ладонь, сжимающую мою грудь. Я полностью расслабилась.

Рука переместилась с моей груди вниз, нашла мою промежность, пытаясь проникнуть между бедер. Не знаю почему… я раздвинула ноги, чуть-чуть, давая доступ для ее пальцев.

— Оооо, боже, мамочка… ты собираешься трахнуть меня?

Моя собственная мама начала шептать мне на ухо: «Это то, что ты хочешь, правда, детка… чтобы тебя трахнул кто-нибудь. Господи, ты такая маленькая. Ты всегда была такая послушная, полная подчинения, маленькая шлюшка. Даже когда ты росла. Знаешь, даже когда ты еще была в старших классах, я думала, что у тебя очень чувствительный и сексуальный ротик. Часто я думала, что мальчики, вероятно, предпочтут минет в твоем исполнении, сексу…»

— Мам… пожалуйста…

— Знаешь, прежде чем прийти сегодня вечером к тебе, я долго наблюдала за Эрми Вилсон через дорогу от меня. Помнишь, маленькая сексуальная девочка, пацанка. Меня стоило бы посадить в тюрьму за мои фантазии о ней. Видишь, я хотела вылизать ее маленькую щелку… Ты… Я просто хочу трахнуть твою сексуальную дырочку.

Эти слова, сорвавшиеся с маминых губ, полностью перевернули меня. Я не знала ее больше. Я не знала себя. Все что я знала, что эта женщина хочет меня… сейчас.

Я чувствовала, как соки текут из моей киски, пачкая кровать. Рука моей мамы оказалась на моей голове… направляя меня вниз. Я перевернулась, пизда моей мамы была в сантиметрах от моего лица. Я могла чувствовать ее запах… запах ее вагины. Руки направили меня ближе… ближе, пока мои губы не коснулись ее влажных трусов. Я глубоко вдохнула ее запах, и потекла еще больше, прямо на белоснежные простыни.

— Так девочка… позволь маме оттрахать твой горячий язычок. Мамочка хочет трахнуть в ротик свою маленькую девочку… Так… Соси… Боже… Боже, ты великолепна… хочу кончить… кончиииить….

Я обхватила губами ее выступающий клитор… и мой язык начал щекотать его наиболее чувствительный краешек. Мне стали слышны ее, почти безумные стоны.

— О Боже, малышка… Я сейчас кончу! … я кончаю… кончаю… грязная шлюшка. Соси свою мамочку… Оооооооооооо!

Ее вульгарные стенания… совпали с движениями ее дрожащих бедер, бьющихся о мои губы, яростно ударяя их, рассекая до крови.

Мы нарушали все табу, занимаясь непотребным актом и упивались удовольствием. Случайно, мама задела ногой мою набухшую щель… неожиданное давление на мой клитор… я тут же оседлала ее ногу как собака, пока… пока, боже, я не переступила край… и яркий оргазм обрушился на меня.

Несколько секунд, пока я кончала, мамина пизда душила меня, заставляя судорожно пытаться вдохнуть воздух… ее вытекающие соки столь обильно заливали мой рот, что я подумала, что вот-вот захлебнусь. При этом я неудержимо спускала сама… мое тело содрогалась в абсолютном экстазе. Мое лицо было перепачкано мамиными соками… Я сползла с кровати на пол, мое тело еще продолжало биться в непрекращающемся оргазме.

Наконец, меня отпустило, и подтянувшись я вернулась обратно на кровать. Я смотрела на расслабившееся тело матери, которая, казалось, заснула.

Я сидела и смотрела на нее, скорбя о том, что наши отношения дочери- матери, закончились. Конечно, они прекратились, а еще, мы должны были отказаться от этих порочных удовольствий… А что будет, когда моя мать постареет? Она все еще захочет трахать меня! Неожиданно, ее влагалище вызвало во мне приступ отвращения.

Я заставила себя встать и шатаясь вышла из комнаты. Я вымыла лицо на кухне, соскабливая с уголков рта ее кончину. Несколько раз вытерла свою промежность, пока та не перестала сочиться. Зайдя в свою комнату, я замерла, снова чувствуя, как по бедру стекает очередная капля…

Я села на диван… пытаясь разобраться, что произошло с нами… с мамой и со мной. Эта жестокая, высокомерная женщина, мисс Габриэль, ей достаточно было совсем мало времени. Каким образом она смогла так кардинально изменить нас?! Так быстро! Неужели во мне и маме спал какой-то ген разврата, который только и требовалось что пробудить? Я пыталась бороться изо всех сил… но экстремальное сексуальное удовольствие было слишком соблазнительным. Я никак не могла выкинуть все это из головы. Как мы оказались во власти непотребства?

