Двоежёнец.

Читаю рассказы на этом сайте и думаю, что кто-то считает авторов фантазёрами. Есть и такое. Человек выкладывает свои подспудные желания в виде рассказа. Не на исповеди у попа, не на приёме у психолога, с которыми надо говорить вживую, а это стыдно, а вот написать, да ещё спрятавшись за псевдонимом, значительно легче. Выговорился и отпустило то, что давило на психику. Это вроде как поделиться с попутчиком в поезде. Знаешь, что сойдёшь на остановке и больше в глаза его не увидишь. Так что считаю, сайт этот не для одних лишь озабоченных юнцов и юниц (есть такое слово?), но и отдушина для тех, кто в обычной жизни не может поделиться наболевшим. А элемент фантазии конечно же присутствует. Надо же себя показать сплошь положительным. Да и помахать кулаками после драки. Если бы я сделал так, то было бы вот эдак. Так что не судите строго, критики. А в жизни бывает много такого, о чём даже в самых смелых фантазиях не привидится. Описываешь то, что было с тобой, слегка корректируя действительность. Так этим грешат все литераторы. Либо пишешь о том, о чём грезится и что не смеешь предложить партнёру. Неважно. Важно, что есть с кем поделиться. И кому-то это интересно.

На одной из вечеринок познакомили меня с женщиной. Немного старше меня, что не существенно. Татарочка. Точнее полукровка. Ростика небольшого, фигурка просто блеск на мой вкус. Кто-то любит спортивных девушек, кто-то тощеньких, мне же нравятся именно такие, восточного типа, когда попа шире плеч, когда тонкая талия и небольшая грудь, раскосые глаза на круглом лице и которым не просунешь ладонь меж ног, потому что они не П-образные, а плотно сомкнутые. Мы танцевали, веселились у ушли с вечера вместе. Ко мне. У неё дома младшая сестра, неудобно сразу влезать в чужую семью. Алия, которую я быстро переименовал в Альку, оказалась на радкость не зашоренной и безо всяких комплексов. Разделась, спросила, где ванна и смело легла в постель. Оторвались мы существенно. По всему было видно, что женщина изголодавшаяся, старается восполнить недостаток того, что не получала последнее время. Вдоволь накувыркавшись, отвалились друг от друга полностью насытившись, лежим рядышком. Потянуло на разговоры. Это же как в анекдоте: А поговорить?

— Аль, а как ты так рискнула сразу ко мне пойти? А вдруг я маньяк какой, Щекотало? И не страшно было.

Алька лежит на спине, одну ногу поставила на кровать, согнув в колене, вторую закинула на меня, будто я уже её собственность, ручкой играет с вялым концом

— Так я же не просто так сразу. Я давно хотела. У девочек спрашивала.

— У кого это?

— Да у многих. А чего ты так разволновался? - Засмеялась. - Они все говорят о тебе только хорошее. Им не повезло, они замужем.

— А ты?

— А я нет. И тебе придётся взять меня в жёны.

— Типа обесчестил девушку - женись?

— Нет, что ты. Просто к тому есть несколько причин.

— Назови. - Мне стало интересно. Ещё никто так смело не пытался меня женить на себе после первого же секса. - Хотя бы пару-тройку, а я подумаю.

— Да сколько угодно. Я красивая - это раз. И не вздумай сказать иначе. У меня небольшие красивые титьки и тебе они очень понравились. Я думала отгрызёшь, так сосал. У меня красивая жопа. Тоже не отрицай. Ты её целовал, когда ставил меня раком. И сейчас старешься пощупать. - Я отдёрнул руку, а Алька засмеялась. - Я хорошо готовлю. У меня никогда не болит голова. А ещё я хозяйственная и не скандальная, покладистая.

— Ага, положительная со всех сторон. А если я не захочу брать тебя в жёны?

— Тогда возьмёшь мою младшую сестру. А я буду второй женой.

— Что? - Я подпрыгнул на кровати. - Какую ещё сестру?

— Младшую. Зульфию. Зою. Не могу же я её бросить на произвол судьбы. Если ты считаешь, что нам будет мало места, так не расстраивайся. Родственники с жильём помогут. Только всё же тебе лучше старшей женой взять меня. Зоя ещё молодая, глупая, хозяйство вести не сможет. Она лучше для постели. Хотя и я в постели хорошая. Тебе ведь понравилось?

— А если я скажу нет?