Я легла на диван и через несколько минут заснула. Я слишком устала чтобы думать о том, как утром посмотрю маме в глаза.

— ----------------------------------------------------

Я проснулась от запаха кофе. Мама была одета и готова уехать. Судя по ее поведению, можно было совершенно точно понять, что наше сексуальное происшествие не доставляет ей никакого беспокойства.

— Мне пора, Кэттти… ты тоже поторопись, а то опоздаешь на работу. Она наклонилась поцеловать меня в лоб… она не смыла острый и резкий запах секса с себя. Или… может быть это был мой запах?!

— Мам, нам надо поговорить… что черт возьми с нами не так? У тебя нет никаких опасений насчет того, что было между нами вчера? Неужели тебя не смущает какими аморальными и грязными мы стали?!

— Нет, Кэтти, у меня нет никаких опасений. Ты шлюховатая сучка, сексуальная, развратная штучка и когда я смотрю на тебя теперь, глазами которыми мне открыла Тони, я хочу тебя трахнуть. Жизнь стала проще для меня за последние пару дней. И раз уж ты подняла этот вопрос, я собираюсь хорошенько потрахаться перед тем как уйти.

Я перевернулась через диван, пряча лицо в подушку. Это было похоже на дурной сон.

Я почувствовала ее вес на кровати. Повернув голову я уставилась в промежность, прикрытую испачканными трусиками. Ее юбка была задрана вверх, к талии.

— Мам, оставь меня одну… уходи… сейчас!

Игнорируя меня, она придвинулась ближе и придавила меня своим весом, впечатав свой лобок мне в рот.

— Мом… Я не собираюсь… может ты примешь душ… боже.

Ее пизда заткнула мне рот. Я не собиралась подчиняться ей… я не собиралась, не могла… Но, начинающийся пожар между моих ног доказывал обратное. Мой язык затрепетал в поисках входа в ее пещеру, среди лабиринта ее длинных черных лобковых волос. Вкус, сперва кислый, но я знала… я быстро получу порцию свежих соков…

— Вот так, чертова шлюха… соси вонючую пизду своей мамы… тебе же нравится это, правда, детка… тебе нравится как пахнет моя пизда, правда?

— Ммммммммм…. Дааа, хорошо, мамочка… трахай меня…. Трахай… пожалуйстаааа… оххх… дааааа!

Мои пальцы нашли мой клитор… зажали и начали крутить его. Боже, это было так хорошо… Я собиралась снова кончить… высасывая в это время грязную, предательскую дырку… сося похотливую щель моей мамочки… Я почувствовала, как затвердело ее тело… услышала ее бессвязное мычание… несколько капелек мочи упали мне в рот и я смаковав их, проглотила… желая большего…

Она кончала… с силой насаживаясь на мое лицо своей промежностью… бесконтрольно тряся бедрами… крича в оргазме, сотрясающем ее тело… и наполняя мой развратный ротик порциями своего кремового десерта.

Наконец она слезла с меня, поправила свою юбку. Посмотрела на меня, вниз… наблюдая как я довожу себя до очередного оргазма… ее слова впечатались мне в мозг…

— Ты сладкая шлюховатая сука… в следующий раз ты вычистишь мамину попку… как тебе это, малышка… мамочкину попу.

Я застонала, охватываемая невероятным удовольствием...

Было сложно собраться на работу… мне не хотелось идти. Мне не хотелось быть в окружении других людей.

Я заперлась в своем офисе и оставалась там целый день. Марсия иногда звонила мне относительно разных клиентов, но в остальном, я провела весь день в одиночестве.

В пятницу мне было уже легче. Утром Марсия была вне офиса по делам банка, поэтому мне пришлось лично встретиться с несколькими клиентами.

Марсия вернулась около двух часов дня… Время моего очередного падения. Даже тогда я старалась сохранить это в себе. Началось все, когда она вошла через переднюю дверь. Марсии всего двадцать два, но иногда она выглядит так, что можно поклясться, что ей всего пятнадцать. Сегодня был один из таких дней.

Она была одета не совсем по-деловому, но для нашего городка это не имело значения… достаточно было выглядеть презентабельно. Глядя на нее в мини юбке и белых носочках, меня вдруг осенило… маленькая сучка выглядит в точности как Марсия Брэди из телешоу.

Длинноволосая блондинка с прямыми волосами, спускающимися вниз до середины спины, она была олицетворением невинности, свежести и… я не могла подобрать слово… Ох, точно!... сочности. Она выглядела сочной.

Фантазии начали витать у меня в голове.

Я наблюдала как она пересекла лобби… Клянусь, она шла почти вприпрыжку… а затем, исчезла в дамской комнате. Я позволила своему воображению обыграть «а если бы» обстоятельства… Если бы я зашла в туалет, открыла прикрытую, но не запертую дверь и сделала бы удивленный вид, глядя на нее, сидящую на горшке.

Она, наверное, сказала бы...

— Что ты делаешь здесь Кэтти… Почему ты так смотришь на мою киску? Я всегда знала, что ты шлюха, еще когда ты только начала работать здесь. Хочешь полизать мою пизду, шлюшка? Так ведь, сучка?

— Боже, дааааа! - прошептала бы я в ответ.

— Пожалуйста, я хочу откушать твоей сочной киски… твоей сладкой, девственной киски… хочу, чтобы ты кончила мне в рот… вылизать твою задницу… я хочу угодить тебе. Я хочу сделать для тебя все что угодно, Марсия Брэди.

Она бы стала по-настоящему строгой со мной.

— Вставай на колени, шлюха… прежде чем я позволю тебе дотронуться до своей киски… прежде чем ты почувствуешь мой вкус… мой нежный, ванильный крем… сперва ты отведаешь мое «шампанское».

Я бы расположилась между ее теплых бедер, вдохнув ее чистоту… нежно бы поцеловала ее маленькую щелку губами, окружила бы ее… и… ждала… пока поток ее горячей мочи не наполнит мой рот. Я бы глотала так быстро как могла бы. Мне следовало бы выпить все… Я глотала бы, несмотря на то, что жидкость была бы очень горячей, глотала бы все до последней капли. А потом, она бы плюнула в мой…

— Кэтти… Кэтти!

— Ух… что… что, - должно быть я покраснела. Марсия стояла передо мной, пытаясь привлечь к себе мое внимание.

— Боже мой, у тебя были наверняка интересные мечты… Я трижды позвала тебя по имени.

— Ага, точно… Ты даже не представляешь какие мечты… Ладно, что ты хотела.

— Мисс Габриэль на линии. Хочет поговорить с тобой.

Я была не готова к этому. Я ожидала увидеть ее только в понедельник, когда она вернется из поездки. Что могла она хотела, что не могло ждать? Я думала, что у меня еще будут выходные чтобы обдумать свой разговор с ней. Я начала дрожать. Моя киска была в огне… я могла почувствовать, как увлажнились мои трусики, результат моих мечтаний.

Прежде чем я взяла телефон я снова взглянула на удаляющуюся Марси… боже, что за чудесная, тугая попа у нее! Почему за все время что я знаю ее, я обратила на это внимание только сейчас?

— Алло, мисс Габриэль, это Кэтти. Как вы?

— Послушай, Кэтти. У меня мало времени. Знаю, я сказала Марсии, что вернусь в понедельник. Но, планы меняются… Меня не будет еще неделю.

— Ох… хорошо… хорошо, есть что-нибудь, о чем мне следует позаботиться пока вас не будет? У нас все отлично тут, но, может быть я чем-нибудь могу помочь…

— Да, поэтому я и звоню. У нас есть богатая клиентка в Чикаго. Жутко богатая вообще-то. Неважно… Она не любит летать и ей надо чтобы ее отвезли в Вегас. Поскольку дорога проходит через городок в котором живешь ты, я сказала ей, что она сможет остановиться у тебя на часик-другой. Ты слышишь меня?

— Я не знаю… а что если я…

Мисс Габриэль прервала меня.

— Ты абсолютно точно знаешь, что я имею в виду, Кэтти… ты позаботишься о ней… она наш очень важный клиент. И, слушай, одень что-нибудь что подчеркнет твои формы… поняла?

— Да, мэм… Я поняла.

— Отлично. Увидимся через неделю. Передавай своей маме поцелуй от меня. Ты знаешь, что я имею в виду?