— Тогда я буду стараться понравиться. Ты отдохнул? По крайней мере твой член реагирует. Уже напрягся. Сейчас я немного помогу и он встанет полностью. Мне раком встать?

Алька насосала, встала раком и я с наслаждением драл её узенькую пизду. А в голове крутилась мысль, что это всё сон, это направда и я скоро проснусь. И никакой Альки рядом нет.

Проснулся. И правда никого рядом нет. Ан, нет, кто-то есть на кухне. Оттуда несёт вкусными запахами, которымы меня редко балует жизнь. Готовить умею и люблю, но ленюсь. А тут такая вкуснотища! Подорвалася и бегом на кухню, забыв, что я полностью голый. Вчера разбрасывали вещи куда попало, срывая друг с друга одежду. Даже порвали Альке колготки. На кухне Алька священнодействует. Фартучек нашла, оставшийся от бывшей, а попка голенькая, как, впрочем, и всё остальное. Оглянулась, улыбнулась. Маленькие губки, весьма пухленькие, нижняя чуть полнее верхней, растянулись и приоткрыли белый зубки, образовали на щеках ямочки. Осмотрела меня придирчиво, буто проверяя, всё ли на месте.

— С добрым утром! Ты спал, а я решила приготовить завтрак. Мужа надо кормить, тогда у него будут силы любить жену. Ты меня вчера хорошо любил. Она до сих пор довольна. - Погладила себя по низу живота. - А он доволен?

Если пальчик девушки указывает на вполне конкретный предмет, то сомнений не возникаеь, о чём она спрашивает.

— Аль, он сверхдоволен. И ты зря так ходишь голенькой.

— Я всё постирала. Высохнет, оденусь и поеду домой.

— Как домой? А?...

— Напугался? Ты же не хотел меня в жёны брать.

— Аля, я тебя, да и себя проверял?

— И как, проверил?

— Проверил. Говорю же тебе, зря ты так ходишь.

Схватил её в охапку, поцеловал, подхватил на руки и потащил назад в спальню. И как она была в фартучке, так и встала раком. Почему-то эта поза мне понравилась больше всего. Да потому что действительно Алькина жопа способна свести с ума. Светло, хорошо видно, как Алькина тесная пизда принимает хуй, плотно обхватив его, как тянется за ним, не желая отпускать, как слегка сопротивляется, когда он устремляется внутрь. Алька сама двигалась мне навстречу, страстно стонала, иногда охала, когда головка сильно упиралась в донышко, в саму матку. Пизда у неё мелкая, узкая, просто мечта и вершина наслаждения. На вкус ещё не пробовал, но вылижу, обязательно вылижу. Такую писю и не поцеловать? Прощения сам себе не дашь. Пока наслаждался видом Альки с тыла, уже и кончили. Оба упали на кровать. Алька снизу. Сопит довольная. Вдруг дёрнулась, скидывая меня с себя. Что-то возмущённо выкрикнула на татарском и бегом на кухню. Принюхался. Да, гарью несёт. Вслед за Алькой на кухню. Она что-то шипит, явно матерясь сразу на двух языках, заливая в раковине водой подгоревшую сковороду. От волнения в её речи стал слышен акцент.

— Пилять! Скарел! Чито кушать будешь?

Обнял. Поцеловал. Алька опустила руки вдоль тела, подставила свои пухленькие губки.

— Плевать. Найдём что покушать.

— Пока епал, всё сабыл.

— Аль, ты специально так говоришь?

— Должна же я тебя хоть чем-то отвлечь. Я же татарка, ты не забыл? И чем мне теперь тебя кормить?

— Вот этим. - Потрогал за пизду. Мокрая, липкая, но такая желанная.- Не знаю почему, но мне хочется и хочется. Прямо как мальчик какой. Всё встаёт и встаёт. Вот и опять, видишь, напрягается.

Алька засмеялась, присела на корточки, поцеловала головку

— Бедненький, встать не может, сил нет. Что значит голодный. Мыться пойдём?

В ванне Алька спрашивает

— Вов, ты обрезанный?

— С чего ты взяла?

— Смотри. - Попробовала натянуть крайнюю плоть на головку. Ничего не получилось - Точно обрезанный.

— Аль, я не мускльманин. Это точно. А насчёт обрезания не знаю, но помню, что мать что-то так

ое говорила. В детстве было какое-то воспаление, вот и делали операцию. Хорошо хоть лишка не отхватили.