Кровь ударила мне в голову и я, наверняка покраснела до ушей. Моя мама рассказала ей про нас! Боже! Как она могла рассказать, практически незнакомому человеку, о том, что у нее был секс с дочкой! В этот момент я ненавидела свою мать.

В трубке раздались гудки… Мисс Габриэль отключилась, не дожидаясь моего ответа. Осмыслив наш разговор, я вникла в суть… меня использовали, мной делились как обычной шлюхой!

Выходные начались паскудно. Мой телефон начала звонить, едва я вернулась с работы домой. Я не взяла трубку, предоставив поработать автоответчику. Это была моя мать, хотела провести время вместе. Затем она звонила каждые полчаса в течении трех часов подряд, сдавшись около девяти вечера. Я знала, что она хотела. Вообще-то, я хотела того же, но только не с ней.

Попытавшись отвлечься, я начала смотреть телек. В первом же просмотренном шоу, на меня произвела впечатление некто «Рози», смазливая девочка. Я фантазировала о том, как вылизываю до чиста ее попу и дрочила во время шоу. Кажется, я кончила не меньше четырех раз.

Затем, мои фантазии вернулись к подруге, Марсии. Я не могла выкинуть ее из головы, особенно возбуждаясь представляя, как она писает мне в рот. Все запретное и извращенное, заводило меня до чертиков и я продолжала дрочить себя еще несколько часов, потеряв счет оргазмам.

Находиться в постоянном возбуждении было все равно, что испытывать непрекращающийся оргазм, которого раньше я никогда не испытывала.

Должно быть, я заснула около полуночи. Последнее что я помнила – я пошла пописать перед сном. Мои измучанные от многочасовой дрочки половые губы, пронзила острая боль, едва я приступила. Как это не странно, даже эта боль, от которой у меня выступили слезы на глазах, доставила мне удовольствие.

Утром в субботу, я поехала в ресторан, где ублажала официантку. Мне хотелось снова доставить ей удовольствие. В тайне, я желала, чтобы она помочилась на меня. Кажется, это становилось моей навязчивой идеей.

Подъезжая к парковке, я чувствовала, что от возбуждения меня пробирает дрожь. Однако, моей официантки не было… она больше не работала у них, как мне сказали. Я не могла поверить… она уволилась! Я не смогла узнать, где она живет…

Я пошла в туалет и дрочила сквозь трусики, а затем, кончив, сняла их и повесила на дверную ручку. Детский сад… но почему-то я завелась от этого… ведь кто знает, может быть это спровоцирует кого-нибудь на такие же развратные удовольствия которые познала я.

Возвращаясь к воспоминаниям о выходных, думаю, я мастурбировала каждые три из четырех часов. Определенно, секс овладел мной как наркотик.

К вечеру воскресенья, я стопроцентно была готова принять себя такой, какой я стала теперь. Я занялась одеждой, которую купила мне мисс Габриэль. До этого, я не носила ее.

Мисс Габриэль приказала мне надеть что-нибудь провокационное во вторник, в ожидании ее специальной гостьи. Но, подумала я, зачем ждать вторника?

Я выбрала наряд для понедельника, очень изысканный, но в тоже время откровенный. Откровенный настолько, что я чувствовала себя в нем очень сексуальной.

Утром понедельника выдалась интересным… кажется, все сотрудники смотрели на меня плотоядно, с вожделением, либо злобно. Удивительно, но никто ничего не сказал мне.

Мой ланч в торговой палате имел тот же результат. Мужчины… что за свиньи… Казалось, они насиловали меня своими глазами. К моему изумлению, я поняла, что больше не вижу в них возможных сексуальных партнеров. Прошел всего лишь месяц… а я так кардинально изменилась!

Остаток дня, я провела, наблюдая за Марсией… и, не смотря на риск, я довела себя до оргазма, глядя на нее из своего офиса, фактически у нее на виду. Кончив, я почувствовала свой запах… какого черта!... я вышла из кабинета и прошла к столу Марсии, остановившись около нее. Я хотела, чтобы она почувствовала мой запах, что уж говорить… Я так хотела, чтобы она проявила интерес… Хотя, я знала, что я желаю невозможного.