Алька хохочет. Просмеялась

— Могли бы и подрезать. Всё равно бы хватило. Мне хватает точно. А мусульманин ты, нет ли, какая разница. Я сама та ещё мусульманка.

— Аль, а в чём разница между обрезанным и не обрезанным.

— Не знаю. Говорят, что обрезанные могут дольше ебать. Ты точно долго это делаешь. Даже много получается. Вот будем с Зойкой делить, тогда будет нормально.

— Аль, а что не так с Зойкой? Ты не думай, я не отказываюсь. Даже приятно, что у меня будет две жены.

Алька вздохнула.

— Ну не в ванне же рассказывать. Может пойдём.

— Пошли. Заваришь чаю?

— Мужу и не сделать чай? Да что я за жена тогда? Не татарка, точно не татарка.

Алька рассказала, что Зойку несколько лет назад изнасиловали. И теперь её считают порченой. Она не сможет выйти замуж.

— Аль, ну что за дурь? Это там у вас в Херзнаеткакомулусе она не сможет. А здесь город. Найдёт себе мужа.

— Уже нашла. - Алька отхлебнула чай из чашки, улыбнулась. - Тебя нашла. Она тебя видела. Ты её тоже видел, она ко мне приходила.

— Постой, постой, такая черноволосая, волосы длинные, на тебя похожа. Только более тонкая.

— Ага. Жопа меньше, а титьки такие же. И я совсем не толстая.

— А я и не сказал, что толстая.

— Как не сказал? Сказал. Ещё как сказал. Ты сказал, что Зойка тоньше. Значит я толстая.

— Ты чего, Аль? Что за наезды?

— Купился! - Уселась мне на колени, целоваться лезет. - Извиняйся.

Извинения закончились в спальне. Хуй встал не полностью, но вошёл нормально. На мои сетования, что не встаёт до конца, Алька сказала, чо так даже лучше. Головка мягче, лучше ласкает внутри. Раздраконил Альке клитор, она кончила. А я, сколько бедная девочка не старалась, не смог. Нечем, видать. Сколько же можно? Там же у меня не спермозавод.

Алька погладила высохшие вещи и поехала к себе на съёмную квартиру за младшей сестрой и теперь уже практически моей младшей женой. Меня не взяла. Сказала, что и сами справятся. Тем более дома хозяйка, та ещё выдра. Если уж она такая вредная, то почему нужно называть её на вы. Тыдра и всё. И от того, чтобы поехать на моей машине отказалась. Сами, мол, справятся. Часа через два пара грузчиков в лице Зойки и Альки затащили баулы с вещами. Потом мы с Алькой сходили ещё раз и принесли остальное. Девочки даже продукты привезли.

— Ну не оставлять же продукты там. - Алька раскладывает их в холодильник. - Мы за квартиру рассчитались, а это наше. Зой, Зойка, иди сюда.

И добавила что-то на татарском. Зойка пришла, держа в руках какие-то вещи, они затараторили.

— Стоп, девочки, стоп! Или вы учите меня татарскому языку в кратчайшие сроки, или разговариваете лишь на русском. Вдруг вы планы какие коварные в отношении меня, сироточки, вынашиваете, а я ни ухом, ни рылом.

Засмущались.

— Аль, я и не знал, что ты способна стесняться. Вот так новости. Зой, ты тоже умеешь так краснеть? Как мило. Аль, а когда Зоя станет мне женой?

Алька вновь что-то спросила у Зойки на татарском. Та ответила. Алька ко мне повернулась.

— Ты хочешь сейчас?

— Да. А что надо делать?

Алька плечами пожала.

— Взять её. В постели взять, если не понял. Ты в силе? Извини, ты же был уставшим.

— Что, от так просто взять, переспать и всё? И муж и жена?

— А что ты хотел? Муллу? Так нет его. Я старшая, я благословила.

— Зоя, ты хочешь лечь со мной?

Как она мило краснеет. И глазки потупила. А как, интересно, я буду с ней ебаться, если у меня одна комната? А Альку куда? Алька поняла мои сомнения.

— Я тут буду, еду готовить буду. А вы кричите на здоровье. Мне хватит того, что ты мне дал вчера и сегодня. До сих пор ноет.

— Аль, тебе больно?