Я начала понимать, что у меня не было никакого опыта в соблазнении женщин. И теперь, чувствуя свой новый статус офисной шлюхи, я остро нуждалась в мисс Габриэль… Я поняла, насколько сильно я хочу и жажду ее. Конечно, по ее возвращении, между нами не будет никакого серьезного разговора. Я просто брошусь к ее ногам и сделаю все что она прикажет.

Наконец настал вторник, день, когда я должна была развлекать нашего богатого клиента. Мне уже было наплевать, какой шалавой считают меня сотрудники офиса. Весь мой мозг был пропитан вожделением и мое суждение о происходящем было сквозь завесу похоти. Нормальный секс? Я больше не знала, что является нормой. Я не задавалась вопросами, почему настолько привлекает меня извращенный и унизительный секс… я знала лишь, что готова унижаться ради того, чтобы обильно кончить.

Я мучительно выбирала, что надеть, в конечном счете, решив повторить один из стилей Марсии… стараясь выглядеть моложе своих лет. Посмотрев в зеркало, я заметила сходство с Марсией… Хотя, уверенна, мой новый наряд поднимет мой рейтинг шлюхи как минимум на две отметки. Я пыталась вести себя как обычно на работе… хотя, не думаю, что сотрудники считали меня нормальной теперь.

После ланча… из своего офиса я услышала охи и ахи, доносившиеся из лобби. Я вышла посмотреть, что происходит… Огромный лимузин припарковался перед банком.

Через главные двери прошла совершенно потрясающая женщина… высокая, грациозная, такая классная! Неужели это та самая женщина, с которой у меня встреча?

Она направилась прямо ко мне. О Боже… Я не знала ее имя! Должно быть она читала мои мысли:

— Кэтти?

— Да, это я.

— Я Меридит. Меридит Чамберс. Думаю, Тони сообщила обо мне.

— Да… да, конечно. Пройдемте в мой офис.

Пользуясь случаем, я повела ее в офис мисс Габриэль… шикарно обставленный и звуконепроницаемый.

Внутри, мне стало неудобно… Я не знала, что сказать. Поэтому… промолчала.

Мисс Чамбер, явно заработала свое богатство не благодаря плохим манерам… она просто села на большое, мягкое, кожаное кресло, убедившись, что мне хорошо видны ее ляжки.

Я заставила себя заговорить.

— Не желаете что-нибудь выпить, мисс Чамбер. Вино или холодную воду. Я принесу все что Вы захотите.

— Нет, у меня нет времени на это, - резко сказала она. - Тони объяснила цель моей остановки в этой дыре?

— Да… вроде того… она не уточняла. Если вы скажите мне что хотите…

— Иди сюда, Кэтти. Встань передо мной, - я быстро встала перед ней.

— На колени… вот так. Колени в мою сторону.

Говоря, она широко развела свои ноги и ее короткая юбка задралась.

— Что ты видишь между моих ног, Кэтти?

Я заикалась, как школьница. Моему взору открылись очень привлекательные голубые трусики. Они выглядели дорого.

— Тебе нравится смотреть на мои трусы, Кэтти? Хочешь посмотреть на мою пизду?

— Да, - прошептала я.

— Насколько я понимаю, ты стопроцентная шлюха, когда дело доходит до вылизывания дырок. Правильно? Тебе нравится вылизывать дырки?

Я мгновенно потекла. Не было никаких сомнений. Она задрала ноги на подлокотники кресла, бесстыже демонстрируя свою манду. Я почувствовала запах и смотрела, как появилось маленькое темное пятнышко на ее трусиках, постепенно увеличиваясь в размерах, под моим взглядом, полным вожделения.

Она была на удивление мягкой, запустив свои пальцы в мои волосы и привлекая меня в себе. Аромат ее дорогого парфюма опьянял меня, добавляя соблазна к ней.

Я придвинулась максимально близко к ее дырке, так чтобы при этом не касаться ее. Я чувствовала жар, исходящий от нее, в то время как я медленно лизала трусики, вокруг. На некоторое время она допустила эту пытку, пока не решила, что время для ласк закончилось. Отодвинув в сторону трусики, она жестко припечатала мой рот к ее сочным губам.

Я приступила… Едва мои вкусовые рецепторы полностью распробовали ее молочные соки, я буквально утонула в ее промежности, так, что окружающий мир перестал существовать для меня. Я лизала ее, полностью отдавшись процессу… моя собственная щелка обильно текла… да, это было так восхитительно… стоять на коленях, уткнувшись в эту сладкую, сочную манду.

Не знаю, сколько прошло времени прежде чем она издала звук… она начала скулить. Ее бедра медленно начали волнообразные движения… при этом мой рот продолжал ласкать ее прекрасную щель.

Когда обе ее руки сплелись у меня на затылке, я поняла, что стараюсь не зря… Усилившиеся сокращения ее сильных, стройных бедер становились все более выраженными. Наконец, она стала биться о мои губы настолько сильно, что я еле сдерживала боль в губах. Наплевать… Мне нравилось, как она пользовалась мной… и боль в разбитых губах только добавляла удовольствие.

Ее стоны, постепенно переросли в утробный вой… все ее тело, казалось, реагировало на спазмы удовольствия, которые приносил ей мой язык.

Затем она кончила. Боже мой… так сильно… Я страстно лакала ее соки, стараясь чтобы ни одной капли не упало на дорогое кожаное кресло.

На пике оргазма она замерла, изогнувшись, а затем, откинулась в изнеможении на спинку кресла. Я была в восторге… Совершенно точно, мне удалось ублажить ее. Теперь мне ужасно хотелось кончить самой, доведя себя пальцами, но… держаться на краю оргазма, не кончая, стало еще одним моим удовольствием.

Женщина оттолкнула меня и я плюхнулась на пол, попой. Она протянула руку и достала из своей сумочки сигарету. Я быстро подползла к ней, ища пепельницу.

— Тони была права… ты просто адская пиздолизка. Бывало я кончала и острее, но такой страстной как ты у меня еще не было. Да… это был адский оргазм.

— Спасибо Вам, мисс Чамбер… Я рада, что смогла удовлетворить Вас. Если хотите, мы можем повторить. Можете даже… ну, знаете… приказать мне делать разные вещи, что Вам будет угодно… Я сделаю все что Вы пожелаете.

— Уверенна, что сделаешь, Кэтти… есть еще кое-что, что я бы хотела… можно сказать, мое исключительное желание. Тони говорила, что тебе надо попрактиковаться в этом. Так что, сейчас, когда я докурю сигарету, я сделаю Тони одолжение и потренирую тебя.

Я не могла представить, что она имела в виду. Я молча ждала, как послушная сабмиссивная шлюха, ждущая приказаний.

Закончив курить, она приказала мне повернуться и лечь поперек большого письменного стола. Я повиновалась. Цель пока оставалось для меня загадкой… Я не могла представить ее лижущей меня… вряд ли это было ее желанием.

Я слышала ее шаги у себя за спиной. Она что-то делала. Мне было ужасно стыдно, так как мои соки продолжали стекать по моим ногам… я не хотела оскорбить ее этим.

Что-то ткнулось в мои половые губы. Я все еще не понимала, что происходит. Неожиданно, меня осенило… дилдо! О, Боже… она собиралась отыметь меня! Как давно у меня этого не было. Я шире раздвинула ноги, давая ей доступ… Она увеличила давление, что-то выпуклое и резиновое напирало на вход…

Давление снова усилилось… Моя дырка была настолько мокрой, настолько отзывчивой, не знаю, почему эта штука еще не вошла. Наконец, я робко оглянулась и тогда, поняла в чем дело. Я закричала от боли:

— Ох, Боже, мисс Чамбер. Он слишком большой. Простите, я не смогу… Мне так больно!

Она немедленно продемонстрировала, что она думает о моем нытье…

— АААААААААААААААААААААААААА!!!, - забилась я в агонии, приняв в себя примерно половину от этой штуки.

— Оооооо, неееееет, пожалуйстааааа… Мисс Чамбер… так больно… очень давит… пожалуйстааа.

— Прекрати скулить, чертова сука… ты примешь в себя все… и будешь умолять продолжать. Представляй, как тебе в рот капает из щели Тони. Вспоминай набухшие губы, выделяющие так любимый тобой сок в твой похотливый ротик.

Я громко застонала. Словно по сигналу, она погрузила резиновый член в меня целиком. У меня перехватило дыхание. Моя пизда была растянута, уверенна, до предела. Мне повезло, что я не порвалась.

Она трахала меня безжалостно… рыча при каждом ударе. Я чувствовала, как дилдо бьет меня прямо в матку… неожиданно спазмы удовольствия начали пронизывать меня. Я была настолько наполненной… и я хотела больше…

— Господи, трахайте меняяяяя… так хорошо… пожалуйста, глубже… пожалуйстааааа… еби… какой член… такой большой… трахайте мою пизду, Мэм… ебите меняяя… глубжеее… глубже!!!!!