— Нет. Просто переела пста такой. - Засмеялась, увидев выражение моего лица. - Всё, идите. Зойка, забирай своего, нет, нашего мужа, и идите.

Зойка была несколько зажата. Да что там несколько, когда прилично. Целую, отвечает, а активности никакой. Стесняется, что ли?

— Зой, ты Альку стесняешься? - Отрицательно мотает головой. - А что не так?

— Тебя стесняюсь.

— Ты не хочешь показать мне, своему почти что мужу своё красивое тело? Ты не хочешь, чтобы я его целовал, ласкал, обнимал? Ты, наверное, просто не хочешь стать моей женой?

Это, конечно, не спортивно, зато действенно. Мигом разделась и легла, закрыв глаза. Руки по швам, как у солдата в строю. Ждёт. Сейчас я тебя расшевелю. Хотел целовать Алькину пизду, да видать придётся начать с твоей. А едва девочка раскрепостилась, мы с ней зактили такой концерт, ве соседи покурить вышли и послушать нашу музыку. Алька нарисовалась в дверях. Сестричка на неё ноль внимания. А у меня стоять-то стоит, а кончить всё не получается. Алька не стерпела, вновь что-то выкрикнула на татарском. Понял одно слово - хуй.

— Аль, что ты сказала?

— Дура, сама догадаться не может. Сказала, чтобы пососала. Пилять такой!

Повернулаь, вышла. Сестричка сползла вниз, робко взяла в руку хуй.

— Зой, если не хочешь, то и не надо.

Отрицательно замотала головой, молча, потому что с хуем во рту особо не поговоришь. Почувствовав скорый приход, поставил Зою раком и теперь уже драл её, как прежде Альку. И так же любовался видом попы и раскрытой пизды. А когда кончил, поставил на каждой ягодичке по засосу. Весёлая Зойка выскочила на кухню, что-то протараторила Альке, поковыряла пальчиком в пизде, показала Альке, сунув под нос. Та понюхала, лизнула.

— Аль, Зой, что это было?

Алька пожала плечами, а Зойка смущённо опустила голову.

— Ничего, Похвасталась, что муж одарил её семенем и теперь ты муж настоящий. - Шутливо склонилась в поклоне. - О, повелитель!

Зойка, вот же осмелела, повторила движение сестры. Не выдержав, заржали все трое. Полностью одетая Алька и голые Зойка с Вовкой.

С ужина началась семейная жизнь. Вскоре нас посетила их мать. Нормальная женщина. Русская. Это отец у них татарин. Договорились, что свадьбу шикарную делать не будем. Одни родственники. С этим делом я встрял. Кто же знал, что в их понятиях родственниками являются почти все до хрен знает какого колена. Типа того, что у соседа забор горел, а наша сучка жопу грела, вот и стали роднёй. Алька стала женой по заону, с печатью в паспорте. Зойка стала женой по обряду. Это в правительстве не знают, или делают вид, что не знают о процветающем у нас многожёнстве, когда под видом родственниц имеют две, а то и три жены. Лишь бы хватило сил и денег. С деньгами тоже всё получилось нормально. Тех, что подарили хватило на покупку квартиры. Точнее отдельного дома. Не хер радовать соседей бесплатными концертами. На свадьбе Алька была уже беременной. Зоя, после изнасилования, не могла иметь детей и это тоже было одной из причин, почему она не могла выйи замуж. Мы с Алькой убедили её, что это не страшно. А когда Алька родила второго, узнали про ЭКО. Зоя носила тяжело, рожала через кесарево сечение. Потому решили, что хватит для неё. Испытала счастье материнства, покрмила ребёнка и мужа грудью ( И как только дети такое едят? Видимо, в виду отстутствия выбора. ), радуйся. Алька постаралась за обеих. Четыре на двух мамок - нормально. От Альки пацан и две красавицы, и от Зои парнишка. Полный комплект. Ни мамки, ни дети не делают различия. Все свои. У детей есть мам Аля и мам Зоя. Поначалу опека часто ходила, интересовалась, как же так. Пояснили, что одна законная жена, вторая любовница. Просто живём вместе, чтобы не бегать туда-сюда, а ночевать дома. Отстали. Да это всё бдительным правдоискателям покоя не даёт то, что люди могут жить хорошо. Обязательно надо гадость сотворить. А нам, как тем зайцам в песне, всё равно.

Дата публикации 17.09.2018
Просмотров 1345
Скачать

Комментарии

0