Она почувствовала, что я на краю оргазма… ее толчки стали быстрее, как одержимая она двигала огромный член внутри меня.

— Бляяяядь… я кончаюююю… кончаюю… почти… дааа.. вот… воооот… БООООЖЕ… ДАААААААААААААААААААААА!!!

Мое влагалище в спазме крепко сжало прекрасный член… Я хотела, чтоб он остался во мне навсегда… я дрожала, не в силах контролировать себя… Все мое тело испытывало блаженство. Затем я почувствовала, что отключаюсь.

Я очнулась, когда она вынимала гигантский член из меня. Мое тело продолжало подергиваться от переполнявшего меня удовольствия. Я испытала ОГРАЗМЫ… я надеялась, они никогда не закончатся.

Я все еще продолжала валяться на столе, не в силах пошевелиться, когда Мисс Чамбер поцеловала меня в щеку:

— Увидимся, крошка. Может быть, повторим еще когда-нибудь. Поцелуй Тони от меня… хорошо? И обязательно расскажи ей как я тебя оттрахала… она очень настаивала на этом. Ей хотелось, чтобы ты испытала настоящий трах… расскажи ей.

Затем она ушла. Я сползла со стола и плюхнулась на ближайшее кресло. Все тело болело. Однако, я чувствовала удовлетворенность… впервые за неделю я была сексуально удовлетворена.

Взглянув на часы, я увидела, что было около пяти вечера. Я почувствовала облегчение… должно быть все уже ушли. Мне не нужно было приводить себя в порядок, заботясь о том, какой меня увидят. Я могла просто добраться до машины и свалить домой. Меня ждал крепкий сон без сновидений.

На следующий день, Марсии позвонили и вызвали в головной офис. Она должна была отправиться на тренинг со вторника по пятницу. Я спросила где она остановиться… острый приступ ревности заставил меня выяснить, не собирается ли она жить в кондоминиуме мисс Габирэль. Нет. Оказывается, банк забронировал для нее комнату в том же отеле, в котором должна была останавливаться я, когда не поехала на шоу.

Что касается меня, то остаток недели не был богат событиями. Я все также часто дрочила, предаваясь очень странным и извращенным фантазиям, большинство из которых я еще ни с кем не осуществляла. В основном, мои фантазии были такими грязными, что я сомневалась, кому еще могло бы прийти такое в голову кроме меня, зато во мне они рождали такие взрывные оргазмы, что я была буквально одержима ими.

В субботу днем я наконец решилась позвонить маме. И не смогла дозвониться. Спустя несколько часов я начала волноваться. Я отправилась к ее дому, но не успела дойти до ее двери, как встретила соседей, сказавших, что мама уехала в Чикаго уже несколько дней назад. Вроде бы, навестить друзей.

Я зашла в дом, стащила из холодильника колу и уселась перед телеком. Что-то происходило… в Чикаго ехали все, кроме меня! Моя мама не знала никого в городе, она наверняка поехала навестить Тони. Но почему?

Я заметила мигающую лампочку ее автоответчика. Из любопытства, я нажала кнопку и стала слушать ее сообщения.

— Привет, это Тони. Я свободна на этой неделе. Почему бы тебе не приехать в гости? У тебя есть адрес моего кондо. Оставь дома свой лифчик… У меня для тебя отличный, шелковый подарок. Позвони, если не сможешь приехать. Но, в любом случае, я буду ждать тебя.

Я разозлилась. Бог мой, она остановилась в кондо, в этом Логове Греха, откуда началось моя дорога разврата! Я почувствовала, что предана своей собственной матерью! И ревность, боже, я сгорала от ревности.

Неожиданно, я почувствовала себя очень одинокой, одинокой и отвергнутой. На секунду я забыла о сексе. Я стояла посреди гостиной и плакала, оплакивала свою прошлую жизнь…

Правда, нельзя вернуться назад. Уставившись сквозь окно, я наблюдала как маленькая девочка-пацанка, та самая, о которой фантазировала моя мать, играет с другой девочкой перед домом. Мама была права, она была сексуальной штучкой. Нуждаясь в чем-то позитивном, я замерла посреди гостиной, здесь, где я когда-то была маленькой и невинной девочкой, и шпионя отсюда за пацанкой Лолитой, довела себя пальцами до фантастического оргазма.

Я упала на колени на диван, моя щель коснулась подушки и я, как собака стала тереться о ткань, вытирая себя насухо. В этом было что-то детское, оставить знак отвращения к матери напачкав ее на кровати.

В понедельник я опоздала на работу. Я была очень напряжена, ожидая встречу с мисс Габриэль. Я не видела нигде Марсию, поэтому, проверив почту, я тихо постучалась в дверь кабинета мисс Габриэль. Кто-то ответил: «Заходите». Войдя, я была удивлена, увидев Марсию, сидевшую за столом мисс Габриэль.

— Что ты здесь делаешь, Марсия? Где мисс Габриэль?

— Она больше не работает в нашем офисе, Кэтти. Она осталась в головном офисе.

— Что? Она сказала это тебе. Она даже не позвонила мне! Что, черт возьми, происходит? Она попросила тебе убраться на столе?

— Нет, это теперь мой стол, Кэтти. Я – новый Менеджер. Она повысили меня. Удивительно, правда же. И они утроили мне зарплату… и даже предоставили кондо в Чикаго.

Я чувствовала, как на глазах наворачиваются слезы.

— Слушай, Кэтти, они сказали, что я могу оставить тебя своей ассистенткой, если я захочу. Так что теперь, ты будешь работать непосредственно на меня. Конечно, твоя зарплата изменится. Я думаю предложить тебе те же задачи, что и Тони. Ты же не против, Кэтти? Уменьшение зарплаты, подчинение мне, выполнение всего что я пожелаю, знаешь, без всяких вопросов.

Я убежала в свой офис и стала звонить в Чикаго. Я звонила пять раз в течение часа, но мисс Габриэль не брала трубку. Я знала в глубине сердца… когда мисс Чамбер была здесь и сказала мне, что мисс Габриэль настаивала, чтобы она трахнула меня, это было послание… «Ты ослушалась и вот твоя расплата, я поимею тебя».

Она была такой жестокой как я и могла ожидать от нее. Дверь в мой кабинет открылась. Марсия придержала ее на секунду.

— Ну… Ты остаешься или нет, Кэтти? Мне нужно знать.

— Да.

— Что, «да»?

— Да, мэм.

— Ах, да, я почти забыла. Угадай кого я встретила в Чикаго. Твою мать. Она была в такой прекрасной блузке! Знаешь, у твоей матери замечательные, огромные… ну, ты понимаешь. Я была очень удивлена увидеть ее там, особенно в таком наряде. Кто бы мог подумать, хм… Твоя мать…

Мое тело и разум были полностью подавлены. Я сидела за столом следующие два часа и не могла пошевелиться. Впервые за все утро мой телефон зазвенел.

— Алло, - ответила я.

— Кэтти, это я, Марсия. Просто сообщаю тебе, что я собираюсь в туалет… окей.

Я подождала пару минут… и наконец отправилась в знакомую часть холла. Я зашла в туалет и открыла дверь в кабинку.

— Что ты здесь делаешь Кэтти… и почему ты смотришь на мою дырочку? Я всегда знала, что ты грязная шлюха! Ты хочешь вылизать мою щелку, правда, кусок дерьма! Это правда, отвечай, сука!

— Боже, даааааа, - прошептала я. – Пожалуйста, я хочу высосать все из вашей сочной дырочки… вашей сладкой, девственной киски…. Я хочу, чтобы вы кончили мне в рот… вылизывать вашу попу… я хочу ублажать вас. Я очень хочу угодить Вам, Марсия Брэди.

— Вставай на колени, похотливая сука… Прежде чем я допущу тебя к своему лакомому кусочку, прежде чем дам попробовать мой крем… мой сладкий, ванильный сок, я дам тебе отведать «шампанского».

Я расположилась между ее теплых бедер, глубоко дыша, вдыхая в себя ее свежесть и чистоту, аккуратно охватывая ее щель своими губами… ожидая… ожидая… как поток мочи наполнит мой рот. Я глотала так быстро как могла… Мне нужно было выпить все… она была такой теплой, ужасно теплой, но я проглотила все до капельки. А затем она плюнула в мой широко открытый, похотливый рот…

А еще говорят, что фантазии не сбываются. author: little miss blair

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 18257
Скачать

Комментарии

0